загрузка...

    Реклама

Пятая воздушная

Давтян С.М.

Пятая воздушная

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания после текста каждой главы.

Hoaxer: Военно-исторический очерк боевого пути 5-й воздушной армии в годы Великой Отечественной войны.

Содержание

В боях за Кавказ

На Степном фронте

В битве за Днепр

Над Правобережной Украиной

В Ясско-Кишиневской операции

При выполнении освободительной миссии

Заключение

Приложение

В боях за Кавказ

Летом 1942 года обстановка на южном крыле советско-германского фронта для Красной Армии складывалась неблагоприятно. Враг, сосредоточив на этом направлении крупную группировку войск, начал новое наступление. Цель его была сформулирована в директиве гитлеровской ставки No 41 от 5 апреля 1942 года, где предписывалось окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров, уничтожить противника западнее Дона, чтобы затем захватить нефтеносные районы на Кавказе и перейти через Кавказский хребет. В директиве особо указывалось, что в любом случае необходимо попытаться достигнуть Сталинграда, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций Это, по мнению гитлеровского руководства, должно было также ускорить вступление Турции в войну на стороне Германии.

Для нанесения главного удара на южном фланге советско-германского фронта гитлеровское командование выделило 900 тыс. солдат и офицеров, 1260 танков, свыше 17 тыс. орудии и минометов, 1640 боевых самолетов. Группировка советских войск на этом направлении насчитывала 655 тыс. человек, 740 танков, 14 200 орудий и минометов, 1 тыс. боевых самолетов 2.

Имея такое значительное количественное превосходство в людях, танках и самолетах, противник сумел сорвать наступательную операцию советских войск под Харьковом, захватить Донбасс, войти в большую излучину Дона и создать непосредственную угрозу Сталинграду и Северному Кавказу. И этой сложной и тяжелой обстановке в июне 1942 года из частей и соединений ВВС Крымского фронта, ВВС 44, 47, 51-й и Приморской армий Северо-Кавказского фронта, а также 15-Й ударной истребительной авиагруппы была создана 5-я воздушная армия. В приказе Народного комиссара обороны СССР от 3 июня 1942 года указывалось: "В целях наращивания ударной силы авиации и успешного применения массированных ударов объединить авиасилы Северо-Кавказского фронта в единую воздушную армию, присвоив ей наименование 5-й воздушной армии"{3}. Новая организационная структура позволяла сосредоточить авиацию в одних руках, повысить ее боеспособность, использовать авиационные полки и дивизии централизованно и целеустремленно, широко маневрировать соединениями, применять их там, где требовала обстановка.

Командующим армией был назначен генерал-майор авиации С. К. Горюнов, утвержденный членом Военного совета и заместителем командующего Северо-Кавказским фронтом по авиации. Сын многодетного крестьянина из села Ушаковка, Атяшевского района, Мордовской АССР, Сергей Кондратьевич Горюнов мечтал стать учителем. Но жизнь готовила ему другую судьбу. В 1918 году молодой учитель ушел добровольцем в Красную Армию, в боях с белогвардейцами и бандами разных атаманов он прошел дорогами гражданской войны от берегов Волги до Монголии. В марте 1920 года С. К. Горюнов стал коммунистом, а через два года молодой командир стрелкового батальона был направлен на учебу в Егорьевскую летно-теоретическую школу. После завершения летной подготовки он служил инструктором летной школы, командиром звена и авиационного отряда. В 1932 году С. К. Горюнов закончил командный факультет Военно-воздушной инженерной академии имени профессора II. Е. Жуковского.

В 1938 году тяжелая бомбардировочная бригада, которой он командовал, участвовала в разгроме японских самураев у озера Хасан, за что ее командир был удостоен ордена Красного Знамени. Во время конфликта с белофиннами С. К. Горюнов командовал военно-воздушными силами 7-й армии Ленинградского фронта и в апреле 1940 года был награжден вторым орденом Красного Знамени. Позже ему было присвоено звание генерал-майора авиации, он стал командующим военно-воздушными силами Калининского военного округа, а с 1941 года переведен на такую же должность в Харьковский военный округ. В начале Великой Отечественной войны С. К. Горюнов командовал военно-воздушными силами 18-й армии Южного фронта, затем ВВС Северо-Кавказского военного округа.

Военкомом воздушной армии был назначен бригадный комиссар Андрей Петрович Грубич, имевший богатейший опыт работы с людьми. После окончания в 1930 году Военно-политической академии имени В. И. Ленина он занимал должность военкома эскадрильи. Преданность идеям партии Ленина, хорошее знание военного дела, заслуженный авторитет молодого политработника были замечены командованием. Его назначили военным комиссаром авиабригады, затем военкомом штаба военно-воздушных сил Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. В 1940 году А. П. Грубич был военным комиссаром 26-й авиадивизии ВВС Московского военного округа, а в начале Великой Отечественной войны военкомом ударной авиационной группы на Северо-Западном фронте.

Начальником штаба стал участник гражданской войны и боев на Халхин-Голе генерал-майор авиации Сергей Павлович Синяков. До войны он окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе, командовал авиабригадой, руководил Оренбургской летной школой, работал начальником штаба ВВС Прибалтийского Особого военного округа. В трудном сорок первом году Синяков занимал должность генерал-инспектора штаба ВВС Красной Армии. Исключительно добросовестное, подлинно партийное отношение к порученному делу во многом способствовало его быстрому продвижению по службе. За плодотворную работу но укреплению боеспособности Военно-воздушных сил С. П. Синяков в предвоенный период был награжден двумя орденами Красного Знамени. С первых дней создания воздушной армии на плечи начальника штаба легли основные заботы по переформированию авиационных частей и соединений, обеспечению гибкого и непрерывного руководства ими в ходе боевых действий.

Управление воздушной армии было укомплектовано в основном из руководящего состава ВВС Крымского и Северо-Кавказского фронтов, военно-воздушных сил общевойсковых армий и 15-й ударной истребительной авиационной группы. Заместителем командующего стал генерал-майор авиации В. И. Изотов. Начальником разведотдела был назначен полковник Е. Р. Корепанов, главным штурманом армии подполковник М. Н. Галимов, помощником командующего по воздушно-стрелковой службе-подполковник А. И. Булочкин, начальником связи - подполковник М. П. Коваль, начальником тыла - подполковник И. К. Аксенов. Инженер-полковник А. Г. Руденко возглавил инженерно-авиационную службу.

Штаб армии в дни формирования дислоцировался в станице Крымской, откуда и начался ее боевой путь. Офицеры и генералы штаба работали с полным напряжением сил. Все делалось в предельно сжатые сроки. Командиры и политработники проявляли высокую дисциплину, трудолюбие, честность и широкую инициативу.

Большую работу в эти дни проделал полковой комиссар Н. М. Проценко. Ему пришлось на базе политорганов частей и соединений ВВС Крымского и Северо-Кавказского фронтов заново создавать политотдел армии, налаживать выпуск армейской газеты "Советский пилот", помогать работникам штаба в подборе людей. Большое место в деятельности политотдела занимала воспитательная работа, направленная на повышение боевитости партийных организаций, обеспечение личной примерности коммунистов и комсомольцев в предшествующих боях.

10 июня 1942 года генерал Горюнов доложил командующему Северо-Кавказским фронтом Маршалу Советского Союза С. М. Буденному, что 5-я воздушная армия сформирована и находится в боевом строю. В ее состав вошли: 236-я истребительная авиадивизия (иад) (командир генерал-майор авиации И. Д. Климов, военком Герой Советского Союза полковой комиссар А. Н. Кобликов, начальник штаба подполковник А. Г. Андронов); 237-я иад (генерал-майор авиации Е. М. Белецкий, старший батальонный комиссар П. Н. Жемчугов, полковник Ф. И. Качев); 265-я иад (подполковник П. Т. Коробков, полковой комиссар М. И. Розанов, подполковник У. Г. Пономаренко); 238-я штурмовая авиадивизия (шад) (Герой Советского Союза генерал-майор авиации В. В. Нанейшвили, старший батальонный комиссар А. С. Дорофеев, подполковник А. Ф. Сопильник); 132-я бомбардировочная авиадивизия (бад) (полковник А. 3. Каравацкий, полковой комиссар А. П. Митачкин, подполковник Я. В. Вейсман).

К началу июня в воздушной армии также имелись 742-й отдельный разведывательный авиаполк на самолетах Пе-2 (командир майор Н. Е. Сергиевко), 763-й лег- кобомбардировочный авиаполк на По-2 (командир майор 11. И. Кулиш) и 7-й учебно-тренировочный авиационный полк на самолетах Ил-2 и По-2 (командир капитан И. И. Бабеев){4}.

В середине июня на пополнение воздушной армии прибыли 518-й и 805-й истребительные авиаполки на самолетах Як-1 и 806-й штурмовой авиаполк на Ил-2. Всего к 15 июня 1942 года в состав воздушной армии входили три истребительные, штурмовая и бомбардировочная авиадивизии. Кроме того, в армию вошли шесть отдельных авиаполков и отдельная эскадрилья связи.

Воздушная армия имела 134 боевых самолета{5}.

Одновременно с прибытием в состав армии боевых соединений и частей формировался и ее тыл. К 1 июля он имел три района авиационного базирования (раб):

36-й (начальник района полковник Э. Г. Кламмер, военком старший батальонный комиссар В. Г. Продченко, начальник штаба подполковник М. Ф. Бакланов), 38-й (подполковник Г. А. Ростиашвили, старший батальонный комиссар М. О. Купершмидт, подполковник Л. М. Минасов) и 85-й (полковник И. Д. Дементьев, батальонный комиссар И. В. Чехунов, майор А. Н. Пучков). В районы авиационного базирования вошли 20 батальонов аэродромного обслуживания (бао), 3 автотранспортных батальона, армейские склады боеприпасов, горючего и смазочных материалов и технического снабжения, продовольственный и вещевого довольствия. Для подготовки новых аэродромов тыл армии располагал всего, тремя инженерно-аэродромными батальонами неполного состава, что приводило к перебоям в материально-техническом обеспечении авиаполков, затрудняло ведение активных действий, снижало боевые возможности армии.

В конце июля 1942 года создалась прямая угроза прорыва противника на Кавказ. Гитлеровское командование приступило к осуществлению плана овладения Кавказом, получившего условное наименование "Эдельвейс". Ближайшей задачей своего наступления гитлеровцы считали окружение и уничтожение советских войск между нижним течением Дона и Кубанью. Одной группой армий они предполагали захватить районы Новороссийска и Туапсе, а затем, развивая наступление вдоль побережья Черного моря на юго-восток, выйти к Батуми. Второй группе, состоявшей из танковых и моторизованных соединений, было приказано развивать наступление в общем направлении на Грозный, Махачкалу и 25 сентября захватить Баку. Немецко-фашистские войска 25 июля 1942 года при поддержке превосходящих сил авиации, танков и артиллерии начали расширять ранее захваченные плацдармы на левом берегу Дона. Они захватили Батайск и принимали все меры, пытаясь окружить советские войска южнее Ростова.

Учитывая создавшуюся обстановку, Северо-Кавказскому фронту ставилась задача в упорных оборонительных сражениях остановить дальнейшее продвижение противника, активными боевыми действиями вернуть Батайск и восстановить положение на левом берегу реки Дон. 5-я воздушная армия, вошедшая в состав фронта, сразу же стала привлекаться к ведению непрерывной воздушной разведки, прикрытию войск на поле боя, переправ через Дон, транспортов, железнодорожных станций, аэродромов и других объектов, к нанесению штурмовых ударов по наступавшим фашистским войскам и ведению борьбы с вражеской авиацией.

Воздушная армия в это время находилась в трудном положении. Дивизии были еще недостаточно укомплектованы техникой. Например, 238 шад к началу июля имела только треть положенного количества самолетов. Летный состав, прибывавший из учебно-тренировочных и запасных полков, не обладал боевым опытом, части имели плохую связь друг с другом, их взаимодействие было отработало слабо, но, несмотря на эти трудности, авиаполки выполняли поставленные перед ними задачи. В условиях исключительно сильного противодействия истребителей противника и его зенитной артиллерии, прикрывавших переправы, авиаторы 5-й воздушной армии совместно с летчиками 4-й воздушной армии только с 20 по 28 июля совершили 2431 самолето-вылет. За это время было разрушено 14 вражеских переправ и 2 парома через Дон, уничтожено около 100 танков, до 800 автомашин, 19 бензоцистерн, 28 артиллерийских орудий{6}.

Боевые действия авиации в обороне Кавказа можно разделить на два периода, различные по содержанию и продолжительности. С 25 июля по 17 августа шла борьба на переправах через Дон и осуществлялся отход советских войск к предгорьям Главного Кавказского хребта. С 18 августа и до конца 1942 года продолжались оборонительные операции на Кавказе. Особенно тяжелым было положение в последней декаде июля и начале августа. Под давлением превосходящих сил противника советские войска отошли на рубеж левый берег реки Кагальник, Манычский канал. Противник продвигался на юг.

Летный состав вел боевые действия на пределе человеческих возможностей. Совершая ежедневно по нескольку вылетов, летчики очень часто после выполнения очередного задания производили посадки на новые аэродромы, так как за это время их прежние аэродромы оказывались в зоне действий наземных войск. В армии не хватало автотранспорта, и очень часто целые группы солдат и офицеров тыловых частей и технического состава отступали к предгорьям Кавказа в пешем порядке. На тракторах, лошадях, а иногда и на руках буксировались неисправные самолеты. Срочно перепахивались, минировались и приводились в негодность летные поля. Штаб воздушной армии в сложной обстановке сумел сохранить управление и хотя с потерями, но организованно обеспечить перебазирование соединений и частей.

В тяжелом положении оказался тыл армии. Его работникам пришлось изыскивать новые аэродромы и заниматься поисками горючего и боеприпасов в районах довоенной дислокации авиашкол и авиачастей, железнодорожных станций. Обнаруженные боеприпасы немедленно отправлялись на аэродромы действующих частей. Благодаря решительности, глубокому пониманию существа работы авиационного тыла командирам и политработникам, всему личному составу районов авиационного базирования удалось так организовать работу тыла, что части армии ни на один день не прерывали своих боевых действий.

В связи с осложнением обстановки и трудностями в управлении войсками командующий Северо-Кавказским фронтом, выполняя указания Ставки, разделил войска фронта на две оперативные группы - Донскую и Приморскую. 5-я воздушная армия обеспечивала боевые действия Приморской группы войск, в которую входили 18, 56 и 47-я армии, 1-й отдельный стрелковый и 17-й кавалерийский корпуса, прикрывавшие краснодарское направление и Таманский полуостров. Ее основные усилия направлялись на уничтожение наступавших колонн противника и прикрытие войск от воздействия его авиации. Трудные условия вынужденного отступления, напряжённая воздушная обстановка в период оборонительных боев, количественное и качественное превосходство немецко-фашистской авиации обусловливали сложность и ответственность задач, которые призваны были решать части и соединения. На первое место в деятельности командиров, политорганов, партийных и комсомольских организаций армии была выдвинута задача укрепления боевого духа авиаторов, воспитание у них несокрушимой веры в нашу победу, величайшей стойкости и "упорства, мужества и отваги в борьбе с врагом. Важно было добиться, чтобы в условиях тяжелых боев и серьезных потерь в воздухе летчики не утратили самообладания, были готовы на подвиги. Большое внимание обращалось на повышение эффективности боевого использования всех родов авиации, обеспечение тесного взаимодействия с наземными войсками. Особо подчеркивалось максимальное использование боевых возможностей авиации в борьбе с танками и бомбардировщиками противника. "Вражеские танки, - говорилось в передовой статье газеты "Правда" от 21 июля 1942 года, - являются ведущей силой, часто определяющей исход сражений. Разбить танки врага - значит лишить вражескую пехоту поводыря".

Повышение эффективности бомбовых ударов по танкам противника явилось одной из важнейших задач авиации. Однако удары, которые наносила по танковым колоннам врага 132-я бомбардировочная авиадивизия, были недостаточно эффективными. Это объяснялось отсутствием в частях дневных бомбардировщиков типа Пе-2, выпуск которых отставал от потребностей фронта. Самолеты СБ в условиях господства в воздухе авиации противника применялись в ограниченных масштабах, а штурмовик Ил-2, имевший мощное пушечное, бомбовое и реактивное вооружение, в качестве дневного бомбардировщика использовался слабо.

На серьезные недочеты в боевом применении штурмовой авиации было указано в приказе Наркома обороны СССР "Об использовании самолетов Ил-2 как дневных бомбардировщиков". "Мы располагаем штурмовиками Ил-2, которые являются лучшими ближними дневными бомбардировщиками против танков и живой силы противника, говорилось в нем. - Штурмовик Ил-2, обладающий хорошей бронезащитой и вооруженный пушками, пулеметами и реактивными снарядами, может наряду со всем этим вооружением брать бомбовую нагрузку в 600 кг. Таких ближних дневных бомбардировщиков нет ни в одной другой армии, ни в немецкой, ни в итальянской.

Все дело заключается только в том, что наши штурмовые части по вине авиационных и общевойсковых командиров совершенно не используют или плохо используют штурмовики Ил-2 в качестве дневных бомбардировщиков"{7}.

Сложившаяся обстановка требовала для усиления ударов по войскам противника активно использовать и самолеты истребительной авиации. В приказе НКО от 18 июня 1942 года "О применении истребительной авиации на поле боя в качестве дневных бомбардировщиков" говорилось: "Опыт войны показывает, что наши истребители на поле боя и в ближнем войсковом тылу на глубину 20-30 км от переднего края с успехом могут попутно выполнить задачи дневных бомбардировщиков... Применение истребителей на поле боя для бомбометания днем значительно увеличивает ударную силу нашей авиации, наши бомбовые выстрелы по врагу"{8}.

Выполняя требования по мобилизации личного состава на усиление бомбовых ударов по танкам врага, командиры и политработники, партийные и комсомольские организации провели большую работу. Состоялись собрания, митинги, совещания активистов, политинформации, беседы и доклады с участием наиболее подготовленных воздушных бойцов. С летным составом были проведены занятия по прицельному бомбометанию. Среди авиаторов широко развернулось социалистическое соревнование за лучшее выполнение боевых заданий. Все это позволило в сравнительно короткий срок преодолеть недооценку бомбардировочных действий штурмовой и истребительной авиации и значительно усилить удары по врагу, в частности по его танковым войскам.

Другой важной проблемой в период оборонительных боев на Кавказе являлась мобилизация летного состава истребительной авиации на повышение эффективности борьбы с бомбардировщиками противника. Подчеркивая огромную важность решения этой задачи, газета "Красная звезда" 21 июля 1942 года писала в передовой статье: "В дни ожесточенных сражений с рвущимся вперед врагом наши летчики должны удвоить, утроить свои усилия в борьбе с вражеской авиацией... беспощадно уничтожать немецкие бомбардировщики и надежно защищать от их нападений наши наземные войска и военные объекты". Этого требовал и Приказ НКО от 17 июля 1942 года "О действиях наших истребителей по уничтожению бомбардировщиков противника", где особо подчеркивалось требование "считать основной задачей наших истребителей при встрече с воздушным противником уничтожение в первую очередь его бомбардировщиков"{9}.

Опытные командиры и политработники объясняли летчикам тактические приемы истребителей противника, которые часто умышленно завязывали воздушные карусели, чтобы дать возможность своим бомбардировщикам беспрепятственно сбрасывать бомбы на наши позиции. На партийных, комсомольских собраниях и в беседах широко популяризировались боевые успехи тех летчиков, которые уничтожили наибольшее количество бомбардировщиков врага. Чаще назывались такие мастера воздушного боя, как М. П. Дикий, Д. Л. Калараш, Г. А. Шадрин и С. С. Щиров.

В целях снижения активности вражеской авиации, которая продолжала господствовать в воздухе, командование армии решило нанести бомбоштурмовые удары по аэродромам противника, к выполнению которых были привлечены летчики 236-й истребительной и экипажи 132-й бомбардировочной авиадивизий. Только за 25 и 26 июля они произвели по три вылета на аэродромы в Федоровне и на Хуторе Веселом, где базировалось до 80 фашистских самолетов. В каждом вылете принимало участие не менее 30 самолетов, которые действовали в условиях интенсивного огня зенитной артиллерии и истребителей противника, патрулировавших в районах целей. Но, несмотря на это, налеты на вражеские аэродромы полки выполнили успешно, уничтожив 30 и повредив 25 "юнкерсов" и "мессершмиттов", подавив при этом 2 батареи зенитной артиллерии{10}.

Самоотверженно и инициативно сражались с гитлеровцами летчики 237-й истребительной авиадивизии, возглавляемой генерал-майором авиации Е. М. Белецким. Они прикрывали наземные войска от налетов фашистских бомбардировщиков, совершали порой по 6 боевых вылетов в день. Только 36-й истребительный авиаполк (командир майор А. А. Осипов) на самолетах И-16 в июне - июле в районе Кубани и северо-восточного побережья Черного моря произвел 1976 боевых вылетов, из них 661 - на штурмовку войск и техники противника. Летчики полка провели 56 групповых воздушных боев и сбили 13 фашистских "юнкерсов" и "мессершмиттов". Они и сами несли потери, но были полны решимости разгромить ненавистного врага. При их поддержке наземные войска дважды выбивали врага из станицы Славянская.

Бесстрашие и неутомимость в полетах проявляли летчики-штурмовики 238-й авиадивизии генерал-майора авиации В. В. Нанейшвили. Перебазировавшись с аэродрома Крымская на другой аэродром, дивизия основными силами наносила штурмовые удары по скоплениям вражеских войск в устье Дона, мотомехчастям на дорогах, подавляла огонь полевой и зенитной, артиллерии на позициях. В районе станицы Тихорецкая штурмовики этого соединения только в течение 28 июля уничтожили несколько десятков танков и бронемашин 13-й фашистской танковой дивизии.

При такой интенсивной боевой работе материальная часть быстро выходила из строя, росли потери. К концу июля в полках оставалось по 8-10 самолетов (а часто и менее), которые могли летать на задания. Надеяться на пополнение самолетами и двигателями не приходилось. Нужно было искать выход на месте. Оп был найден благодаря изобретательности и трудолюбию инженерно-технического состава. Для обнаружения и перевозки самолетов, совершивших вынужденные посадки на своей территории из-за повреждений в бою, были созданы специальные полковые группы и эвакуационные команды. По поступавшим донесениям или другим сведениям высылались на автомашинах или самолетах связи (По-2) техники для уточнения состояния самолетов, после чего поврежденные машины, если это было целесообразно, восстанавливались на месте или транспортировались в стационарную авиамастерскую. Часто эвакуация таких самолетов происходила под вражеским артиллерийским огнем.

Быстрому восстановлению самолетов также помогала и замена агрегатов на машинах, отправляемых в ремонтные органы, на подобные агрегаты, снятые с поврежденных самолетов. За счет этого быстро, в течение нескольких часов, восстанавливались два-три самолета, и полки продолжали боевые действия. Только за июль в частях армии силами полевых авиаремонтные мастерских с приданными им бригадами технического состава было восстановлено около ста самолетов.

В ходе жарких схваток советские соколы мужали, закалялась их воля, росло боевое мастерство. Каждый поединок с фашистскими пилотами рождал новых героев, одним из которых был сержант Ф. С. Чесноков - летчик 367-го бомбардировочного авиаполка.

Скоростной бомбардировщик СБ, на котором летал Федор Чесноков, уже в первые дни Великой Отечественной войны перестал считаться скоростным, и уйти от вражеских истребителей на нем было почти невозможно. К тому же самолет имел опаснейший для экипажа недостаток: машина часто загоралась. Однако сержанту Чеснокову на СБ в этом смысле повезло: десятки раз он вел бой против "мессершмиттов" и ни разу его не смогли поджечь. В июньские дни 1942 года во время обороны Севастополя в условиях минимальной видимости Федор Чесноков летал с Кавказского побережья через море бомбить артиллерийские позиции, откуда фашисты вели обстрел порта и города. Бомбить приходилось с малых высот под огнем десятков зенитных батарей. Опасными были рейды на бомбардировки, но не менее опасным было возвращение через море на поврежденном самолете.

Однажды Чеснокову поручили разведку в районе станции Кавказская. Как всегда, на всякий случай подвесили бомбы. На большой высоте летчик пересек линию фронта, подошел к заданному району, сфотографировал его. Попутно заснял и железнодорожную станцию, на которой стоял готовый к отправке фашистский воинский эшелон с уже прицепленными двумя паровозами. Что делать? Решение было принято молниеносно, вниз полетели бомбы. Их взрывами эшелон был разбит. Штурман младший лейтенант П. Н. Лойтер сфотографировал результаты бомбоудара, на одном ролике пленки были зафиксированы объекты разведки и последствия бомбардировки.

Экзаменом для двадцатилетнего летчика стал еще один полет, выполненный по заданию командования фронта. Чеснокову приказали сфотографировать аэродромы в Багерово, Сарабузе, Феодосии и военно-морскую базу противника в Керчи. Штурманом летел лейтенант Г. К. Токаленко, стрелком-радистом, учитывая важность задания, стал начальник связи полка лейтенант В. И. Дурнов. Погода была безоблачная, что представляло дополнительную опасность при встрече с фашистскими истребителями. На средней высоте точно вышли к первому аэродрому, сфотографировали его, затем разведали военно-морскую базу, засняв там скопление судов. Когда позади остался второй аэродром, экипаж был атакован "мессершмиттами". Штурман и стрелок-радист, сбросив кислородные маски, настойчиво отражали нападение, а Чесноков тем временем приближался к последнему пункту разведки-третьему аэродрому, думая лишь об одном: выдержать боевой курс и точно произвести фотографирование.

Вскоре один "мессершмитт" отвалил, получив повреждение. Однако к тому времени был - полностью израсходован боезапас у штурмана, а пулемет Дурнова в критический момент отказал. Спасение было лишь в искусном маневре. Избегая прицельной атаки, Чесноков начал резко маневрировать. Фашистский пилот, считая видимо, что стрелок-радист убит, еще больше обнаглел. Очередь за очередью впивалась в бомбардировщик. Летчик был готов к худшему: СБ мог в любую секунду загореться и взорваться. Стараясь не показать волнения, Чесноков передал по переговорному устройству:

- Дурнов, спокойнее. Устраняй неисправность не торопясь, но надежно, как в учебном классе. Понял?

- Понял, товарищ командир, - ответил лейтенант.

То, что командир экипажа в сложной обстановке не повысил голос, не стал ругать, подействовало. Дурнов под огнем врага разобрал, а затем собрал пулемет. Устранив неисправность, стрелок-радист поднял ствол пулемета и всадил в "мессер" меткую очередь. Самолет противника скользнул вниз и врезался в землю.

Получив снимки и визуальные данные от экипажа Чеснокова, 132-я бомбардировочная авиадивизия в тот же день нанесла мощные удары по военно-морской базе и аэродромам противника.

Вскоре Ф. С. Чеснокова назначили командиром звена, ему было присвоено офицерское звание.

Сложные и ответственные задания командования 6-го бомбардировочного авиаполка и 132-й авиадивизии успешно выполнял и командир звена младший лейтенант И. И. Назин. В боях с фашистами он закалял свою волю, проникался глубокой верой в правоту того дела, которому клялся служить до последнего дыхания. В одном из его наградных листов есть запись: "26 июня 1942 года уничтожил тяжелое орудие противника..." Выло это в тот напряженный период, Когда гитлеровцы, понеся большие потери, не смогли сломить сопротивление защитников Севастополя. Они подтянули к городу сверхмощную крупнокалиберную артиллерию. Обстрел города вела также одна батарея сверхтяжелых мортир Особенно ожесточенные бои разгорелись 23 июня, а 26 июня свой последний рейс в осажденный Севастополь сделал лидер "Ташкент", доставив оборонявшимся боеприпасы, продовольствие и медикаменты. Обратным рейсом он вывез из города раненых и эвакуированных.

"Ташкент" уходил из Севастополя ночью. Его прикрывали от ударов фашистской авиации несколько наших эскадрилий, в том числе и звено Ивана Назина. В небо поднялись с Кавказского побережья перед рассветом. Но в первые же минуты полета звено Назина получило новое задание: ударить по тяжелым орудиям, обстреливавшим Севастополь.

- Ну, Иван, штурманам сегодня эту чертову "Дору", - оказал Назин, обращаясь к штурману.

- Лишь бы добраться до нее, а там... - озабоченно ответил лейтенант И. П. Калашников.

- Попробуем, - ответил Назин. - Но что-то уж слишком быстро светает...

Назин и Калашников напряженно смотрели вниз стремясь поскорее обнаружить фашистскую мортиру. И, наверное, искали бы ее долго, но внизу мелькнула вспышка - и Назин засек замаскированную "Дору".

- Приготовиться к атаке!

Едва фашистская мортира произвела второй выстрел как тут же ее накрыла бомба, точно сброшенная Калашниковым.

- А ну, братцы, еще разок! - прогремел в наушниках взволнованный голос командира.

Но произвести повторное бомбометание им не удалось. Заговорили вражеские зенитки, в небе появились "мессершмитты". Завязался неравный воздушный бой. Меткими пулеметными очередями стрелок-радист сержант Б. С. Свердлов отражал атаки противника, и все же в одной из них фашистам удалось подбить машину Назина. Самолет резко качнулся. Летчик быстро восстановил горизонтальное положение, но почувствовал, что СБ стал плохо слушаться рулей глубины. На израненном самолете Назин не мог долететь до своего аэродрома и совершил посадку в Севастополе, где базировался 45-й истребительный авиаполк подполковника И. М. Дзусова. Когда назинскуй машину осмотрели, то обнаружили десятки пробоин. Молодой лейтенант, техник истребительного полка, подошел к стрелку-радисту сержанту Свердлову, пожал ему руку и сказал:

- Счастливый ты, радист, а командир у тебя - геройский.

Иван Назин продолжал воевать. 6 октября 1942 года ночью он совершал налет на аэродром в районе Майкопа. Метеоусловия были сложными: кучево-дождевая облачность, сильный ветер. Аэродром противника имел мощный заслон зенитной артиллерии и надежно охранялся истребителями. Большой помехой были и горы, окружавшие Майкоп: их приходилось преодолевать по единственному коридору между гор. Его и решили использовать летчики 6-го авиаполка для нанесения удара по врагу. Экипаж Назина должен был выйти на цель первым. Командир хорошо понимал, что придется принять на себя яростный огонь зенитной артиллерии.

И вот уже позади остался коридор, впереди, во впадине, лежал Майкоп, а рядом - аэродром, на котором разместилось более сотни фашистских самолетов. Когда вышли на цель, даже Назина, не раз побывавшего под обстрелом, поразила плотность огня. Небо рябило от разрывов. Летчик едва успевал маневрировать. А в это время штурман лейтенант И. Калашников дал команду ложиться на боевой курс. Маневрировать больше было нельзя, требовалось вести машину по прямой, чтобы удар получился метким.

Назин и Калашников думали в эти минуты об одном - уничтожить врага, показать пример остальным экипажам. Первый заход получился удачным.

- Молодцы! - похвалил Назин членов своего экипажа. Стрелок-радист Свердлов меткими очередями зажег два вражеских самолета, а бомбы, сброшенные Калашниковым, легли в цель. Было подожжено несколько фашистских самолетов. Потом группа сделала еще заход, и еще несколько костров запылало на аэродроме.

Выполнив задание, бомбардировщики взяли курс на свою базу. Они уже проскочили между коварных гор коридором, когда из облаков вынырнули "мессершмитты". Два из них атаковали машину Назина. Командир хотел перевести самолет в пикирование, но почувствовал сильный удар в фюзеляж.

- Горим? - с тревогой спросил у стрелка-радиста.

- Да, есть дым, - ответил Свердлов.

Через несколько мгновений бомбардировщик начал резко снижаться. С трудом перетянули линию фронта Оставляя за собой густую ленту дыма, бомбардировщик неумолимо приближался к земле. Вдали блеснуло море Запасных аэродромов поблизости не было. Положение стало критическим: темная ночь, горы круто обрываются в море - садиться некуда. Оценив обстановку, Назин принял решение сажать машину на воду. Предупредив штурмана и стрелка-радиста, он мастерски посадил бомбардировщик в ста метрах от берега. Быстро покинув свои места, авиаторы бросились в холодную воду и помогая друг другу, поплыли к берегу, а через несколько дней прибыли в полк. За проявленное мужество И Назин был награжден орденом Ленина, И. Калашников и Б. Свердлов - орденом Красного Знамени.

Высокое мужество и профессиональное мастерство проявили командир звена 367-го бомбардировочного авиаполка лейтенант А. Л. Зюзин, штурман лейтенант С. 3. Калиниченко и стрелок-радист младший сержант Н. П. Веселов. Разведка сообщила, что фашисты, оккупировавшие Крым, готовятся провести парад, а для вручения им наград прибыли высокие чины из ставки Гитлера. Лейтенант Зюзин получил задание нанести групповой удар по городской площади. Надежд на возвращение из этого полета было мало. Но, несмотря на зенитные заслоны и атаки вражеских истребителей, лучший штурман полка лейтенант Калиниченко в условиях очень плохой видимости точно вывел машины на цель. Из сведений, полученных от крымских партизан, стало известно, что около 400 солдат и офицеров вместо ожидаемых Железных крестов получили деревянные.

На обратном пути фашистские летчики атаковали отважные экипажи, самолет Зюзина получил много пробоин, был тяжело ранен стрелок-радист. Но командир и штурман сумели привести группу на свой аэродром.

Потом были новые задания, новые тяжелые и опасные полеты. Родина высоко отметила боевые заслуги снайперов бомбовых ударов. Все члены героического экипажа были удостоены высоких государственных наград а штурману Семену Зиновьевичу Калиниченко было присвоено звание Героя Советского Союза.

10 июля 1942 года заместитель командира эскадрильи 367-го бомбардировочного авиаполка капитан М. С. Горкунов со штурманом лейтенантом А. М. Горбуновым, стрелком-радистом старшим сержантом И. К. Ишимовым получил задачу нанести ночью бомбовый удар до аэродрому Мариуполь. Над целью самолет Горкунова был освещен прожекторами и обстрелян огнем зенитной артиллерии. Но Горкунов, умело маневрируя, вышел из лучей прожекторов, снизился до 70 м и огнем своих пулеметов обстрелял их, потом подавил огонь зенитных пулеметов, а при последующих заходах уничтожил три вражеских самолета. Отличился этот экипаж и 19 июля ночью, прямым попаданием бомб разрушив переправу в районе Большой Калитвы и уничтожив большое количество живой силы и боевой техники противника.

В кубанском небе во всей полноте раскрылся талант мастера воздушного боя, одного из лучших летчиков 236-й истребительной авиадивизии майора Д. Л. Калараша. Он бомбил вражеские войска и технику на переправах и аэродромах, летал на разведку в тыл противника, патрулировал над перегруженными коммуникациями, прикрывал от фашистских бомбардировщиков наземные части, вел групповые и одиночные бои в воздухе. Когда в часть прибыли летчики, не обстрелянные в воздушных боях, Калараш стал первым наставником молодых пилотов. Он рассказывал им о том, что каждый бой имеет своя особенности, что летчик должен быть изобретательным, трезво оценивать обстановку, разгадывать намерения противника и противопоставлять ему свою тактику, маневр, боевой порядок. "Воздушный бой скоротечен, - говорил он, - важно первым заметить противника в воздухе. Если он атакует, необходимо найти такой выход, чтобы оказаться в выгодном положении". Сам Дмитрий Леонтьевич доказывал всегда пример в бою.

В один из июльских дней с прибрежного аэродрома стартовали три советских истребителя, в том числе Калараш и один из молодых летчиков - П. М. Камозин. Не доходя до цели, Калараш заметил шесть "мессершмиттов", приказал сомкнуть строй, идти в сторону солнца с набором высоты и приготовиться к атаке. Сблизившись с противником на 100 м, летчики открыли прицельный огонь. За несколько минут ими было сбито два вражеских самолета. "Трудно словами передать,- рассказывал автору прославленный летчик дважды Герой Советского Союза Павел Михайлович Камозин, - каким был Калараш. Одно скажу: это человек неизмеримой энергии, неудержимой смелости, изобретатель тактических маневров. Калараш - виртуоз воздушного боя, у него было нам чему поучиться..." Товарищеская выручка в самой сложной обстановке была для Калараша священным долгом. 19 июля в районе Ростова-на-Дону был подбит самолет командира 236-й истребительной авиадивизии генерал-майора авиации И. Д. Климова. В результате прямого попадания снаряда самолет загорелся, правое крыло отвалилось, машина вошла в штопор. Генералу, получившему сильные ожоги, удалось покинуть самолет и раскрыть парашют. Но на него сразу же набросились фашистские истребители и стали поливать пулеметным огнем. В этот момент на помощь командиру пришел Калараш и до самого приземления прикрывал его от атак фашистских истребителей. Генерал благополучно приземлился. Не медля ни минуты, Калараш сел прямо в поле и подрулил к нему. Ожог лица и рук, осколочное ранение... Отстегнув парашют, майор Калараш взвалил генерала на спину, усадил в кабину и вместе с ним поднялся в воздух. Раненый командир был доставлен в госпиталь.

В трудный для страны период в основу партийно-политической работы в авиационных частях и соединениях армии было положено требование Коммунистической партии, Советского правительства, всего народа: "Ни шагу назад!" Наиболее полно оно было изложено в приказе Народного комиссара обороны No 227 от 28 июля 1942 года, где с суровой прямотой показывалась нависшая над страной смертельная опасность, указывалось на то, что бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. В приказе прямо говорилось: "Отступать. дальше - значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину.

(...)

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв"{11}.

Раскрывая напряженность обстановки, сложившейся на фронте, Центральный Комитет партии был уверен, что ясное понимание войсками грозной опасности умножит их силы, укрепит их моральную стойкость в тяжелой борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Главное политическое управление РККА в директиве No 110 от 29 июля 1942 года "О партийно-политической работе в связи с изданием приказа No 227" потребовало от всех командиров и начальников политорганов принять личное участие в разъяснении требований приказа. В директиве подчеркивалось, что "не должно быть ни одного военнослужащего, который не знал бы приказа НКО"{12}.

С получением приказа в частях и соединениях 5-й воздушной армии развернулась разъяснительная работа. Командующий воздушной армией генерал-майор авиации С. К. Горюнов, военный комиссар армии бригадный комиссар А. II. Грубич, начальник штаба генерал-майор авиации С. П. Синяков и начальник политотдела воздушной армии полковой комиссар Н. М. Проценко провели совещание работников штаба и политотдела, на котором был изучен приказ и выработаны конкретные мероприятия по его доведению до всего личного состава. Были даны указания командирам, военкомам, начальникам политотделов соединений, чтобы они не ограничились читкой приказа перед строем, а организовали оперативное проведение во всех авиационных полках и батальонах аэродромного обслуживания митингов личного состава, партийных и комсомольских собраний с обсуждением конкретных мер, необходимых для выполнения приказа.

Оперативно работали офицеры штаба и политотдела воздушной армии, командиры и политработники авиационных дивизий. Они выезжали в летные и тыловые части, где помогали устранять недостатки, разъясняли задачи воинов-авиаторов в предстоящих боях. На конкретных примерах из практики боевой деятельности авиаполков и авиаэскадрилий опытные командиры и комиссары убедительно показывали, что стойкость авиаторов вырабатывается прежде всего активными боевыми действиями по уничтожению живой силы и техники врага. Мобилизации личного состава на выполнение требований приказа способствовали партийные и комсомольские собрания, митинги, лекции, доклады, групповые и индивидуальные беседы, политические информации, наглядная агитация. Шел откровенный разговор о судьбе Родины, об авангардной роли коммунистов и комсомольцев в бою. Авиаторы были единодушны в своей готовности, не щадя сил и самой жизни, отстоять родную землю и Советскую власть.

Особенно целеустремленно проводилась политическая работа в 236-й истребительной и 132-й бомбардировочной авиадивизиях, где военными комиссарами были полковые комиссары Герой Советского Союза А, Н. Кобликов и А. П. Митачкин. Во всех подразделениях состоялись семинары с агитаторами, на которых были определены формы и методы разъяснения авиаторам основных требований приказа. Коммунисты рассказывали авиаторам о трудном положении на фронте, об опасности, нависшей над Родиной, призывали их к самоотверженной борьбе с врагом.

Целеустремленная партийно-политическая работа, проведенная командирами, политорганами, партийными организациями по укреплению боевого духа личного состава, нашла отражение в том, что в трудных условиях воздушной и наземной обстановки летчики армии проявляли образцы героизма, отваги и беззаветного служения Родине. Июньские и июльские бои стали серьезным испытанием для летного состава 5-й воздушной армии. Противник располагал значительным превосходством в танках и авиации, что позволило ему создать ударные группировки на важных направлениях. Удерживая господство в воздухе, враг оказал довольно аффективное воздействие на оборонявшиеся армии, и особенно на открытой местности. За три недели боев (с 25 июля по 17 августа) противник вынудил войска Северо-Кавказского фронта отойти от Дона к предгорьям северо-западной части Главного Кавказского хребта. Этот этап боевых действий был чрезвычайно сложным. Советские войска не смогли выполнить директиву Ставки о восстановлении положения на Дону.

Части и соединения 5-й воздушной армии во взаимодействии с наземными войсками Приморской группы бомбардировочными и штурмовыми действиями уничтожали живую силу, технику и огневые средства противника в районах Ростова, Батайска, Кущевской, Армавира, Кропоткина, Майкопа и Белореченской, его войска на переправах через Дон, Маныч, Кубань и Белую наносили бомбоштурмовые удары по аэродрому Дмитриевская, железнодорожным станциям Попово и Кущевская, вели воздушную разведку перед фронтом армий.

О напряженной борьбе с врагом свидетельствуют боевые действия советских авиаторов 3 августа. В этот день самолеты-разведчики 236-и истребительной авиадивизии обнаружили на полевом аэродроме южнее станицы Дмитриевская большое количество вражеских самолетов. В воздух поднялось 36 самолетов. В результате внезапного удара, который продолжался 20 минут, было уничтожено 10 фашистских самолетов, столько же "мессершмиттов" повреждено.

Выполняя приказ Родины "Ни шагу назад!", летчики 5-й воздушной армии дрались насмерть, не жалея себя. Только в боях в районе Армавира геройской смертью погибли 34 летчика 238-й штурмовой авиадивизии генерала В. В. Нанейшвили. За жизнь советских авиаторов гитлеровцы заплатили дорогой ценой: штурмовики сожгли в этом районе 118 фашистских танков и 460 автомашин с грузами и живой силой, разрушили 10 переправ, провели 12 воздушных боев и обили 8 вражеских самолетов.{13}

Образцово выполняли все задания командования летчики 502-го штурмового авиаполка, которым командовал майор С. А. Смирнов. Они не позволили войскам противника переправиться через реку Кубань, успешно уничтожали прорвавшиеся вражеские части, в районе Армавира, а также войска, двигавшиеся в направлении Майкоп, Белореченская, Краснодар, Хадыженская и Новороссийск.

Полку приходилось выполнять задания при сильном противодействии истребителей и зенитной артиллерии противника, в горной местности и в чрезвычайно сложных метеоусловиях. Летчики совершали до 7-8, вылетов в день и в каждом из них делали по 3-4 захода на цель. Они произвели 377 боевых вылетов, уничтожили и повредили большое количество боевой техники и живой силы противника.

Беспримерное мужество проявили 6 августа экипажи звена Ил-2 502-го авиаполка, возглавляемого лейтенантом Г. К. Кочергиным. При подходе к цели в районе Курганной мотор самолета ведущего был поврежден осколком снаряда, однако летчик выполнил боевое задание, нанес удар по колонне танков и автомашин противника. При отходе от цели на звено Кочергина напали четыре "мессера". Кочергина ранило в голову, но он продолжал неравный бой. Один "меcсершмитт" был сбит, а все наши самолеты вернулись на свой аэродром. Вскоре после этого Григорий Кочергин успешно выполнил специальное задание командования по уничтожению переправ противника на реках Кубань и Лаба. За отличное поражение точечных целей ему приказом по полку от 15 августа 1942 года было присвоено звание "Снайпер штурмовых атак".

16 августа штурмовик, пилотируемый командиром звена этого авиаполка сержантом Е. А. Лаук, во время атаки вражеских танков в районе Черниговской был поврежден прямым попаданием снаряда зенитной артиллерии. Мотор самолета загорелся, управление нарушилось. Видя, что машину спасти нельзя, летчик направил горящий самолет в гущу вражеской колонны танков и автомашин. За совершенный подвиг сержант Лаук был посмертно награжден орденом Ленина.

Авиация 5-й воздушной армии систематически ударами по войскам противника наносила ему значительные потери в технике и живой силе, создавая более благоприятные условия при отходе наших войск и организации обороны в предгорьях Кавказа. Мастерски действовали экипажи эскадрильи капитана С. П. Дейнеко. Они нанесли мощный удар по аэродрому под Майкопом, где базировалось до 50 фашистских самолетов, уничтожили и повредили 15 машин врага.

В течение августа воздушная армия, поддерживая наземные войска, произвела 5127 боевых вылетов. Летчики армии провели 130 воздушных боев, в которых сбили 53 фашистских самолета. Кроме того, бомбоштурмовыми ударами они уничтожили и повредили на земле 26 самолетов противника, 163 танка, 73 бронемашины, 1924 автомашины, много другой боевой техники и живой силы. Победа эта была оплачена высокой ценой. В ожесточенных боях на Северном Кавказе воздушная армия потеряла в жарких схватках в воздухе 29 самолетов, 17 - от огня зенитной артиллерии, 14 - при штурмовке противником наших аэродромов{14}.

В результате больших потерь 238-я штурмовая авиадивизия генерала В. В. Нанейшвили была направлена в тыл на переформирование. Часть ее самолетов была передана в другие полки.

Основными причинами этих потерь являлось то, что враг имел количественное и качественное преимущество в самолетах, а прибывший из запасных полков молодой летний состав недостаточно выл подготовлен к ведению воздушных боев. Чувствовалось еще несовершенство в тактике действий советской авиации: не была разработана тактика группового боя, пары еще не стали основной боевой единицей. Летчики завязывали индивидуальные бои, не были отработаны и основы взаимодействия истребительной авиации с бомбардировочной и штурмовой. Были случаи, когда истребители прикрытия отрывались от штурмовиков и бомбардировщиков, теряли их из виду. Порою не выдерживалось время встречи истребителей и штурмовиков и последним приходилось выполнять задания без прикрытия.

Но, несмотря на это, к сентябрю в 5-й воздушной армии имелось 139 самолетов. Все потери полностью восстанавливались благодаря героическим усилиям советского народа, завершившего перестройку всех отраслей народного хозяйства для обеспечения нужд фронта.

1 сентября 1942 года для более оперативного управления войсками решением Ставки Верховного Главнокомандования Северо-Кавказский фронт был преобразован в Черноморскую группу войск Закавказского фронта (ЧГВ) под командованием генерал-полковника Я. Т. Черевиченко. В состав группы вошли 12, 18, 47, 56-я армии и 4-й гвардейский кавалерийский корпус. С воздуха их поддерживали 5-я воздушная армия и авиация Черноморского флота. Перед ними стояла задача не допустить прорыва противника по Черноморскому побережью в Закавказье.

Воздушная обстановка на этом фронте оставалась сложной. Противник имел 300 бомбардировщиков и истребителей, продолжал наносить массированные бомбовые удары по советским наземным войскам. 5-я воздушная армия, базировавшаяся на аэродромах вдоль Кавказского побережья от Геленджика до Сухуми и частью сил в Кутаиси, поддерживала части, действовавшие на туапсинском и новороссийском направлениях, а также на перевалах Кавказского хребта. Авиаторы наносили удары по аэродромам в Майкопе, Армавире и Краснодаре, плавсредствам в районах Анапы, Темрюка, Кучугуры, железнодорожным узлам противника. Части воздушной армии вели разведку войск противника на поле боя и перед фронтом ЧГВ, аэродромов в Краснодарском крае и на Керченском полуострове, прикрывали наземные войска, аэродромы базирования, дорогу Лазаревская - Геленджик, производили переброску грузов войскам 46-й армии, оборонявшейся на перевалах Кавказского хребта.

Успешно действовали с Лазаревского аэродромного узла летчики 236-й истребительной авиадивизии. Они уничтожали войска противника на дорогах от Майкопа и Белореченской в сторону Туапсе, на подходах к горным перевалам перед фронтом 18-й.и 56-й армий и 4-го гвардейского кавалерийского корпуса, вступали в воздушные схватки с (превосходящими силами вражеских истребителей, делали все возможное, чтобы помешать фашистским бомбардировщикам осуществлять прицельное бомбометание по наземным войскам.

В воздушных боях на туапсинском направлении отличился командир звена 269-го истребительного авиаполка младший лейтенант П. М. Камозин. В первом же воздушном бою под Шаумяном пятерка истребителей под его командованием встретила шесть "мессершмиттов". Камозин приказал ведомым сомкнуть строй и приготовиться к атаке. В завязавшейся схватке Камозин и его боевые товарищи сбили два Ме-109, но гитлеровцы по радио вызвали с ближайшего аэродрома подкрепление, и вскоре к месту боя подоспело еще 15 "мессершмиттов". Многократное превосходство не испугало советских летчиков. Один за другим упали на землю еще два самолета, сбитые младшим лейтенантом Камозиным. Не отстали от командира и ведомые. Они дерзко атаковывали фашистов, не давали им ни секунды передышки. Но горючее было на исходе, пришлось возвращаться. Камозин в этом бою обил три вражеских самолета. Когда он приземлился и вылез из кабины, к самолету подошел командир полка и крепко расцеловал молодого летчика. Победа, одержанная над врагом, вселила в Павла Михайловича Камозина уверенность в своих силах, окреп его командирский авторитет, подчиненные увидели в нем человека, на которого можно положиться в трудную минуту.

В сентябре соединения и части 5-й воздушной армии совершили 2905 боевых вылетов, в 67 воздушных боях было сбито 14 самолетов противника, еще 27 уничтожено на аэродромах. Армия при этом потеряла 27 боевых машин{15}.

Среди бомбардировщиков по результатам боевых действий лучшим был 367-й бомбардировочный авиаполк. Только один экипаж командира эскадрильи этого полка капитана И. Н. Тюленева (штурман старший лейтенант В. Н. Наумов, стрелок-радист старший сержант Н. А. Смирнов) во время ночного налета на вражеский аэродром в районе Майкопа уничтожил четыре фашистских самолета. В памяти ветеранов остался подвиг командира звена 502-го штурмового авиаполка лейтенанта Г. К. Кочергина, которое получило 25 сентября задание нанести ночной штурмовой удар по вражескому аэродрому под Майкопом. Уже прошли огневую полосу вражеской зенитной артиллерии, уже дважды атаковали фашистские самолеты на аэродроме, уже стало светать, а лейтенант Кочергин не торопился в обратный путь. Еще можно было разведать район сосредоточения войск противника, можно поразить точечные цели на железнодорожных путях. В третьем заходе на цель штурмовики были атакованы тремя истребителями противника. От прямого попадания снаряда самолет Кочергина охватило пламя.

Еле перетянув через реку, Кочергин был вынужден совершить посадку на территории, занятой противником. Летчик выскочил из кабины и побежал в сторону леса, чтобы скрыться от. немецких автоматчиков, которые видели горящую машину и спешили к ней. Проявив находчивость, он сумел перейти линию фронта и на восьмой день прибыл в свою часть, а вскоре стал вылетать на боевые задания. Он штурмовал врага под Майкопом и Краснодаром, поддерживал высадку десанта 18-й армии на Малую землю. Только в составе 502-го полка этот мужественный летчик совершил 58 боевых вылетов, уничтожил 13 танков, 126 автомашин с грузом, 20 бронемашин, 5 цистерн с горючим, 2 переправы, сбил и уничтожил на земле 5 фашистских самолетов. Кочергин всегда проявлял разумную инициативу, был новатором и умельцем. С помощью техников и механиков он переделал свой одноместный Ил-2 в двухместный: в задней части кабины выкроил место для стрелка, оборудовал турельное устройство и установил пулемет. В качестве воздушных стрелков с ним стали летать механики по вооружению, комсомольские активисты. Кочергин успешно громил вражескую технику и живую силу, а попытки "мессеров" сбить его терпели неудачи. Вскоре под руководством главного инженера воздушной армии А. Г. Руденко началось массовое переоборудование одноместных самолетов Ил-2 в двухместные. 18 сентября в состав 5-й воздушной армии вошла 295-я истребительная авиационная дивизия (командир Герой Советского Союза полковник Н. Ф. Баланов) и 37-й район авиационного базирования (начальник района подполковник Н. А. Буланов) с 5 батальонами аэродромного обслуживания. Армия пополнилась 36 самолетами. По в то же время 237-я истребительная дивизия без материальной части убыла на переформирование, превосходство в авиации по-прежнему оставалось на стороне врага.

К концу сентября 1942 года обстановка на Северном Кавказе несколько стабилизировалась. Советские войска нанесли врагу большой урон, остановили его продвижение на кавказском направлении. Гитлеровский план прорыва в Закавказье был сорван. Тем но менее немецко-фашистское командование не отказалось от своих намерений, приняв решение нанести последовательные удары силами 17-й армии на Туапсе, затем 1-й танковой армии - на Орджоникидзе.

25 сентября немецко-фашистское командование предприняло наступление на туапсинском направлении с целью выйти на побережье Черного моря и отрезать Черноморскую группу войск от основных сил Закавказского фронта. Более активно стала действовать авиация противника, которая в октябре имела в своем составе 459 самолетов. За первые 10 дней октября зарегистрировано 1862 самолето-пролета над Черноморской группой войск, а всего в октябре над полем боя и в советском тылу было отмечено 6089 самолето-пролетов.

Выполняя поставленные боевые задачи, 5-я воздушная армия во взаимодействии с наземными войсками уничтожала живую силу, боевую технику и огневые средства противника в районах станиц Хадыженская, Крымская, Абинская, Неберджаевская, его авиацию - на аэродромах Краснодар, Белореченская, Майкоп, вела разведку, прикрывала войска на поле боя, дорогу Лазаревская - Туапсе, полевые аэродромы Агой, Адлер, Сухуми, доставляла грузы на перевалы, сопровождала бомбардировщики и истребители.

В начале октября состав 5-й воздушной армии возрос. В 236-ю истребительную и 132-ю бомбардировочную авиадивизии вошли 2 новых полка, которые разместились на полевых аэродромах, близ Лазаревской и Чхениши. В октябре армия выполнила 6252 самолето-вылета, в проведенных 104 воздушных боях советские летчики сбили 71 самолет, а еще 15 уничтожили на аэродромах{16}.

Успешно действовали в этот период летчики 246-го истребительного авиаполка под командованием майора Т. И. Кочеткова. 7 октября смешанная группа из экипажей этого и 518-го истребительного авиаполка вылетела на прикрытие своих войск в районах Навагинской, Шаумяна, Индюка, Гунайки. При выходе в район цели ведущий группы майор Кочетков заметил 16 Ме-109. Имея преимущество в высоте, он устремился в лобовую атаку на ведущего группы "мессершмиттов" и сбил его, а ведомые уничтожили еще два самолета противника. Но на помощь фашистам подошла еще семерка истребителей. Бой принял ожесточенный характер. Несмотря на численное превосходство врага, советские летчики сбили шесть Ме-109, потеряв только два истребителя. Этот счет говорит о возросшем мастерстве авиаторов и моральном превосходстве над врагом.

29 октября летчиков 236-й истребительной авиадивизии потрясла гибель в неравном воздушном бою штурмана авиадивизии Дмитрия Леонтьевича Калараша, имевшего на своем боевом счету 18 сбитых самолетов противника. В этот день Калараш во главе группы, выполнив очередное задание, взял курс на свой аэродром. Но вдруг из облаков вывалились "мессершмитты". Их было много. Очередь одного из них пришлась по двигателю и кабине самолета Калараша. Летчик был ранен, самолет охватило пламя. Оставалось воспользоваться парашютом... Летный состав дивизии с тревогой ждал сообщений. Все надеялись, что Калараш жив, что он вернется. Но через два дня из Туапсинского госпиталя сообщили, что Дмитрия Калараша доставили туда с места приземления, однако во время прыжка он получил сильный ушиб грудной клетки, и спасти его не удалось.

13 декабря 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство майору Дмитрию Леонтьевичу Каларашу было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Летчики 5-й воздушной армии стали постепенно перехватывать инициативу у противника. Морально-политические и боевые качества советских летчиков были значительно выше, чем у фашистов. Даже находясь в меньшинстве, они самоотверженно противодействовали натиску врага. Количественное неравенство в воздухе компенсировалось непрерывно возраставшим искусством ведения воздушного боя, высоким боевым напряжением и постоянным поиском новых способов борьбы с авиацией врага.

Фашистская авиация на этом направлении к ноябрю 1942 года насчитывала 330 самолетов, которые базировались на полевых аэродромах Майкоп, Краснодар, Белореченская, Армавир. Но до конца ноября 85 бомбардировщиков было переброшено на Сталинградский и Донской фронты. К тому же в связи с ухудшением погоды противник производил в основном разведывательные полеты одиночными самолетами. Всего за месяц было отмечено 4176 самолето-пролетов.

5-я воздушная армия, имевшая в ноябре 136 самолетов, продолжала вести активную боевую работу. Было произведено 2456 самолето-вылетов, из них 359 на бомбардировку и штурмовку войск, 1490 - на переброску грузов для наземных войск, 24 - при уничтожении авиации противника на полевых аэродромах Краснодар и Майкоп, 7 - в ходе бомбометания по железнодорожным станциям Армавир, Апшеронокая, Самурская, 326 - на прикрытие войск, транспортов, аэродромов базирования Агой, Лазаревская, Сухуми, 172 - на разведку, 78 - на сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков{17}.

В середине декабря авиация противника насчитывала уже 170 самолетов, а к концу месяца - 130. Еще до 100 экипажей было переброшено на Сталинградский и Донской фронты. По сравнению с ноябрем количество самолето-пролетов уменьшилось в 5 раз, а групповых бомбардировочных налетов вообще не было. Немецкие летчики, действовавшие против авиаторов 5-й воздушной армии, в воздушные бои стали вступать неохотно, избегали встреч с советскими истребителями, а если и вступали в бой, то вели огонь с дальних дистанций.

В ноябре и декабре в 5-й воздушной армии была проведена работа по приему пополнения и дальнейшему повышению боеспособности авиационных частей. Не прекращалась и боевая деятельность. Экипажи уничтожали немецко-фашистские войска на туапсинском направлении, выполнив в декабре 2609 самолето-вылетов, в том числе на бомбардировку и штурмовку живой силы, боевой техники, аэродромов, железнодорожных узлов и станций - 787, разведку - 583, прикрытие своих войск и аэродромов - 291, переброску грузов для частей и соединений на перевалах 910, спецзадания - 38{18}.

Отважно действовали экипажи 132-й бомбардировочной авиадивизии. Только в одном полете экипаж капитана С. П. Дейнеко, производя бомбометание с высоты 800 м по переднему краю гитлеровцев в районе Хадыженской, сумел подавить огонь трех батарей полевой артиллерии, уничтожить пять блиндажей и до семидесяти вражеских солдат и офицеров. Высокое мастерство, настойчивость и бесстрашие проявил экипаж командира звена 6-го бомбардировочного авиаполка младшего лейтенанта И. И. Назина. При подходе к цели прожекторы ослепили экипаж, до четырех батарей открыли ураганный огонь по бомбардировщику, но Назин умелым маневром сумел уйти из лучей прожекторов, снизился, а затем с другого направления неожиданно вышел на цель и сбросил бомбы. В центре Хадыженской запылали подожженные вражеские автомашины. Не менее удачно действовал экипаж капитана М. С. Горкунова, который в районе населенного пункта Шаумян уничтожил более взвода пехоты и вызвал взрыв большой силы в тылу врага.

Боевые действия авиации в обороне Кавказа усложнялись большой протяженностью фронта и высокогорной местностью, основные направления были разобщены между собой Главным Кавказским хребтом. В этих условиях сложилась своеобразная система управления авиацией. В составе Северо-Кавказского, а затем Закавказского фронтов имелись две воздушные армии; каждая из них оперативно подчинялась командующему войсками соответствующей группы войск. 5-я воздушная армия входила сначала в Приморскую, а затем в Черноморскую группу войск.

С приближением линии фронта к предгорьям возможности для осуществления непрерывного прикрытия и своевременной поддержки войск уменьшались: непосредственно за линией фронта находился большой горный массив, где не было аэродромов. Аэродромная сеть 5-й воздушной армии располагалась на побережье Черного моря и в Кутаиси. Это во многом усложняло выполнение поставленных задач. Однако летчики в сложных метеоусловиях, в гористой местности показывали образцы мужества, отваги и героизма, своими боевыми вылетами наносили ощутимый урон врагу.

Неоценимую помощь войскам 46-й армии авиаторы оказали в ходе боев на перевалах. Под огнем противника, подвергаясь атакам вражеских истребителей, с трудом преодолевая высокие хребты, летчики мастерски сажали спои воздушные вездеходы По-2 на крохотные площадки, доставляя войскам боеприпасы, продовольствие и обмундирование. Обратными рейсами вывозились раненые. Добрая слава ходила по фронту о летчиках 763-го ночного легкобомбардировочного авиационного полка (командир майор П. И. Кулиш) капитане С. Т. Донец, старших лейтенантах П. А. Жалибо, Н. 3. Короткове и Т. И. Пантелееве, лейтенантах В. М. Дьяконове, М. С. Оганесове и А. С. Суркове, младшем лейтенанте И. Я. Нижнике, которые, искусно маскируясь, спускались в ущелья и точно в срок доставляли оборонявшимся десятки тонн всевозможных грузов. Только в ноябре декабре 1942 года авиаторы армии перевезли более 314 т грузов, вывезли 338 раненых.

В трудные месяцы оборонительных боев самоотверженно работали воины инженерно-технической службы, специалисты тыла и связи. С большим уважением отзывались летчики о своих наземных помощниках инженер-капитанах А. Д. Вадачкория и Л. И. Кедрове, техниках старшем техник-лейтенанте И. С. Волченкове, техник-лейтенантах М. С. Дубовисе, Н. Д. Залате, С. А. Кемове, П. Б. Козюберда, Н. А. Фролове. Они проявляли исключительную инициативу, трудились на пределе человеческих сил, чтобы решить большие и ответственные задачи по подготовке самолетов к боевым вылетам и ремонту неисправных машин.

Тяжелый груз военного времени несли на своих плечах младшие авиационные специалисты. В сложных боевых условиях механик коммунист старший сержант Д. Н. Каращук обслужил 245 вылетов Ил-2, заменил на самолетах более 20 моторов и 8 блоков; мастер по вооружению комсомолец старший сержант Ю. С. Игнатьев обслужил 350 боевых вылетов, произвел полный монтаж бомбардировочного вооружения на трех самолетах СБ, что позволило сократить сроки подвески авиабомб на 15 минут. Больших успехов добились сержанты Вера Подольская и Мария Федорова, которые содержали авиавооружение в состоянии постоянной боевой готовности, Отличными парашютоукладчицами зарекомендовали себя Катя Точиленко и Нина Орлова. За самоотверженный труд по вводу в строй поврежденных самолетов и обеспечению боевых вылетов многие инженеры, техники и младшие авиаспециалисты были награждены орденами и медалями, повышены в званиях.

Медицинскую службу армии на этом этапе возглавил флагманский врач подполковник медицинской службы И. М. Шевченко. Благодаря исключительной энергии, высоким волевым я организаторским качествам он сумел в сжатые сроки укомплектовать части и соединения необходимыми медицинскими кадрами, санитарно-хозяйственным имуществом и направить усилия службы на решение задач по обеспечению боевых действий авиации. Жизнь настоятельно требовала создания для летного состава армейского авиационного госпиталя. И хотя штатного расписания не было, Шевченко удалось создать в армии нештатное лечебное учреждение такого рода. Проявлением заботы об организации отдыха летного состава стали небольшие нештатные дома отдыха при батальонах аэродромного обслуживания и в районах авиационного базирования.

Большую работу по медицинскому обеспечению боевых действий авиации воздушной армии, организации розыска и эвакуации раненых летчиков проводили врачи подполковник медицинской службы Д. Д. Корпев, майоры медицинской службы В. К. Васько и А. Л. Курцикидзе. На аэродромах с раннего утра до позднего вечера несли дежурство военфельдшеры В. М. Кудлай и Анна Михайлова, награжденные орденом Красного Знамени, а также Наталья Пономаренко, удостоенная ордена Красной Звезды. Отважные медики оказали срочную помощь многим летчикам, техникам и механикам.

Командование и штаб воздушной армии уделяли большое внимание улучшению работы службы тыла, возглавляемой подполковником И. К. Аксеновым. Начальник штаба воздушной армии генерал С. П. Синяков и начальник оперативного отдела майор С. Н. Гречко непрерывно держали руководство тыла в курсе обстановки на фронте, что давало возможность своевременно решать задачи по обеспечению летных частей.

Напряженно работали отделы автотранспорта (начальник майор М. С. Погосян) и ГСМ (начальник инженер-майор И. М. Сухоруков). Правильно организованные перевалочные пункты для грузов обеспечивали беспере- бойную работу авиаторов. Офицеры штаба тыла майоры В. А. Корзун, В. М. Кутепов, М. А. Мигачев, П. П. Сулимов, Н. М. Турутин, капитаны Г. И. Волков, Л. П. Смирнов и другие, часто бывая в частях, информировали отделы тыла о положении дол на местах, помогали устранять вскрытые недостатки.

Хорошо работал 38-й район авиационного базирования (начальник подполковник Г. А. Ростиашвили), воины которого имели большой опыт в обслуживании летных частей. 38-й район авиационного базирования и его части неоднократно отмечались командованием воздушной армии.

С исключительным напряжением трудился отдел связи во главе с подполковником М. П. Ковалем. Общее руководство подразделениями связи осуществлялось через офицеров отдела: инженер-капитана Л. В. Пархомовского, отвечавшего за проводную связь, инженер-капитана М. О. Гликлиха, руководившего радиосвязью, и помощника по снабжению инженер-капитана Л. И. Мильзака. В трудных фронтовых условиях, не жалея сил, не считаясь со временем, трудились девушки-связистки: Надежда Крыжко, Елена Лобанова, Миля Сирадзе, Анна Скачкова, Анастасия Чурчина, награжденные медалью "За боевые заслуги".

5-я воздушная армия вела боевые действия с большим напряжением, часто на один самолет приходилось от трех до шести вылетов в день. Всего за оборонительный период 5-я воздушная армия произвела 18 359 боевых вылетов, в том числе на бомбардировочные и штурмовые действия по немецко-фашистским захватчикам - 6267, на прикрытие войск и тыловых объектов фронта- 1699, на воздушную разведку - 2427, на прикрытие своих аэродромов и сопровождение самолетов - 1469, переброску грузов - 6497. За это время летчики воздушной армии провели 372 воздушных боя, уничтожили в воздухе 166 и, на аэродромах 85 самолетов противника{19}.

На характер боевых действий всех родов авиации влияли особенности горных условий. Для экипажей бомбардировочной авиации в связи с трудностью отыскания объектов, видимость которых на Кавказе хуже, чем в обычных условиях, большое значение имело целеуказание и наведение с земли. Бомбардировщики действовали и основном ночью одиночными самолетами, эшелонированно по высоте и времени, делая по 2-3 захода на цель. Штурмовики в районах с резко пересеченным рельефом использовались группами по 4-8 самолетов. Кроме Ил-2 для штурмовки войск и боевой техники противника применялись нескоростные, но маневренные истребители И-153, которые оказались наиболее пригодными для поражения целей в узких долинах и ущельях.

Оборонительные бои показали, что боеспособность авиационных полков и эскадрилий во многом зависит от наличия в них полнокровных партийных и комсомольских организаций. Учитывая это, в частях большое внимание уделяли росту партийных и комсомольских организаций, которые пополнялись в первую очередь за счет отличившихся в боях летчиков, штурманов, воздушных стрелков, техников и младших авиационных специалистов. Всего за период оборонительных боев в 5-й воздушной армии в ряды партии было принято 936 человек, из них кандидатами в члены партии - 780, в члены партии - 156 человек{20}.

Одновременно с выполнением задач по поддержке наземных войск 5-я воздушная армия вела подготовку к наступательным операциям по освобождению Северного Кавказа. Штаб разработал план боевых действий, согласно которому большая часть сил авиации привлекалась для поддержки 18, 46, 47, 56-й армий, действовавших на краснодарско-тихорецком направлении. После освобождения Тихорецка этим войскам ставилась задача освободить Ростов, Азов, Батайск и во взаимодействии с левым крылом Южного фронта окружить кавказскую группировку противника. На 5-ю воздушную армию возлагались также задачи по срыву железнодорожных и автомобильных перевозок, уничтожению вражеской авиации на аэродромах и в воздухе, по ведению воздушной разведки.

Для уничтожения вражеской авиации на полевых аэродромах Майкоп, Армавир и Краснодар привлекалась 50-я авиационная дивизия авиации дальнего действия под командованием полковника С. С. Лебедева. Командование и штаб 5-й воздушной армии вели большую работу по обеспечению более тесного взаимодействия авиации с наземными войсками. Дальнейшему улучшению управления войсками способствовало, в частности, выделение оперативных групп и авиационных представителей в общевойсковые армии и кавалерийские корпуса.

В ходе подготовки к наступлению отличились экипажи 742-го отдельного разведывательного авиаполка, которым командовал майор Н. Е. Сергиенко. Опытные командиры старшие лейтенанты И. Н. Киртон, С. Е. Лыхин, Н. Л. Рякин, А. В. Стариков, А. П. Ячменев и лейтенант В. Т. Шаповалов, совершившие более ста вылетов в тыл врага, вскрыли систему промежуточных оборонительных рубежей противника, определили направления и пути отхода его главных сил, места погрузки и разгрузки войск, установили аэродромы базирования вражеской авиации, обеспечили командование необходимыми разведывательными данными.

11 января 1943 года Черноморская группа войск приступила к осуществлению плана наступательных операций "Горы" и "Море". Первая имела целью прорвать оборону противника в районе Горячего Ключа и Крепостной, выйти на реку Кубань, овладеть Краснодаром, в последующем, продвигаясь на Тихорецк и Батайск, отрезать пути отхода кавказской группировке противника через Ростов и Ейск. Операция "Море" имела своей главной целью освобождение Новороссийска и Таманского полуострова.

Воздушная обстановка на Северном Кавказе к началу января 1943 года была благоприятной для советской авиации. Большие потери противника в самолетах и летном составе в ноябре и декабре 1942 года отрицательно сказались на боеспособности немецко-фашистской авиации. Всего у противника на аэродромах Кубани было не более 150 самолетов.

В 5-ю воздушную армию в этот момент входили 236-я истребительная авиадивизия (командир подполковник В. Я. Кудряшов), 295-я истребительная авиадивизия (командир полковник Н. Ф. Баланов) и 132-я бомбардировочная авиадивизия (командир генерал-майор авиации И. Л. Федоров). К началу наступления в этих соединениях и отдельных частях армейского подчинения имелось 270 самолетов. Из них для поддержки войск могли быть использованы 90 самолетов И-16 и И-153 и 60 бомбардировщиков Б-3, ДБ-3, СБ и По-2. К концу января вступили в бой еще 20 самолетов Ил-2 и 60 истребителей ЛаГГ-3. В авиационных частях Черноморского флота (без учета самолетов, обеспечивающих действия кораблей) насчитывалось 118 самолетов. оперативных групп и авиационных представителей в общевойсковые армии и кавалерийские корпуса.

В ходе подготовки к наступлению отличились экипажи 742-го отдельного разведывательного авиаполка, которым командовал майор Н. Е. Сергиенко. Опытные командиры старшие лейтенанты И. Н. Киртон, С. Е. Лыхин, Н. Л. Рякин, А. В. Стариков, А. П. Ячменев и лейтенант В. Т. Шаповалов, совершившие более ста вылетов в тыл врага, вскрыли систему промежуточных оборонительных рубежей противника, определили направления и пути отхода его главных сил, места погрузки и разгрузки войск, установили аэродромы 'базирования вражеской авиации, обеспечили командование необходимыми разведывательными данными.

11 января 1943 года Черноморская группа войск приступила к осуществлению плана наступательных операций "Горы" и "Море". Первая имела целью прорвать оборону Противника в районе Горячего Ключа и Крепостной, выйти на реку Кубань, овладеть Краснодаром, в последующем, продвигаясь на Тихорецк и Батайск, отрезать пути отхода кавказской группировке противника через Ростов и Ейск. Операция "Море" имела своей главной целью освобождение Новороссийска и Таманского полуострова.

Воздушная обстановка на Северном Кавказе к началу января 1943 года была благоприятной для советской авиации. Большие потери противника в самолетах и летном составе в ноябре и декабре 1942 года отрицательно сказались на боеспособности немецко-фашистской авиации. Всего у противника на аэродромах Кубани было не более 150 самолетов.

В 5-ю воздушную армию в этот момент входили 236-я истребительная авиадивизия (командир подполковник В. Я. Кудряшов), 295-я истребительная авиадивизия (командир полковник Н. Ф. Баланов) и 132-я бомбардировочная авиадивизия (командир генерал-майор авиации И. Л. Федоров). К началу наступления в этих соединениях и отдельных частях армейского подчинения имелось 270 самолетов. Из них для поддержки войск могли быть использованы 90 самолетов И-16 и И-153 и 60 бомбардировщиков Б-3, ДБ-3, СБ и По-2. К концу января вступили в бой еще 20 самолетов Ил-2 и 60 истребителей ЛаГГ-3. В авиационных частях Черноморского флота (без учета самолетов, обеспечивающих действия кораблей) насчитывалось 118 самолетов. Основные силы бомбардировочной и штурмовой авиации 5-й воздушной армии были использованы сначала для удара по опорным пунктам противника в районах Котловины, Гунайки, Шаумяна, в полосе действий 18-й армии, а затем все силы были переключены на поддержку 56-й армии, наносившей удар на главном направлении. В этот период штурмовая и бомбардировочная авиация громила опорные пункты противника в районах Горячего Ключа, Ключевой и Калужской. За 7 дней боев войска 56-й армии прорвали оборону 17-й немецкой армии в районе Горячего Ключа и, продвинувшись на 30 км, вышли на ближние подступы к Краснодару.

В начале 1943 года в бомбардировочной авиации стал остро ощущаться недостаток авиабомб из-за трудностей с их доставкой в ходе наступления. В это время гитлеровцы, отступая, оставили под Белореченской большой склад авиабомб. Командующий ВВС Закавказского фронта генерал-майор авиации К. А. Вершинин приказал продумать вопрос об использовании их на советских самолетах. Под руководством инженера по вооружению инженер-майора П. П. Черепахина в короткий срок было дооборудовано 20 наших самолетов, на которых стало производиться бомбометание трофейными бомбами. За эти работы орденом Красной Звезды были награждены инженеры 5-й воздушной армии по вооружению П. П.Че-репахин и В. И. Туфлин.

Метеорологические условия продолжали оставаться сложными, однако части 5-й воздушной армии в январе произвели почти в два раза больше самолето-вылетов, чем в декабре. Достаточно сказать, что 2046 вылетов было сделано только на прикрытие войск и объектов тыла от ударов авиации противника. Правда, из-за сложных метеорологических условий сосредоточенные удары почти не применялись, боевые действия велись мелкими группами самолетов, которые в горных условиях легко маневрировали. Бомбардировщики оказывали помощь войскам, действуя преимущественно ночью в одиночку с высот 1200-2500 м.

Наряду с поддержкой и прикрытием наземных войск соединения и части 5-й воздушной армии наносили удары по железнодорожным узлам и станциям в целях нарушения планомерного отвода и перегруппировки войск противника. Личный состав армии стремился нанести максимальный урон гитлеровцам. Успешно действовали бомбардировщики 132-й авиадивизии, которые в январе совершили 182 боевых вылета, уничтожив 15 железнодорожных вагонов, 2 цистерны, много другой техники. В этих вылетах отличились экипажи капитанов М. С. Горкунова, С. П. Дейнеко, Г. Н. Тарабарова, лейтенанта Н. Л. Арсеньева, младших лейтенантов И. И. Назина и Ф. С. Чеснокова.

Образцы смелости и отваги показали истребители 236-й авиадивизии. С 9 по 13 января в сложных погодных условиях они произвели 190 самолето-вылетов. При этом летчиками 611-го и 975-го истребительных авиаполков на аэродроме Краснодар за 2 дня было уничтожено на земле 9 и повреждено 20 вражеских самолетов.

Авиаполки этой дивизии производили также штурмовку и разведку войск противника, сопровождали бомбардировщики и прикрывали военно-морскую базу Туапсе. Ими было произведено 620 самолето-вылетов, из них на штурмовку - 357, сопровождение - 84, прикрытие- 106 и на воздушную разведку - 73.

Штурмовыми действиями было уничтожено 170 автомашин с войсками и грузом, 5 автобусов, 3 паровоза, 29 вагонов, 168 повозок, 2 цистерны, 12 орудий зенитной артиллерии, подавлен огонь 6 батарей полевой артиллерии. В 10 воздушных боях летчики дивизии сбили 4 фашистских самолета. При этом отличился Герой Советского Союза С. С. Щиров, который довел счет сбитых самолетов до 18. Смело сражался в небе старшина Г. А. Шадрин.

Не раз отличались в боях летчики 611-го истребительного авиаполка (командир полка майор А. С. Чугунов). 14 января во время выполнения боевого задания по штурмовке войск противника в районе Абинской группа самолетов во главе с командиром эскадрильи старшим лейтенантом А. А. Куксиным оказалась в зоне зенитного огня гитлеровцев. Под конец штурмовки в мотор самолета старшего сержанта Н. Ф. Евсеева попал снаряд. Подбитую машину пришлось приземлять в расположении вражеских войск. Немцы уже бежали к советскому самолету. Увидев это, старший лейтенант Куксин под прикрытием других летчиков немедленно полетел на выручку боевого друга, приземлился у разбитого самолета, на глазах фашистов посадил в кабину старшего сержанта Евсеева и, несмотря на огонь гитлеровцев, поднялся в воздух. Оба благополучно совершили посадку на своем аэродроме. Командующий 5-й воздушной армией наградил старшего лейтенанта А. А. Куксина орденом Отечественной войны I степени, а старшего сержанта П. Ф. Евсеева - орденом Отечественной войны II степени.

18 января летчик этого же полка сержант А. И. Трофимов, израсходовав весь боезапас, таранным ударом сбил ФВ-189 и, несмотря на то, что его истребитель получил большие повреждения, привел израненную машину на свой аэродром. В этот же день во время штурмовки вражеской боевой техники самолет командира эскадрильи старшего лейтенанта М. Ф. Батарова был буквально изрешечен осколками зенитного снаряда, а сам пилот получил тяжелое ранение в правое плечо. Но Батаров не оставил эскадрилью, нашел в себе силы выполнить боевое задание до конца. После штурмовки, истекая кровью, он привел группу на аэродром, с трудом приземлился на едва управляемом самолете и потерял сознание. Позже за смелость и мужество, неоднократно проявленные в боях, М. Ф. Батаров был удостоен звания Героя Советского Союза.

Героический подвиг совершил и летчик 164-го истребительного авиаполка старший сержант Л. Л. Шиманчик, который таранил вражеский ФВ-189. За проявленные храбрость и отвагу бесстрашный авиатор был награжден орденом Красного Знамени. В частях состоялись митинги. Выступавшие на них авиаторы заявили, что они приложат все силы, чтобы каждый вылет сделать максимально эффективным, нанести еще больший урон немецко-фашистским захватчикам.

Высокий патриотизм авиаторов проявился и в том, что они вносили личные сбережения на строительство самолетов. По инициативе личного состава 236-й истребительной авиадивизии в частях армии начался сбор средств на постройку эскадрильи боевых машин имени Героя Советского Союза Д. Л. Калараша.

В ходе январских боев наземные войска вышли из горно-лесистой местности на просторы Кубани. Перебазировались на кубанские аэродромы и некоторые авиационные полки. Взаимодействие между частями и соединениями общевойсковых армий и авиацией становилось все более четким и организованным. В трудных условиях при нехватке боевых самолетов почти все заявки наземных войск на поддержку с воздуха выполнялись своевременно. Несмотря на ожесточенное сопротивление врага, который часто переходил в контратаки, советские воины и исключительно трудных условиях метр за метром приближались к Краснодару, и 13 февраля "Правда" сообщила: "12 февраля на Кубани наши войска в результате решительной атаки овладели городом Краснодар, а также заняли районный центр и железнодорожный узел Тимашевская, районные центры и железнодорожные станции Роговская, Динская, Новотитаровская, районный центр Тохтамукай".

Большую помощь наземным войскам в Краснодарской наступательной операции оказала 5-я воздушная армия, которая с выходом войск Северо-Кавказского фронта к кубанскому плацдарму оказалась в одном районе с 4-й воздушной армией. В боях на подступах к Краснодару летный состав авиационных частей, несмотря на сложные метеоусловия, действовал с большим напряжением. Отличились экипажи 367-го бомбардировочного авиаполка. Звено лейтенанта Н. Л. Арсеньева в декабре 1942 года и за первые два месяца 1943 года двумя экипажами произвело ночью 72 боевых самолето-вылета. Звено старшего лейтенанта И. Д. Зверяка совершило в январе - феврале 28 боевых вылетов. Почти столько же вылетов сделали экипажи капитана М. С. Горкунова и младшего лейтенанта В. В. Пятницкого, которому пионеры города Владимир подарили бомбардировщик "Владимирский школьник", построенный на собранные ими деньги и облигации.

Успешно действовали группы штурмовиков 502-го авиаполка во главе с командиром эскадрильи лейтенантом Г. К. Кочергиным. Вместе с опытными летчиками дерзко сражались молодые выпускники авиационных школ старшина Д. И. Луговской, сержанты В. М. Проскурин, И. С. Путилин и В. Л. Скрипин. Большую стойкость и боевое мастерство проявила летчица этого полка младший лейтенант Варвара Савельевна Ляшенко, которая в боях за Краснодар произвела 11 боевых вылетов.

В первые дни войны комсомолка В. Ляшенко летала на связном самолете, а в октябре 1942 года перешла в штурмовую авиацию. Успешно изучив грозный Ил-2, она стала в трудных условиях выполнять боевые задания по штурмовке вражеских войск, часто совершая по три вылета в день. 3а умелые действия и самоотверженную боевую работу она. была назначена командиром звена, а в начале января коммунисты приняли Варвару Савельевну Ляшенко в свои ряды.

В книге "Служение Отчизне" дважды Герой Советского Союза маршал авиации Н. М. Скоморохов вспоминает: "...Варя владела самолетом мастерски. Ее ведомые любили и понимали своего командира и старались, видимо, вовсю, так как строй был плотный, атаки смелы, дерзновенны. Над целью они делали, как правило, так много заходов, что еле-еле хватало горючего для того, чтобы добраться до своего аэродрома в Майкопе. Иногда и без горючего садились на наш аэродром.

После подобных полетов в нашем сознании что-то переворачивалось, происходила переоценка собственных возможностей. Как много значит иной раз встреча с таким человеком! В нашей школе мужества, сама того не зная, лучшим педагогом стала именно Варвара Савельевна Ляшенко. То, что сделала для нас она, ничем не взвесить, не измерить. Она вошла прочно в наши сердца, чтобы нас сделать чище, сильнее, самоотверженнее..."{21}

Смело и расчетливо атаковали с воздуха колонны отступавших вражеских войск истребители под командованием начальника воздушно-стрелковой службы 236-й истребительной авиадивизии капитана М. П. Дикого. Только 4 февраля во время штурмовки полевого аэродрома Краснодар ими было сожжено четыре транспортных самолета Ю-52.

Политотдел воздушной армии постоянно пропагандировал опыт лучших летчиков. О боевых подвигах экипажей И. И. Назина, М. С. Горкунова. И. Н. Тюленева, Ф. С. Чеснокова, Г. К. Кочергина, летчиков-истребителей М. П. Дикого, И. Ф. Симановича, А. А. Куисина, Г. А. Шадрина часто рассказывала на своих страницах армейская газета "Советский пилот". Были изданы специальные листовки-молнии и памятки, в которых рекомендовалось всему летному составу использовать в боях опыт прославленных летчиков воздушной армии.

Овладев Краснодаром, наши войска продолжали отбрасывать врага все дальше и дальше на запад, освобождая территорию Северного Кавказа. Их поддержку и прикрытие осуществляли 4-я и 5-я воздушные армии. В воздушных боях и бомбовыми ударами по вражеским аэродромам они сумели значительно снизить активность вражеской авиации.

Преследуя отходящего врага, советские войска вышли к укрепленному рубежу обороны противника в 60-70 км западнее Краснодара, прорвать который с ходу не смогли. 16 марта Верховное Главнокомандование временно приостановило наступление и упразднило Черноморскую группу войск. Северо-Кавказскому фронту были выделены дополнительные ресурсы боеприпасов, горючего и вооружения, а также инженерные и другие необходимые средства. Началась подготовка к новой наступательной операции в целях завершения разгрома противника на Таманском полуострове{22}.

В частях и соединениях 5-й воздушной армии была проведена большая работа по мобилизации личного состава на успешное ведение боевых действий в предстоящем наступлении. В полках и дивизиях состоялись летно-тактические конференции, на которых тщательно изучался опыт, накопленный в предшествующих боях. Мастера воздушного боя С. С. Щиров, Н. В. Гринев, М. П. Дикий, М. И. Третьяков, П. В. Герасимов, А. С. Чугунов, И. Ф. Симанович рассказали молодым летчикам о наиболее эффективных тактических приемах, позволявших максимально использовать возможности своего самолета и слабые стороны авиационной техники противника. После конференций были проведены показательные учебные воздушные бои, в ходе которых молодые летчики-истребители учились атаковывать парами, взаимодействовать друг с другом, вести разведку. В роли их наставников выступали наиболее опытные воздушные бойцы, которые делали ставку на покрышкинскую формулу ведения воздушного боя: "Высота - скорость - маневр огонь".

Сущность этой формулы была проста. Патрулируя над полем боя, летчик все время стремился занимать такое положение, которое позволяло ему получать преимущество при встрече с противником. Высота в нужный момент обеспечивала прирост скорости, а скорость была залогом стремительного маневра. За этим следовала внезапная, молниеносная атака сверху, завершавшаяся метким огнем с предельно малой дистанции. Стрельба почти в упор обеспечивала поражение самолета противника.

Во всех частях проводилась целеустремленная партийно-политическая работа, которую организовывал и направлял заместитель командующего по политической части полковник А. П. Грубич. В полках читались лекции и доклады, проводились беседы и политинформации. Речь в них шла о повышении боевой активности летчиков, о дальнейшем улучшении качества обслуживания техники.

Воздушная обстановка на Северо-Кавказском фронте к началу апреля 1943 года характеризовалась повышенной активностью авиации обеих сторон, увеличением размаха и напряженности борьбы за господство в воздухе. Противник сосредоточил на аэродромах Крыма и Таманского полуострова основные силы 4-го воздушного флота, имевшего около тысячи самолетов (510 бомбардировщиков, 250 истребителей, 60 разведчиков и 170 транспортных самолетов). В составе этой авиационной группировки находились лучшие в гитлеровских ВВС истребительные эскадры "Удет", "Мельдерс" и "Зеленое сердце". Кроме того, для действий на Кубани противник мог привлечь часть сил бомбардировщиков (до 200 самолетов), находившихся в Донбассе и на юге Украины. Для базирования авиации у противника имелось в Крыму и южных районах Украины достаточное количество аэродромов.

В состав военно-воздушных сил Северо-Кавказского фронта в начале апреля входили 4-я воздушная армия (командующий генерал-майор авиации Н. Ф. Науменко), располагавшая 250 самолетами; 5-я воздушная армия (командующий генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов), насчитывавшая 190 самолетов, а также авиагруппа ВВС Черноморского флота (70 самолетов) и авиации дальнего действия (60 экипажей).

Добившись, таким образом, численного превосходства в воздухе, противник в значительной степени локализовал действия советской авиации.

В начале апреля 1943 года в целях обеспечения более падежного и централизованного управления боевыми действиями двух воздушных армий был создан штаб ВВС Северо-кавказского фронта. Командующим ВВС фронта был назначен генерал-лейтенант авиации К. А. Вершинин. Общее руководство и координацию действий авиации Северо-кавказского фронта и соседних Южного и Юго-Западного фронтов осуществлял командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А. А. Новиков.

4 апреля войска Северо-кавказского фронта перешли в наступление в районе станицы Крымская с целью обойти ее с севера и юга, овладеть ею и, захватив Варениковкую и Верхнебаканскую, по частям разгромить основную неприятельскую группировку на Таманском полуострове. Через Крымскую проходили основные пути сообщения на Новороссийск, Анапу, Тамань и Темрюк. Стремясь удержать станицу, гитлеровцы организовали здесь мощный узел сопротивления. С воздуха Крымскую эффективно прикрывала гитлеровская авиация.

Вражеские контратаки следовали одна за другой. Особого ожесточения бои достигли 15-17 апреля, когда действия врага поддерживались массированными ударами авиации. Только 15 апреля противник совершил 1560 самолето-пролетов. Стало очевидным, что без завоевания господства в воздухе трудно рассчитывать на успех дальнейшего наступления войск фронта, и Ставка ВГК приняла решение усилить авиационную группировку на Кубани, добиться перелома в борьбе с вражеской авиацией и лишь после этого продолжить наступление.

17 апреля, когда в районе Крымской наступило относительное затишье, гитлеровцы приступили к операции "Нептун" по ликвидации плацдарма 18-й армии на полуострове Мысхако. В этих целях была создана специальная боевая группа (до четырех пехотных дивизий), насчитывавшая около 27 тыс. человек, 500 орудий и минометов. Ее поддерживали 450 бомбардировщиков и 200 истребителей 4-го воздушного флота{23}. 5-я воздушная армия имела 190 самолетов, в том числе 90 истребителей, 46 штурмовиков, 26 дневных и 25 ночных бомбардировщиков и 3 разведчика.

Авиация противника базировалась на аэродромах, расположенных всего в 40-50 км от Новороссийска. Так как советские истребители располагались на гораздо большем удалении, то они могли находиться в районе боевых действий всего 10-15 минут. Это также давало гитлеровцам преимущество.

Перед авиаторами 5-й воздушной армии были поставлены сложные задачи. В период с 1 по 17 апреля бомбардировочными и штурмовыми действиями они должны были уничтожать живую силу, огневые средства и боевую технику противника перед фронтом 56-й армии, непосредственно обеспечивая наступление ее войск на станицу Крымская, а также методом патрулирования прикрывать наземные войска. С 17 по 24 апреля им предстояло в районе Мысхако бомбардировочными и штурмовыми ударами содействовать контрнаступлению 18-й армии, прикрывать ее войска на поле боя. Кроме того, им ставилась задача ночными бомбардировочными ударами уничтожать авиацию противника на аэродромах Таманского и Керченского полуостровов, плавсредства в портах на побережье Черного моря, патрулированием прикрыть город Краснодар и аэродромы базирования своей авиации, вести разведку войск противника и его аэродромов перед Северо-Кавказским фронтом.

Выполняя поставленные задачи, части 5-й воздушной армии в апреле произвели 2299 самолето-вылетов, из них на бомбардировку и штурмовку вражеских войск981, на удары по аэродромам, портам и переправам противника - 120, на прикрытие своих войск, аэродромов, военно-морских баз и портов-769, на сопровождение самолетов - 228, на разведку - 201{24}.

Недостаточное количество самолетов в составе воздушной армии компенсировалось увеличением интенсивности вылетов. Ночные бомбардировщики По-2 совершали до пяти, Б-3, СБ и ДБ-3 - до трех вылетов в ночь на каждый самолет.

17 апреля в оперативное подчинение 5-й воздушной армии из резерва Ставки прибыл 2-й смешанный авиационный корпус, которым командовал Герой Советского Союза генерал-майор авиации И. Т. Еременко. 201-я истребительная и 214-я штурмовая авиадивизии, входившие в состав корпуса, имели 136 самолетов. Еще через три дня в состав воздушной армии прибыла 287-я истребительная авиадивизия (командир полковник С. П. Данилов), имевшая на вооружении 98 самолетов Як-1.

Пополнение воздушной армии частями, имеющими на вооружении новую материальную часть, изменило характер действий советской авиации, дало возможность наносить более эффективные удары по наземным войскам противника на поле боя и противодействовать его авиации в воздухе. Оно позволило ликвидировать и невыгодное для нашей авиации соотношение в силах. И не только потому, что увеличилось количество самолетов. Истребительные полки были полностью укомплектованы самолетами Як-1 и Ла-5, которые не уступали по своим тактико-техническим данным немецко-фашистским самолетам Ме-109 последних модификаций. Возросла их скорость, маневр, потолок. Более чем в 20 раз возрос вес их секундного залпа по сравнению с И-153 и И-16{25}. В период подготовки и в ходе наступления 56-й армии авиационные полки и дивизии производили ночные бомбардировочные удары по скоплению войск противника перед фронтом армии, штурмовку переднего края его войск в районах Запорожского, Черноморского, Красного, совхоза "Пятилетка", Крымской.

Прикрывая войска 18-й армии при отражении наступления врага в районе Мысхако, части 5-й воздушной армии с 17 по 24 апреля произвели 476 боевых самолето-вылетов, в том числе на прикрытие своих наземных частей - 166 и 310 на бомбардировку и штурмовку фашистских войск.

С 17 по 19 апреля воздушные бои в районе Мысхако проходили с переменным успехом. Советские летчики наносили вражеской авиации значительные потери, снижая эффективность ее ударов. 20 апреля, подтянув резервы, противник изготовился для генеральной атаки, стремясь рассечь плацдарм на две изолированные части, а затем уничтожить десантную группу. Но командующий ВВС Северо-Кавказского фронта генерал-лейтенант авиации К. А. Вершинин ввел в бой часть сил прибывших в состав 4-й и 5-й воздушных армий авиакорпусов РГК, что позволило в течение дня нанести два массированных удара по боевым порядкам пехоты и артиллерии противника перед фронтом десантной группы. После этих ударов противник приостановил свое наступление.

21-23 апреля мощь ударов советской авиации по врагу еще более возросла за счет ввода в действие новых соединений, в частности 287-й истребительной авиадивизии. За этот период в районах Новороссийска и Мысхако частями 5-й воздушной армии было проведено 34 воздушных боя, в которых участвовало со стороны противника 345 и с нашей стороны 296 самолетов. В ходе воздушных боев летчиками 5-й воздушной армии было сбито 42 и подбито 12 самолетов противника.

Отважно и смело сражались летчики-истребители 236-й авиадивизии. Только за два дня 14 и 16 апреля в воздушных схватках над Крымской они сбили пять самолетов врага, потеряв два истребителя. Боевые действия советской авиации по поддержке десантной группы были характерны тем, что в ограниченном районе действовали силы двух воздушных армий и ВВС Черноморского флота (командующий генерал-лейтенант авиации В. В. Ермаченков). Большое внимание в этой обстановке было уделено организации взаимодействия между воздушными армиями, видами и родами авиации. В условиях когда некоторые полки 4-й и 5-й воздушных армий вынуждены были базироваться на одном аэродроме (в период весенней распутицы), управление истребительными авиационными частями обеих воздушных армий было организовано с одного командного пункта. Некоторые истребительные полки 5-й воздушной армии были переданы в оперативное подчинение командующего 4-й воздушной армией. Взаимодействие фронтовой авиации с ВВС Черноморского флота осуществлялось путем распределения районов и времени действий, а также передачей в оперативное подчинение некоторых подразделений 5-й воздушной армии командующему ВВС флота.

Для противодействия авиации противника, производящей с аэродромов Керченского полуострова систематические массированные бомбардировочные налеты на боевые порядки наших войск, была создана Геленджикская авиационная группа под командованием генерал-майора авиации В. И. Изотова. В состав группы вошли 26 экипажей 236-й истребительной авиадивизии, 38 самолетов 287-й истребительной авиадивизии. Перебазирование дало возможность более эффективно прикрывать наземные войска в районе Мысхако. Активность действий авиации противника сократилась с 1117 самолето-пролетов 17 апреля до 408 - 23 апреля.

Задача воспрепятствовать ударам бомбардировщиков противника по боевым порядкам десантных войск была выполнена. В приказе Военного совета Северо-кавказского фронта отмечалось: "Начиная с 20 апреля в течение трех дней над участком десантной группы происходили непрерывные воздушные бои, в результате которых авиация противника, понеся исключительно большие потери, вынуждена была уйти с поля боя. Господство в воздухе перешло в наши руки. Этим определилась и дальнейшая наземная обстановка"{26}.

Высокую оценку действиям авиации дал командующий 18-й армией. Генерал К. Н. Леселидзе писал: "Массированные удары нашей авиации по противнику, пытавшемуся уничтожить десантные части в районе Мысхако, сорвали его планы. У личного состава десантной группы появилась уверенность в своих силах"{27}.

В апреле авиация 5-й воздушной армии, чтобы ослабить активность вражеской авиации, подвергла ночным бомбовым ударам аэродромы противника. Отлично выполнил задание экипаж капитана А. Г. Щербатых (штурман старший лейтенант М. М. Денисяко), который прицельным бомбометанием с двух заходов уничтожил 3 самолета противника. Отличился и экипаж младшего лейтенанта Ф. С. Чеснокова (штурман младший лейтенант П. Н. Лойтер), уничтоживший 2 вражеских "юнкерса". Всего частями 132-й бомбардировочной авиадивизии было произведено 90 самолето-вылетов. В результате успешного бомбометания было вызвано до 40 очагов пожара и 20 взрывов, уничтожено 29 самолетов противника. Авиация дальнего действия нанесла удары по крупным аэродромам в Крыму, где было уничтожено и повреждено более 100 самолетов 55-й бомбардировочной эскадры. Противник вынужден был оттянуть в глубину свою авиацию с передовых аэродромов, а 55-ю бомбардировочную эскадру перебазировать из Крыма в Донбасс.

После успешного выполнения задачи по срыву немецкого наступления в районе Мысхако авиация Северо-Кавказского фронта продолжала бои в районе станицы Крымская. В это время были проведены организационные мероприятия. Согласно директиве командующего ВВС Красной Армии из состава 5-й воздушной армии были переданы в 4-ю воздушную армию 236-я и 287-я истребительные, 132-я бомбардировочная авиадивизии, 502-й штурмовой, 742-й отдельный разведывательный и 763-й ночной легкобомбардировочный авиаполки. 2-й смешанный авиакорпус также вышел из оперативного подчинения 5-й воздушной армии{28}. В период с 24 по 30 апреля 1943 года штаб 5-й воздушной армии перебазировался в Репное (8 км восточнее Воронежа), и армия вошла в состав Степного военного округа.

В боях за Кавказ 5-я воздушная армия произвела 43164 боевых вылета, из них 18 359 вылетов было совершено в оборонительный период. В общей сложности авиацией армии было сброшено на врага 100797 бомб, около 22 тыс. ампул с зажигательной смесью, выпущено более 360 тыс. пушечных снарядов и свыше 4 млн. патронов, в тылу врага разбросано 14 млн. агитационных листовок. Кроме того, доставлено своим войскам, отре-занным от баз снабжения, 776 т военных грузов. Бомбовыми и штурмовыми ударами уничтожено и повреждено 444 самолета на аэродромах противника, 380 танков, более 5 тыс. автомашин с войсками и воинскими грузами, 102 автомобильные цистерны, около 80 складов с боеприпасами и горючим. На поле боя подавлен огонь 94 артиллерийских и минометных батарей и уничтожено 680 других огневых точек противника. Летным составом проведено более 800 воздушных боев с вражескими авиаторами. При этом уничтожено 388 самолетов противника, из них 215-в ходе оборонительных боев. Сама же 5-я воздушная армия потеряла 246 боевых машин.

В жарких боях с гитлеровскими асами авиаторы 5-й воздушной армии показали образцы мужества, стойкости и мастерства. Многие воины наземных частей стали свидетелями подвигов, совершенных летчиками сержантами Евгением Лауком и Николаем Волковым, которые в критические минуты боя направили горящие самолеты в скопище вражеской техники и ценой жизни нанесли противнику огромный урон. Воздушные тараны совершили в этот период летчики-истребители лейтенант Павел Кальченко и сержант Георгий Журавлев.

За проявленные отвагу, мужество и образцовое выполнение боевых заданий по разгрому немецко-фашистских захватчиков в небе Кавказа 10 авиаторам присвоено звание Героя Советского Союза. Среди летчиков-истребителей этого звания были удостоены майор Д. Л. Калараш, капитаны М. П. Дикий и С. С. Щиров{29}, младший лейтенант П. М. Камозин. В частях бомбардировочной авиации Героями Советского Союза стали капитаны М. С. Горкунов и С. П. Дейнеко, лейтенант А. М. Горбунов, младшие лейтенанты И. И. Назин и Ф. С. Чесноков. В штурмовой авиации лейтенант Г. К. Кочергин.

В боях за Кавказ получила дальнейшее развитие тактика всех родов авиации. Большую роль в этом сыграли командиры соединений, частей, подразделений и рядовые летчики. В 236-й истребительной авиадивизии под руководством подполковника В. Я. Кудряшова в оборонительный период были отработаны приемы нанесения бомбоштурмовых ударов по аэродромам противника составом дивизии. В боях на краснодарском направлении и под Крымской в частях этого соединения появились новые способы обеспечения бомбардировщиков и штурмовиков. Одним из них была высылка в район цели 3-4 пар истребителей для выяснения обстановки и передачи информации о ней на радиостанцию наведения. За ними через 5-10 минут подходили крупные группы истребителей. Они вытесняли из района предстоящих действий вражескую авиацию или связывали боем истребителей противника, создавая благоприятные условия для успешного выполнения задачи бомбардировщиками или штурмовиками, которые, не встречая серьезного противодействия со стороны средств ПВО гитлеровцев, атаковывали цели с нескольких заходов. Такое взаимодействие почти исключало потери от истребителей противника даже при значительной насыщенности ими района боевых действий.

Во время боев на Кубани утвердились такие зарекомендовавшие себя победными успехами тактические приемы, как смелое применение расчлененных по фронту и в глубину боевых порядков истребителей, основой которых стали слетанные пары, знаменитая покрышкинская "этажерка".

При выполнении этого приема летчики строили боевые порядки своих истребителей в два-три яруса. Группа первого (нижнего) яруса в составе половины или даже 2/3 сил действовала на высотах от 2 тыс. до 3 тыс. м. Группы двух верхних ярусов находились с превышением над нижним от 500 до 1 тыс. м. Боевой порядок внутри группы состоял из пар, эшелонированных между собой по высоте. При таком положении истребители противника, находившиеся над полем боя, были вынуждены вступать в затяжные и ожесточенные бои с нашими истребителями. Боевой порядок, образно названный "этажеркой", был особенно удобен в бою на вертикалях, обеспечивал взаимную поддержку. Разница в высотах давала возможность верхним патрулям в случае необходимости мгновенно прийти на помощь нижним, постоянно находившимся в их поле зрения, а нижним уйти под защиту верхних горкой или боевым разворотом.

Истребителям, выполнявшим задачи сопровождения, вменялось в обязанность при отсутствии непосредственной угрозы прикрываемым самолетам атаковать ветречавшиеся на маршруте бомбардировщики. После выполнения задачи бомбардировщики и штурмовики воздушной армии при благоприятной воздушной обстановке возвращались без прикрытия, а сопровождающие их истребители оставались над полем боя для борьбы с вражескими самолетами. В результате этих мер повысилась насыщенность района боя нашей истребительной авиацией.

Летчики 238-й штурмовой дивизии во главе с генерал-майором авиации В. В. Нанейшвили успешно применили способ нанесения удара крупными группами штурмовиков из боевого порядка "круг групп".

Этот способ использовался для длительного подавления боевой техники и живой силы противника. Штурмовики в районе цели становились в круг, причем вместо круга одиночных самолетов применяли круг групп, каждая из 4-6 самолетов. Этим достигалось более мощное воздействие на вражеские войска, советские авиаторы несли меньшие потери от огня зенитных средств, облегчалось прикрытие наших штурмовиков силами истребителей.

Командиры 132-й бомбардировочной авиадивизии полковник А. 3. Каравацкий и генерал-майор авиации И. Л. Федоров, экипажи соединения немало сделали для развития тактики бомбардировочной авиации. В оборонительных боях они отработали приемы нанесения массированных бомбардировочных ударов всей дивизией по аэродромам, портам, переправам и резервам противника.

На Кубани впервые за время войны бомбардировщики стали наносить по врагу сосредоточенные удары крупными группами.

Для повышения обороноспособности групп бомбардировщиков и штурмовиков в полках этих дивизий отрабатывалось наиболее эффективное огневое взаимодействие, было введено эшелонирование боевых порядков по высоте, позволявшее вести залповый огонь по атакующим истребителям.

Во время боев на Кубани был получен первый опыт организации и частичного проведения авиационного наступления. Сущность его заключалась в непрерывной поддержке наземных войск массированными действиями авиации на всю глубину наступательной операции фронта. Авиационное наступление делилось на два периода: авиационную подготовку (иногда предварительную и непосредственную) и авиационную поддержку (сопровождение) войск в ходе наступления.

Авиационное наступление 5-й воздушной армии в интересах Черноморской группы войск в основном удалось. Авиационные части и соединения действовали согласованно. Несмотря на нехватку боевых самолетов, почти все заявки наземных войск на поддержку с воздуха вы- полнялись своевременно. Однако в действиях авиаторов были и просчеты. Не все летчики-истребители умело использовали преимущества новых самолетов ЛаГГ-3, позволявших вести эффективный воздушный бой на вертикалях. При этом не учитывалось, что в основе тактики фашистских истребителей лежал именно вертикальный маневр. Предварительно занимая превышение над советскими самолетами, немецкие летчики в ходе атаки получали большой запас скорости, за счет чего имели возможность после атаки вновь оказаться над своим противником.

Позже эти недостатки были исправлены. Широкое применение истребителями вертикального маневра, стремление постоянно иметь превышение и активное огневое взаимодействие эшелонированных по высоте истребителей позволяли советским летчикам одерживать впечатляющие победы над "мессерами". Счет сбитых фашистских самолетов в наступательных операциях на Северном Кавказе стал быстро расти.

Допускались на первых порах ошибки и в использовании истребительной авиации при отражении массированных налетов противника. В первый период воздушных сражений преобладало стремление сосредоточивать усилия на уничтожении в воздухе истребителей, а не бомбардировщиков врага. Так, в августе 1942 года из 53 сбитых самолетов противника было только 5 бомбардировщиков, а в октябре этого года из 70 уничтоженных самолетов было всего 10 "юнкерсов"{30}.

Позже такое положение было исправлено. Главные-усилия истребителей стали направляться на уничтожение бомбардировщиков противника.

В некоторых авиаполках отмечались недостатки в действиях командиров, управлявших истребителями с земли. Иногда при появлении вражеских истребителей на малых высотах летчикам, патрулировавшим в воздухе, подавалась поспешная команда "Всем вниз!". Верхняя зона оголялась, поэтому вражеские бомбардировщики беспрепятственно проходили к намеченному ими объекту. Справедливости ради следует сказать, что командование воздушной армии постоянно анализировало причины подобных ошибок и недочетов, своевременно принимало меры для их устранения и исправления. Большую помощь личному составу и командовании? армии оказал командующий Черноморской группой войск генерал И Е. Петров. Он доброжелательно относился к авиаторам, знал их нужды и запросы, часто бывал в авиационных частях, хорошо понимал роль авиации в операциях наземных войск.

Общими усилиями авиаторы воздушной армии выполнили поставленные перед ними задачи. Жаркие воздушные схватки стали хорошей школой боевого опыта для летчиков и командиров всех степеней.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}См. "Совершенно секретно! Только для командования!". М., 1967. С. 380, 381, 383.

{2}См. : Великая Отечественная война Советского Союза 1941- 1945: Краткая история. М., 1984. С. 147.

{3}Центральный архив Министерства обороны СССР (далее ЦАМО), ф. 5- й ВА, оп. 5016, д. 6, л. 72.

{4}ЦАМО, ф. 327, оп. 5016, д. 14, л. 19, 20, 21.

{5}Там же, л. 25.

{6}ЦАМО, ф. 319, оп. 4798, д. 4, л. 189-195.

{7}ЦАМО, ф. 327, оп. 5755, д. 4, л. 30.

{8}Там же, л. 33.

{9}ЦАМО, ф. 346, оп. 5755, д. 4, л. 31.

{10}ЦАМО, ф. 327, оп. 5016, д. 16, л. 202, 203.

{11}История второй мировой войны 1939-1945. М., 1975. Т. 5. С. 166.

{12}Сборник документов ЦК ВКП(б), ГКО, Ставки ВГК, Наркома обороны, Главного политического управления РККА по вопросам партийно-политической работы за годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1960. С. 386.

{13}См.: Гречко С. Н. Решения принимались на земле. М., 1984. С. 52.

{14}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 6, л. 4, 5, 8.

{15}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 8, л. 4, 5, 7

{16}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 12, л. 4.

{17}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 13, л. 3.

{18}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 12, л. 4.

{19}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 6, л. 4-6; д. 12, л. 4, 5; д. 13, л. 3, 4.

{20}ЦАМО, ф. 327, oп. 5016, д. 9, л. 230.

{21}Скоморохов Н. М. Служение Отчизне. Саратов, 1977. С. 57,

{22}См.: История второй мировой войны 1939-1945. М., 1976. Т. 6. С. 104.

{23}См.: История второй мировой войны 1939-1945. Т. 6, С. 106.

{24}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 29, л. 28.

{25}См.: Яковлев А. С. Цель жизни. М., 1966. С. 298.

{26}ЦАМО, ф. 319, он. 4798, д. 47, л. 7.

{27}Там же.

{28}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 29, л. 25.

{29}В 1950 г. С. С. Щиров лишен звания Героя, в чем роковую роль сыграл Берия. См.: Известия. 1988. 18 октября.

{30}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 6, л. 5; д. 12, л. 4.

На Степном фронте

В начале августа 1943 года стратегическая обстановка, сложившаяся на юго-западном крыле советско-германского фронта, благоприятствовала переходу советских войск в контрнаступление на белгородско-харьковском направлении. Группировка немецких сил, оборонявшаяся на этом направлении, была ослаблена, так как командование вермахта во второй половине июля вынуждено было изъять из нее часть войск для переброски в Донбасс и на орловское направление. К 3 августа 1943 года белгородско-харьковская группировка противника насчитывала до 300 тыс. человек, свыше 3 тыс. орудий и минометов и до 600 танков и штурмовых орудий. С воздуха ее поддерживал 4-й воздушный флот, имевший в своем составе более 1 тыс. самолетов{1}.

К этому времени основные силы Воронежского и Степного фронтов сосредоточились на белгородско-харьковском направлении. Это создавало наиболее выгодные условия для нанесения глубокого фронтального удара в стык ослабленных предшествующими боями на Курской дуге 4-й танковой армии и оперативной группы "Кемпф". Учитывая сложившуюся группировку войск, Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение нанести рассекающий удар смежными крыльями Воронежского и Степного фронтов из района северо-западнее Белгорода в общем направлении на Богодухов, Валки, Новая Водолага в целях раскола белгородско-харьковской группировки и последующего охвата и разгрома вражеских соединений в районе Харькова. С решением этой задачи для советских войск открывались возможности продвижения к Днепру, а также создавалась угроза тылу и коммуникациям донбасской группировки противника.

Операцию планировалось провести в два этапа: нанести поражение немецко-фашистским войскам севернее, восточнее и южнее Харькова, затем освободить Харьков и завершить Курскую битву. После перегруппировок и доукомплектования в составе Воронежского и Степного фронтов числилось 980,5 тыс. человек, более 12 тыс. орудий и минометов, 2400 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1300 самолетов{2}. Советские войска имели превосходство, над противником в людях, артиллерии, танках и авиации.

Воздушная обстановка на белгородско-харьковском направлении была благоприятной. Советская авиация прочно удерживала господство в воздухе, а моральный дух летчиков, штурманов, стрелков-радистов, воздушных стрелков, всех авиационных специалистов был исключительно высок. Пройденная ими школа напряженнейших боев под Москвой и Ленинградом, под Сталинградом и на Кубани подняла их боевое мастерство на качественно новую ступень.

В соответствии с поставленной задачей войска Стопного фронта (7-я гвардейская армия генерала М. С. Шумилова, 53-я армия генерала И. М. Мапагарова и 69-я армия генерала В. Д. Крюченкина) должны были нанести главный удар в направлении Журавлиный, Стрелецкое, Грязное, имея задачу во взаимодействии с войсками Воронежского фронта прорвать оборону противника, овладеть Белгородом обходом его с запада и в последующем развивать наступление на Харьков.

Боевые действия наземных войск Степного фронта обеспечивала 5-я воздушная армия, части и соединения которой базировались на аэродромных узлах Короча, Новый Оскол, Иловское. К началу операции в ее состав входили: 1-й бомбардировочный авиационный корпус (командир полковник И. С. Полбин) в составе 1-й гвардейской и 293-й бомбардировочных авиадивизий (командовали этими соединениями полковники Ф. И. Добыш и Г. В. Грибакин); 1-й штурмовой авиационный корпус (командир генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов) в составе 266-й и 292-й штурмовых авиадивизий и 203-й истребительной авиадивизии (командиры полковник Ф. Г. Родякин, генерал-майоры авиации Ф. А. Агальцов и К. Г. Баранчук); 4-й истребительный авиационный корпус (командир генерал-майор авиации И. Д. Подгорный) в составе 294-й и 302-й истребительных авиадивизий, которыми командовали подполковник И. А. Тараненко и полковник А. П. Юдаков; 511-й отдельный разведывательный авиаполк (командир майор А. А. Бабанов){3}.

Перед началом наступления 5-я воздушная армия пополнилась новыми полками истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков. Некоторые из них в своем составе насчитывали до 50 проц. молодых летчиков из запасных частей, не принимавших участия в боевых действиях. С ними срочно была организована учеба. Инструкторами и наставниками стали закаленные воздушные бойцы - летчики, хорошо изучившие сильные и слабые стороны врага, его тактику. Положительным было то, что командиры и политработники авиационных корпусов и дивизий имели двухлетний фронтовой опыт. Командир 1-го штурмового авиационного корпуса генерал-лейтенант авиации Василий Георгиевич Рязанов в 1935 году закончил командный факультет Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н. Е. Жуковского, служил командиром и комиссаром авиабригады. Перед войной командовал отдельной эскадрильей, а затем соединением. В годы Великой Отечественной войны с июля по сентябрь 1942 года командовал авиационной армией Ставки Верховного Главнокомандования, в состав которой входила 9-я авиационная дивизия, преобразованная затем в 1-й штурмовой авиакорпус. Позже Василию Георгиевичу Рязанову было присвоено звание Героя Советского Союза, а 2 июня 1945 года он удостоен второй медали "Золотая Звезда".

Командир 1-го бомбардировочного авиационного корпуса полковник Иван Семенович Полбин отличился еще в боях с японцами на реке Халхин-Гол, где был командиром бомбардировочного авиаполка, затем он активно участвовал в битве под Москвой, сражался у стен Сталинграда. Иван Семенович известен как великолепный летчик, теоретик и практик тактики группового бомбометания с пикирования, автор и первый исполнитель бомбардировочной "вертушки", обеспечивавшей высокую эффективность поражения малоразмерных целей при групповых ударах с пикирования. Как правило, он лично водил большие группы бомбардировщиков на выполнение боевых заданий.

Командир 4-го истребительного авиакорпуса генерал-майор авиации Иван Дмитриевич Подгорный с первого дня войны командовал 46-м истребительным авиаполком, который защищал небо Ленинграда, воевал под Москвой. В сражении под Сталинградом Подгорный был командиром авиадивизии, а в ходе Курской битвы командовал истребительным авиакорпусом. Он много летал лично, неоднократно участвовал в воздушных боях.

Такие командиры, как Рязанов, Полбин и Подгорный, много сделали для обеспечения успеха авиации.

Перед 5-й воздушной армией командующий Степным фронтом генерал-полковник И. С. Конев поставил задачи: поддержать наступление войск фронта, сосредоточив основное внимание авиации на участке 53-й армии, имея главными целями огневые средства и живую силу противника на поле боя; обеспечить ввод в прорыв танковых соединений; воспрепятствовать работе железнодорожного транспорта гитлеровцев, разрушать полотна железных дорог, станции, мосты, не давать противнику перебрасывать свои резервы к полю боя; уничтожать вражескую артиллерию и танки; удержать господство в воздухе, надежно прикрывать главные группировки войск 53-й армии и 69-й армии от воздействия авиации противника; вести непрерывную разведку войск противника на поле боя и в его тактической глубине.

Усилия авиации не рассредоточивались по всему пространству фронта, а концентрировались на направлении главного удара. Она должна была прокладывать дорогу пехоте, вести ее за собой, наступать совместно с пехотой и своими мощными бомбоштурмовыми ударами шаг за шагом подавлять всю систему обороны противника, сломить его волю к сопротивлению и тем самым расчистить. путь своим войскам.

До начала операции командующий 5-й воздушной армией генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов поставил задачи соединениям. 1-му штурмовому авиакорпусу предстояло непрерывными действиями групп штурмовиков в сопровождении истребителей подавлять и уничтожать систему обороны противника впереди наступающих войск, а частью сил вести разведку ближайшего тыла противника и не допустить подхода его резервов к полю боя. 1-му бомбардировочному авиакорпусу требовалось сосредоточенными ударами больших групп Пе-2 в сопровождении истребителей уничтожать и подавлять артиллерийско-минометные батареи на огневых позициях, узлы сопротивления на поле боя и в ближайшем тылу, войска и технику в местах скопления, сосредоточения и на марше. Командиру корпуса предписывалось иметь в готовности группу для действия на поле боя по объектам противника. 4-му истребительному авиакорпусу было приказано силами 302-й истребительной авиадивизии обеспечить боевую работу 1-го бомбардировочного авиакорпуса, а также иметь в постоянной готовности группы Ла-5 для наращивания сил истребителей. Части 294-й истребительной авиадивизии должны были прикрыть ударную группировку наземных войск на главном направлении и уничтожать авиацию противника над полем боя.

Из состава 294-й истребительной авиадивизии по решению комкора И. Д. Подгорного создали специальную группу из 12 истребителей под кодовым названием "Меч" во главе с майором М. И. Зотовым. Она была укомплектована лучшими летчиками 427-го истребительного авиаполка и вызывалась в зону истребления авиации противника для наращивания сил в наиболее сложные периоды воздушных боев. Группа "Меч" независимо от метода прикрытия наземных войск имела постоянное дежурство на своем аэродроме для вылета в зону истребления.

Перед началом Белгородско-Харьковской операции штабом армии был разработан план-график боевых действий частей 5-й воздушной армии на первый день операции. Предусматривалось произвести два бомбовых удара по переднему краю обороны противника. Первый удар наносился силами 50 пикирующих бомбардировщиков Пе-2 по штабам, артиллерийским позициям и узлам сопротивления врага перед началом артиллерийской подготовки. Возглавить эту группу поручалось командиру 1-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии полковнику Ф. И. Добышу. Атаку пехоты и танков поддерживали 100 бомбардировщиков Пе-2 двумя группами (по 50 самолетов в каждой). Группы возглавляли комкор И. С. Полбин и командир 293-й бомбардировочной авиадивизии полковник Г. В. Грибакин. В соответствии с планом-графиком они должны были наносить бомбовые удары по переднему краю вражеской обороны. Одновременно предусматривалось, что атаку пехоты и танков с самого начала будут поддерживать группы штурмовиков Ил-2 (до 20-30 самолетов в каждой). По указанию генерала И. С. Конева впервые в боевой практике штурмовой авиации намечалось следование групп Ил-2 непрерывным потоком.

По плану-графику истребителям 4-го авиакорпуса ставилась задача на прикрытие наземных войск с воздуха группами по 10-14 самолетов. Они должны были на протяжении всего боевого дня вылетать в зоны появления гитлеровской авиации, вступать в воздушные бои и уничтожать самолеты врага, отражая их попытки прорваться в район боевых действий советских наземных войск.

С ведущими групп бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей сопровождения была проведена конференция. На основе боевого опыта было решено, что встреча с истребителями сопровождения должна происходить над их аэродромом, для чего ведущие бомбардировщиков и штурмовиков по радио обязаны были вызывать свою группу. В боевых порядках истребителей предполагалось иметь группу непосредственного сопровождения и ударную группу.

Наиболее сложными оказались вопросы организации взаимодействия авиации с артиллерией и танками в ходе авиационной поддержки войск. По опыту прошедших боев было известно, что там, где действовали танки, не было четко выраженной линии фронта, использование дымов и полотнищ тоже исключалось, поэтому детально отрабатывалось взаимодействие по месту и времени. Планировалось обозначать свои войска с помощью сигнальных ракет, опознавательных знаков, нанесенных на башни танков и самоходных установок. Наведение самолетов на наземные цели должно было производиться по радио.

При подготовке летного состава большое значение придавалось личному общению командиров групп штурмовиков с авиационным представителем авианаводчиком, который, как правило, располагался в командирском танке в голове колонны. По распоряжению командующего 5-й воздушной армией генерала С. К. Горюнова ведущие групп и офицеры штабов авиаполков выезжали в стрелковые и танковые части на рекогносцировку местности, чтобы увидеть оборонительную полосу, которую нужно было прорвать.

Батальоны аэродромного обслуживания и инженерно-аэродромные подразделения под руководством начальника аэродромного отдела тыла армии подполковника Г. Н. Абаева сумели в исключительно короткий срок, работая днем и ночью, подготовить прифронтовые аэродромы, на которые заблаговременно перебазировались части истребительной и штурмовой авиации. В непосредственной близости к ним были сосредоточены максимально возможные запасы горючего и боеприпасов.

Инженерно-авиационная служба под руководством

главного инженера армии инженер-полковника А. Г. Руденко ускорила ремонт материальной части неисправных самолетов. Все они к началу операции были введены в строй.

Штурманская служба воздушной армии, возглавляемая подполковником М. Н. Галимовым, сумела своевременно обеспечить соединения и части точными расчетами на поражение узлов сопротивления врага не только на первый день операции, но и на последующий период с учетом продвижения войск фронта вперед.

Большую работу провели связисты во главе с майором И. С. Давыдовым. В ходе наступления командиры л штабы соединений могли быстро связаться как со своими авиационными частями, так и с наземными войсками.

Много работы выпало на долю воздушных разведчиков. До мельчайших подробностей была исследована намеченная полоса прорыва, выявлены тактические и оперативные резервы врага. Наиболее опытные экипажи 511-го авиаполка, возглавляемые старшими лейтенантами В. Г. Завадским, Г. Г. Лядовым, лейтенантами С. И. Коханюком и Н. К. Савенковым, со средних высот на самолетах Пе-2 провели не только плановые, но и перспективные съемки, особенно вдоль железных и шоссейных дорог. К выполнению перспективных съемок с малых высот были привлечены экипажи штурмовиков В. Т. Веревкина, Г. Т. Красоты, Б. В. Лопатина и В. М. Лыкова.

На основании данных воздушной разведки штаб фронта издал карту-схему оборонительного рубежа противника и разослал ее во все наземные армии. Авиационным корпусам и дивизиям были даны схемы артиллерийских позиций врага и его опорных пунктов, а также других объектов, которые могли препятствовать продвижению советских войск.

На период боев впервые в практике воздушной армии перед авиаторами 511-го авиаполка была поставлена задача: непрерывно вести наблюдение за полем боя и сообщать по радио на командные пункты наземных войск и авиационных командиров данные о состоянии воздушной обстановки, своевременно предупреждать их о приближении групп вражеских бомбардировщиков, об обнаруженных скоплениях танков и пехоты, о перегруппировках немецко-фашистских войск.

В период подготовки к контрнаступлению большую работу провели политорганы и партийные организации, мобилизуя личный состав авиационных частей на успешное выполнение предстоящих задач. Политической работой руководили заместитель командующего по политической части генерал-майор авиации В. И. Алексеев и начальник политотдела армии полковник Н. М. Проценко. Политотделы (всего в армии, было 16 политотделов дивизий, корпусов и тыловых соединений) возглавляли такие опытные политработники, как генерал-майор авиации Ф. И. Брагин, полковники И. С. Беляков, А. Е. Боев, А. С. Горбунов, К. Г. Присяжнюк, подполковники Е. И. Копылов, А. М. Старчак, А. Т. Фролков. Они вместе с заместителями командиров авиационных полков и батальонов аэродромного обслуживания по политической части, парторгами, комсоргами, агитаторами всю работу направляли на повышение морально-боевых качеств летного состава, популяризацию героических подвигов, совершенных летчиками, разъяснение офицерам, сержантам я солдатам итогов оборонительного сражения на Курской дуге, на обеспечение лучшего выполнения боевых заданий. Во многих парторганизациях подразделений проводились партийные собрания, на которых шла речь о примерности коммунистов при выполнении боевых задач, при подготовке материальной части и выполнении других заданий.

Регулярно выходили армейская газета "Советский пилот", а также листовки, издаваемые политическим управлением Степного фронта. Они воспитывали ненависть к врагу, призывали воинов к героизму, мужеству, отваге.

Особое внимание политорганы и партийные организации уделяли приему в Коммунистическую партию. К концу июля 1943 года в партийных организациях 5-й воздушной армии на учете состояло 6519 членов и кандидатов в члены партии. В ряды партии было принято свыше 400 лучших летчиков, техников и младших авиационных специалистов. И в августе партийная организация армии насчитывала 7655 человек. Членами и кандидатами в члены партии стали еще 620 авиаторов{4}.

Накануне контрнаступления в авиационных полках были проведены митинги, на которых авиаторы поклялись беспощадно громить немецко-фашистских захватчиков.

К исходу 2 августа 1943 года 5-я воздушная армия была готова к поддержке войск Степного фронта в их решительном наступлении на белгородско-харьковском направлении. Она имела 563 боеготовых самолета: 126 бомбардировщиков, 181 штурмовик, 240 истребителей и 16 разведчиков{5}. В ходе операции воздушная армия пополнилась 312-й ночной легкобомбардировочной авиационной дивизией (командир полковник П. Н. Кузнецов), имевшей 99 самолетов. Таким образом, в Белгородско-Харьковской операции на каждую армию ударного направления имелось в среднем до 150 самолетов. В резерве командующего воздушной армией оставалось еще 150-200 самолетов для наращивания сил или нанесения удара по подходившим резервам противника.

Фашистская авиация в полосе действий Степного фронта базировалась на аэродромах Бессоновка, Микояновка, Томаровка, Андреевка, Варваровка, Рогань, Основа, Федирцы, Померки, Сокольники, Полтава и насчитывала 417 самолетов{6}. Разведданные свидетельствовали о том, что противник имел значительно меньше боевых самолетов, чем в начало Курской битвы.

В составе вражеской авиации продолжали действовать части и соединения, с которыми советские авиаторы дрались в июле. Летчики люфтваффе хорошо пилотировали, грамотно использовали выгодные условия воздушной обстановки. Их командиры, ведущие групп умело выбирали и применяли такие тактические приемы, как внезапность нападения, преимущество в высоте, атаки со стороны солнца. У них были свои охотники, свои асы, сражаться с которыми приходилось в очень нелегкой обстановке.

На рассвете 3 августа, как и планировалось, по обороне врага нанесли мощный удар две группы бомбардировщиков Пе-2. Одновременно в работу вступила артиллерия. Началась Белгородско-Харьковская операция.

Вот как об этом вспоминает генерал-полковник авиации С. Н. Гречко: "Строго по плану-графику поднялись в воздух 100 наших бомбардировщиков Пе-2, 25 штурмовиков Ил-2. Под прикрытием 40 истребителей они нанесли мощные удары по основным очагам сопротивления врага, по его боевой технике, огневым средствам и живой силе в полосе прорыва вражеской обороны. Причем если первую нашу группу в 100 бомбардировщиков, возглавляемую комдивом Ф. И. Добышем, гитлеровцы встретили сильным противодействием "эрликонов", то в ходе второго бомбового и штурмового ударов, осуществленных под командованием комкора И. С. Полбина и комдива Г. В. Грибакина, противодействия зенитной артиллерии врага почти не было. Судя по всему, она в значительной мере была уничтожена"{7}.

Плотность огня бомбардировочного удара составляла 17 т авиабомб на 1 км. Огневые средства противника на участке прорыва были подавлены. После этого штурмовики 1-го авиакорпуса большими группами под прикрытием истребителей начали бомбоштурмовые действия непосредственно по переднему краю противника.

Используя результаты массированных ударов бомбардировочной и штурмовой авиации 5-й воздушной армии, а также мощной артиллерийской подготовки, войска 53-й армии после двухчасового боя овладели сильно укрепленным рубежом противника лес Журавлиный, колхоз "Смело к труду", высота 209,5, Вислое. За день 53-я и 69-я армии продвинулись на 7-8 км, а 1-й механизированный корпус до 15 км{8}. Танки прорыва вышли на исходные позиции. В течение этого дня части 5-й воздушной армии, обеспечивая прорыв обороны противника и развитие успеха, произвели 1115 самолето-вылетов, из них 623 - на бомбоштурмовые удары по врагу{9}. В среднем бомбардировщики сделали 2,5, штурмовики - 3, истребители - 3,5 самолето-вылета. На немецко-фашистские войска было сброшено около 320 т авиабомб, выпущено 62 тыс. снарядов.

В процессе наступления выявлялись наиболее упорно обороняемые объекты, куда немедленно направлялась авиация. Например, населенный пункт Вислое, по северной окраине которого проходила линия фронта до начала наступления, представлял собой сильно укрепленный узел, мешавший прорыву переднего края обороны противника. В этот район было направлено 60 Ил-2. Их атакам подвергались в основном артиллерия на огневых позициях и живая сила. В результате бомбоштурмовых действий огневые средства противника были подавлены. Советские части перешли в атаку, и вскоре Вислое было освобождено.

Выяснилось также, что дальнейшему прорыву неприятельской обороны мешает сильный огневой кулак из 15 артминбатарей, расположенных на рубеже Заготскот, высота 211,6. Сосредоточенным ударом двух групп бомбардировщиков и штурмовиков огневая система на этом рубеже была также подавлена.

Высоко оценил действия авиации командующий 69-й армией генерал-лейтенант В. Д. Крточенкин. "3 августа, - писал он, - 27 Пе-2 мощным ударом подавили огонь артиллерии противника, в результате чего пехота, очистив минные поля и преодолев проволочные заграждения, успешно атаковала гитлеровцев и овладела указанным рубежом. С линии фронта благодарят Полбина за удары по врагу"{10}. Выразительную телеграмму направил командованию 1-го штурмового авиакорпуса командир 48-го стрелкового корпуса генерал-майор З. З. Рогозный: "Только благодаря тесно организованному взаимодействию и массированным.ударам летчиков-штурмовиков на самолетах Ил-2 наземные части могли успешно продвигаться"{11}. Такие телеграммы части 5-й воздушной армии во время Белгородско-Харьковской операции получали часто.

Командование и штаб. воздушной армии хорошо понимали, что если не предпринять дополнительные меры в целях ослабления вражеской авиации, прежде всего истребительной, то в ходе операции вряд ли удастся снизить потери в летном составе. Поэтому перед постановкой задачи на боевое использование авиации на 4 августа генерал С. К. Горюнов обратился к командующему фронтом с просьбой разрешить частью сил штурмовой авиации нанести удар по самому близкому от места прорыва немецко-фашистской обороны полевому аэродрому Микояновка, на котором базировалось большое число вражеских истребителей. Это в определенной мере нарушало составленный штабом план-график. Однако генерал-полковник И. С. Конев приказал авиаторам:

- Жгите "мессеры" и "фоккеры" на аэродроме!

Для удара по гитлеровскому аэродрому командарм С. К. Горюнов выделил из 1-го штурмового авиакорпуса генерала В. Г. Рязанова 12 экипажей штурмовиков во главе с командиром эскадрильи 673-го штурмового авиаполка старшим лейтенантом Г. П. Александровым и 8 истребителей сопровождения, возглавляемых командиром эскадрильи 270-го истребительного авиаполка капитаном Н. П. Дунаевым. Когда группа подходила к вражескому аэродрому, навстречу успели взлететь несколько "мессершмиттов", но "яки" отсекли гитлеровцев от "илов" и связали их боем. В результате налета было уничтожено 15 самолетов противника, повреждено летное поле, взорван склад боеприпасов.

В течение 4 августа две группы в составе 16 самолетов 81-го гвардейского бомбардировочного авиаполка во главе с командиром эскадрильи гвардии майором Н. С. Зайцевым и 17 экипажей во главе с командиром 804-го бомбардировочного авиаполка майором А. М. Семеновым бомбардировали артиллерию противника на огневых позициях в районе Топлинки. В результате бомбового удара артиллерийский огонь врага был полностью подавлен и части 7-й гвардейской армии получили возможность развивать наступление. Эффективность этого удара подтверждается следующей телеграммой, полученной командиром 1-го бомбардировочного авиакорпуса:

"Полковнику И. С. Полбину. Произведенный Вашими группами в период 07.15-07.25 бомбардировочный удар дал хороший результат. Военный совет 7-й гвардейской армии всему личному составу, участвующему в вылете, объявил благодарность. Шумилов"{12}.

В этот же день девять бомбардировщиков 804-го авиаполка под командованием майора С. П. Тюрикова были атакованы десятью вражескими истребителями. И хотя ударная четверка истребителей сопровождения была связана боем, благодаря правильно организованному боевому порядку огнем штурманов и воздушных стрелков-радистов, а также инициативными действиями группы непосредственного сопровождения в составе четверки Ла-5 атаки противника были отбиты. Экипажи бомбардировщиков в воздушном бою сбили один ФВ-190 и без потерь вернулись на аэродром.

Во время вылета на штурмовку геройский подвиг совершил командир звена лейтенант А. И. Гридинский. Восьмерка штурмовиков во главе с капитаном С. Д. Пошивальниковым при полной бомбовой нагрузке оторвалась от взлетной полосы и взяла курс к линии фронта, чтобы нанести удар по танковой колонне противника, обнаруженной недалеко от Белгорода. Штурмовики миновали линию фронта. Вот и цель. Самолеты перестроились, образовав в небе "круг групп", и пошли в атаку.

"Илы" расстреливали из пушек и пулеметов зенитные точки, сбрасывали бомбы на фашистские танки. При третьем заходе на цель Гридинский заметил, что машина Пошивальникова задымила. Самолет командира пошел на вынужденную посадку в расположении вражеских войск. "Спасти во что бы то ни стало", - решил Гридинский и, сбросив последние бомбы на врага, последовал за машиной Пошивальникова.

Гитлеровцы тем временем начали артиллерийский обстрел площадки, где приземлился советский самолет. Туда спешили и вражеские мотоциклисты. Не теряя ни секунды, Гридинский посадил свой штурмовик рядом с горящей машиной командира. Подбежав к поврежденному самолету, он помог выбраться из него летчику, и через несколько минут самолет был уже в воздухе.

С утра 5 августа соединения 69-й армии Степного фронта устремились к Белгороду и вышли на его северную окраину, где встретили сильное огневое сопротивление. В этих условиях штурмовики и бомбардировщики мощными ударами по наиболее укрепленным узлам сопротивления и живой силе противника расчищали путь войскам. Однако части и соединения 5-й воздушной армии не ограничивались действиями по переднему краю, осуществляя удары по объектам ближайшего тыла, резервам противника в местах скопления и на коммуникациях. Обеспечивая продвижение наземных войск Степного фронта, авиация армии затратила свыше 30 проц. Самолето- вылетов на локализацию поля боя от притока свежих сил противника. Бомбардировщики на эти цели затратили свыше 60 проц. боевых вылетов.

В данной обстановке с особой силой проявился организаторский талант прославленного летчика полковника И. С. Полбина. Зная прекрасные возможности Пе-2, он часто использовал бомбардировщик в качестве самолета-истребителя. Дважды Герой Советского Союза генерал-майор авиации К. А. Евстигнеев вспоминал: "И вот раннее утро 5 августа. Взлетаем всей эскадрильей на сопровождение "петляковых".(...)

По-2 идут колоннами, по две девятки в каждой. Мы распределились по паре на каждом их фланге: я - с ведущей, а четверка Тернюка - с замыкающей. Звено Амелина летит сзади и выше всех. Свирепствуют зенитки. (...)

Замечаю среди мелких разрывов три крупные шапки черного дыма. Один бомбардировщик от прямого попадания снаряда большого калибра на какой-то миг словно приостановился, затем, опустив нос, свалился на левое крыло и, вращаясь вокруг вертикальной оси, как в плоском штопоре, полетел вниз. "Петляковы", не дрогнув, идут плотным строем.

При подходе к Борисовке слышу команду:

- Приготовились!

После команды "Пошел!" бомбардировщики ринулись на врага. Моя восьмерка пикирует вместе с ними, ведет огонь по наземным объектам. Бомбы точно попали в цель. Выйдя из пикирования, Пе-2 развернулись и взяли курс на восток. Мы - на своих местах. Вдруг слева под нами я замечаю две девятки "юнкерсов" с девятью истребителями прикрытия. Слышу знакомый голос ведущего с "пешек":

- "Маленькие", атакуем!

Меня это не удивило: не раз приходилось слышать, что командир бомбардировочного корпуса генерал И. С. Полбин вступал в бой с "лапотниками" и побеждал. Освободившиеся от бомб пикировщики решили сорвать удар фашистов по нашим войскам и на этот раз. В плотном строю со снижением они бросились в атаку на "юнкерсов". Интересно было наблюдать за ними... Необычное зрелище! Да и неожиданно это как-то... То, что слышал, - одно, а видеть - совсем другое.

Тут же передаю своим летчикам:

- Тернюк, оставайся с бомберами. Амелин, атакуем истребителей!

Противник растерялся: "мессеры" заметались, пе зная, от кого защищать "лапотников" - от нас или от полбинцев?.. "Юнкерсы" же, не выдержав такого стремительного натиска и скорее от невиданного ранее психологического воздействия свирепо надвигающихся громадин, чем от самого огня атакующих, пикированием с переворота - так быстрее! - отступили восвояси. Две девятки как ветром сдуло!

"Мессершмитты" сделали было попытку преследовать столь необычных "истребителей", но, потеряв двух сбитых - одного от атаки Амелина, - отстали.

Оценку истребителям при совместном полете с бомбардировщиками обычно давали экипажи сопровождаемых самолетов, и, надо сказать, мы не были перед полбинцами в долгу. Подтверждением тому - многие сохранившиеся шифротелеграммы с отзывами командира 1-го бомбардировочного авиакорпуса генерала Полбина"{13}.

Войска 7-й гвардейской и 69-й армий, сопровождаемые танками, стали вплотную подходить к Белгороду. Поддержка их с воздуха приняла еще более активный характер. Мощные удары по врагу наносили экипажи 266-й и 292-й штурмовых авиационных дивизий, которыми командовали полковник Ф. Г. Родякин и генерал-майор авиации Ф. А. Агальцов, а также бомбардировочные авиадивизии полковников Ф. И. Добыша и Г. В. Гри-бакина. Их действия надежно прикрывали истребители 294, 302 и 203-й авиационных дивизий подполковника И. А. Тараненко, полковника Б. И. Литвинова и генерал-майора авиации К. Г. Баранчука.

Сопротивление гитлеровцев удалось сломить. К вечеру 5 августа Белгород был полностью очищен от врага. В столице Советского Союза-Москве впервые прогремел артиллерийский салют в честь доблестных войск, освободивших Орел и Белгород. С этого времени московские салюты в ознаменование побед Советской Армии стали традицией.

Только за три дня операции воздушной армией было совершено 2782 самолето-вылета на бомбоштурмовые действия, сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков, прикрытие наземных войск. Господство в воздухе прочно удерживалось советской авиацией. Истребители противника были вытеснены с передовых аэродромов. Бомбардировочная авиация гитлеровцев была вынуждена подняться на большие высоты, и эффективность ее действий была невысокой.

Советские истребители надежно прикрывали войска от ударов авиации противника. Зоны их патрулирования были вынесены за линию фронта, что позволило заранее перехватывать вражеские самолеты. Управление с КП командиров 4-го авиакорпуса и 294-й истребительной авиадивизии, находившихся на направлении главного удара, стало более четким. Своевременно усиливался наряд патрулей истребителей, они вовремя перенацеливались на группы вражеских бомбардировщиков. В период прорыва укрепленной полосы противника только летчики 294-й авиадивизии произвели 400 боевых вылетов на прикрытие своих войск, провели 21 воздушный бой, сбили 26 фашистских самолетов, не допустили к объектам бомбометания около 100 бомбардировщиков противника{14}.

Отважно действовали летчики эскадрильи капитана И. М. Корниенко из 270-го истребительного авиаполка.

4 августа, сопровождая звено "ильюшиных" на разведку, истребители встретили в районе Белгорода 12 Ме-109. В завязавшемся воздушном бою было сбито 4 "мессершмитта". Два из них были на счету капитана Корниенко. Он еще не раз выходил победителем в боях с фашистскими летчиками. Только в Белгородско-Харьковской операции капитан И. М. Корниенко в воздушных боях сбил 11 самолетов противника. 2 сентября 1943 года за совершенные 225 боевых вылетов и сбитые 14 самолетов ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Храбро сражался другой командир эскадрильи этого полка капитан Н. П. Дунаев, который на белгородском направлении совершил 56 боевых вылетов на сопровождение Ил-2 и разведку, провел 19 воздушных боев, в результате которых сбил лично 6 самолетов противника. 2 сентября 1943 года капитану Н. П. Дунаеву было присвоено звание Героя Советского Союза. К этому времени он имел 335 боевых вылетов, провел 75 воздушных боев и сбил лично 13 вражеских самолетов.

В дни наступления на белгородском направлении прогремела слава бесстрашного летчика-истребителя командира эскадрильи 270-го авиаполка капитана С. Д. Луганского. 4 августа при сопровождении штурмовиков он провел 3 воздушных боя, обив 2 самолета врага. На следующий день Луганский провел еще 2 воздушных боя, снова уничтожив 2 вражеских истребителя. Всего в ходе операции он сбил 7 самолетов противника. 2 сентября 1943 года за умелое командование эскадрильей, личную отвагу и мастерство, за сбитые лично 18 самолетов врага С. Д. Луганскому было присвоено звание Героя Советского Союза.

После освобождения Белгорода наступление советских войск продолжало успешно развиваться. Преодолевая сопротивление противника, 53, 69 и 7-я гвардейская армии Степного фронта вплотную подошли к внешнему харьковскому оборонительному обводу, а войска 57-й армии, форсировав Северский Донец, овладели Чугуевом и с востока и юго-востока вышли на подступы к Харькову. Авиация 5-й воздушной армии, уверенно удерживая господство в воздухе, наносила мощные удары по оперативным резервам, танковым и пехотным соединениям противника, подтягиваемым к Харькову в целях нанесения контрудара. За 10 дней напряженных боев части и соединения армии произвели 6060 боевых вылетов, в том число бомбардировщики - 911, штурмовики - 1592, истребители - 3484 и разведчики - 73{15}. Противник потерял до 400 танков, 1640 автомашин, 60 железнодорожных вагонов, 25 бензоцистерн, 7 самоходных орудий. Авиаторы 5-й воздушной армии подавили огонь 45 батарей полевой и 35 батарей зенитной артиллерии. В 212 воздушных боях сбито 247 вражеских самолетов{16}.

7 августа 1943 года отличился штурман 270-го истребительного авиаполка майор П. А. Матиенко. В этот день группа из 12 истребителей, которой он командовал, сопровождала бомбардировщики, идущие уничтожать скопление крупных сил врага. "Петляковы" уже подошли к цели, когда Матиенко заметил большую группу Ю-87 в сопровождении Ме-109. Решение созрело быстро: первой четверкой связать боем истребители противника, второй четверке сопровождать Пе-2, а своим звеном атаковать "юнкерсы". Разгорелся бой. Матиенко ринулся на флагмана вражеских бомбардировщиков и поджег его. "Ястребки" закружились вокруг фашистских самолетов, поражая их меткими очередями. Строй "юнкерсов" рассыпался, они сбросили бомбы на свои же войска. А советские пикировщики беспрепятственно разбомбили живую силу и боевую технику крага.

Позже П. А. Матиенко стал командиром 153-го гвардейского авиаполка, за отвагу и мужество, проявленные в боях с врагом, был удостоен звания Героя Советского Союза.

Результативно действовала группа штурмовиков, которую возглавлял командир эскадрильи 667-го авиаполка капитан Г. Т. Красота, при штурмовке войск противника на дороге Новониколаевка - Борки - Топлинка. В районе цели шестерка штурмовиков была атакована истребителями врага. В завязавшемся воздушном бою штурмовики сбили 3 самолета противника. Группа успешно выполнила боевое задание: уничтожила 10 автомашин с грузом и до 150 солдат и офицеров противника.

9 августа отличился командир эскадрильи 667-го штурмового авиаполка старший лейтенант А. С. Бутко. Ведущим десятки он вылетел на штурмовку войск противника в районе Циркуны, Черкасское, Лозовое. При подходе к цели группа была атакована немецкими истребителями и обстреляна огнем зенитной артиллерии. Но ничто не помешало советским летчикам выполнить задание. Отразив все атаки истребителей, группа с пикирования, снижаясь до бреющего полета, в упор расстреливала живую силу и технику врага, уничтожила 12 автомашин и 3 зенитно-артиллерийские батареи.

Отважно сражались истребители 516-го авиаполка капитан И. Ф. Андрианов и старший лейтенант И. Ф. Гнездилов, которые при сопровождении штурмовиков в районе Липцы, Большие Проходы сбили два Ме-109. Победу одержали также старшие лейтенанты Н. В. Буряк, Б. В. Жигуленков, А. Ф. Мухин, которые позже были удостоены звания Героя Советского Союза.

9 августа десятка истребителей 247-го авиаполка (ведущий командир эскадрильи капитан И. Ф. Базаров), сопровождая группу штурмовиков, встретила две восьмерки истребителей противника. Одна из них вступила в воздушный бой, а другая, разделившись, пыталась с двух направлений атаковать штурмовики. Но ударная группа советских истребителей, которую возглавлял старший лейтенант Н. В. Буряк, следуя сзади и выше группы непосредственного прикрытия, разгадала маневр противника, снизилась ниже штурмовиков и, успешно маневрируя, отразила все атаки фашистских истребителей. Воздушный бой закончился победой советских истребителей, которые сбили два самолета противника. Штурмовиками задача была выполнена успешно и без потерь.

10 августа в воздушном бою отличился летчик 297-го истребительного авиаполка младший лейтенант А. В. Добродецкий. В составе группы истребителей он вылетел в район Русская Лозовая, Сотники, Липцы для прикрытия наземных войск. Над целью они встретили 50 бомбардировщиков противника в сопровождении 30 истребителей. Несмотря на численное превосходство, советские истребители вступили в бой, чтобы не дать фашистским стервятникам бомбить наземные части. В ходе воздушной схватки советские летчики сбили 17 самолетов противника. В этом бою Добродецкий сбил 1 самолет и вдруг заметил, что в хвост самолета ведущего зашли 2 "мессершмитта". Командиру группы грозила опасность, и Добродецкий пошел им наперерез. Он знал, что боеприпасы уже израсходованы, но надо было спасти жизпь командира. Молодой летчик догнал Ме-109 и ударом винта и правой плоскости совершил таран. Фашистский истребитель камнем полетел вниз, вместе с ним падал и "лавочкин". Летчик погиб.

Комсомолец А. В. Добродецкий прибыл на фронт 26 июня 1943 года. С первых дней показал себя отважным бойцом, верным защитником Родины, за короткое время совершил 27 боевых вылетов, сбил лично 3 самолета и 8 - в группе. В феврале 1944 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Через несколько дней в районе Мерефы в одном из ожесточенных, неравных боев был подбит самолет летчика 66-го штурмового авиаполка младшего лейтенанта И. Г. Драченко. Гитлеровские летчики в ходе воздушной схватки отсекли от основной группы несколько Ил-2, в том числе штурмовик Драченко, и погнали прямо на позиции своих зенитных установок. Самолет Ивана Григорьевича сильно тряхнуло. Сгоряча он по понял, что случилось: то ли настиг зенитный снаряд, то ли ударило взрывной волной. Драченко успел крикнуть воздушному стрелку: -"Прыгай!" - и больше ничего не помнил. В бессознательном состоянии его схватили гитлеровцы и отправили в Полтаву, в лагерь для военнопленных. Враги, подвергая советского летчика жестоким пыткам, унижениям, склоняли его перейти на сторону предателей Родины - власовского отребья. Убедившись в тщетности своих попыток, они вырвали у И. Г. Драченко глаз, чтобы он никогда больше не смог подняться в небо. Но мужественный летчик во время следования в Кременчуг, в специальный лагерь, бежал из плена и снова сел за штурвал грозного Ил-2.

Образцы ведения воздушного боя показывал летчик майор Н. И. Ольховский. Николай Иванович был одним из лучших командиров эскадрилий 193-го истребительного авиаполка. Коммунист, кавалер двух орденов Красного Знамени, он личным примером учил летчиков искусству побеждать. 10 августа группа из 10 истребителей под командованием майора Ольховского в районе населенного пункта Липцы встретила 14 "мессершмиттов", прикрывавших свои войска. В разгоревшемся воздушном бою опытный офицер умело распределил силы своей эскадрильи. Он лично сбил в этот день 3 истребителя противника, и все - с первой атаки. Командир звена А. Ф. Мухин, летевший с ним в одной паре, несколько раз отражал атаки "мессершмиттов", не допускал их к самолету ведущего, при этом лично сбил Ме-109. Позже майор Ольховский стал командиром 178-го гвардейского истребительного авиационного полка, а 4 февраля 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Храбро сражался командир эскадрильи 257-го истребительного авиаполка капитан Н. Н. Кононенко. Прикрывая во главе десятки Ла-5 наземные войска в районе Лозовой, советские летчики встретили около 80 бомбардировщиков и истребителей врага. Несмотря на количественное превосходство противника, они смело вступили в схватку. Бой был длительным и жарким. Лично Кононенко уничтожил 1 самолет и 8 - в группе. А всего на фронтах Великой Отечественной войны он совершил 169 боевых вылетов, провел 52 воздушных боя, в которых сбил лично 15 самолетов противника.

Мастерами бомбовых ударов по врагу показали себя летчики бомбардировочной авиации командир эскадрильи 81-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии капитан П. Я. Гусенко и заместитель командира эскадрильи 80-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии старший лейтенант Е. С. Белявин. Эскадрилья Гусенко с двух заходов с пикирования нанесла бомбовый удар по позициям противника южнее Белгорода. Прямым попаданием было взорвано хранилище боеприпасов и обеспечен успех наземным войскам в овладении сильным оборонительным узлом сопротивления.

В этот же день две группы пикирующих бомбардировщиков во главе-с командиром 81-го гвардейского авиаполка гвардии подполковником В. Я. Гавриловым и гвардии подполковником Н. С. Зайцевым с пикирования и горизонтального полета бомбили скопление живой силы и артиллерийско-минометные батареи в районе Таврово, Бродок. Насколько эффективны были эти удары, видно из телеграммы командующего 7-й гвардейской армией командиру авиакорпуса полковнику И. С. Полбину: "Ваши бомбардировщики в первый вылет действовали исключительно хорошо. Благодаря этому был взят пункт Таврово, а после бомбометания Бродок наземные части заняли северную окраину пункта и ведут бои за овладение Бродок. Шумилов"{17}. Силу бомбардировочных ударов корпуса в этой операции в полной мере испытали немецкие солдаты и офицеры. Захваченный в плен в районе Бродка обер-ефрейтор 107-го артполка 106-й пехотной дивизии показал: "107-й полк потерял свыше 75 проц. личного состава и материальной части в результате обработки его русскими бомбардировщиками"{18}.

В начале Белгородско-Харьковской операции противник пытался мелкими группами бомбардировочной и истребительной авиации систематическими и непрерывными ударами с воздуха помогать своим наземным войскам вести сдерживающие бои. Но советская авиация активными действиями заставила гитлеровцев отказаться от этого.

С первых дней наступления партийно-политическая работа, ее формы и методы претерпели большие изменения: стало больше конкретности, деловитости. Политорганы и партийные организации много внимания уделяли пропаганде подвигов воздушных бойцов. Каждый случай самоотверженности и героизма становился достоянием всех частей и подразделений, получал отражение в листовках-молниях, боевых листках и газете "Советский пилот", беседах агитаторов. О характерных воздушных боях и метких ударах по врагу рассказывали и сами участники. Об отличившихся летчиках, штурманах, стрелках-радистах, техниках и механиках сообщали родителям, на предприятия, в колхозы, школы.

Исключительное мужество в воздушных боях на белгородско-харьковском направлении проявили заместители командиров авиационных полков по политической части майоры М. Т. Вергун, Я. И. Зак, В. А. Константинов, С. Ф. Мельников. Эти замечательные политработники хорошо понимали силу личного примера, умели не только произнести речь, по и на деле показать, как нужно громить фашистов. Одним из храбрейших летчиков, пламенным политическим бойцом был заместитель командира 270-го истребительного авиаполка, майор Иван Федорович Кузьмичев. На его боевом счету к этому времени было десять сбитых вражеских самолетов. О последней уничтоженной машине следует рассказать более подробно.

...Это было в районе Сталинграда, под Котельниковом, 2 августа 1942 года. В свободное от вылетов время, когда летчики отдыхали, а комиссар готовился к очередной политической информации, над аэродромом появились два вражеских истребителя. Они прошли на бреющем полете. Наши летчики бросились к машинам, но взлететь не успели. "Мессеры", не сделав ни одного выстрела, сбросили вымпел и, круто взмыв вверх, ушли.

Вымпел подобрали, в нем нашли записку. Крупными русскими буквами было написано: "Завтра, в 8 часов утра, четыре самолета появятся над вашим аэродромом на высоте три тысячи метров. К атому времени и на такую высоту должны подняться четыре ваши машины. От вашей группы должен отделиться один летчик, но только комиссар Кузьмичев, а от нас пилот 152-й эскадры. Они проведут в воздухе единоборство".

В полку знали, что батальонный комиссар Кузьмичев - смелый, отважный и мужественный летчик, совершивший не один десяток вылетов. После окончания Качинской военной школы летчиков он в течение четырех лет работал инструктором. Затем окончил курсы летчиков-комиссаров и был назначен комиссаром эскадрильи. В 1939 году, когда империалистическая Япония развязала военную авантюру в районе реки Халхин-Гол, авиационная часть, в который служил Иван Кузьмичев, приняла участие в разгроме врага. По нескольку раз в день Кузьмичев вылетал на выполнение боевых заданий. За мужество и отвагу он был награжден орденом Красного Знамени.

С первых дней Великой Отечественной войны Кузьмичев, теперь уже комиссар полка, в групповых боях сбил несколько вражеских самолетов. Оп водил своих товарищей на сопровождение бомбардировщиков, прикрывал с воздуха наземные войска, доставлял командованию важные разведывательные данные, везде показывая пример доблести и храбрости, образцы высокого летного мастерства. Правдивым словом партии и личным примером воодушевлял подчиненных на ратные дела. И за это время ни одной раны, ни одной царапины!

...На следующее утро Кузьмичев поднял в воздух звено "яков". С комиссаром вылетели лучшие летчики полка: командир эскадрильи С. Луганский, впоследствии дважды Герой Советского Союза, И. Корниенко, впоследствии Герой Советского Союза, и молодой Володя Дрембач.

Вот что рассказал Иван Федорович об этом бое:

- К назначенному времени появились четыре фашистских истребителя. Три из них стали виражить в стороне, а один отделился и пошел нам навстречу. Я передал своему звену: "Держитесь вблизи", а сам пошел в лобовую на противника. А в голове одна мысль: "Что за птицу выпустили на меня?" Быстро рос в кольце моего прицела силуэт вражеского самолета. Гитлеровец принял лобовую атаку. "Может, решил пойти на таран? - подумал я.-Ну что же, посмотрим, у кого нервы крепче!" Решил: погибну, но не сверну. И вдруг на фонаре появились пробоины. "Ага, раз стреляешь, выходит, сдаешь! Сейчас отвернешь, и тут тебе верный конец".

Только подумал я об этом, как нос "мессершмитта" полез вверх и вправо. Трассирующие пули прошили брюхо фашистской машины. Она задымилась и начала падать, показалось пламя. В стороне забелел парашют. "Все же ты, гад, везучий",-отметил я про себя и осмотрелся. Дрались уже наши "секунданты". Гитлеровцы не приняли серьезного боя и ушли.

Вскоре я был на своем аэродроме. Помятый, жалкий, стоял передо мной фашистский летчик. На ломаном русском языке он просил об одном - сохранить ему жизнь. Он уже не думал ни о тысячах марок, ни о Железном кресте, которые были обещаны ему в том случае, если собьет "красного комиссара".

Войска Степного фронта, преодолев упорное сопротивление противника, прорвали внешний оборонительный обвод, находившийся в 8-14 км от Харькова. Немецкое командование бросило для обороны все, что было под рукой, и в течение четырех дней соединениям Степного фронта пришлось вести упорные бои на достигнутых рубежах, отражая ожесточенные контратаки. Враг был измотан. К исходу 1.7 августа части и соединения генерала И. С. Конева вышли на северную окраину города, стремясь окружить врага с запади, востока и юга. В распоряжении гитлеровцев оставалась лишь одна дорога на Полтаву, но и она подвергалась непрерывным ударам советской авиации.

Несмотря на удержание советскими авиаторами господства в воздухе, противник имел немало самолетов. Чтобы окончательно сломить его сопротивление, у генерала С. К. Горюнова возникла мысль нанести бомбо- штурмовой удар по вражеским аэродромам Сокольники, Померки и Основа. Командующий фронтом И. С. Конев одобрил замысел командарма, но потребовал, чтобы план-график авиационной поддержки наступления наземных войск при этом строго соблюдался.

Офицерам штаба воздушной армии пришлось немало потрудиться, чтобы перегруппировать силы без ущерба для поддержки боевых действий танков и пехоты. В итоге решили ударить не по трем, а только по двум аэродромам: Сокольники и Померки. Ведущими штурмовых групп были назначены штурман 800-го авиаполка капитан М. И. Степанов и командир звена 673-го авиаполка старший лейтенант В. А. Богров. Штурмовиков прикрывали истребители во главе с капитаном С. Д. Луганским и старшим лейтенантом Н. В. Буряком.

В Померках базировалось 20 "мессершмиттов". Пять из них в результате налета сгорели, несколько машин было повреждено огнем из пушек. Штурмовой налет на аэродром Сокольники оказался еще более удачным: там было подожжено 22 бомбардировщика, повреждено 5 сборных ангаров, взорван склад боеприпасов{19}.

15 августа 1943 года начальником штаба 5-й воздушной армии был назначен генерал-майор авиации Н. Г. Селезнев. Николай Георгиевич Селезнев в шестнадцать лет начал службу в Красной Армии, где вступил в ряды ВКП(б), окончил Военно-воздушную академию. Он принимал участие в боевых действиях против финской военщины. В 5-ю воздушную армию прибыл с должности начальника штаба 17-й воздушной армии.

В эти дни, с 18 по 22 августа, фашисты пытались разгромить основные силы ударной группировки Воронежского фронта в районе Богодухова, чтобы добиться решительного изменения обстановки в свою пользу на всем белгородско-харьковском плацдарме. Активизировалась и вражеская авиация. По данным только воздушной разведки, противник перебросил из тыла и других участков фронта на аэродромы Полтавского и Харьковского аэроузлов более 500 самолетов. Особенно много бомбардировщиков и истребителей было обнаружено на аэродромах Полтавы, Миргорода, Кайдаки, Карловки, Лебедина. Для истребителей полевые аэродромы и площадки были оборудованы ближе к линии фронта, в пригородах Харькова.

Однако ничто не могло изменить ход сражения за Харьков.

Утром 18 августа 53-я и 57-я армии продолжали наступление, стремясь более плотно охватить Харьков с запада и юго-запада. Части и соединения 5-й воздушной армии непрерывно находились над полем боя. Могучие разрывы авиабомб сливались с мощным гулом огня артиллерии. Успешно действовали в этот день летчики-штурмовики 667-го авиаполка. 18 Ил-2 во главе с командиром полка майором Д. К. Рымшиным вылетели на штурмовку войск противника в районе Ржавец, Бабаи, Яковлев-ка. До цели дошли благополучно. Встали в "круг", сделали четыре захода. Вниз полетели реактивные снаряды, бомбы, гулко стучали пушки. При пятом заходе над нолем боя появились "мессершмитты", которые с ходу попытались вклиниться в боевой порядок штурмовиков. Однако их маневр но удался. Ведомые надежно прикрывали ведущих. Меткий огонь вели воздушные стрелки, а истребители прикрытия разогнали вражеские самолеты.

В этом вылете отличился лейтенант И. X. Михайличенко. При выходе из пятой атаки он заметил впереди себя Ме-109, довернул штурмовик в его сторону и дал залп из пушек и пулеметов. "Мессер" загорелся и врезался в землю. И тут же Михайличенко почувствовал, как его "ильюшин" вздрогнул от удара сверху и резко накренился вправо. На плоскости зияла огромная дыра, штурмовик начал падать. Только попробовал летчик увеличить скорость, с крыла полетели клочья обшивки. И все-таки самолет летел - летел в сторону линии фронта. Ценой больших усилий Иван Михайличенко довел штурмовик до своего аэродрома. Вскоре "ил" заботливыми руками техников и механиков был отремонтирован, экипаж снова поднялся в воздух.

19 августа при выполнении боевого задания по штурмовке войск и техники противника в районе Гавриловка, Песочин группа из девяти Ил-2 под командованием старшего лейтенанта И. Г. Газизулина после выхода из первой атаки над Коротичами была встречена четырьмя фашистскими истребителями. Ведущий организовал групповую оборону в боевом порядке "круг" и вступил в воздушный бой с противником. В завязавшейся схватке было сбито два самолета врага. Остальные фашистские истребители, видя безрезультатность своих атак, скрылись. Поставленные задачи были выполнены успешно. Группа штурмовыми действиями уничтожила шесть автомашин с грузами и две батареи зенитной артиллерии.

22 августа группа из 18 Ил-2 во главе с капитаном А. П. Компанийцем штурмовала живую силу и технику противника в лесу восточнее Люботина. В районе цели она подверглась сильному обстрелу зенитной артиллерии и атакам 12 ФВ-190 и Ме-109. Советские штурмовики заняли боевой порядок "оборонительный круг" и вступили в воздушный бой с истребителями противника. Летчики и воздушные стрелки ъ этом бою проявили исключительное мужество и героизм. Они прицельными очередями отражали одну за другой атаки немецких истребителей и в ходе воздушного боя сбили один Ме-109. Задание по штурмовке было выполнено.

Дерзко дрался с врагом старший летчик 667-го штурмового авиаполка лейтенант И. А. Антипин, экипаж которого за два дня уничтожил орудие с прислугой, танк, батарею зенитной артиллерии, сбил истребитель врага. За отличное выполнение боевых заданий командования на белгородско-харьковском направлении он был награжден двумя орденами Красного Знамени. Командование части посылало отважного штурмовика на самые ответственные задания. В любую погоду он вылетал на разведку, приносил исчерпывающие данные о противнике. Однажды, возвращаясь из полета в паре с младшим лейтенантом И. Т. Гулькиным, Антипин увидел на встречном курсе вражеский бомбардировщик Ю-87, атаковал и меткой очередью сбил его. За боевые подвиги 1 июля 1944 года Ивану Алексеевичу Антипину было присвоено звание Героя Советского Союза.

На харьковском направлении успешно включилась в боевую работу 312-я авиационная дивизия ночных легких бомбардировщиков (командир полковник П. Н. Кузнецов) в составе 392, 930 и 992-го авиаполков. Дивизия обеспечивала операцию наземных войск по освобождению Харькова, наносила ночью удары по скоплению войск противника, находившихся в движении и в местах сосредоточения. Объектами бомбардировок были артиллерийские и минометные позиции в районе Люботина, шоссейная и железная дороги, связывающие Харьков, Мерефу и Новую Водолагу. Удары наносились одиночными самолетами с небольшим интервалом беспрерывно в течение ночи, что подвергало гитлеровцев постоянному моральному воздействию, изматывало и изнуряло их.

В боях за Харьков особенно отличились экипажи капитанов А. А. Дорошенко и П. П. Закревского, лейтенантов М. А. Николаева и И. Н. Чернышова из 930-го Комсомольского авиаполка. Эта часть была создана по ходатайству Центрального Комитета комсомола в июне 1942 года. Командиром полка был назначен член ЦК ВЛКСМ майор М. Д. Еренков, военкомом - батальонный комиссар А. Д. Шрамко. Через месяц после формирования личный состав вступил в бой с врагом на Калининском фронте. Авиаторы-комсомольцы летали в ближайшие тылы гитлеровцев, уничтожали эшелоны с войсками и грузами противника, срывали его движение по железнодорожным и шоссейным дорогам, сметали мосты и переправы. За ночь каждому экипажу приходилось делать по 8-10 вылетов.

Узнав о боевых делах летчиков-комсомольцев, молодежь Татарии, где формировалась часть, решила шефствовать над полком. В августе 1942 года шефы прислали свой первый подарок - 6 новых самолетов По-2, построенных на личные сбережения комсомольцев и молодежи Татарской АССР. Спустя несколько месяцев, накануне Белгородско-Харьковской операции, в полк прибыла делегация комсомольцев автономной республики. На торжественном митинге гости передали авиаторам еще 20 самолетов По-2, на фюзеляжах которых красовались надписи: "Кзыл Татарстан", "Комсомол Татарстана", "Казанский комсомолец", "Зеленодольский комсомолец", "Пионер Татарии". Полку было передано Красное знамя обкома комсомола. Летчики и штурманы заверили шефов, что они на подаренных самолетах будут беспощадно уничтожать фашистских захватчиков и с честью пронесут Красное знамя сквозь суровые годы войны до полной победы над ненавистным врагом. И слово свое они держали крепко.

За 21 и 22 августа авиасоединения 5-й воздушной армии совершили только на дорогу Харьков - Полтава 1300 самолето-вылетов, где уничтожили 57 танков, 291 автомашину, до 130 орудий, а также рассеяли до 1 тыс. вражеских солдат и офицеров{20}.

С каждым днем положение харьковской группировки противника все более осложнялось. Во второй половине дня 22 августа немецко-фашистские войска стали отходить из района Харькова. Вспоминая события тех дней, И. С. Конев писал: "Чтобы не дать возможности противнику уйти из-под ударов, вечером 22 августа я отдал приказ о ночном штурме Харькова.

Всю ночь на 23 августа в городе шли уличные бои, полыхали пожары, слышались сильные взрывы. Воины 53-й, 69-й, 7-й гвардейской, 57-й армий и 5-й гвардейской танковой армии, проявляя мужество и отвагу, умело обходили опорные пункты врага, просачиваясь в его оборону, нападали на его гарнизоны с тыла. Шаг за шагом советские воины очищали Харьков от фашистских захватчиков"{21}.

23 августа Харьков был полностью освобожден от захватчиков. Большая часть группировки противника была уничтожена, а остатки ее, побросав оружие и снаряжение, в панике бежали на юго-запад. В приказе Верховного Главнокомандующего отмечалось: "Сегодня, 23 августа, войска Степного фронта при активном содействии с флангов войск Воронежского и Юго-Западного фронтов в результате ожесточенных боев сломили сопротивление противника и штурмом взяли город Харьков.

Таким образом, вторая столица Украины - наш родной Харьков освобожден от гнета немецко-фашистских мерзавцев.

В наступательных боях за овладение городом Харьков наши войска показали высокую боевую выучку, отвагу и умение маневрировать.

В боях за город Харьков отличились войска генерал-майора И. М. Манагарова, генерал-лейтенанта В. Д. Крюченкина, генерал-лейтенанта М. С. Шумилова, генерал-лейтенанта Н. А. Гагена, генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова и летчики генерал-лейтенанта авиации С. К. Горюнова".

В ходе Белгородско-Харьковской операции соединения и части 5-й воздушной армии совершили 14668 боевых самолето-вылетов, из них 6443 - на бомбардировку и штурмовку живой силы и боевой техники противника{22}. В результате боевых действий части воздушной армии уничтожили 570 танков, 3657 автомашин с грузами и войсками, 118 батарей полевой и 171 батарею зенитной артиллерии, 20 минометных батарей, 34 пулеметные точки, взорвали 115 складов с боеприпасами, 9 - с горючим, уничтожили и вывели из строя более 10 тыс. гитлеровцев{23}.

Фашистская авиация, по данным ПВО Степного фронта, произвела в ходе операции 8280 самолето-пролетов. Особую активность бомбардировочная авиация противника проявила во время наступления советских войск на подступах к Харькову. Действия ее в этот период характеризовались массированностью. Группы из 30-40 бомбардировщиков следовали одна за другой. Только 17 августа из общего числа отмеченных 800 самолето-пролетов 700 было произведено бомбардировщиками{24}.

При выполнении боевых задач в 412 воздушных боях советские летчики уничтожили 409 самолетов противника, но и сами потеряли 90 машин{25}.

Многие самолеты были подбиты, не дошли до аэродромов, сели на фюзеляж. В первые дни операции летчики некоторых истребительных авиаполков увлекались воздушными боями с вражескими истребителями и подчас оставляли без прикрытия штурмовики и бомбардировщики. По этой причине было потеряно 5 Пе-2 и 25 Ил-2{26}.

Командир 1-го штурмового авиакорпуса генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов был недоволен действиями летчиков 203-й истребительной авиадивизии генерала К. Г. Баранчука. На разборе полетов в 247-м истребительном авиаполку этой дивизии он предупредил летчиков:

- За тех, кого собьет враг с земли, я с вас спрашивать не стану. Если же потери у штурмовиков появятся от фашистских истребителей, буду рассматривать это как невыполнение приказа. Не гонитесь за числом сбитых самолетов. Для вас герой не тот, кто обивает чужие,. а тот, кто двоих штурмовиков не дает в обиду. Прикрыть штурмовики, дать им работать спокойно - вот задача летчиков истребительной авиадивизии, входящей в состав штурмового корпуса, вот ваше главное дело.

В ходе операции были и другие недочеты. Группы истребительных патрулей не эшелонировались по высоте, дежурили на сноси территории. Не всегда хорошо было организовано оповещение о приближении воздушного противника. Это вынудило прикрывать наземные войска непрерывным патрулированием в воздухе, что приводило к большому расходу сил.

Много труда в обеспечение победы вложили техники, механики и мотористы авиационных полков, где инженерно-техническим составом руководили инженер-майоры С. И. Бабий и В. И. Виноградов, инженер-капитаны В. И. Катилевский, С. Б. Некротин, С. И. Лобанков, Е. Л. Фраинт. Например, группе технического состава 240-го истребительного авиаполка необходимо было срочно ввести в строй три поврежденных в бою самолета с заменой на одном из них мотора. Согласно существующим нормам на это требовалось четыре дня, но техник звена техник-лейтенант Д. А. Качагин, механик самолета старший сержант П. Е. Козлов, мотористы младшие сержанты А. 3. Хаплийчук и Б. 3. Хаплийчук и другие специалисты сумели за двое суток выполнить все работы.

Напряженно работали техники звеньев техники-лейтенанты II. М. Бондарев, П. И. Золотев и И. В. Шушин, младший техник-лойтенант И. А. Кузнецов, механики самолетов старший сержант Д. И. Беседин, сержант В. С. Нюнин, механики по вооружению старшины А. Д. Асканов и А. А. Бабацов, сержанты Ф. С. Бондаренко и М. И. Коган. Многие из механиков настойчиво просились заменить воздушного стрелка, и некоторым из них удалось совершить по нескольку вылетов. Так, сержант Коган совершил 40 боевых вылетов и был награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды. Младшим авиационным специалистам для заправки, например, "илов" горючим, маслом, сжатым воздухом и зарядки боеприпасами отводились считанные минуты. При этом надо учесть, что на каждый штурмовик оружейникам приходилось подвешивать бомбы и реактивные снаряды, заряжать пушки и пулеметы.

Самоотверженно выполняли свое дело, не отставая от мужчин, механики по вооружению Екатерина Кубышки-па, Валентина Медведева, Мария Маслова, Эмма Узалевская, механики по приборам Анна Сорокина, Нина Шарапова, парашютоукладчица Мария Раздорская. Девушки делали все возможное, а порой и невозможное, чтобы самолеты всегда были в готовности к вылету.

Подвижная авиаремонтная сеть за период операции отремонтировала 2712 самолетов, 14 моторов, в том числе полевая ремсеть - 2649 самолетов. Инженерно-авиационная служба армии во главе с генерал-майором ИТС А. Г. Руденко добилась оперативного снабжения частей необходимыми материалами и запасными частями. По оценке начальника штаба ВВС генерал-полковника авиации С. А. Худякова, ИАС армии работала четко, обеспечила максимальное количество исправных самолетов, добилась отсутствия отказов техники по вине личного соcтава{27}. Хорошо трудились солдаты, сержанты и офицеры частей авиационного тыла на обеспечении боевых вылетов и подготовке аэродромной сети. Например, личным составом 85 раб (начальник полковник И. А. Добрынин) было подвезено 1902 т авиабомб, более 25 млн. снарядов и патронов, 83 авиационных мотора. За этот период построено 18 командных пунктов, 17 летных полей, 95 укрытий для самолетов и 107 других специальных сооружений{28}.

С честью справлялись со своими задачами водители автотранспортных батальонов и батальонов аэродромного обслуживания. Ефрейтор И. А. Лавриненко заправил водой и маслом 965 самолетов. Не раз Иван Лавриненко находился в различных переделках, попадая под обстрел вражеской авиации. Однако он сумел сберечь и себя, и машину. Однажды ему поручили снять пушки и пулеметы с самолета Ил-2, находившегося у линии фронта. Лавриненко, несмотря на ожесточенный огонь гитлеровцев, блестяще выполнил задание. По нему равнялись многие другие водители. Младший сержант В. М. Тришкин, прибывший в действующую армию в начале августа 1943 года, обслужил 135 самолетов. Добросовестно трудился водитель автостартера рядовой И. Ф. Жуков. За операцию он произвел 1450 самолето-запусков, наездил 5170 км, не имея ни одной поломки. Круглые сутки заправлял топливом самолеты Ил-2 водитель бензозаправщика ефрейтор А. С. Иванченко. Все они были награждены орденами и медалями.

Мужественно и храбро действовали команды солдат и сержантов, которые обслуживали ложные аэродромы. Не зная страха перед врагом, они различными средствами привлекали внимание противника, заставляли его сбрасывать смертоносный груз на ложные объекты. Отважно действовала команда, возглавляемая рядовым С. А. Федоровым, на ложном аэродроме Ромахов. В один из августовских дней, вечером, на аэродроме был включен ночной старт. Гитлеровцы, приняв его за действующий, нанесли бомбовый удар. После разрыва первых бомб загорелись макеты самолетов и специальных машин. Команда советских воинов, имитировавшая жизнедеятельность ложного аэродрома, открыла огонь из нескольких зенитных пулеметов. Это еще больше убедило фашистских летчиков в том, что они нанесли удар по действующему аэродрому. Появилось много очагов пожара,. искусно имитируемых маскировщиками. На ложный аэродром было сброшено более 50 бомб различного калибра.

В воздушной армии в июле - августе было оборудовано 6 ложных аэродромов, на которых установили около 100 макетов самолетов и спецавтотранспорта, построили более 50 ложных укрытий, складов горючего и боеприпасов. Противник принимал их за действительные и неоднократно подвергал бомбардировкам. Только в августе на ложные аэродромы было произведено 9 вражеских самолето-налетов и сброшено 759 бомб различного калибра{29}.

Свои боевые задачи по поддержке войск Степного фропта в контрнаступлении на белгородско-харьковском направлении 5-я воздушная армия выполнила успешно. Активно воздействуя с воздуха на противника, авиасоединения помогли войскам разгромить крупную группировку немцев. В Белгородско-Харьковской операции в полном объеме было осуществлено авиационное наступление, что явилось дальнейшим шагом в развитии оперативного искусства ВВС. Оно началось с мощной авиационной подготовки, после которой бомбардировщики и штурмовики 5-й воздушной армии немедленно переключились на поддержку наступавших наземных войск. Усилия авиации сосредоточивались на узких участках фронта. Массированным ударам подвергались наиболее важные объекты - танки и артиллерия, которые препятствовали успешному продвижению войск Степного фронта. Обеспечивая непрерывное воздействие на войска противника, воздушная армия тем самым снижала способность гитлеровцев к сопротивлению, наносила им большие потери, способствовала успеху прорыва наземными войсками оборонительных позиций врага. С вводом в сражение подвижных соединений полки и дивизии воздушной армии переключили свои главные усилия на подавление средств противотанковой обороны противника, изолировали район боевых действий от подхода резервов, обеспечили прикрытие с воздуха танковых и механизированных корпусов. С самого начала отхода вражеских войск советские авиаторы принимали активное участие в их преследовании. Для подавления фашистской авиации наносились удары по ее аэродромам. Дальнейшее развитие получили способы взаимодействия воздушной армии с наземными войсками и организация управления авиационными частями и соединениями. Чтобы обеспечить более четкое управление авиацией, было создано несколько радиосетей. В частности, выделялась отдельная радиосеть для управления и наведення экипажей 1-го штурмового авиакорпуса на поле боя.

Боевые действия на белгородско-харьковском направлении отличались напряженной борьбой за господство в воздухе. На выполнение этой задачи 5-й воздушной армией было затрачено до 35 проц. всех самолето-вылетов. Борьба с авиацией противника увенчалась разгромом ее основных сил.

В боях под Белгородом и Харьковом совершенствовалась тактика родов авиации. Получили развитие действия штурмовой авиации как крупными группами самолетов, так и небольшими подразделениями. Для лучшего управления штурмовиками и наблюдения за их действиями над полем боя командные пункты командира 1-го штурмового авиакорпуса генерал-лейтенанта авиации В. Г. Рязанова и командиров 266-й и 292-й штурмовых авиадивизий полковника Ф. Г. Родякина и генерал-майора авиации Ф. А. Агальцова были размещены вблизи наблюдательных пунктов командующих наземными армиями.

Экипажи 1-го бомбардировочного авиакорпуса И. С. Полбина широко 'применяли способ нанесения сосредоточенных ударов в составе до дивизии включительно, часто практикуя бомбометание с пикирования. Летчики 4-го истребительного авиакорпуса генерал-майора И. Д. Подгорного получили ценный опыт ведения групповых воздушных боев с применением маневра в вертикальной плоскости. Для 294-й и 302-й истребительных авиадивизий, прикрывавших наземные войска, назначались полосы, в которых они уничтожали самолеты противника. Для дальнего обнаружения вражеских самолетов применялись самолеты-разведчики, которые патрулировали в районе аэродромов противника на вероятных маршрутах его полета и передавали по радио данные о всех появившихся группах самолетов. Это позволяло своевременно наращивать усилия патрулирующих пар, звеньев и эскадрилий и осуществлять перехват вражеских самолетов на дальних подступах. При сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков истребители образовывали несколько групп различного тактического назначения. В боевых порядках истребителей сопровождения в отличие от прежнего построения, состоявшего обычно из одной группы, создавались ударные группы и группы прикрытия, а в ряде случаев и передовые группы. Помимо сопровождения истребители прикрывали бомбардировщики и штурмовики в районе цели. Это намного повысило надежность прикрытия и свидетельствовало о значительном совершенствовании тактики истребительной авиации.

В период подготовки и в ходе наступления большое значение имела авиационная разведка. Если в 1942- 1943 годах она осуществлялась в основном визуальным наблюдением, а воздушное фотографирование только начало применяться, то теперь роль его намного возросла. Белгородско-Харьковская операция готовилась с использованием многократного предварительного фотографирования вражеской обороны. К воздушной разведке кроме 511-го отдельного разведывательного авиаполка привлекались другие части.

На белгородско-харьковском направлении основные силы авиации использовались над полем боя. Их действия тщательно согласовывались с действиями наземных войск по времени, месту и объектам; устанавливались четкие сигналы взаимодействия; командирам и штабам авиасоединений предоставлялась полная инициатива в решении задач на поддержку войск.

Боевой опыт, полученный в Белгородско-Харьковской операции, способствовал значительному повышению выучки летного и технического состава, организаторского мастерства и тактической зрелости авиационных командиров и политработников.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}См.: История второй мировой войны 1939-1945. М., 1976. Т. 7. С. 170.

{2}См.: История второй мировой войны 1939-1945. Т. 7. С. 172.

{3}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 35, л. 3.

{4}ЦАМО, ф. 327, оп. 5014, д. 8, л. 3.

{5}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 35, л. 3.

{6}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 79, л. 162.

{7}Гречко С. Н. Решения принимались на земле. С. 117-118.

{8}См.: История второй мировой войны 1939-1945. Т. 7. С. 173.

{9}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 79, л. 232.

{10}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 63, л. 33.

{11}Там же, л. 110.

{12}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 63, л. 18.

{13}Евстигнеев К. А. Крылатая гвардия. М., 1982. С. 99, 100-101.

{14}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 63, л. 132.

{15}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 38, л. 4.

{16}Там же, л. 12.

{17}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 61, л. 18.

{18}ЦЛМО, ф. 327, оп. 4999, д. 61, л. 18.

{19}См.: Гречко С. Н. Решения принимались на земле. С. 132.

{20}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 4, л. 5.

{21}Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. М 1982 С. 37

{22}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 35, л. 7.

{23}Там же.

{24}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 79, л. 165.

{25}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 35, л. 9.

{26}ЦАМО, ф. 327, оп. 5016, д. 53, л. 26.

{27}ЦАМО, ф. 327, оп. 5016, д. 53, л. 32.

{28}ЦАМО, ф. 327, оп. 5016, д. 53, л. 65.

{29}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 94, л. 109.

В битве за Днепр

В соответствии с планами Ставки Верховного Главнокомандования с августа и до конца 1943 года было проведено несколько крупных наступательных операций на западном и юго-западном направлениях. Особое значение имели боевые действия по освобождению Левобережной Украины, Донбасса и форсированию Днепра, осуществлявшиеся Центральным, Воронежским, Степным, Юго-Западным и Южным фронтами.

Битва за Днепр началась на разных направлениях неодновременно и состояла из нескольких объединенных общим замыслом операций групп фронтов. Дело в том, что гитлеровские войска, вынужденные перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте и стремившиеся удержать захваченную территорию, развернули строительство стратегического оборонительного рубежа. Особое внимание фашистское командование уделило обороне по Днепру. К концу сентября враг создал здесь развитую в инженерном отношении, насыщенную противотанковыми и противопехотными средствами оборону - так называемый Восточный вал.

Фашистские генералы считали, что, используя эту мощную естественную водную преграду и созданные на ней укрепления, они не допустят форсирования Днепра советскими войсками. "Скорее Днепр потечет обратно,- заявил после падения Харькова Гитлер, - нежели русские преодолеют его - эту мощную водную преграду 700-900 м ширины, правый берег которой представляет цепь непрерывных дотов, природную неприступную крепость"{1}. Вражеская пропаганда постоянно твердила, что на Днепре фронт будет прочным, что Красная Армия не сумеет преодолеть этот глубоководный рубеж.

После разгрома белгородско-харьковской группировки противника Ставка 24 августа поставила Степному фронту задачу продолжать наступление всеми силами в общем направлении на Валки и совместно с левым крылом Воронежского фронта уничтожить валковскую группировку врага, а в дальнейшем развивать наступление на Красноград и Верхнеднепровск. Подвижным войскам следовало выйти на Днепр и захватить переправы через реку.

Боевые действия войск Степного фронта поддерживала 5-я воздушная армия, имевшая 630 самолетов, в том числе 159 дневных и 89 ночных бомбардировщиков, 166 штурмовиков, 216 истребителей{2}. Соединения и части базировались на аэродромных узлах, удаленных от линии фронта на 50-70 км. Штурмовые и истребительные авиационные полки располагались обычно вместо на одном аэродроме или в непосредственной близости друг к другу, что давало им возможность совместно выполнять боевые задания. Армия действовала в условиях сложного аэродромного базирования. Отступая, противник выводил из строя стационарные аэродромы, посадочные площадки, взрывал или минировал на них здания и сооружения.

Штаб воздушной армии, штабы авиационных соединений и частей тщательно планировали предстоящие боевые действия, много внимания уделяли обобщению и использованию боевого опыта Белгородско-Харьковской операции, подготовке командного, летного и всего личного состава. Особенно тщательно отрабатывались вопросы управления подчиненными частями и осуществления взаимодействия с сухопутными войсками при прорыве обороны противника и развитии успеха, а также при вводе в прорыв танковой армии и поддержке ее действий в полосе наступления. Прикрытие войск на главном направлении было возложено на 4-й истребительный авиакорпус под командованием генерал-майора авиации И. Д. Подгорного.

Политотдел армии, политорганы авиационных корпусов и дивизий, партийные и комсомольские организации частей и подразделении организовали работу по обеспечению предстоящих боевых действий, исходя из задачи изгнать немецко-фашистских захватчиков из Левобережной Украины. Особое внимание обращалось на разъяснение приказов Верховного Главнокомандующего, который требовал смело и решительно взламывать вражескую оборону, день и ночь преследовать противника, не давая ему закрепиться на промежуточных рубежах. К началу операции была закончена работа по расстановке партийного и комсомольского актива, укреплены партийные организации эскадрилий. В сентябре - октябре 1943 года партийная организация воздушной армии возросла на 775 человек и насчитывала 8687 коммунистов{3}. Партийная прослойка среди всего личного состава составляла 23-25 проц., а среди летчиков и штурманов - 50- 55 проц. Вместо с комсомольцами члены партии составляли от 65 до 85 проц. личного состава авиачастей. Коммунисты и комсомольцы являлись надежной опорой командования как при выполнении боевых задач, так и в организации воспитательной работы среди воинов-авиаторов. Члены партии чувствовали себя ответственными за поведение каждого однополчанина и со всей строгостью относились к себе, зная, что по ним равняется остальной личный состав.

Перед началом наступления во всех партийных и комсомольских организациях прошли партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждались задачи коммунистов и комсомольцев в предстоящих боях. Во всех частях состоялись митинги, на которых авиаторы выразили твердую решимость разгромить немецко-фашистских захватчиков.

С первых дней боевых действий основные усилия воздушной армии были сосредоточены на прикрытии наступавших войск фронта и содействии им бомбоштурмовыми ударами, особенно при форсировании рек Мжа, Ворскла, Голтва, уничтожении железнодорожных объектов и переправ, а также при ведении разведки.

Войска Степного фронта, сломив упорное сопротивление врага, 29 августа овладели станцией Люботин. 5 сентября войска 7-й гвардейской армии освободили город и железнодорожный узел Мерефа. Разгром противника под Люботином и Мерефой, открывший путь на Полтаву и далее к Днепру, а также успешное наступление соседних фронтов вынудили врага к отступлению на всей Левобережной Украине.

В первой половине сентября бомбардировщики 1-го авиакорпуса нанесли мощные бомбовые удары по жизненно важным объектам противника. В результате сосредоточенных ударов трех полковых групп 1-й гвардей- ской бомбардировочной авиадивизии, которые возглавлялись гвардии подполковниками В. Я. Гавриловым, Н. А. Рыбальченко и гвардии майором С. П. Тюриковым, на железнодорожных путях было уничтожено более 200 вагонов, в том числе 2 эшелона с боеприпасами и 1 с войсками{4}. Действия бомбардировщиков обеспечивались истребителями 302-й авиадивизии (командир полковник А. П. Юдаков).

Советские летчики при выполнении боевых заданий проявляли образцы самоотверженности и геройства. Они понимали, что авиационная поддержка сухопутных войск, у которых не всегда были в достаточном количестве артиллерия и боеприпасы, часто решала успех боя с противником. Ударами авиации разрушались мосты и переправы через Днепр у Кременчуга, чтобы отрезать пути отходившему врагу с кременчугского плацдарма.

20 сентября командующий Степным фронтом генерал армии И. С. Конев поставил задачу войскам преследовать отступавшего противника, разгромить немецко-фашистские соединения на кременчугском и днепродзержинском направлениях, на плечах врага с ходу форсировать Днепр и овладеть плацдармами на правом берегу. Форсирование Днепра должно было осуществляться на фронте протяженностью 130 км.

Препятствуя отходу противника, части воздушной армии произвели 244 боевых вылета на бомбардировку железнодорожных, шоссейных мостов и переправ. Бомбовым ударам подверглись мосты через Днепр у Днепропетровска и Кременчуга, через Ворсклу у Полтавы и Берестовую у Краснограда. В результате бомбардировок были разрушены 4 железнодорожных, 3 шоссейных моста, переправа, повреждено и выведено из строя еще несколько мостов и переправ.

Сопротивление врага было упорным. Но когда его северный фланг был охвачен войсками Воронежского фронта, оп вынужден был начать отход к Днепру. В это время усилия частей и соединений 5-й воздушной армии сосредоточивались на уничтожении отступавших войск на дорогах, у переправ и мостов, а также на подавлении узлов сопротивления и опорных пунктов.

23 сентября войска Степного фронта освободили Полтаву. Противник большими колоннами стал отходить в направлении Кременчуга и переправляться на правый берег Дпепра, а 5-я воздушная армия продолжала разрушать мосты и понтонные переправы. Не имея других путей отступления, вражеские войска скопились у переправ.

28 сентября войска Степного фронта, преследуя отступавшие немецко-фашистские войска, уничтожая их живую силу и технику, подошли к Кременчугу, а на следующий день город был освобожден. В приказе Верховного Главнокомандующего на имя генерала армии И. С. Конева отмечалось:

"Войска Степного фронта после трехдневных упорных боев сломили сопротивление противника и сегодня, 29 сентября, овладели городом Кременчуг сильным предмостным опорным пунктом немцев на левом берегу реки Днепр.

В боях за освобождение города Кременчуг отличились войска генерал-лейтенанта Жадова, генерал-лейтенанта Манагарова и летчики генерал-лейтенанта авиации Горюнова"{5}.

После ликвидации кременчугского предмостного укрепления войска Степного фронта приступили к форсированию Днепра и овладели плацдармами на правобережье в районах Денисовни, Куцеваловки, Мишурина Рога, Сусловки, Тарасовки, Погребной, Бородаевки, Домот-кани, развернув бои за их расширение.

Авиация противника, имевшая в своем боевом составе 653 самолета, основные усилия направила на бомбардировку боевых порядков советских войск на поле боя и на прикрытие своих наземных частей и соединений от воздействия 5-й воздушной армии. Наибольшую активность немецко-фашистская авиация проявляла в первую декаду, когда наземные части противника оказывали упорное сопротивление и вели сдерживающие бои па. промежуточных рубежах обороны по рекам Мерефа, Мжа, на подступах к Кременчугу и при форсировании Днепра. Характерной особенностью действий ВВС противника являлось то, что она редко наносила бомбовые удары по тыловым объектам. Бомбометание небольшими группами гитлеровцы производили главным образом при отсутствии советских самолетов. Как только в небе появлялись краснозвездные истребители, они сразу же прекращали бой, беспорядочно сбрасывали бомбы и уходили от цели. В схватку вступали редко и неохотно. В ходе преследования отходивших немецко-фашистских войск командованием воздушной армии принимались самые энергичные меры для сохранения устойчивого управления войсками. Генералы С. К. Горюнов и Н. Г. Селезнев постоянно следили за обстановкой и требовали, чтобы все авиационные командиры в любое время знали, где и как действует противник, где находятся войска, какие задачи выполняют подчиненные авиачасти, каково их материально-техническое обеспечение. В отдельных случаях командарм С. К. Горюнов требовал от командиров авиационных дивизий выделения специальной эскадрильи, которая должна была следить за положением наступавших войск Степного фронта и ежечасно докладывать обстановку. При отрыве подвижных войск от главных сил и потере связи на помощь приходили воздушные разведчики 511-го авиаполка и других авиационных частей: они отыскивали их та восстанавливали связь. Непрерывная воздушная разведка и систематическое наблюдение с воздуха за продвижением своих войск облегчали управление авиацией в этой операции и обеспечивали командование фронта и общевойсковых армий данными об обстановке.

"Трудно приходилось нашим пехотинцам, - вспоминает активный участник битвы за Днепр трижды Герой Советского Союза маршал авиации И. Н. Кожедуб. - И мы, летчики, никогда не забывали о том, кто на земле, кто в траншее держит оборону или готовятся к броску.

Помню, 30 сентября 1943 года я в третий раз повел свою эскадрилью в район Бородаевки прикрывать наш плацдарм на правом берегу Днепра. Внизу шел ожесточенный танковый бой. И получилось так, что остался я над плацдармом один. Чутье подсказывало: вот-вот должны появиться вражеские бомбардировщики. И действительно, слышу сквозь треск в наушниках приказ с КП дивизии: "Сокол-31"! Юго-западнее Бородаевки появились бомбардировщики. Немедленно атакуйте!"

Впереди, ниже меня, восемнадцать бомбардировщиков. Они вошли в пикирование. Некоторые уже начали бросать бомбы. Вражеских истребителей не видно.

Внизу - пехотинцы, артиллеристы, танкисты. Конечно, они смотрят на мой самолет. Я как бы чувствую их локоть. Мой долг - быстрее помочь им. Отвесно пикирую с высоты 3.500 метров, развиваю максимальную скорость, быстро сближаюсь, открываю огонь по голове колонны, врезаюсь во вражеский строй. Фашистские стрелки открывают ответный огонь. Кидан" самолет из стороны в сторону. Появляюсь то сбоку, то вверху, то внизу.

Мои неожиданные маневры, точность, быстрота действий вызывают у врага смятение. Самолеты прекращают бомбежку, выходят из пикирования. Некоторые неприцельно сбрасывают бомбы.(...)

У меня горючее на исходе, а противник не уходит. Надо, надо сбить хотя бы одного! Тогда враг будет деморализован и уйдет, это уже знаю по опыту.

Быстро пристраиваюсь к одному из бомбардировщиков - подхожу снизу. В упор открываю огонь. Самолет, охваченный пламенем, падает. Остальные поспешно уходят, беспорядочно сбрасывая бомбы и отстреливаясь.

Когда приземлился на аэродроме, в конце пробега остановился мотор: бензин кончился..."{6}

Советские авиаторы, используя различные тактические варианты, всегда находили выход из самых, казалось, безвыходных положений. В этом им помогала и та первоклассная техника, которая находилась в руках летчиков. Многие типы отечественных самолетов значительно превосходили по скорости и маневренности гитлеровские машины.

Взаимодействуя с наземными войсками, 5-я воздушная армия в сентябре наносила удары по отходившим гитлеровским войскам на дорогах и переправах, а также по узлам сопротивления, обеспечивала с воздуха продвижение частей и соединений Степного фронта вперед. Действия 1-го бомбардировочного авиакорпуса были направлены на уничтожение боевой техники, огневых средств и живой силы на поле боя и в районах сосредоточения, разрушение железнодорожных и шоссейных мостов, переправ, ведение разведки. Дневные бомбардировщики Пе-2 наносили удары в основном с горизонтального полета и с пикирования под углом 60 град., что обеспечивало высокую эффективность бомбометания. Прицеливание осуществлялось по ведущему в группе. Заходов на цель выполнялось столько, сколько позволяла воздушная обстановка, как правило, два-три.

Бомбовые удары по днепровским мостам в районе Кременчуга наносились 21 и 24 сентября при противодействии пяти зенитных батарей и истребителей противника. Однако группам бомбардировщиков, которые возглавляли командиры авиаполков подполковник А. А. Новиков и майор С. П. Тюриков, удалось достигнуть успеха. По данным воздушных разведчиков, каждый из мостов железнодорожный и автомобильный - был поражен двумя прямыми попаданиями авиабомб, они получили значительные повреждения и на несколько дней оказались выведенными из строя.

Поддерживая с воздуха войска 7-й гвардейской армии на днепровском плацдарме, боевые группы бомбардировщиков во главе с ведущими комкором И. С. Полбиным, командирами дивизий Ф. И. Добышем и Г. В. Грибакиным впервые применили новый способ бомбометания с пикирования с непрерывным заходом одиночных Пе-2 на цель. Тактическая новинка оказалась неожиданной для гитлеровцев, дала высокий результат. Впоследствии этот метод бомбометания, названный "вертушкой" Полбина, получил широкое распространение в большинстве воздушных армий. Он давал возможность летчикам-бомбардировщикам не только несколько раз за один вылет наносить удары с пикирования, но и в необходимых случаях вступать в бой с фашистскими истребителями, отражать их нападение, не прекращая бомбометания.

1-й штурмовой авиакорпус, действуя по войскам противника на поле боя, способствовал наступлению войск Степного фронта. На эти цели было произведено 3566 боевых самолето- вылетов. При этом действия штурмовиков отличались непрерывностью. Массированные удары применялись в редких случаях. Чаще всего имели место эшелонированные налеты мелкими группами - по четыре - шесть самолетов. Заходы на цель производились с разных направлений и, как правило, со стороны солнца. Прицеливание в группе было индивидуальным, количество заходов доходило до четырех-пяти, а в отдельных случаях в зависимости от воздушной обстановки и до восьми.

Управление группами штурмовиков на поле боя производилось командиром 1-го авиакорпуса, который постоянно находился на наблюдательном пункте одного из командующих наземной армией на направлении главного удара. Имея хорошую оперативно-тактическую подготовку, большой боевой опыт командования крупными соединениями, генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов отлично организовывал работу по взаимодействию с наземными войсками и управлению боевыми действиями авиации на поле боя.

Ко времени битвы за Днепр подчиненные Рязанова завершили отработку нового тактического приема "замкнутый круг". При поддержке с воздуха войск 7-й гвардейской армии на плацдарме летчики в полной мере убедились, что штурмовка новым способом, то есть путем образования над наземными целями "замкнутого крута" из 8-10 самолетов, гораздо эффективнее и безопаснее, чем разрозненные удары по избираемым каждым летчиком целям. Построение в "замкнутый круг" позволяло штурмовикам в течение 25-30 минут наносить непрерывные удары по врагу и одновременно отражать атаки фашистских истребителей. Особенно умело применяли штурмовку "замкнутым кругом" группы ведущих капитана М. И. Степанова, старшего лейтенанта Г. П. Александрова, младших лейтенантов И. К. Джинчарадзе и Я. К. Минина. Помогая наземным войскам отражать танковую контратаку врага в районе Корниловки, они в течение часа сожгли 9 "тигров" и "пантер", заставив противника отказаться от повторных контратак.

4-й истребительный авиакорпус кроме прикрытия наземных войск и ведения разведки выполнял задачи по удержанию господства в воздухе и обеспечению сопровождения бомбардировщиков и штурмовиков. Авиаполки корпуса произвели 2814 боевых вылетов, из них 987 - на сопровождение.

Новое в тактике советских истребителей при выполнении прикрытия наземных войск состояло в том, что пары или звенья в группах рассредоточивались по высотам. Они активно искали противника и вступали с ним в бой еще до его подхода к цели. Управление ими осуществлялось при помощи радиолокационных установок "Редут". Смена групп происходила в воздухе над районом прикрытия. При штурмовке наземных целей, как правило, часть истребителей вместе со штурмовиками вела огонь по наземным войскам противника, а другая часть в ото время прикрывала их. Затем они менялись местами.

В период преследования врага истребители осуществляли разведку. Велась она в основном парами. В разведку входило выяснение направлений отхода, состава вражеских войск, подхода резервов, мест сосредоточения танков, артиллерии и других огневых средств. Разведку осуществлял ведущий, а ведомый в это время наблюдал за воздухом и прикрывал своего напарника. Разведданные передавались по радио.

312-я ночная легкобомбардировочная авиадивизия (командир полковник П. Н. Кузнецов), имевшая на вооружении самолеты По-2, уничтожала и изнуряла живую силу на поле боя и в местах скопления войск противника, действовала по железнодорожным объектам, аэродромам, переправам, вела разведку ночью. Полки дивизии произвели 1622 боевых вылета. Свои задачи ночные бомбардировщики По-2 выполняли в основном одиночными самолетами. Бомбометание осуществлялось с горизонтального полета и планирования.

Воздушные разведчики 511-го авиаполка своевременно вскрывали сосредоточение ударных группировок противника. Во взаимодействии с другими видами разведки помогали командованию выяснять намерения врага, определять направление контрударов, обнаруживать происшедшие изменения в группировке войск и авиации противника. Например, по данным экипажей разведчиков старших лейтенантов В. Г. Завадского и Н. К. Савенкова, стало известно, что крупные автоколонны гитлеровцев отходят от Краснограда на Днепропетровск и через Полтаву на Кременчуг. Об этом было немедленно доложено командующему фронтом, а затем Ставке, где было принято решение о преследовании отходивших войск.

Ведя непрерывные бои с отступавшим противником, авиационные части и соединения осуществляли многократные перебазирования с одного аэродрома на другой. Только в течение сентября штурмовики перелетали на новые места три, а ночные бомбардировщики и истребители четыре раза. Чтобы сила ударов по противнику не снижалась, перебазирование частей и авиасоединений осуществлялось поэтапно: одна часть экипажей вела бой, другая в это время перелетала на аэродром, освобожденный от вражеских войск и приведенный в готовность для дальнейшего использования.

Всего частями и соединениями 5-й воздушной армии в сентябре совершено 7817 боевых вылетов, во время которых уничтожено и повреждено 178 танков, 1893 автомашины, 26 самолетов на аэродромах, 9 автобензоцистерн, 128 батарей полевой и 58 - зенитной артиллерии, 13 минометных батарей, взорвано 25 складов с горючим и 49 - с боеприпасами. В 148 воздушных боях советские летчики сбили 134 вражеских самолета, потеряв 26 летчиков{7}.

В сентябрьских боях отличились командир эскадрильи 516-го истребительного авиаполка капитан И. Ф. Андрианов, сбивший три фашистских самолета Ме-109, а также его однополчанин командир эскадрильи капитан А. Н. Гришин, который при сопровождении двенадцати Ил-2 в район Борки во главе шестерки Як-1 вступил в воздушный бон с шестнадцатью Ме-109 и лично сбил два самолета противника.

Отважным воздушным бойцом показал себя командир звена 193-го истребительного авиаполка старший лейтенант А. Д. Догадайло. 9 сентября эскадрилья истребителей под командованием майора Н. И. Ольховского сопровождала группу бомбардировщиков в район Ковяги, Валки. При подходе к цели десятка "мессершмиттов" пыталась атаковать "петляковых". Отбивая атаки вражеских истребителей, советские летчики сбили четыре самолета противника, один из них был на счету А. Д. Догадайло. В конце месяца, вылетев в группе, которую возглавлял командир эскадрильи старший лейтенант И. П. Бахуленков, Догадайло в ходе воздушной схватки сбил еще один "мессершмитт". Впоследствии старшему лейтенанту Алексею Дмитриевичу Догадайло было присвоено звание Героя Советского Союза.

В ожесточенных боях за Левобережную Украину отважно сражался заместитель командира эскадрильи 82-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии старший лейтенант П. А. Плотников. Экипаж Плотникова всегда выполнял самые сложные и ответственные задания командования, в совершенстве владел полетами в сложных метеоусловиях, а сам командир имел звание воздушного снайпера. 19 сентября, вылетев в составе группы на бомбардировку железнодорожного моста через Днепр, Плотников выполнил точный заход и с пикирования прямым попаданием повредил мост. Еще через день экипаж Плотникова уложил две бомбы прямо в автомобильный мост и на продолжительное время вывел его из строя.

17 сентября группа штурмовиков 66-го авиаполка во главе с капитаном А. А. Дсвятьяровым под прикрытием десяти истребителей получила задачу выйти на участок дороги Красноград-Карловка и нанести штурмовой удар но живой силе, танкам, автомашинам и бронетранспортерам врага. Чтобы ввести противника в заблуждение, Девятьяров, но долетая десяти - двенадцати километров до города, увел свою группу от дороги и, но выпуская гитлеровцев из виду, на высоте 1200-1300 м прошел вдоль шоссе до самой Карловки. Фашистам, видимо, и в голову не приходило, что советские самолеты, летящие в стороне, могут развернуться и ударить по ним, они двигались в том же порядке и тем же темном, не рассредоточиваясь и не предпринимая мер для защиты от воздушного нападения.

Вот и Карловка. Вслед за ведущим вся группа развернулась. Теперь под штурмовиками была шоссейная дорога, плотно забитая фашистскими войсками. Девятьяров подал команду:

- Атакуем!

Первая цель - мост через реку. На него сыплются бомбы. Высота - 10-15 м. Трассы снарядов и пулеметные очереди словно рассекают колонну. Первый заход выполнен. Экипажи набрали высоту, выбрали цели и снова пошли в атаку. Танки, бронетранспортеры, спеша вырваться из огненного ада, давят свою пехоту, подминают под себя грузовики и повозки, еще больше усиливая панику.

В перерыве между атаками Девятьяров успел сообщить на аэродром, что шо шоссе движется множество вражеских танков, автомашин, бронетранспортеров, несколько тысяч солдат и офицеров. Когда группа закончила штурмовку, навстречу уже летела вторая группа "ильюшиных". Всего над шоссе в тот день побывало двенадцать групп штурмовиков, через каждые 20-30 минут на фашистов вновь и вновь падали бомбы, их косили пулеметы, уничтожали снаряды.

Через несколько дней, когда этот район был освобожден, начальник штаба полка майор Д. М. Спашапский сообщил:

- Наши штурмовики на участке дороги Красноград - Карловка подбили, взорвали и сожгли более шестисот автомашин, танков и бронетранспортеров. Фашисты оставили там тысячи солдат и офицеров убитыми и ранеными.

При нанесении штурмовых ударов выделялся молодой летчик И. К. Джинчарадзе. 27 сентября ему выпало в составе эскадрильи выполнять задание по уничтожению живой силы и боевой техники противника. После первого захода штурмовики были перенацелены в другой район, где гитлеровцы сосредоточили большое количество танков и артиллерии, задерживая продвижение советских войск к Днепру. В результате успешного удара противник вынужден был отступить. Генерал армии И. С. Конев, наблюдавший за работой штурмовиков, всем экипажам объявил благодарность. Л И. К. Джинчарадзе был удостоен ордена Отечественной войны I степени.

Когда советские войска подошли к Днепру, командир 800-го штурмового авиаполка получил задание разрушить кременчугскую переправу, по которой непрерывным потоком двигались автоколонны и обозы противника. Группа Ил-2 под командованием капитана С. Д. Поши-вальникова пересекла линию фронта и оказалась у цели. Но фашисты бдительно охраняли переправу. "Ильюшиных" встретила большая группа истребителей. Положение осложнялось еще и тем, что советские самолеты находились над позициями вражеских зенитных батарей. Обстановка стала критической. "Мессершмитты" атаковали груженные бомбами штурмовики. Пошивальников знал, что в воздухе исход боя решают секунды. Он не сомневался в выдержке пилотов, которые не раз доказывали свое мужество в трудных условиях. Отбиваясь от наседавших истребителей, экипажи продолжали полет. Мастерски маневрируя, эскадрилья встала на боевой курс и тремя удачными попаданиями разрушила важную в тактическом отношении кременчугскую переправу.

Капитан С. Д. Пошивальников только во время битвы за Днепр совершил 138 боевых вылетов, провел 27 групповых воздушных боев, во время которых было сбито 8 самолетов противника.

Успешная боевая работа частей и соединении 5-й воздушной армии не раз отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего. При освобождении Краснограда отличились штурмовики 292-й авиадивизии под командованием генерал-майора авиации Ф. А. Агальцова. 19 сентября 1943 года ей было присвоено почетное наименование Красноградской. 24 сентября 1943 года 266-й штурмовой (командир полковник Ф. Г. Родякин) и 294-й истребительной (подполковник И.А. Тараненко) авиадивизиям, отличившимся в боях за Полтаву, были присвоены почетные наименования Полтавских.

В начале октября 1943 года командующий Степным фронтом генерал армии И. С. Конев на неглубоком, но широком плацдарме развернул 5-ю и 7-ю гвардейские" а также 37-ю и 57-ю армии генералов А. С. Жадова, М. С. Шумилова, М. Н. Шарохина и Н. А. Гагена. В тылу 5-й гвардейской армии сосредоточилась прибывшая из резерва 5-я гвардейская танковая армия генерала 11. А. Ротмистрова. Готовилось новое мощное наступление.

Частям и соединениям 5-й воздушной армии предстояло бомбардировочными и штурмовыми действиями способствовать войскам 2-го Украинского фронта (20 октября 1943 года Степной фронт решением Ставки был переименован во 2-й Украинский фронт) при расширении плацдарма на правом берегу Днепра и выходе во фланг и тыл днепропетровской группировке врага. В целях снижения активности вражеской авиации были запланированы бомбардировочные и штурмовые удары по аэродромам противника, а налеты на железнодорожные объекты должны были препятствовать перевозкам противника. Истребительная авиация должна была прикрыть наземные войска на поле боя и в районах сосредоточения, а также переправы через Днепр, вести разведку, установить характер и интенсивность движения вражеских частей и соединений по грунтовым, шоссейным и железным дорогам, загруженность и эффективность работы железнодорожных станций, районы сосредоточения неприятельских войск, их огневых средств и боевой техники, базирование и численность авиации противника. Командующий армией приказал разведку вести активно, с фотографированием и нанесением ударов по обнаруженным целям.

Действовать было нелегко. Фашистские истребители надежно прикрывали свои войска, а бомбардировщики противника группами до 60 самолетов под прикрытием истребителей совершали налеты на боевые порядки советских войск на поле боя, разрушали переправы через Днепр. В среднем в день противник производил до 350400 самолето-пролетов. Всего в октябре противовоздушной обороной фронта было отмечено более 13 тыс. самолето- пролетов авиации противника, что почти в четыре раза превышало количество самолето-пролетов, сделанных в сентябре.

Положение осложнялось недостатком отдельных видов боеприпасов. Эшелоны с горючим и боеприпасами долго находились в пути из-за загруженности станций и воздействия по ним бомбардировочной авиации противника. Сказывалась и растянутость коммуникаций, А также трудность снабжения частей и соединений, перебазированных на правый берег Днепра, куда переброску горючего и боеприпасов приходилось осуществлять самолетами.

На 1 октября воздушная армия располагала 524 самолетами, а уже 2 октября в состав 5-й воздушной армии вошел 7 иак (истребительный авиакорпус) под командованием генерал-майора авиации А. В. Утина, имевший 2 истребительные авиадивизии и располагавший 188 самолетами. Александр Васильевич Утин вступил в войну майором, командовал авиаполком, 220-й истребительной авиадивизией под Сталинградом, а в июне 1943 года стал командиром авиакорпуса, с которым (позже он был переименован в 6-й гвардейский), дошел до Берлина.

304-я истребительная авиадивизия этого корпуса (полковник Ю. А. Немцевич) в составе 21-го и 69-го гвардейских и 9-го авиаполков перебазировалась с Усманского аэроузла на площадки в Полтаве, Кочубеевке и Малой Рудке. 205-я истребительная авиадивизия (полковник И. К. Печенко) в составе 129-го гвардейского, 438-го и 508-го авиаполков перелетела на аэродромный узел Карловка, Нижняя Ланная.

С расширением плацдарма на правом берегу Днепра управление 1-го штурмового авиакорпуса, опергруппа 266-й штурмовой авиадивизии, 66-й и 673-й штурмовые и 247-й истребительный авиаполки были переброшены в Пальмиру; управление 203-й истребительной авиадивизии и 516-й истребительный авиаполк - в Калиновку; управление 4-го истребительного авиакорпуса - в Боголюбовку; управление 302-й истребительной авиадивизии и 129-й гвардейский истребительный авиаполк - в Зеленое; управление 294-й истребительной авиадивизии, управление 205-й истребительной авиадивизии, 427, 438 и 508-й истребительные авиаполки - в Пятихатку; 930-й ночной легкобомбардировочный авиаполк - в Попельнастое. Всего на правый берег Днепра было перебазировано семь истребительных, два штурмовых и один ночной легкобомбардироаочный авиационные полки.

Боевую работу на плацдарме авиаторы строили в тесном взаимодействии с наземными войсками фронта, сосредоточивая удары бомбардировочной и штурмовой авиации на направлениях главного удара советских частей и соединений, в точном соответствии с задачами, поставленными командующим 2-м Украинским фронтом. Только 1-й бомбардировочный авиакорпус произвел 777 боевых самолето-вылетов, выполняя главным образом задачи по уничтожению войск, боевой техники и огневых средств противника на поле боя и срыву железнодорожных перевозок врага. Весь летный состав корпуса освоил бомбометание с пикирования, которое являлось основным видом боевого применения (бомбометание с горизонтального полета производилось только в сложных метеоусловиях).

Летчики, штурманы, стрелки-радисты 1-го бомбардировочного авиакорнуса во главе с полковником И. С. Полбиным при выполнении боевых заданий проявляли не только высокое мастерство, но и мужество, бесстрашие, отвагу. 10 октября некоторые соединения и части 2-го Украинского фронта в районе Домоткани оказались в тяжелом положении. Противник большими силами танков, артиллерии и пехоты пытался прорваться к переправе на Днепре, отрезать ее и окружить советские наземные войска. Необходимо было задержать и уничтожить танки, огневые средства гитлеровцев. На выполнение этой ответственной задачи группу пикировщиков повел командир эскадрильи 81-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии капитан Л. Я. Гусенко. Несмотря на непосредственную близость целей к своим войскам, сильное противодействие зенитной артиллерии и истребительной авиации противника, Гусенко смело и мужественно повел девятку в атаку и тремя заходами с пикирования метко поразил цели. В результате ударов было уничтожено пять танков, пять огневых точек, две минометные батареи, десять автомашин с боеприпасами, несколько десятков солдат и офицеров противника{8}.

Атака фашистов была сорвана. Наземные войска перешли в контрнаступление, отбросили прорвавшегося противника от переправы, значительно расширили плацдарм на этом участке фронта и обеспечили переправу через Днепр подходивших резервов. Генерал армии И. С. Конев за успешный боевой вылет всему летному составу эскадрильи объявил благодарность.

20 октября 67 бомбардировщиков этого корпуса группами по 9-18 самолетов с горизонтального полета и с пикирования под углом 60 град. с высоты 2900-3000 м в боевом порядке "колонна девяток", "девятки в клину" и "змейка звеньев" при сильном противодействии истре- бительной авиации и зенитной артиллерии противника бомбардировали цели в районе железнодорожных станций Александрия, Протопоповка и Верховцево. В результате удара было подожжено 3 железнодорожных эшелона, уничтожено 25 автомашин, взорвано 3 склада с боеприпасами, вызвано 8 очагов пожара{9}.

В тот же день группа в составе 17 Пе-2 82-го бомбардировочного авиаполка под командованием полковника И. С. Полбина в сопровождении 14 истребителей 7-го истребительного авиакорпуса получила задачу нанести бомбардировочный удар с пикирования по скоплению железнодорожных эшелонов в районе станции Александрия. Погода неожиданно ухудшилась, поэтому ведущий группы решил бомбить с горизонтального полета из-под нижней кромки облаков. В результате удара были зажжены 2 железнодорожных эшелона. Делая разворот для повторного захода, Полбин увидел на станции Протопоповка еще 8 железнодорожных составов врага и подал команду всей группой разбомбить их. В результате прямых попаданий бомб и обстрела из бортового оружия на станции возникло 10 очагов пожара.

При возвращении домой, идя под облаками, Полбин в районе Березовки заметил летящие на высоте 500- 600 м бомбардировщики врага и принял решение атаковать их на встречно-пересекающемся курсе огнем бортового оружия.

По его команде вся группа, в том числе и истребители прикрытия, пошла в атаку. Сблизившись с "юнкерсами" на дистанцию 100-200 м, советские летчики открыли огонь из передних пулеметов, а группа под командованием старшего лейтенанта Е. С. Белявина штурмовала аэродром противника, не давая взлететь его самолетам.

Ведущий группы Герой Советского Союза И. С. Полбин с первой атаки под углом 10-15 град. с дистанции 80-100 м длинной очередью сбил один Ю-87. В это время штурман майор М. К. Зарукин и его стрелок-радист отразили атаку заходившего в xвост "мессершмитта". Второй "юнкерс" был сбит заместителем командира эскадрильи 82-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии старшим лейтенантом П. А. Плотниковым. Третий Ю-87 загорелся после меткой очереди стрелка-радиста гвардии сержанта Н. И. Серебрянского. Группа Белявина, пггурмовавшая аэродром, подбила два Ю-87, которые столкнулись и горящими упали на окраине аэродрома.

Самолеты противника, поспешно сбрасывая бомбы, начали уходить на запад, пытаясь оторваться от атакующих "петляковых". В это время Полбин заметил вторую группу фашистских самолетов и решил атаковать ее. С малой дистанции оп поджег еще один Ю-87, который с резким скольжением упал на землю. В бою со второй группой "юнкерсов" активное участие принимали четырнадцать Ме-109 и ФВ-190, но они встретили сильное противодействие со стороны истребителей сопровождения.

Только после того как были полностью израсходованы боеприпасы, группа Пе-2 вышла из боя, который явился образцом дружного взаимодействия бомбардировщиков и истребителей. Всего в результате необычного боя, в котором участвовали 31 советский и 46 фашистских самолетов, было уничтожено 13 самолетов противника, из них 6 было сбито экипажами "петляковых". Опыт этого воздушного боя, проведенного инициативно и энергично, показал, что самолеты Пе-2 могут успешно сбивать в воздухе вражеские самолеты. Летный состав 82-го гвардейского бомбардировочного авиаполка во главе с полковником И. С. Полбиным проявил героизм и отвагу, продемонстрировал образцовую боевую выучку, слетанность, умение выполнять замысел командира. Через несколько часов после посадки на имя И. С. Полбина поступила телеграмма:

"Гвардии полковнику Полбину лично и всем участникам боя 20.10.43г. за бомбардировочный удар и боевые действия всей группы объявляю благодарность.

Командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии Конев"{10}.

Вскоре Ивану Семеновичу Полбину было присвоено воинское звание генерал-майор авиации.

В октябре части этого корпуса уничтожили 26 танков, 214 автомашин, 9 батарей полевой артиллерии, 100 пулеметных точек, 5 паровозов, 100 железнодорожных вагонов, 1 железнодорожный мост, 25 складов с горючим и боеприпасами, вызвали 12 взрывов и 27 пожаров. Экипажи Пе-2 провели 27 воздушных боев и сбили 12 самолетов противника{11}. Хорошо выполнил поставленные задачи 1-й штурмовой авиакорпус. Над полем боя группы штурмовиков управлялись лично командиром корпуса генерал-лейтенантом авиации В. Г. Рязановым по радио с наблюдательного пункта наземной армии. Экипажи и звенья направлялись туда, где противник оказывал наибольшее сопротивление, откуда подходили его резервы. Летный состав, имевший большой опыт боевой работы, накопленный в ходе Белгородско-Харьковской операции и боев на левобережье Днепра, показал высокое боевое мастерство, мужество и отвагу в сражениях с противником.

...Приказ был предельно краток: 820-му штурмовому авиаполку во главе с майором Г. У. Чернецовым предстояло совершить групповой налет на наземные цели. Совершив взлет, штурмовики заняли заранее отработан-ный боевой порядок. Вскоре к ним присоединились истребители прикрытия. Майор Чернецов накренил машину, в глаза бросился знакомый номер одного из "яков". "Капитан Луганский, прикрывает. Значит, дело будет серьезное", - подумал он.

В эфире послышался знакомый голос командира авиакорпуса:

- Майору Чернецову нанести удар по фашистам на правом берегу Днепра. Только аккуратнее, не заденьте свою пехоту на плацдарме.

На командном пункте, где находился генерал В. Г. Рязанов, шла напряженная работа. Командир стрелкового полка доносил, что гитлеровцы сосредоточиваются на левом фланге для атаки. В блиндаж кто-то вошел. Рязанов оглянулся, увидел знакомую фигуру маршала авиации А. А. Новикова. И почти тут же наблюдатель звонко крикнул:

- Самолеты противника!

Было видно, как волнами приближались к переправам "юнкерсы" и "хейнкели", а над ними, словно шмели, вились "мессершмитты". Поднеся к глазам бинокль, Новиков увидел, как шестерка "яков", прикрывавшая переправу, устремилась навстречу вражеским самолетам. "Шестеро против ста - абсурд", - подумал он, а вслух спросил:

- Кто еще в воздухе?

- Штурмовики майора Г. У. Чернецова. Их прикрывают истребители капитана С. Д. Луганского. Их задача... Маршал прервал доклад Рязанова на полуслове:

- Сейчас задача для всех одна - не пропустить фашистские самолеты к переправе, не дать им бомбить войска на переправе.

Оттеснив радиста, В. Г. Рязанов сам взял микрофон:

- "Горбатые" и "маленькие"! Удар по бомбардировщикам. Вступить в бой всем! Всем!

В динамике послышался голос ведущего штурмовиков:

- Вас понял. Вступить в бой всем.

Рязанов увидел в бинокль, как тяжелогруженые "илы", не меняя боевого курса, стали набирать высоту и пошли навстречу фашистским самолетам. Они подходили все ближе и ближе. И вдруг огненные стрелы прочертили небо. Залп эрэсов был неожиданным для врага, снаряды рвались в плотном строю фашистских самолетов. Более десяти "юнкерсов" были сбиты одним залпом. Начиненные бомбами, вражеские самолеты взрывались в воздухе, поражая осколками соседние машины.

Армада бомбардировщиков смешалась. Гитлеровцы явно не ожидали, что их будут атаковать штурмовики, мало приспособленные для этой цели. А Ил-2, пройдя сквозь вражеский строй, вновь, несмотря на огонь фашистских воздушных стрелков, развернулись для атаки и ударили по "юнкерсам" из пушек. Бомбардировщики противника начали сбрасывать бомбы, поспешно разворачиваться и уходить на запад.

- Молодцы, "горбатые", - похвалил Рязанов.

- Рано благодарите, - сказал Новиков. И действительно, еще одна группа "хейнкелей" приближалась к переправам, готовая нанести удар.

- Капитану Луганскому! - приказал Рязанов. - Не допустить фашистов к переправам! Сделать все возможное и невозможное.

Воздушный бой переместился почти к самим переправам. Танкисты, артиллеристы и пехотинцы видели, как сверху на "хейнкели" свалились стремительные "яки". Ведущий истребителей снизу атаковал самолет вражеского флагмана и ударил винтом по его хвостовому оперению. Тот качнулся и, беспорядочно кружась, скрылся в днепровских водах. Вскоре бомбардировщики, потеряв флагмана и несколько других машин, повернули обратно.

- Товарищ маршал, приказание выполнено, бомбардировщики врага рассеяны, доложил В. Г. Рязанов.

- Огромное спасибо и тебе, и твоим летчикам за переправу, - сказал Новиков и распорядился: - Ведущего штурмовиков представить к званию Героя Советского Союза, остальных - к орденам. Капитана Луганского за личную храбрость наградить орденом Александра Невского. Ну а тебе, комкор, задание прежнее-прикрывать захваченный плацдарм и переправы.

В авиационной поддержке войск, действовавших на плацдарме, далеко не все обошлось без срывов и промахов.

8 октября восьмерка штурмовиков 820-го авиаполка во главе с капитаном Д. А. Нестеренко в сопровождении четверки Як-1 270-го истребительного авиаполка, которую вел старший лейтенант В. Г. Савицкий, получила задачу штурмовать тапки и автомашины врага в районе Акимовки. Подлетая к линии фронта, ведущий штурмовиков заметил в районе Корнилово, Натальевка четыре большие группы бомбардировщиков противника в сопровождении восьмерки Ме-109. Вся эта армада приближалась к плацдарму. Первая группа "юнкерсов" уже перестроилась и начала с пикирования бомбить боевые порядки наземных войск. Казалось, уже ничто не спасет войска на плацдарме от прицельного бомбометания. И тут появились штурмовики. Капитан Нестеренко, несмотря на то что штурмовиков было почти в три раза меньше, чем вражеских бомбардировщиков, принял решение атаковать их. Находясь на высоте 900 м и имея превышение над группой противника, капитан Нестеренко подал команду "В атаку!" и врезался в строй первой группы Ю-87, которая была тут же рассеяна и сбросила бесприцельно бомбы.

Быстро оценив обстановку, Нестеренко довернул машину и с кабрирования с небольшой дистанции открыл огонь по "юнкерсам". В результате успешной атаки он сбил один Ю-87, а его ведомые подожгли еще три машины. Строй "юнкерсов" распался. Выйдя из атаки, Нестеренко увидел еще одну группу Ю-87, атаковал ее и лично сбил еще один "юнкерс". Всего в этом бою группа Нестеренко сбила восемь Ю-87, а истребители сопровождения два Ме-109{12}.

Командующий Степным фронтом генерал армии И. С. Копст, наблюдавший за воздушной схваткой, был в этот день недоволен действиями авиаторов. В книге "Записки командующего фронтом 1943 - 1945" написано: "Не в укор будет сказано, но на сей раз мои авиа- ционные командиры корпусов были не на высоте положения: не сумели организовать прикрытие переправы и плацдарма с воздуха. Погода была ясная и вполне благоприятствовала работе авиации. Поле боя прямо перед нами прекрасно было видно. В первую очередь я высказал неудовольствие командиру корпуса истребителей И. Д. Подгорному и потребовал от него обеспечить непрерывное патрулирование над плацдармом, перехватывать и уничтожать вражеские бомбардировщики в воздухе. В. Г. Рязанову приказал массированными ударами штурмовиков с противотанковыми бомбами волна за волной штурмовать немецкие танки, атакующие наши войска на плацдарме. М. С. Шумилову поставил задачу ориентировать командиров корпусов и дивизий, ведущих бой на плацдарме, о мерах, принятых с нашей стороны, для отражения наземных и воздушных атак немцев.

(...)Вскоре положение начало понемногу выправляться. Долго не ладилось, правда, управление истребителями со стороны И. Д. Подгорного. Но у В. Г. Рязанова дело пошло лучше: его девятки одна за другой появлялись над полем боя, смело били неприятельские танки. Здесь же на НП М. С. Шумилова В. Г. Рязанов имел свою радиостанцию и, видя поле боя, хорошо наводил свои штурмовики.

Когда наша авиация стала действовать более организованно и ударили залпы сотни орудий и "катюш", положение войск на плацдарме улучшилось. Неприятельские танковые атаки были приостановлены. Теперь войска и переправы с воздуха были прикрыты. Наши штурмовики непрерывно бомбили вражеские войска и его тапки. Наступил перелом в обстановке. Бородаевский плацдарм был удержан"{13}.

Вслед за тем последовали необходимые выводы: начальник штаба 4-го истребительного авиакорпуса полковник И. О. Коробко, не сумевший своевременно выслать усиление, в тот же день был отстранен от занимаемой должности. Его заменил полковник А. С. Простосердов. Были приняты и другие организационные меры, направленные на улучшение прикрытия войск большими группами истребителей.

15 октября противник оказал упорное сопротивление наступлению войск 5-й и 7-й гвардейских армий на рубежах Корнилове, Натальевка, Бородаевка, Анновка и Тарасово, Григорьевка. Учитывая это, полки 1-го штурмового авиакорпуса в течение дня шестерками и девятками под командованием подполковника Д. К. Рымшина и майоров А. П. Матикова, Г. У. Чернецова подавили все огневые средства противника в этом районе, произведя 135 боевых вылетов. Войска гвардейских армий перешли в наступление и овладели укрепленным рубежом противника.

В одном из боевых вылетов геройски погиб старший летчик 673-го штурмового авиаполка младший лейтенант И. К. Джинчарадзе. В этот день он вылетел на штурмовку ведущим группы. При подходе к цели в его самолет попал зенитный снаряд, в кабине запахло гарью, мотор начал давать перебои. Джипчарадзе приказал стрелку:

- Самолет подбит. Прыгай!

Стрелок секунду помолчал, затем с придыханием ответил:

- Я останусь с тобой, командир.

- Прыгай! Немедленно прыгай! - приказал Джинчарадзе и, включив передатчик, послал в эфир слова: - Прощайте, товарищи. Идем на батарею.

Заместитель командира эскадрильи младший лейтенант А. А. Рогожин, лучше других знавший Джинчарадзе, понял все значение этих простых слов. Накренив машину, он видел, как штурмовик Исрафила Джипчарадзе приближался к батарее. Фашисты уже заметили необычность поведения подбитого "ила". Орудийные расчеты заметались, стали разбегаться в стороны. Еще мгновение - и тяжелый штурмовик смел одно за другим несколько орудий. Потом рванула вверх вспышка огня взорвались баки штурмовика, и сплошная пыльная завеса повисла над артиллерийской позицией.

Всего полгода воевал мужественный летчик. Он произвел 92 боевых вылета, в ходе которых уничтожил и повредил 27 танков, 82 автомашины, 6 самолетов на аэродромах. 4 февраля 1944 года за мужество и героизм, проявленные в боях, Исрафилу Кемаловичу Джинчарадзе было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Своими действиями авиаторы оказали существенное влияние на ход операции по удержанию и расширению плацдарма. Советские войска по проложенному штурмовиками пути теснили противника, овладевая новыми вражескими опорными пунктами и узлами сопротивлений, В октябре летный состав 1-го штурмового авиакорпуса произвел 3070 боевых вылетов. Бомбоштурмовыми ударами летчики и воздушные стрелки уничтожили и повредили 242 танка, 936 автомашин, 23 батареи полевой и зенитной артиллерии, 36 железнодорожных вагонов, 20 складов с боеприпасами, 22 самолета на аэродромах, 5 паровозов, 12 автоцистерн, уничтожили сотни гитлеровских солдат и офицеров. В воздушных боях ими было сбито 29 вражеских самолетов{14}.

Дивизии и полки 4-го истребительного авиакорпуса выполняли задачи по прикрытию войск 2-го Украинского фронта на поле боя и переправ через Днепр. В октябре летчики корпуса, несмотря на усложнение обстановки в воздухе, выполнили 2049 боевых вылетов, провели 175 воздушных боев, в ходе которых сбили 276 фашистских самолетов. Особенно напряженную боевую работу летчики-истребители выполнили в первой половине месяца, когда гитлеровцы пытались отбросить советские войска с правого берега Днепра и усилили действия своей бомбардировочной авиации по группировкам 2-го Украинского фронта на поле боя и по переправам. По нескольку раз в день летчики вылетали на прикрытие. Счет шел на минуты: одна группа улетала, тут же появлялась следующая. Иногда группы по приказу генерала И. Д. Подгорного перенацеливались - высылались на прикрытие других, более ответственных участков. Среди тех, кто отличился в боях, были летчики 240-го истребительного авиаполка И. Н. Кожедуб, К. А. Евстигнеев, В. Ф. Мухин, Б. В. Жигуленков, А. С. Амелин, П. А. Брызгалов.

Нередко летчики полка вылетали большими группами, которые возглавляли командир полка майор С. И. Подорожный или его заместитель капитан Ф. Г. Семенов. В групповых боях крепла дружба между эскадрильями, рос боевой счет полка. 1 октября десятка Ла-5 под командованием лейтенанта И. Н. Кожедуба, прикрывая войска в районе Бородаевки, встретила большую группу вражеских бомбардировщиков в сопровождении восьмерки истребителей. Десять против пятидесяти восьми! Но у советских летчиков было преимущество: высота и внезапность.

Краснозвездные истребители свалились сверху на вражеские самолеты. Стремительной атакой они рассеяли первую группу "юнкерсов", не дали им отбомбиться. Вторая группа противника пыталась произвести заход ни передний край советских войск, но "лавочкины" атаковали их, уничтожив четыре самолета. Два из них сбили И. Н. Кожедуб и его ведомый лейтенант В. Ф. Мухин.

2 октября пятерка истребителей во главе с Кожедубом прикрывала переправу через Днепр и наземные войска на участке Дериевка, Мишурин Рог, где встретила группу бомбардировщиков и сопровождающих их "мес-сершмиттов". В завязавшемся бою советские летчики уничтожили семь "юнкерсов", один истребитель Ме-109.

Иван Никитович Кожедуб родился в 1920 году. После окончания в феврале 1940 года Шосткинского аэроклуба поступил в Чугуевское училище летчиков, а после его окончания был оставлен там же в качестве летчика-инструктора. В марте 1943 года ему удалось вырваться на фронт. Первую победу в воздушном бою он одержал в июле над Курской дугой, а вскоре стал признанным воздушным бойцом. В небе он правильно и быстро оценивал обстановку, умело применял маневр, хорошо взаимодействовал с ведомыми. Его отличали смелость и тонкий расчет, поиск нового в тактике.

За 26 месяцев, проведенных на Воронежском, Степном, 2-м Украинском, 3-м Прибалтийском и 1-м Белорусском фронтах, И. Н. Кожедуб совершил 330 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев и уничтожил 62 вражеских самолета.

Звание Героя Советского Союза И. Н. Кожедубу присвоено 4 февраля 1944 года, 19 августа за новые подвиги он был удостоен второй медали "Золотая Звезда", а 18 августа 1945 года стал трижды Героем Советского Союза.

В этот же день отличился командир эскадрильи старший лейтенант А. С. Амелин. Прикрывая войска в районе Мишурин Рог, группа Амелина в составе четырех "лавочкиных" атаковала восьмерку истребителей противника, сопровождавших большую группу бомбардировщиков, и сковала их боем. В завязавшейся схватке было сбито пять "мессершмиттов". Вторая группа советских истребителей во главе с капитаном К. А. Евстигнеевым атаковала "юнкерсы" и уничтожила два из них.

3 октября эскадрилья Евстигнеева, прикрывая, наземные войска на правом берегу Днепра, вступила в бой с группой бомбардировщиков и истребителей врага. Снова отличился Евстигнеев, увеличив счет сбитых самолетов противника. А всего за двадцать октябрьских дней 1943 года мужественный воздушный боец уничтожил тринадцать фашистских самолетов. Евстигнееву не раз приходилось сопровождать на территорию врага 'бомбардировщики, блокировать аэродромы противника, летать на разведку войск и боевой техники фашистов, на перехват, свободную "охоту". Но особенно часто вылетал он на прикрытие наземных войск на линии фронта. И не было случая, чтобы он пропустил врага, дал ему возможность прицельно отбомбиться, уйти безнаказанно. Пехотинцы и артиллеристы, танкисты и кавалеристы знали: если в воздухе дежурит эскадрилья капитана Евстигнеева, то фашистские летчики на этом участке не прорвутся.

Кирилл Алексеевич Евстигнеев родился в 1917 году, в 1938 году его приняли в школу военных летчиков, а когда началась война, он был уже летчиком-инструктором. После настойчивых просьб в марте 1943 года он получил назначение на фронт, а боевое крещение получил на Курской дуге. До конца войны К. А. Евстигнеев совершил 300 боевых вылетов, участвовал в 120 воздушных боях, сбил 56 вражеских самолетов. В небе войны Евстигнеев показал себя не только бесстрашным летчиком, но и одаренным тактиком, мастером одиночного и группового воздушного боя.

2 августа 1944 года за мужество и отвагу К. А. Евстигнееву было присвоено звание Героя Советского Союза, а 23 февраля 1945 года он удостоен второй медали "Золотая Звезда".

В ожесточенных боях за Правобережную Украину отважно сражался с врагом заместитель командира эскадрильи старший лейтенант Б. В. Жигуленков. Ни сильный зенитный огонь, ни вражеские истребители не могли помешать ему выполнить задание. Жигуленков был настойчив в достижении цели. Об этом говорят краткие данные о его боевых вылетах.

"...4 октября 1943 года в составе 14 Ла-5 прикрывал свои войска в районе Бородаевки, где встретили 60 фашистских бомбардировщиков Ю-87 в сопровождении 12 Ме-109. Жигуленков со своим звеном сковал воздушным боем истребителей противника и сбил один Ме-109".

"...5 октября 1943 года группа из одиннадцати "лавочкиных" прикрывала наши наземные войска в районе Мишуриы Рог и встретила шесть Ме-109 и ФВ-190. Стремительными атаками группа рассеяла вражеские истребители. Жигуленков сбил один ФВ-190".

"...12 октября 1943 года в составе семерки Ла-5 прикрывал свои войска в районе Куцеваловки, где встретил 18 Ю-87 под прикрытием 5 Ме-109. Внезапной атакой бомбардировщики были рассеяны, в беспорядке сбросили бомбы на головы своих же войск и покинули поле боя. В воздушном бою противник потерял 5 самолетов. Жигуленков сбил один Ю-87"{15}.

Только в октябре бесстрашный летчик сбил 6 вражеских самолетов и за успешное выполнение 28 боевых вылетов к ордену Красного Знамени, которым он был награжден раньше, прибавился орден Отечественной войны I степени.

5 октября эскадрилья "Лавочкиных" во главе со старшим лейтенантом А. С. Амелиным над районом Бородаевка, Тарасовка, Погребная атаковала большую группу вражеских истребителей. В завязавшейся схватке было сбито пять "меосершмиттов", один из них уничтожил Амелин. В этот же день он сбил еще один Мо-109. Алексей Степанович Амелин родился в 1921 году в Московской области, окончил авиационный техникум, а затем Чугуевское военное авиационное училище летчиков. В партию вступил в трудном 1942 году. В 240-м истребительном авиаполку был ведомым, ведущим пары, командиром звена и эскадрильи, проявил себя бесстрашным летчиком, умелым командиром. За боевое мастерство и мужество в 1943 году награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Отечественной войны II степени.

Вдумчивая оценка воздушной обстановки, совершенное владение своей машиной, умение использовать все се преимущества, знание тактики врага способствовали успехам этого воздушного бойца. В сражениях на белго-родско-харьковском направлении Амелин овладел искусством ведения воздушного боя на вертикалях. Над Днепром со своей группой разбивал строй вражеских истребителей, применяя "чертову мельницу". Над Днестром и Прутом научился бить модернизированные "Фокке-Вульфы-190", которые использовались фашистами в качестве штурмовиков. 26 октября 1944 года А. С. Амелину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Умелым воздушным бойцом зарекомендовал себя ведомый выдающегося советского аса И. Н. Кожедуба лейтенант В. Ф. Мухин, который в октябрьских боях сбил два Ме-109, два ФВ-189 и один Ю-87. В книге "Верность Отчизне" И. Н. Кожедуб писал: "С ведомым я быстро подружился. На земле он стал ходить за мной следомпривыкал к моим движениям, голосу. Так я, бывало, ходил за Вано Габунией. Не зная боевого расчета других эскадрилий, и на земле сразу заметишь, кто ведущий, а кто ведомый. У нас это называлось "слетанностью на земле". Она помогает слетанности в воздухе"{16}.

Василий Филиппович Мухин родом из Гомельской области, окончил Чугуевское военное училище летчиков, в составе 5-й воздушной армии сражался с врагом с июля 1943 года, был награжден двумя орденами Красного Знамени, принят в члены партии. 23 февраля 1945 года командиру звена 178-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии лейтенанту В. Ф. Мухину, совершившему 227 боевых вылетов и сбившему в 64 воздушных боях 15 вражеских самолетов, было присвоено звание Героя Советского Союза.

В боях над Днепром 240 иап окреп и возмужал. Вырос боевой счет эскадрилий. У Павла Брызгалова было 5 сбитых самолетов. Ивану Кожедубу за 10 дней удалось сбить 11 немецких самолетов.

В октябрьских боях летчики 302-й истребительной авиадивизии (командир полковник Б. И. Литвинов) на самолетах Ла-5 провели 88 воздушных боев и сбили 180 фашистских самолетов, более половины из них уничтожили авиаторы 240-го истребительного полка.

Высокое мастерство при выполнении боевых заданий показали летчики 7-го истребительного авиакорпуса Ф. Ф. Архипенко, М. В. Бекашонок, Л. И. Горегляд, Н. Д. Гулаев, Н. К. Дилигей, В. А. Карлов, Е. П. Мариинский, Ю. А. Немцевич, А. В. Оборин, В. А. Фигичев, П. И. Чепинога.

20 октября шестерка советских истребителей (ведущий гвардии подполковник В. И. Бобров) в районе Червона Каменка, Пятихатка, Попельнастое встретила 18 "юнкерсов" в сопровождении пары "мессершмиттов". Развернувшись, советские летчики бросились в атаку. Пара связала боем немецких истребителей, а четверка, словно смерч, обрушилась на бомбардировщики. Бобров с ходу сбил ведущего, разрушив строй всей группы. В следующую минуту запылал огнем еще один "юнкерс". Его сбил гвардии лейтенант М. В. Бекашонок. Третий фашистский самолет уничтожил гвардии подполковник Бобров. Тут же Бекашонок сбил четвертый Ю-87. Он прибыл на фронт 29 мая 1943 года. В 129-м гвардейском полку показал образцы мужества и отваги. Группы, водимые им в бой, наводили страх на гитлеровских летчиков, а летный состав полка заслужил большое уважение у солдат и офицеров наземных частей. Не раз во время воздушного боя он получал по радио благодарность от наземного командования за сбитые вражеские самолеты.

24 октября шесть истребителей 129-го гвардейского авиаполка во главе с гвардии старшим лейтенантом Ф. Ф. Архипенко прикрывали свои войска в районе Лиховка, Лозоватка, Вольные Хутора и заметили большую группу Ю-87 в сопровождении пяти Ме-109. Пара советских истребителей сковала боем "мессершмитты", а четверка под командованием Архипенко атаковала "юнкерсы", расстроила их боевые порядки, не допустила врага к прицельному бомбометанию. В воздушном бою, который длился двадцать минут, Ф. Ф. Архипенко сбил два Ю-87, еще один "юнкерс" и "мессер" сбил гвардии старший лейтенант Н. Д. Гулаев.

30 октября четверка истребителей, которую вел гвардии старший лейтенант Ф. Ф. Архипенко, вылетела на прикрытие наземных войск в районе Чечеливка, Ивановка, Веселый Кут и встретила 18 Ю-87, вокруг которых барражировали 6 Ме-109. По команде Архипенко группа вступила в бой, в ходе которого сбила 3 самолета противника, 1 из них был уничтожен ведущим четверки.

В октябре соединения и части воздушной армии произвели 10 165 самолето-вылетов. Было сброшено 975 т бомб и уничтожено 278 вражеских танков, 42 батареи полевой и зенитной артиллерии, 1244 автомашины и 136 железнодорожных вагонов, 45 складов боеприпасов и горючего{17}. Особенно напряженно авиация действовала до 12 октября, когда было совершено более половины всех вылетов.

Оказывая непрерывную поддержку наступавшим войскам, советские летчики 409 раз вступали в воздушные схватки с врагом и сбили 582 самолета противника. Воздушная армия потеряла 72 машины. Больше всех потерь понес 7-й истребительный авиакорпус (командир генерал-майор авиации А. В. Утин). На его аэродромы не вернулись 47 самолетов "Аэрокобра" и 25 летчиков{18}, Потери объясняются тем, что некоторые молодые летчики отставали от строя, оставались без прикрытия, становились жертвами фашистских истребителей, атакующих только одиночные самолеты и небольшие группы. Отмечались случаи растерянности и невнимательности отдельных авиаторов, недооценки ими противника и потеря бдительности.

В битве за Днепр 5-я воздушная армия произвела около 18 тыс. боевых вылетов. Противнику был нанесен значительный урон как в живой силе, так и в боевой технике. В сентябре - октябре 1943 года было уничтожено 456 танков, 3097 автомашин, 156 батарей полевой и 72-зенитной артиллерии, 119 складов с горючим и боеприпасами, 58 самолетов на аэродромах, рассеяно и выведено из строя около 6 тыс. солдат и офицеров. В воздушных боях летчики сбили 716 вражеских самолетов, из них 301 бомбардировщик{19}.

Успешное выполнение заданий командования, самоотверженная работа личного состава армии обеспечивались партийно-политической работой, которая отличалась конкретностью и непрерывностью. Митинги и партийные собрания, боевые листки и живое слово агитаторов-коммунистов, письма в газету "Советский пилот" и письма земляков способствовали созданию наступательного порыва у авиаторов, мобилизовывали их на новые подвиги в борьбе с ненавистным врагом. Умело строили свою работу заместители командиров 1-го бомбардировочного и 1-го штурмового авиакорпусов по политической части генерал-майор авиации Ф. И. Брагин и полковник И. С. Беляков, начальники политотделов дивизий полковник К. Г. Присяжнюк, подполковники Е. И. Копылов и А. М. Старчак, заместители командиров авиаполков по политической части майоры А. Д. Грибченко, А. Д. Шрам-ко и Г. С. Щербаков.

Генерал Ф. И. Брагин работал в корпусе со дня его формирования. Он знал людей, был приветлив со всеми, любил находиться среди летчиков и техников, младших авиационных специалистов, в беседах умел найти нуж-ные слова, которые доходили до сердец людей, поднимали настроение, вселяли уверенность в успех.

В корпусе установился очень хороший обычай: экипажу или звену, отлично выполнившему бомбометание, вручалась фотокарточка, на которой были портреты членов экипажа или звена, а также результаты удара, утвержденные подписью командира авиакорпуса. Такие фотодокументы были выданы командиру 1-й гвардейской бомбардировочной дивизии гвардии полковнику Ф. И. До-бышу за меткий удар по железнодорожному мосту через Днепр, командиру эскадрильи 81-го гвардейского авиаполка гвардии капитану П. Я. Гусенко, успешно поразившему цели в районе Домоткани, и многим другим.

Полковник И. С. Беляков, офицеры политотдела 1-го штурмового авиакорпуса много внимания уделяли росту рядов партии. Во время битвы за Днепр свою жизнь с Коммунистической партией связали 218 лучших авиаторов, и среди них прославленные авиаторы лейтенант Н. Г. Столяров, младшие лейтенанты В. И. Андрианов и И. Г. Драченко.

Политработники армии служили для всего состава примером храбрости и отваги в воздушных боях. Систематически летали на боевые задания заместители командиров авиаполков по политчасти майоры М. Т. Вергун, В. А. Константинов, С. Ф. Мельников, Г. С. Щербаков. Заместитель командира 930-го Комсомольского авиаполка по политической части майор А. Д. Шрамко ведущим группы самолетов первым в 5-й воздушной армии перебазировался на правый берег Днепра.

Напряженно трудились офицеры инженерно-авиационной службы воздушной армии инженер-подполковник А. И. Стародубцев, инженер-майор Д. А. Колесников, инженеры-капитаны П. И. Баринов и Т. Б. Кожевникова. Находясь все время в частях, они помогали инженерам и техникам, специалистам различных служб обеспечивать боевые вылеты, восстанавливать самолеты, получившие повреждения, изучать сложную авиационную технику. Так, в истребительных авиаполках, вооруженных "Аэрокобрами", инженер-капитан Т. Б. Кожевникова срочно произвела существенные доработки но усилению конструкции этого самолета. Вскоре по просьбе командования 7-го истребительного авиакорпуса она была назначена старшим инженером 438-го истребительного авиаполка, которым командовал подполковник А. В. Оборин.

Высокую дисциплину, организованность и исключительную самоотверженность проявляли техники, механики, оружейники. Стремясь своевременно обеспечить боевую работу летчиков, они сутками не уходили с аэродромов. И не только качественно готовили материальную часть к вылету, но и сами просились в полет, чтобы заменить раненых воздушных стрелков.

Хорошо был организован труд технического состава в 66- м штурмовом авиаполку. Старший инженер полка инженер-капитан С. Б. Некротин со своими подчиненными обеспечил безотказную работу авиационной техники. Отличным специалистом проявил себя инженер по спецоборудованию старший техник-лейтенант П. Я. Кнестяпин. Под руководством комсорга полка старшего лейтенанта Ю. А. Мосеева комсомольцы А. И. Бродский, П. И. Золотов, И. Ф. Зимовнов помимо выполнения своих постоянных обязанностей за короткий срок вернули в строй шесть "ильюшиных", сильно поврежденных в боях.

С особой теплотой вспоминают летчики и техники 488-го истребительного авиаполка о механике старшине В. А. Васильеве. Перелетал он с аэродрома на аэродром обычно вместе со своим командиром (в гаргроте, без парашюта). Васильев не оставлял самолета на аэродромах даже при бомбежках, когда свистели горячие осколки и засыпало землей. Спал он обычно урывками, в ожидании вылета, прямо под крылом самолета.

Немало было забот у работников медицинской службы армии. В целях предупреждения переутомления летного состава по их инициативе в некоторых батальонах аэродромного обслуживания были организованы нештатные дома отдыха на 15-20 человек. Вкусная пища, удобное размещение, покой, уход, размеренный, правильный режим, здоровый сон - все это позволяло быстрее восстанавливать силы авиаторов, пополнять запас бодрости и энергии.

В 7-м истребительном авиакорпусе (начальник службы подполковник медицинской службы Г. П. Власкин) с хорошими результатами на самолетах По-2 проводился поиск летчиков, совершивших вынужденную посадку или покинувших поврежденные машины. Вылетавшие на поиски врачи авиаполков капитаны медицинской службы Г. С. Вайнтрауб и И. И. Смольников оказали помощь более двадцати летчикам.

Боевые успехи авиаторов были высоко оценены и командованием фронта, и Верховным Главнокомандованием. За смелость и отвагу, проявленные в боях с вражеской авиацией, за активную поддержку с воздуха наступавших наземных войск многие летчики, штурманы и другие члены экипажей боевых машин удостоились высоких государственных наград. 294-я истребительная авиадивизия подполковника И. А. Тараненко второй раз получила почетное наименование и стала называться Полтавско-Александрийской. За героизм летного состава, проявленный в боях над Днепром, наименование Черкасской было присвоено 304-й истребительной авиадивизии полковника И. К. Печенко. К прежнему названию 312-й ночной легкобомбардировочной авиадивизии прибавилось почетное наименование Знаменской.

Освобождение Украины продолжалось. В ноябре - декабре 1943 года наступательная операция 2-го Украинского фронта имела целью расширение плацдармов на правом берегу Днепра. В конце ноября были освобождены города Черкассы, Чигирин, Александрия, Новая Прага. В последние дни декабря войска фронта вели бои в районе Кировограда. За этот период авиаторы 5-й воздушной армии совершили 8045 боевых вылетов, провели 231 воздушный бой, в которых сбили 224 фашистских самолета различных типов{20}.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}Цит. по: Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. С. 47.

{2}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 79, л. 160.

{3}ЦАМО, ф. 327, оп. 5014, д. 8, л. 130, 244.

{4}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 42, л. 7.

{5}Правда. 1943. 30 сент.

{6}Красная звезда. 1986. 20 сент.

{7}ЦАМО, ф. 327, оп, 4999, д. 42, л. 5, 6, 10, 26, 36,

{8}ЦАМО, ф. 33, oп. 793756, д. 12, л, 264.

{9}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д, 44, л. 21, 23.

{10}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 74, л. 3.

{11}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 44, л. 57.

{12}12 ЦАМО, ф. 327. oп. 4999, Д. 44, л. 18.

{13}Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. С. 65-66.

{14}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 44, л. 53, 57.

{15}15 ЦАМО, ф. 33, oп. 793756, д. 16, л. 66.

{16}Кожедуб И. Н. Верность Отчизне. М., 1971. С. 229.

{17}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 44, л. 57.

{18}ЦАМО, ф. 327, од. 4999, д. 54, л, 4.

{19}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д, 42, 44, д. 36, 57.

{20}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 46, л. 40; д. 48, л. 31.

Над Правобережной Украиной

В соответствии с планом Верховного Главнокомандования Советских Вооруженных Сил зимне-весенняя кампания началась наступлением на Правобережной Украине. С конца декабря 1943 года до середины апреля 1944 года на огромных просторах от Полесья до Черного моря, от Днепра до Карпат развернулась одна из крупнейших битв второй мировой войны.

По плану Ставки Верховного Главнокомандования четырем Украинским фронтам предстояло разгромить группы армий "Юг" и "А", освободить Правобережную Украину и Крым. Еще 29 декабря 1943 года Ставка ВГК приняла решение о тесном взаимодействии 1-го и 2-го Украинских фронтов для разгрома немецко-фашистских поиск на каневском выступе. До этого 2-ы Украинский фронт готовил удар в южном направлении, на Березнеговатое, с целью разгромить совместно с 3-м и 4-м Украинскими фронтами никопольско-криворожскую группировку врага. Теперь ему было приказано перенести основные усилия с левого крыла в центр и не позднее 5 января 1944 года нанести главный удар на Кировоград, Первомайск, вспомогательный - на Шполу, Христиновку с целью соединиться там с войсками 1-го Украинского фронта.

В решении, принятом генералом армии И. С. Коневым, главная роль в операции отводилась войскам 53, 5 и. 7-й гвардейских, 5-й гвардейской танковой армий, 5-го гвардейского и 7-го механизированного корпусов. Их действия должна была поддерживать 5-я воздушная армия. Четыре авиационных корпуса (1-й бомбардировочный, 1-й штурмовой, 4-й и 7-й истребительные), 312-я ночная легкобомбардировочная авиадивизия и 511-й отдельный разведывательный авиаполк воздушной армии на 1 января 1944 года имели 702 исправных самолета{1}. У противника было 770 самолетов. Время на подготовку к наступлению было ограничено, однако офицеры штаба во главе с генерал-майором авиации Н. Г. Селезневым в ускоренные сроки отработали необходимые письменные и графические документы: планы боевого применения, прикрытия войск, перебазирования авиации, разведки, взаимодействия, организации связи, материально-технического обеспечения и другие. Bce эти документы были доведены до исполнителей.

Политический отдел армии (начальник политотдела полковник Н. М. Проценко), политорганы авиационных корпусов и дивизий, партийные и комсомольские организации частей провели большую работу по подготовке личного состава, длительное время находившегося в напряженных боях, к выполнению новых трудных боевых задач. Командиры, политорганы и партийные организации главное внимание сосредоточили на воспитании авиаторов в духе советского патриотизма, беззаветной преданности долу Коммунистической партии. Широко разъяснялись требования Верховного Главнокомандования: смело и решительно взламывать вражескую оборону, день и ночь преследовать противника, не давать ему закрепляться на промежуточных рубежах, уничтожать живую силу и технику гитлеровцев.

Надежной опорой командования и политорганов в воспитании у личного состава наступательного порыва и мобилизации на выполнение боевых заданий являлись партийные организации. Перед началом операции в воздушной армии было более 150 первичных организаций, 360 ротных и им равных парторганизаций, насчитывавших свыше 9 тыс. коммунистов, которые находились на решающих участках, прежде всего в парторганизациях авиационных полков и эскадрилий{2}.

Генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов решил для взаимодействия с наземными войсками при прорыве вражеской обороны привлечь до 200 боевых самолетов, а остальные использовать для авиационной поддержки ввода в прорыв 5-й гвардейской танковой армии и содействия развитию наступления общевойсковой армии на главном направлении. Этим объединениям по замыслу командующего фронтом предстояло наступать в обход Кировограда с севера и юга по сходящимся направлениям, окружить и уничтожить кировоградскую группировку противника. большинство авиационных полков и дивизий перебазировалось на новые передовые аэродромы, подготовленные к тому времени инженерными подразделениями и батальонами аэродромного обслуживания.

Большую работу проделал личный состав автотранспортных батальонов и автомобильных подразделений бао, который к началу операции в сложных погодных условиях, по бездорожью, часто под бомбежками и обстрелом вражеской артиллерии доставлял на аэродромы и склады все необходимое для боевой работы. Особенно отличились водители рядовые А. С. Полтавская, которая перевезла свыше 400 т различного груза, Н. А. Ларина, доставившая около 200 т боеприпасов, а также рядовой Л. Е. Левченко, сумевший перевезти 82 т бомб.

Среди водителей было много умельцев, отличных знатоков техники. Например, рядовой И. И. Булавкин и его товарищи в районе боев подобрали несколько поврежденных вражеских грузовиков, отремонтировали трофейные автомашины и перевезли на них сотни тонн грузов и боеприпасов.

Отступая на запад, гитлеровцы минировали дороги, взлетно- посадочные полосы, аэродромные сооружения, оставляли на складах бомбы и другие боеприпасы. И здесь высокое воинское мастерство показали сержант С. М. Муравьев, обезвредивший более тысячи бомб, и ефрейтор Л. С. Саакян, разминировавший двести вражеских мин. Оба специалиста за проявленное мужество были награждены медалью "За отвагу".

В ходе подготовки к операции вновь проявил себя прекрасным знатоком дела и способным организатором начальник тыла армии генерал-майор авиации П. М. Тараненко.

Несмотря на сжатые сроки, командиры и штабы корпусов и дивизий сумели полностью отработать вопросы взаимодействия с наземными войсками. В 1-м штурмовом авиакорпусе ведущие групп изучили организацию танковых частей, боевые свойства различных типов отечественных танков, их скорости, конфигурацию и размеры. Офицерам-танкистам, в свою очередь, сообщались необходимые введения о тактических возможностях штурмовика Ил-2. Подобные занятия приносили обоюдную пользу. Большое значение имело и личное общение воинов, которым совместно предстояло решать боевую задачу. При подготовке летного состава большое значение придавалось личному общению командиров групп штурмовиков к авиационным представителем - авианаводчиком, который, как правило, располагался в командирском танке в голове колонны. Все летчики и штурманы детально изучили район боевых действий, определенные планом взаимодействия сигналы опознавания и обозначения танков, порядок целеуказания, позывные радиостанций, знали средства наземного обеспечения самолетовождения.

Накануне перехода в наступление во всех частях и соединениях были проведены митинги, партийные и комсомольские собрания. Авиаторы поклялись удержать господство в воздухе, драться с врагом стойко и самоотверженно, умножать славу советского оружия, боевого знамени полка.

Кировоградская наступательная операция началась 5 января 1944 года, но действия авиаторов в этот день были ограничены. Из-за низкой облачности, тумана, слабой видимости боевые вылеты почти не производились. Зато 6 января летчики воздушной армии, взаимодействуя с наземными войсками, обрушили мощный бомбоштурмовой удар по основным узлам обороны противника в районах Лелековки, Обозновки, по дорогам на Кировоград, железнодорожным эшелонам. Особенно эффективно в этот день действовали штурмовики 1-го авиакорпуса, которые произвели 348 боевых самолето-вылетов, уничтожив и повредив 26 танков, 112 автомашин, подавив огонь 5 батарей долевой и 2 - зенитной артиллерии. В 15 воздушных боях летчики корпуса сбили 7 вражеских самолетов, потеряв 2 экипажа.

Вот краткие архивные данные о боевых вылетах авиаторов этого соединения: "...группа из двенадцати "ильюшиных" (ведущий командир эскадрильи 800 шап капитан С. Д. Пошивальников) штурмовала артиллерийские позиции и танки противника юго-западнее Аджамки и уничтожила пять автомашин.

Заходя третий раз на цель и расстреливая из пушек и пулеметов пехоту противника, Пошивальников заметил в воздухе четыре Ме-109, идущих на сближение с группой Ил-2. Не растерявшись, он быстро построил группу в "оборонительный круг" и принял бой с вражескими истребителями. В этой схватке огнем штурмовиков и истребителей прикрытия был сбит один Ме-109. Группа без потерь вернулась на свой аэродром". "...Группа из восемнадцати Ил-2 (ведущий командир 673-го авиаполка майор А. П. Матиков) штурмовала живую силу, танки и автомашины в районе Завадовки и уничтожили семь автомашин и до ста солдат и офицеров". "...Группа из двенадцати Ил-2 (ведущий штурман 800-го авиаполка капитан М. И. Степанов) в районе Обозновки уничтожили два танка, три автомашины, создала два взрыва большой силы, подавила огонь двух батарей полевой артиллерии на южной окраине Марьевки"{3}.

Наиболее ожесточенное сопротивление противник окапал в районе Новогородки, где была сосредоточена его крупная танковая группировка. Советское командование решило направить туда штурмовики. Одну из четверок повел в бой молодой командир звена 735-го штурмового авиаполка лейтенант И. А. Филатов. Успешно выполнив задачу, группа возвращалась на свой аэродром, но при перелете через линию фронта встретила вражеские бомбардировщики. Три группы Ю-87 шли несколько выше штурмовиков. Советских истребителей в воздухе не было. Л фашистские бомбардировщики уже становились в "круг" для пикирования на боевые порядки наступающих наземных войск. И тогда Филатов, много раз помогавший пехотинцам и танкистам своими огневыми ударами по наземному противнику, решил защищать их от воздушного врага. Боеприпасов оставалось в обрез, только на случай обороны от истребителей. Но, не думая об этом, он повел свою четверку в атаку против первой группы бомбардировщиков, атаковав ближайшего к нему правого ведомого. Фашистский летчик попытался разворотом влево уйти от атаки, однако Филатов поймал его в перекрестие прицела. Пулеметной очередью вражеский самолет был сражен и, потеряв управление, пошел к земле.

Штурмовики сбили в том бою два самолета и заставили "юнкерсы" уйти. Это была первая, а потому особенно памятная Филатову победа в воздушном бою. Он стал не только штурмовиком и разведчиком, но и воздушным бойцом. Ровно через три дня им был сбит второй самолет врага.

Большой вклад в разгром врага внесли экипажи 1-го бомбардировочного авиакорпуса. 6 января в неблагоприятных погодных условиях они произвели 57 боевых вылетов. Эффективным был налет 162-го гвардейского авиаполка во главе с подполковником А. А. Новиковым, который на участке дороги Кировоград - Ровное уничтожил 15 автомашин с пехотой и грузами. Отличилась девятка Пе-2 во главе с капитаном М. Г. Королевым, уничтожившая железнодорожный эшелон на станции Лелековка.

В январские дни в армии стала широко практиковаться "свободная охота". Она велась парами или одиночными экипажами в основном над территорией, занимаемой противником. Этот способ использовался для борьбы с небольшими группами самолетов преимущественно во время их взлета, сбора или построения в боевой порядок. "Охота" отличалась высокой эффективностью при относительно малой затрате сил и средств. В группы "охотников" подбирались наиболее подготовленные воздушные бойцы, отлично владеющие техникой пилотирования, обладающие высокой воздушно-стрелковой выучкой, умеющие летать при низкой облачности, а также в сумерках и на рассвете. При ведении "свободной охоты" особо отличились летчики-истребители майоры И. П. Бахуленков и А. Ф. Рязанцев, капитаны Е. В. Василевский, К. А. Евстигнеев и И. Г. Скляров, старшие лейтенанты И. И. Безмельцев, В. II. Савченко, П. Н. Паровин, А. 3. Тернюк и лейтенант А. Я. Голубенко.

Авиаполки 1-го штурмового авиакорпуса из-за сложных метеоусловий произвели только 215 боевых самолето-вылетов, проявив при этом большое мастерство и мужество. Семерка "ильюшиных", которую вел заместитель командира эскадрильи 66-го авиаполка лейтенант Н. Т. Пушкин, по дороге между Братолюбовкой и Гуровкой внезапными и меткими ударами уничтожила 5 автомашин и взорвала склад с боеприпасами. Другая группа из 12 Ил-2 во главе со штурманом 820-го авиаполка майором И. П. Мельниковым в районе села Большая Виска смело атаковала автоколонну и уничтожила 12 машин{4}.

Эти примеры показывают эффективность боевой работы штурмовиков. Применяя в каждом боевом вылете в зависимости от обстановки новый тактический прием, летчики-штурмовики избегали лишних потерь и наносили врагу большой урон в живой силе и боевой технике.

В течение дня штурмовики несколько раз вступали в воздушные схватки с вражескими истребителями. Так, группа из девяти Ил-2, где ведущим был командир эскадрильи 66-го штурмового авиаполка капитан А. А. Деветьяров, при выходе из первой атаки в момент перестроения встретилась с восьмью Ме-109. Четыре из них иступили в бой с истребителями прикрытия, а вторая четверка "мессершмиттов" с дистанции 300-400 м на встречных курсах атаковала штурмовики. Но врагу не удалось застать экипажи "ильюшиных" врасплох. Воздушные стрелки старший сержант И. И. Манашкин и рядовой В. Н. Баранников при отражении атак сбили три "мессершмитта".

Летчики 4-го и 7-го истребительных авиакорпусов в это время прикрывали наши наземные войска, вели разведку перед фронтом наступавших армий.

Успешно действовали летчики 304-й истребительной авиадивизии во главе с заместителем командира дивизии майором Л. И. Гореглядом. Группа из двенадцати "ястребков" встретилась с двумя девятками "хейнкелей" под прикрытием четырех Ме-109, направлявшихся бомбить наши войска в районе Кировограда. Советские летчики пошли на сближение с гитлеровцами на встречных курсах. В результате проведенных атак было сбито три Хе-111. Прикрывающая группа старшего лейтенанта П. И. Леонова вела бой с четверкой Ме-109 и сбила один "мессершмитт".

При выходе из боя группа майора Горегляда встретились с восьмеркой Ме-109. Положение оказалось критическим. Но в самый тяжелый момент на помощь своим подоспела восьмерка истребителей под командованием командира 508-го истребительного авиаполка майора Н. К. Дилигея. Бой закончился победой советских истребителей, сбивших три Ме-109{5}.

8 января войска 2-го Украинского фронта освободили Кировоград - областной и промышленный центр Украины, важнейший узел коммуникаций. В дальнейшем им предстояло уничтожить и окруженные части противника в районе Лелековки, но фашисты ожесточенными контратаками пытались отбросить советские части. Начались упорные бои. Две колонны вражеских танков и автомашин из Новониколаевки и района Пятихаток подходили к Обозновке, стремясь оказать помощь окруженной группировке. Чтобы остановить и дезорганизовать их движение, с аэродромов поднялись эскадрильи штурмовиков. Первую семерку Ил-2 повел один из наиболее опытных летчиков 292-й штурмовой авиадивизии командир эскадрильи 667-го авиаполка капитан А. П. Компаниец. Несмотря на туман, экипажи обнаружили на юго-западной окраине Лелековки неприятельские танки и автомашины с пехотой, нанесли бомбовый удар, а затем с бреющего полета начали расстреливать гитлеровцев пулеметно-пушечным огнем. За один вылет группа Компанийца уничтожила 5 танков, 10 автомашин и около 2 рот пехоты. Вскоре над полем боя появилась вторая семерка Ил-2, которую вел командир эскадрильи этого же полка капитан Г. Т. Красота. За 20 минут "ильюшины" произвели 4 захода и уничтожили 16 автомашин с пехотой{6}. Благодаря поддержке штурмовиков советские войска отразили все контратаки неприятеля, перешли в наступление и заняли несколько населенных пунктов.

Наступление войск 2-го Украинского фронта продолжало развиваться. 9 января для полного уничтожения окруженных немецких частей в районах Лелековки и Балки Злодейки вновь была использована штурмовая авиация 5-й воздушной армии. Командир 1-го штурмового авиакорпуса генерал В. Г. Рязанов, получив задачу, организовал лучшими экипажами тщательную разведку в целях выявления мест наибольшей концентрации сил и средств противника, а затем лично выехал на наблюдательный пункт командующего 5-й гвардейской армией для установления связи с наземными соединениями и руководства штурмовиками во время боя. По его командам над полем боя непрерывно, волна за волной, появлялись штурмовики и наносили удары по окруженному противнику. Летчики в каждом вылете доказывали высокое летное мастерство и стремление добиться победы над ненавистным врагом. Девятка Ил-2, которую вел командир эскадрильи 673-го авиаполка старший лейтенант Г. П. Александров, в двух километрах юго-западнее Лелековки атаковала колонну автомашин и уничтожила 10 из них. Восьмерка Ил-2 под командованием командира эскадрильи 800-го авиаполка капитана С. Д. Пошивальникова в оврагах юго-западнее Лелековки уничтожила 10 автомашин с грузом и одну бензоцистерну. В этом же районе девятка "ильюшиных" во главе с командиром эскадрильи 667-го авиаполка капитаном Б. В.Ло- патиным, сделав 6 заходов на цель, уничтожила 18 автомашин и минометную батарею{7}.

Генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов на следующий день лично осмотрел поле боя и установил, что в районах Лелековки и Балки Злодейки штурмовиками авиакориуса уничтожено около 400 автомашин, 52 танка, 50 самоходных орудий{8}.

10 января части противника, окруженные в Лелековке, были уничтожены. В ходе этих боев хорошо было организовано взаимодействие между наземными войсками и авиацией. Это дало возможность корректировать действия штурмовиков и бомбардировщиков на поле боя и нанести противнику большой урон в живой силе и боевой технике. Ощутимую помощь войскам оказало местное население.

...Партизанский разведчик несколько раз передал по радио: "На станции Смела скопление эшелонов с боевой техникой... Нужны штурмовики... Срочно нужны штурмовики..." Командующий фронтом, знавший боевые возможности авиации, понимал, какой огромный урон могла бы нанести противнику даже одна пара Ил-2. Но он знал и другое: после удара в такую погоду штурмовики вряд ли сумеют вернуться на свою базу.

- Разрешите послать добровольцев? - обратился к нему генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов.

- Добровольцев? - Брови генерала армии И. С. Конева резко поднялись вверх, глаза заискрились. - Добровольцев, говорите. Очень хорошо. Но отобрать надо только тех, кто имеет хотя бы... десяток шансов из ста, чтобы возвратиться, Нужны не просто смелые и мужественные летчики. Нужны асы.

Разговор командующего воздушной армией с командиром 667- го штурмового авиационного полка подполковником Д. К. Рымшиным не отличался многословием. "Надо..." - "Понимаю". - "Только добровольно, генерал армии не настаивает..."-"Но ведь надо..." А взгляд командира полка уже скользил по списку летчиков:

Г. Т. Красота... Я. К. Минин... И. X. Михайличенко... Каждому можно доверить любое задание. Справятся. Но тут... Особое задание?.. А разве налет в тумане и дожде на железнодорожный узел, прикрытый сильным зенитным огнем, можно назвать иначе? - Комиссар! - позвал командир своего заместителя по политической части подполковника Т. П. Оничека. Теперь уже двое склонились над боевым расчетом полка. Думают, прикидывают, курят. Через несколько минут созревает единое мнение - сколько бы добровольцев ни вышло, ведущим на это задание пойдет Иван Михайличенко.

После постановки задачи все экипажи полка сделали два шага вперед - не по приказу, а по зову сердца, по велению совести и долга.

Командир полка объявил:

- Ведущим полетит экипаж лейтенанта Михайличенко. Ведомого он выберет сам...

Ведомым Иван Харлампиевич Михайличенко выбрал лейтенанта О. Г. Чечелашвили, молодого, надежного летчика, ставшего впоследствии Героем Советского Союза. Они не раз летали вместе и отлично понимали друг друга. Подготовку к вылету начали с прокладки маршрута. Если раньше группы штурмовиков ходили на Смелу через Черкассы, то теперь ведущий проложил линию пути в обход. При этом половина маршрута проходила над лесом.

- Здесь фашистских зениток нет, - сказал он Чечелашвили, - и можно подойти к цели скрытно. А и случае неудачи уйдем в лес, к партизанам.

Ведомый и воздушные стрелки одобрительно закивали. Кто-кто, а они знали цену и внезапности выхода на цель, и отсутствия разрывов зенитных снарядов в небе. За плечами каждого - десятки боевых вылетов. Нагрузку решили взять полную: по восемь реактивных снарядов, шестьсот килограммов бомб, весь боекомплект для пушек и пулеметов. Уточнили и порядок нанесения удара.

- После сброса бомб - сразу в облака, - заключил Михайличенко.

Взлетели около полудня. До линии фронта шли на бреющем. Облака мешали подняться выше и в районе цели. Километра за три до подхода к станции заметили паровозные дымы, по ним вышли на цель, пустили реактивные снаряды. Клубы белого пара и змейки огня, бегущие по вагонам, свидетельствовали о попадании. Затем сбросили бомбы.

Ни один снаряд зенитки не разорвался в небе Смелы. Гитлеровцы не думали, что в такую погоду над станцией появятся штурмовики. Когда самолеты уходили от цели, на железной дороге пылали пожары и рвались боеприпасы...

В результате Кировоградской операции советские войска разгромили вражескую группировку и продвинулись на запад на 40-50 км. С потерей Кировограда нарушилась устойчивость обороны 8-й немецкой армии, а снабжение ее осложнилось. "Освободив Кировоград и закрепив районы северо-западнее, западнее и южнее Кировограда, - писал бывший командующий 2-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И. С. Конев, - советские войска обеспечили себе благоприятные условия для последующего наступления на Правобережной Украине, и в частности для проведения Корсунь-Шевченковской операции"{9}.

За период Кировоградской операции части и соединения 5-й воздушной армии совершили 5913 боевых самолето-вылетов, было проведено 242 воздушных боя, в которых советские летчики сбили 242 вражеских самолета, потеряв 24 экипажа{10}. Соотношение потерь свидетельствовало о качественном превосходстве советских военно-воздушных сил.

Кировоградская операция поучительна продуманной и четкой организацией тесного взаимодействия соединений и частей 5-й воздушной армии с войсками 2-го Украинского фронта, которое обеспечило эффективное использование авиации в интересах наземных частей, позволило нанести крупное поражение войскам противника с наименьшей, затратой времени и авиасредств.

Например, высоко оценивало командование 29-го танкового корпуса и 110-й танковой бригады вклад летчиков-истребителей. В одной из телеграмм командир бригады писал: "Летчики 205-й истребительной авиадивизии, прикрывающие нас с воздуха, действовали смело, решительно, храбро, позволили с меньшей кровью выполнить поставленные задачи. Особенно прекрасно работали летчики 10 и 11 января, когда наша бригада оказалась в исключительно тяжелом положении. Личный состав 110-й Знаменской танковой бригады работой летчиков восхищен и за работу благодарен"{11}.

В ходе операции авиаторы 5-й воздушной армии проявили массовый героизм, отвагу и мужество. Особо от- личились штурмовики 1-го штурмового авиакорпуса (командир генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов), бомбардировщики 1-й гвардейской (полковник Ф. И. Добыш), а также 205-й (полковник Ю. А. Немцевич) и 302-й (полковник Б. И. Литвинов) истребительных авиадивизий, которым приказом Верховного Главнокомандующего были присвоены почетные наименования Кировоградских.

Продолжая удерживать каневский выступ, немецко-фашистское командование делало все возможное, чтобы не дать 1-му и 2-му Украинским фронтам сомкнуть смежные фланги. Оно все еще надеялось сильными ударами сбросить советские войска с плацдарма на Днепре и сохранить за собой районы правобережья. Фашисты учитывали и то, что отступление от Днепра разорвет весь их стратегический фронт, нанесет непоправимый политический удар. Поэтому гитлеровское командование стягивало против советских войск новые силы, создавая на пути к Христиновке мощные танковые заслоны. Крупная группировка в районе Канева и танковые кулаки западнее и южнее его связывали действия двух советских фронтов, мешали их продвижению к Южному Бугу, дальнейшим операциям в западном направлении.

Учитывая создавшуюся обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования поставила задачу провести Корсунь-Шевченковскую наступательную операцию, окружить и уничтожить группировку противника, включавшую девять пехотных дивизий, одну танковую дивизию и моторизованную бригаду с многочисленными средствами усиления из состава 1-й танковой и 8-й армий{12}. Предполагалось нанести войсками 1-го и 2-го Украинских фронтов мощные встречные удары под основание выступа и соединиться в районе Шпола, Звенигородка. К участию в операции привлекались пять общевойсковых, две танковые армии и кавалерийский корпус. Это обеспечивало превосходство над противником по пехоте в 1,7 раза, то орудиям и минометам - в 2,4, танкам и САУ - в 2,6 раза. По авиации силы сторон были примерно рапными{13}.

Войска 1-го и 2-го Украинских фронтов готовились к наступлению в сложной обстановке. Наступила распутица, выпал мокрый снег, дороги раскисли. Нелетная погода ограничила действия авиации. Неполностью были созданы необходимые материальные запасы.

Корсунь-Шевченковокая операция началась 24 января ударом 2-го Украинского фронта в общем направлении на Шполу, Звенигородку. 1-й Украинский фронт начал атаку на сутки позже. Продвигаясь вперед, войска обоих фронтов, взломав при поддержке авиации оборону противника, 28 января соединились в районе Звонигородки, отсекли корсунь-шевченковскую группировку врага и начали сжимать ее к центру окружения. Одновременно 'был создан внешний фронт, чтобы не допустить со стороны Умани деблокирования окруженной группировки. И действительно, с 28 января противник начал стягивать с других фронтов к району прорыва крупные танковые силы и предпринял отчаянные попытки ударами извне прорваться к своим окруженным войскам и вывести их из окружения. На внешнем фронте окружения разгорелись ожесточенные бои.

В отличие от действий войск противника, окруженных под Сталинградом, где они, обороняясь, ждали спасения, надеясь на прорыв котелвпиковской группы Манштейна, окруженные в районе Корсунь-Шевченковского решили вырваться сами. Однако войска 1-го и 2-го Украинских фронтов, отразив попытки окруженных немецких войск вырваться из котла, все теснее сжимали кольцо окружения.

Большую помощь в уничтожении окружённой группировки противника оказывала авиация. Она не только наносила удары по вражеским войскам, но и создала непреодолимую воздушную блокаду, почти полностью дорвав снабжение окруженных войск по воздуху.

К началу операции 5-я воздушная армия имела 716 самолетов, из них исправных - 625{14}. Соединения и части базировались на полевых аэродромах, где были подготовлены только узкие, вытянутые полосы, позволявшие производить взлет и посадку в двух направлениях не более чем парой самолетов. Стационарный аэродром с взлетно-посадочной полосой воздушная армия имела только в Кировограде. Штурмовые и истребительные авиационные полки базировались обычно имеете на одном аэродроме или в непосредственной близости, что давало им возможность более успешно выполнять боевые задания.

Командующий 2-м Украинским фронтом генерал армии И. С. Конев поставил перед 5-й воздушной армией задачу сосредоточенными ударами групп бомбардировщиков по артиллерийским позициям, узлам сопротивления и районам скопления войск противника содействовать войскам 4-й гвардейской, 53-й общевойсковой армий и 5-й гвардейской танковой армии в прорыве вражеской обороны и развитии успеха. 1-му бомбардировочному авиакорпусу предстояло наносить удары пo подходившим к полю боя резервам противника на дальних подступах в районах Златополя и Новомиргорода, чтобы обеспечить левый фланг ударной группировки от контратак противника.

Истребительные авиакорпуса, как и в других операциях, должны были прикрывать наземные войска, сопровождать бомбардировщики и штурмовики, прочно удерживая господство в воздухе. 312-я авиадивизия в ночь, предшествовавшую наступлению, получила задачу непрерывными ударами изнурять живую силу противника на направлении главного удара.

За несколько дней до начала наступления командиры авиационных корпусов и дивизии совместно с командующими наземных армий и командирами подвижных групп провели розыгрыш намеченной операции, на котором в деталях были разработаны все вопросы взаимодействия. Особое внимание было уделено организации взаимодействия между штурмовиками и танковыми частями. 15 районах расположения наблюдательных пунктов командующих наземными армиями были организованы авиационные командные пункты. Командир 1-го штурмового авиакорпуса генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов имел КП при командующем 53-й армией, а при 4-й гвардейской армии находился командир 292-й штурмовой авиадивизии генерал-майор авиации Ф. А. Агальцов. Вместе с ним управление истребительной авиацией осуществлял командир 4-го авиакорпуса генерал-майор авиации И. Д. Подгорный. Все они имели при себе группу штабных офицеров, достаточное количество радиосредств, обеспечивавших управление авиацией в воздухе над полем боя, а также вызов ее с аэродромов. Такая организация взаимодействия давала возможность командующим наземными армиями непосредственно ставить задачи авиации, действующей в их интересах, а также обеспечивала командирам авиационных корпусов и дивизий не только немедленный вызов штурмовиков и истребителей на поле боя, но и возможность перенацеливать их в воздухе на другие объекты в ходе резко менявшейся обстановки.

Штабы воздушной армии, авиационных соединений и частей, планируя боевые действия, много внимания уделяли обобщению и использованию боевого опыта, подготовке командного, летного и всего личного состава армии. Занятия с командирами и офицерами штабов организовывались с учетом боевых действий авиации в предстоящей операции. С офицерами 1-го штурмового авиа-корпуса было проведено штабное учение "Работа штаба корпуса по организации взаимодействия с наземными поисками на участке прорыва ударной армии". Авиаторам была прочитана лекция "Оперативно-тактическое использование современных танков и механизированных соединений". Штурмовики учились действиям над полем боя "замкнутым кругом". Истребители авиакорпусов генералов И. Д. Подгорного и А. В. Утина отрабатывали бои парами с наращиванием сил в воздухе до полка, на опыте Сталинградской битвы учились вести борьбу с транспортной авиацией противника.

Политотдел армии, политорганы авиационных корпусов и дивизий, партийные и комсомольские организации частей и подразделений провели большую работу по политическому обеспечению предстоящих боевых действий, расстановке партийного и комсомольского актива, укреплению партийных организаций подразделений.

Партийно-политическая работа была направлена на доведение до личного состава сводок Совинформбюро, сообщений об успехах авиаторов других воздушных армий, а также о важнейших событиях внутренней и международной жизни. Много внимания уделялось организации работы по приему в партию и комсомол. Умело использовалась устная, печатная и наглядная агитация, проводились собрания, лекции, групповые и индивидуальные беседы, показывались патриотические кинофильмы, выпускались боевые листки, организовывались концерты художественной самодеятельности.

Армейская газета "Советский пилот" регулярно печатала материалы о боевом опыте летчиков, штурманов, воздушных стрелков, авиационных специалистов, воинов тыла, о героизме советских авиаторов, их воинском мастерстве, о формах и методах партийно-политической работы в подразделениях и частях: Газета повседневно воспитывала у личного состава воздушной армии волю к победе, бесстрашие и ненависть к немецко-фашистским захватчикам.

С большим энтузиазмом в частях восприняли обращение комсомольцев и молодежи 4-го истребительного авиакорпуса о сборе средств на строительство здравницы "Советский Сокол" для детей погибших шахтеров Донбасса. Личный состав воздушной армии поддерживал тесные связи с трудящимися различных областей и республик страны. Так, авиаторы 930-го авиаполка часто встречались со своими шефами - комсомольцами Татарии, переписывались с ними. Неразрывная дружба связывала личный состав 438-го истребительного авиаполка с трудящимися Ивановской области. Перед началом Корсунь-Шевченковской операции к авиаторам приехала делегация из текстильного края. Она привезла с собой подарки, письма, приветы и добрые пожелания. Учительница А. В. Соловьева выразила мысль всех трудящихся области. "Ваши победы на фронте, - говорилось в ее письме, - радуют нас, и мы, труженики тыла, стараемся помогать вам всем в борьбе с фашистской нечистью. Еще крепче бейте проклятых захватчиков, изгоняйте их с родной советской земли"{15}. На митинге выступили гости и знатные авиаторы полка. От имени личного состава выступил капитан А. Л. Кожевников. Он просил передать трудящимся Ивановской области заверения в том, что летчики с честью оправдают доверие советского народа: будут бить немецко-фашистских захватчиков до полной победы.

Перед началом наступления во всех партийных и комсомольских организациях прошли собрания, где обсуждались задачи коммунистов и комсомольцев в предстоящих боях. Бывалые воздушные бойцы подполковники С. Е. Володин, Я. Н. Кутихин, майор И. Ф. Кузьмичев, капитан С. Д. Пошивальников, старшие лейтенанты А. С. Бутко, М. П. Одинцов, Г. П. Александров де лились своим опытом с молодыми летчиками, помогали им быстрее овладеть боевой техникой и оружием, рассказывали о героических традициях полков, подвигах авиаторов на Курской дуге и при форсировании Днепра.

С 29 по 31 января 1944 года почти ежедневно стояли туманы, которые сменялись ливневыми дождями и снегопадами. Но, несмотря на сложные метеоусловия, авиаторы 5-й воздушной армии, взяв себе за правило "не упускать погоду", сумели оказать большую помощь войскам 2-го Украинского фронта в развитии прорыва и завершении окружения вражеской группировки. Свои войска при отражении яростных контратак вражеских танков активно поддержали летчики 1-го штурмового авиационного Кировоградского корпуса и 7-го истребительного авиационного корпуса. Взаимодействуя с наземными войсками, они уничтожали живую силу и боевую технику врага в районах Ротмистровки, Каменоватки, Федоровки, Веселовки, Ковалихи. Всего было произведено 107 самолето-вылетов, в результате штурмовок уничтожено 22 танка, 50 автомашин, подавлен огонь 5 батарей полевой артиллерии, взорван склад с боеприпасами, разбито 20 повозок, рассеяно и уничтожено до 50 солдат и офицеров, в воздушных боях сбито 5 самолетов противника.

Эффективным был удар восьмерки 667-го штурмового авиаполка во главе с капитаном Б. В. Лопатиным по скоплению танков противника в районе Корсунь-Шевченковского. За отличную работу группа получила по радио благодарность от генерала армии И. С. Конева. Командир эскадрильи 66-го штурмового авиаполка капитан А. А. Девятьяров в районе Федоровки уничтожил 2 танка, 5 автомашин, 6 повозок, подавил огонь батареи зенитной артиллерии. Командир эскадрильи 153-го гвардейского авиаполка коммунист И. Ф. Андрианов в первом вылете в районе Лебедина сбил Ю-87, а через два часа в районе Шполы уничтожил еще один "юнкерс".

30 января части 1-го штурмового авиакорпуса уничтожали немецко-фашистских захватчиков в районах Вязовка, Матусова, Листопадова, Златополя, Сигнаевки, Новомиргорода, произведя 211 самолето-вылетов. На следующий день штурмовики уничтожали живую силу и боевую технику противника в районах Златополя, Ново-Миргорода, Андреевки и на дорогах Завадовка - Городище, Вязовок Городище.

Беззаветно трудились техники, механики, оружейники. Дождь, слякоть, снег, мороз - а они готовили самолеты, заправляли горючим, копались в моторах, ставили заплаты на пробоины, смазывали агрегаты, маскировали машины. Проникновенно сказал об авиационных тружениках - техниках и механиках прославленный советский летчик А. И. Покрышкин: "Они оставляют аэродром последними, а приходят сюда всегда первыми, еще до рассвета. Загрубевшими и черными от масла и бензина руками они так осторожно и нежно притрагиваются к мотору самолета, как это делает, может быть, только хирург, когда прикасается к сердцу человека.

* * *

Проводив летчика на задание, техник до самого его возвращения не находит себе покоя. Зорче всех он всматривается в небо, больше всех прислушивается, не гудит ли мотор его родной машины. Вот почему и мы, летчики, все свои радости и огорчения делим пополам с верными боевыми друзьями"{16}.

В трудные январские дни в сложных погодных условиях четко выполняли свои обязанности техники-лейтенанты А. С. Асташов, П. И. Золотев, Г. И. Найдич, И. П. Поляков, П. И. Ухов, старшины В. Г. Алексеев, И. А. Беляков, В. И. Власов, А. С. Щегольский, старшие сержанты М. Р. Боченко, В. А. Буригин и В. А. Ивченко. Так, техник-лейтенант П. И. Ухов обслужил около 600 боевых вылетов, был награжден двумя орденами Красной Звезды, старшина А. С. Щегольский обслужил более 500 боевых вылетов, награжден орденом Красной Звезды и медалью "За боевые заслуги". На самолете Ла-5, который обслуживал механик старшина В. И. Власов, лейтенант Н. П. Белоусов сбил 11 вражеских самолетов.

Добросовестно трудились и оружейники. В авиационных полках эти обязанности выполняли в основном девушки. 265 боевых вылетов обслужила Галина Макарова, по 120 - Елена Левушкина, Анастасия Курочкина и Александра Тимошина. Все они были награждены медалью "За боевые заслуги".

Мужественный поступок совершил моторист 992-го авиаполка рядовой В. Дунаев. Один из самолетов По-2 совершил вынужденную посадку у линии фронта. Для его ремонта прибыл Дунаев. К утру третьего дня он отремонтировал машину и с нетерпением ждал прибытия летчика. Все ближе и ближе слышалась барабанная дробь автоматных очередей, на горизонте показались вражеские танки. Чтобы машина не досталась гитлеровцам, моторист запустил двигатель и взлетел. Карты у него не было, но он хорошо помнил, откуда летали "илы" на штурмовку, и повел самолет в этом направлении. Через чаc полета Дунаев долетел до одного из наших полевых аэродромов и благополучно приземлился.

В первые дни Корсунь-Шевченковской операции авиаполкам 5-й воздушной армии приходилось действовать в условиях нелетной погоды, на некоторых аэродромах взлетные полосы были совершенно непригодны для работы. Размокшая почва, мокрый снег, грязь забивали во время разбега масляный и водяной радиаторы, моторы перегревались, выходили из строя. По предложению старшего инженера 270-го истребительного авиаполка инженер-майора С. И. Бабина сделали доработку на самолетах. Из обыкновенной фанеры полковые умельцы вырезали специальные щитки для радиаторов. На взлете они надежно закрывали их от грязи и снега. Сразу после отрыва летчик специальным тросиком, протянутым в кабину, открывал щитки. За короткое время разбега мотор не успевал нагреться до критической температуры. Такие доработки были сделаны и в других полках, вооруженных "яками". Штурмовики по-прежнему вылетали на задания под прикрытием истребителей.

Самоотверженно действовала стартер рядовая Е. Ф. Зенина. Она заметила, что один из самолетов-истребителей с невыпущенным шасси пошел на посадку. Девушка быстро выбросила знак, запрещающий посадку, и дала сигнал красной ракетой. Летчик не заметил ни креста, ни ракеты и продолжал снижаться. Тогда Зенина с красным флажком выбежала на середину поля и стала подавать летчику сигналы идти на второй круг. Сигналы были замечены, и самолет стал набирать высоту. Но и при следующем заходе на посадку шасси не выпускалось. Запрещающими сигналами Зенина заставила летчика пойти на третий круг, только убедившись, что шасси полностью выпущено, она разрешила посадку. Благодаря ее умелым действиям удалось предотвратить аварию.

Развивая начатую в январе операцию, войска 2-го Украинского фронта сжимали кольцо окружения. Для освобождения своих войск гитлеровское командование сосредоточило в районе населенного пункта Шубины Ставы до четырех танковых дивизий и предприняло ряд контратак на Лысянку в целях прорыва на помощь окруженной группировке. Зажатый в кольцо противник в это же время сконцентрировал войска в районе Стеблева, повел контрнаступление навстречу танковой группе, пытаясь захватить Шендеровку и соединиться со своими танковыми дивизиями, гитлеровцы группами по 50-60 танков с мотопехотой предприняли ряд атак из района Ерки на Звенигородку, чтобы отвлечь силы и средства войск фронта и оказать помощь танковой группе, начавшей контратаки в направлении Лысянки.

В книге "Записки командующего фронтом 1943- 1945" Маршал Советского Союза И. С. Конев вспоминал:

"В течение первой недели февраля противник настойчиво про/должал танковые атаки с внешнего фронта. Но на пути танкового тарана врага нашими войсками неизменно создавался несокрушимый барьер мощного артиллерийского и танкового огня"{17}.

Противник активизировал действия своей авиации, главным образом транспортной. Перед ней стояла задача вывезти из кольца как можно больше живой силы. В первую очередь эвакуировался офицерский состав.

Во взаимодействии с войсками фронта соединения и части 5-й воздушной армии 1 февраля 1944 года нанесли сокрушительные удары как но окруженным, так и по контратакующим войскам, уничтожили большое количество живой силы и боевой техники противника. Штурмовики 1-го авиакорпуса произвели 219 самолето-вылетов, уничтожив 22 танка, 107 автомашин, 15 повозок с боеприпасами, подавив огонь двух батарей. В воздушных боях летчики корпуса сбили 14 фашистских самолетов.

Эффективность действий штурмовиков была высокой. Например, группа из восьми экипажей 673-го штурмового авиаполка во главе с командиром эскадрильи капитаном В. Т. Веревкиным с высоты 1 тыс. м до бреющего полета двумя заходами штурмовала и бомбила автоколонну с пехотой на дороге из Новомиргорода на Малые Виски. Бомбоштурмовыми ударами было уничтожено 10 автомашин и несколько повреждено. Восьмерка 611-го штурмового авиаполка, ведомая начальником воздушно-стрелковой службы полка капитаном М. П. Ступаком, атаковала колонну автомашин, двигавшуюся по дороге из Арсеньевки на Надлак. В результате удачного налета было уничтожено 20 автомашин и создано несколько крупных очагов пожара.

Начальник штаба 53-й армии генерал-майор И. И. Воробьев телеграфировал генерал-лейтенанту авиации С. К. Горюнову: "1 февраля с наблюдательных пунктов войск 53-й армии обнаружено большое движение колонн войск противника. Часть из них была накрыта мощным огнем артиллерии. На другие колонны были вызваны штурмовики 1 шак, которые произвели до 60 самолето-вылетов, своевременно и метко уничтожили врага. В результате удачного взаимодействия авиации и артиллерии противник вынужден был изменить путь движения, понеся при этом большие потери. Наш 75 ск продвигается вперед, не встречая противника"{18}.***

Пример подчиненным показывали в воздушных боях и при штурмовке войск опытные командиры, принимавшие участие во многих воздушных сражениях. Командир 82-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии майор С. П. Тюриков во главе пятнадцати бомбардировщиков в сопровождении истребителей с одного захода разбомбил и обстрелял пулеметным огнем танки и артиллерию противника западнее Толмача, уничтожив 25 танков и 60 автомашин. Примерно действовал и командир эскадрильи 80-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии майор И. К. Семенов, получивший задание во главе восьмерки уничтожить скопление войск и техники врага в районе Городище. Группа без прикрытия в неблагоприятных метеоусловиях разбомбила и обстреляла пулеметным огнем заданную цель. Внезапный удар позволил уничтожить 15 автомашин с войсками и грузом.

О том, с каким мастерством и мужеством действовали советские авиаторы, можно судить по результатам воздушных боев. Шестерка истребителей 69-го гвардейского истребительного авиаполка, возглавляемая гвардии капитаном И. М. Рыбкиным, в районе Шпола, Лебедин атаковала 20 ФВ-190, пытавшихся бомбить наши войска, и сбила 5 из них. Вражеские машины уничтожили летчики И. М. Рыбкин, В. И. Беляев, П. Н. Антонов, Ф. И. Шикунов и В. И. Чиж. Группа истребителей 438-го истребительного авиаполка под командованием капитана А. Л. Кожевникова вылетела на штурмовку аэродрома противника в Ярославке. На маршруте к цели в районе Журавок группа перехватила 20 ФВ-190, заставила их беспорядочно сбросить бомбы. В жаркой схватке противник потерял 4 самолета. Их сбили летчики А. Л. Кожевников, И. А. Аскирко, А. П. Медведев и В. В. Соколов. Шестерка "яков" 183-го истребительного авиаполка во главе 60 старшим лейтенантом П. Н. Паровиный Навязала бой с 60 бомбардировщиками и 5 истребителями противника. Схватка была ожесточенной. По 2 самолета сбили старший лейтенант П. Н. Паровин, лейтенант А. И. Проскурин и младший лейтенант А. А. Егоров, и по одному - остальные летчики группы. Активными боевыми действиями соединения и части воздушной армии задержали выдвижение фашистских танковых дивизий к полю боя, помогли 5-й гвардейской танковой, 4-й гвардейской и 53-й армиям успешно отразить контратаки.

Утром 2 февраля противник предпринял несколько контратак в направлении населенного пункта Искреннее. В связи с отсутствием на данном участке резервов, которые можно было немедленно ввести в бой, для советских наземных войск создалась исключительно сложная об- становка, но на помощь пришла авиация. Командующий 5-й воздушной армией передал командиру 1-го штурмового авиакорпуса генерал-лейтенанту авиации В. Г. Рязанову приказ командующего войсками 2-го Украинского фронта: "Все силы направить на уничтожение танковой группировки противника в районе Искреннее. Работу начать в 8.20 без разведки, а комкору управлять штурмовой авиацией с наблюдательного пункта командующего 5-й гвардейской танковой армией"{19}.

Выполняя поставленную задачу, штурмовики в течение короткого времени совершили 127 самолето-вылетов. Группы по 8-9 самолетов непрерывными ударами воз действовали на фашистские войска, нанесли противнику большие потери и оказали своевременную помощь 5-й гвардейской танковой и 53-й армиям в отражении контратак. Частями корпуса было уничтожено 6 танков, 43 автомашины, подавлен огонь батарей зенитной артиллерии, создано 8 очагов пожара. На аэродромах с раннего утра шла напряженная работа. Штурмовики группами уходили на боевые задания. Одну из них повел командир эскадрильи 667-го штурмо- вого авиаполка капитан Г. Т. Красота. В районе Киселевки ведущий обнаружил большую колонну вражеских танков и автомашин. Он развернул группу и первым устремился в атаку. Летчики сделали два захода, уничтожили три танка и автомашину, а ведомый комэска младший лейтенант И. X. Михайличенко сбил вражеский.

" ЦАМО, ф. 327, on. 4999, д. 108, л. 6. 142 самолет. Вторую группу этого полка возглавил командир эскадрильи капитан Б. В. Лопатин. Тремя заходами по скоплению боевой техники в Завадовке она уничтожила 6 автомашин, подавила огонь батареи зенитной артиллерии, а воздушные стрелки сбили истребитель врага. 6 автомашин уничтожила на окраине Петропавловки девятка экипажей 800-го штурмового авиаполка во главе с командиром эскадрильи капитаном С. Д. Пошивальниковым.

3 февраля авиаторы уничтожали живую силу и боевую технику в районах Мокрой Калигорки, Орловца, Городище, Киселевки, Капустино и Петропавловки, вели разведку на южном участке кольца окружения, сопро- вождали группы бомбардировщиков и штурмовиков. Частями 1-го штурмового корпуса было произведено 109 самолето-вылетов, уничтожено 25 танков, 64 автомашины, подавлен огонь батареи зенитной артиллерии, сбит вражеский самолет. Только восьмерка Ил-2 под командованием штурмана 667-го авиаполка капитана А. П. Компанийца уничтожила в районе Киселевки 5 танков и столько же автомашин.

В разгар боевых действий девятка экипажей 66-го штурмового авиаполка во главе с командиром эскадрильи капитаном А. А. Девятьяровым получила задание отыскать в районе села Капустино танки вражеской дивизии "Мертвая голова" и наносить по ним удары до тех пор, пока не подойдет очередная смена Ил-2. Нельзя было пропустить войска, которые спешили на помощь гитлеровским частям, оказавшимся в котле. Штурмовики шли на милой высоте, поэтому наметанным глазом ведущий быстро обнаружил отпечатки гусениц. В трех-четырех километрах от Капустино в воздух потя- нулись трассы зениток. И тут же летчики увидели колонну бронированных машин. Около 60 вражеских танков развертывались в боевой порядок. Ведущий, сообщив командованию о скоплении танков, построил атаки так, чтобы заходы на цель были неожиданными. Экипажи меняли высоту, атаковали с равных сторон, поочередно, через определенные интервалы, с разным углом пикирования. Подошла очередная группа штурмовиков под командованием лейтенанта Н. Т. Пушкина и тут же обрушила бомбовый груз на танки противника. Всего над колонной противника побывало четыре группы штурмовиков, которые задержали ее продвижение на полтора-два часа. Это позволило командованию фронта выдвинуть в угрожаемый район артиллерийский противотанковые части.

Истребительная авиация 5-й воздушной армии прочно удерживала господство в воздухе, надежно прикрывала свои 'войска. Только с 29 января по 3 февраля истребителями было проведено 102 воздушных боя, в которых уничтожено 94 самолета противника{20}.

4 февраля, несмотря на сложные метеоусловия, авиаторы продолжали выполнять задачи по поддержке сухопутных войск, борьбе с авиацией противника и ведению воздушной разведки. Наиболее острая обстановка возникла на участке войск 53-й армии. Гитлеровцы на танках и бронетранспортерах перешли в наступление в направлении Толмач, Крымки и вклинились в боевые порядки советских частей. Требовалась срочная поддержка со стороны авиации. Начальник штаба 53-й армии генерал И. И. Воробьев передал в штаб 5-й воздушной армии радиограмму: "Бейте танки и бронетранспортеры в районе Соболенка, Толмач - это войска противника. Артиллерию не трогать - она наша"{21}.

В воздух были подняты группы штурмовиков, которые выискивали и метко поражали вражеские танки. Летчики понимали, что авиационная поддержка наземных войск часто решает успех боя. В этот день экипажи 1-го штурмового авиакорпуса мелкими группами под прикрытием истребителей 203-й авиадивизии совершили 163 самолето-вылета, уничтожили 12 танков и 47 автомашин. Это была ощутимая помощь пехоте. Наступление противника было приостановлено, положение частей 53-й армии улучшилось. Из штаба 53-й армии пришла вторая телеграмма: "Горюнову. Радостно бьется сердце, наблюдая хорошую работу нашей авиации. Меткими массированными ударами штурмовиков совместно с артиллерией было остановлено наступление противника. Воробьев"{22}.

Эффективно действовали бомбардировщики 81-го гвардейского авиаполка. Группа из девяти экипажей во главе с командиром эскадрильи гвардии капитаном П. Я. Гусенко с пикирования разгромила артиллерию противника в районе Петропавловки, а восьмерка Пе-2, ведомая подполковником Н. С. Зайцевым, там же разбомбила скопление войск и боевой техники.

4 февраля 1944 года, в самый разгар Корсунь-Шевченковской операции, Указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования, за доблесть и отвагу звание Героя Советского Союза было присвоено капитанам С. А. Карначу, Г. Т. Красоте, Д. А. Нестеренко и Ф. Г. Семенову, старшим лейтенантам Г. П. Александрову, Е. С. Белявину, Н. В. Буряку, А. С. Бутко, И. Н. Кожедубу и М. П. Одинцову, лейтенанту В. М. Иванову, младшим лейтенантам И. Т. Гулькину и Я. К. Минину. Каждый из них имел десятки боевых вылетов, уничтожил большое количество вражеской боевой техники, сбил не менее десяти самолетов. Например, командир эскадрильи 80-го гвардейского бомбардировочного авиаполка гвардии старший лейтенант Е. С. Белявин к этому времени успешно выполнил 153 боевых вылета на бомбардировку и разведку войск противника. Командир эскадрильи 667-го штурмового авиаполка старший лейтенант А. С. Бутко совершил 118 боевых вылетов, во время которых уничтожил 26 танков, 78 автомашин, 2 паровоза, 18 батарей зенитной артиллерии, 12 железнодорожных вагонов, 10 складов с боеприпасами и горючим и много другой боевой техники. Старший летчик этого же полка младший лейтенант И. Т. Гулькин произвел 95 боевых вылетов, в ходе которых уничтожил 26 танков, 112 автомашин, сбил 3 самолета врага. Командир эскадрильи 247-го истребительного авиаполка старший лейтенант Н. В. Буряк совершил 254 боевых вылета и лично сбил 12 фашистских самолетов.

Командиру эскадрильи 820-го штурмового авиаполка старшему лейтенанту Михаилу Петровичу Одинцову высокое звание было присвоено за 96 боевых вылетов и умелое руководство эскадрильей. Боевое крещение он получил на четвертый день войны на Юго-Западпом фронте, затем воевал на Калининском фронте. Хорошо написал о нем в своих воспоминаниях Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Н. П. Каманин: "Мы тщательно изучали каждого летчика, получившего боевое крещение, и наиболее способных назначали ведущими групп. В 820-м полку ведущим выдвинули Михаила Одинцова. В полк он пришел из госпиталя. До этого летал на бомбардировщике, был ранен в воздушном бою. У нас он быстро освоил новый для него самолет, стал отважным штурмовиком. Как ведущий группы, чувствовал настроение ведомых, умел вовремя заметить опасность и немедленно принять верное решение..."{23}

В ноябре 1942 года Одинцов был назначен командиром эскадрильи. Его смелые и дерзкие удары враг испытал под Сталинградом, на Курской дуге, в боях за Днепр. Снайпер штурмовых ударов Одинцов показал горячую любовь к Родине, преданность делу партии Ленина и ненависть к немецко-фашистским захватчикам. В бою он правильно оценивал обстановку, умело применял маневр и взаимодействовал с истребителями прикрытия. В большинстве вылетов в его группе потерь не было.

5 февраля наземные войска 2-го Украинского фронт." овладели важными опорными пунктами противника Вязовком, Вербовкой и Ольшацами. Кольцо окружения продолжало сжиматься. Немецко-фашистское командование старалось прорвать его внешний фронт, вызволить из котла свою группировку. Гитлер по радио обещал скорую помощь возглавлявшему окруженные войска генералу Штеммерману. Он посылал ему ободряющие телеграммы. В одной из них Гитлер писал: "Можете положиться на меня, как на каменную стену. Вы будете освобождены из котла, а пока держитесь до последнего патрона"{24}. Обещал помощь окруженным войскам и командующий 1-й танковой армией гитлеровцев генерал Хубе.

Но советские воины, преодолевая яростное сопротивление гитлеровцев, настойчиво продвигались вперед, вес больше сжимали в железных тисках окруженную группировку.

С 4 пo 17 февраля боевые действия авиации были сопряжены с большими трудностями. Шли дожди. Приходилось почти каждый самолет выводить на взлетнопосадочную полосу и убирать с нее с помощью трактора или тягача. Затем сильное потепление сменилось pезким похолоданием, сопровождаемым снежной метелью и порывистым ветром. Противник решил использовать сложную метеорологическую обстановку и выскользнуть из кольца.

Непогода приковала авиацию к аэродрому, a надо было лететь в район Киселевки. Командир 6б7- го штурмового авиаполка подполковник Д. К. Рымшин вызвал командира звена лейтенанта Н. Г. Столярова, спросил:

- Сможешь пробиться?

- Все будет в порядке, - ответил тот.

Он надеялся на хорошее знание местности и на погоду - встреча с истребителями врага исключена, а малая высота позволит внезапно появиться над целью.

Во главе четверки Столяров вылетел на боевое задание. Снежные заряды вставали на пути, земля почти не просматривалась, трудно было вести ориентировку. Тревожные минуты кажутся вечностью. И вдруг мелькнула станция, за нею стали видны танки. В мыслях одно - атака! Внезапность и решительность сделали свое дело. Штурмовики наносили удар за ударам до полного расхода боеприпасов.

На обратном пути погода испортилась еще больше. Повалил снег. Другие аэродромы и посадочные площадки совсем закрылись, но ведущий был следопытом и точно вышел на свой аэродром. После этого полета в боевой характеристике летчика появилась запись: "Товарищ Столяров - замечательный летчик-штурмовик, проявляющий при каждом вылете мужество и героизм. Он наносит противнику огромный урон в живой силе и технике. Как самый опытный и бесстрашный летчик, каждый раз посылается на самые сложные и ответственные боевые задания"{25}.

Из-за непогоды командование вынуждено было сосредоточить на одном аэродроме несколько авиационных полков различных родов авиации, обеспечивая с него непрерывность воздействия по войскам противника. Большую помощь авиаторам в этой сложной обстановке оказывали местные жители. Они участвовали в доставке боеприпасов, строительстве аэродромов, вытаскивали застрявшие в грязи бензо- и маслозаправщики, принимали участие в эвакуации раненых.

5 февраля 1944 года за боевые отличия, стойкость и массовый героизм личного состава, проявленные в Курской битве и в сражениях на Правобережной Украине, приказом Верховного Главнокомандующего были преобразованы: 1-й штурмовой авиакорпус (командир генерал-лейтенант авиации В. Г. Рязанов) - в 1-й гвардейский; 1- й бомбардировочный авиакорпус (генерал-майор авиации И. С. Полбин) - во 2-й гвардейский бомбардировочный; 266-я штурмовая авиадивизия (полковник Ф. Г. Родякин) - в 8-ю гвардейскую штурмовую; 66, 673 и 735-й штурмовые авиаполки этой дивизии (майор Ф. В. Круглов, подполковники А. П. Матиков и С. Е. Володин) - в 140, 142 и 143-й гвардейские; 292-я штурмовая авиадивизия (генерал-майор авиации Ф. А. Агальцов) - в 9-ю гвардейскую; 667, 800 и 820-й полки этой дивизии (подполковники Д. К. Рымшин, П. М. Шишкин и Г. У. Чернецов) - в 141, 144 и 155-й гвардейские; 203-я истребительная авиадивизия (генерал-майор авиации К. Г. Баранчук) - в 12-ю гвардейскую; 247, 270 и 516-й полки этой дивизии (подполковник Я. Н. Кутихин, Герой Советского Союза подполковник В. А. Меркушев, майор А. И. Мочалин) - в 156, 152 и 153-й гвардейские; 293-я бомбардировочная авиадивизия (полковник Г. В. Грибакин) - в 8-ю гвардейскую; 780, 804 и 854-й полки этой дивизии (подполковник Ф. Д. Лушаев, майор А. М. Семенов и подполковник Л. А. Новиков) -в 160, 161 и 162-й гвардейские.

Весть о преобразовании авиационных частей и соединений в гвардейские быстро разлетелась по наземным войскам. Пехотинцы, танкисты, артиллеристы поздравляли авиаторов, благодарили летчиков за помощь, которую они оказывали войскам в проведенных операциях. Примечателен один из документов: "Приказ войскам 5 и гвардейской армии. Личный состав 1-го штурмового авиакорпуса в период летних, осенних и зимних наступательных операций 1943-1944 гг. покрыл себя неувядае- мой славой, показал образцы отваги и мужества. В боях за освобождение Харькова, Полтавы, Александрии, Знаменки, Кировограда личный состав корпуса показал 6еззаветную преданность нашей Родине, проявил героизм, самоотверженность и своей работой содействовал успешному выполнению поставленных задач перед войсками 5-й гвардейской армии.

Военный совет 5-й гвардейской армии от всего личного состава войсковых частей и соединений поздравляет героических летчиков с присвоением корпусу гвардейского звания и особо отличившихся в боях за освобождение Родины от немецко-фашистских оккупантов награждает ценными подарками; подполковника Г. У. Чернецова, капитанов В. Т. Веревкина, Б. В. Лопатина, С. Д. Пошивалъникова, М. И. Степанова, Н. В. Буряка, старших лейтенантов И. Ф. Андрианова и Н. И. Лошака. Военный совет уверен в том, что корпус в предстоящих боях с честью оправдает высокое звание и нанесет еще больше смертельных ударов по немецко-фашистским оккупантам.

Командующий 5-й гвардейской армией генерал-лейтенант А. С. Жадов"{26}.

Аналогичную телеграмму прислал командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-полковник танковых войск П. А. Ротмистров на имя генерала В. Г. Рязанова: "От всей души поздравляю Вас и Ваших славных соколов с преобразованием корпуса в гвардейский. В наступательных боях 1943-1944 гг. под Белгородом, Харьковом, Пятихаткой, Кировоградом сложилось тесное взаимодействие и боевое содружество гордых соколов, нашей Родины с танкистами. Благодарю за большую помощь, оказанную Вашими частями танкистам в выполнении боевых приказов. Желаю новых успехов во славу советской гвардии"{27}.

В связи с присвоением звания гвардейских в частях и соединениях воздушной армии были проведены собрания летно-технического состава, на которых техники дали клятву готовить самолеты так, чтобы они работали безотказно, а летчики, штурманы, стрелки-радисты и воздушные стрелки поклялись, что проявят все умение и не пожалеют сил и жизни, чтобы вместе с сухопутными войсками разгромить окруженную вражескую группировку. Со всем личным составом были проведены беседы: "Гвардия - хранительница воинских традиций", "Гвардейское знамя части - символ воинской чести, славы и доблести", "Свято хранить боевые традиции советской гвардии".

Окруженный противник находился под непрерывным воздействием советской авиации. 8 февраля после удара штурмовиков и бомбардировщиков по району сосредоточения войск противника он вынужден был оставить крупный узел сопротивления Городище. Экипажи 1-го гвардейского штурмового авиакорпуса, несмотря на неблагоприятную в этот день погоду, произвели 169 боевых вылетов. В результате бомбоштурмовых ударов было уничтожено 7 танков, 317 автомашин, 6 бензоцистерн, 2 батареи зенитной артиллерии. Советское командование во избежание ненужного кровопролития предъявило окруженному противнику ультиматум. В документе,

*нет сносок подписанном Представителем Ставки Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым и командующими 1-м и 2- м Украинскими фронтами генералами армии Н. Ф. Ватутиным и И. С. Коневым, всем немецким офицерам и солдатам, прекратившим сопротивление, гарантировались жизнь и безопасность. "Если Вы отклоните наше предложение сложить оружие, - гласил ультиматум, - то войска Красной Армии и воздушного флота начнут действия по уничтожению окруженных Ваших войск и ответственность за их уничтожение понесете Вы"{28}.

Вот что рассказал ветеран 5-й воздушной армии Герой Советского Союза М. С. Чеченев: "Мне поручили роль воздушного парламентера. Вместо бомб в люки самолета были загружены листовки-пропуска для немецких солдат через линию фронта. Кроме того, нужно были сбросить на крыши сельских домов, в которых располагались штабы неприятельских дивизий, вымпелы с предложением о капитуляции.

Командир авиаполка отметил на моей карте точки, где, по последним данным, находились штабы окруженных дивизий, и я отправился в полет. Раскидал листовки. А вымпелы (мешочки с песком, в которые был положен текст условий о капитуляции) сбрасывал так. Снижался над селом до ста метров, покачивал плоскостями, давая понять, что бомбить и стрелять не собираюсь. Отсчитывал от околицы нужный дом и сбрасывал мешочки с песком, на котором была закреплена длинная красная лента. Затем не улетал, а кружился над селом, дожидался, когда гитлеровцы возьмут вымпел.

Первый день прошел без происшествий. На следующий мой самолет обстреляли вражеские зенитки. Один на снарядов попал в плоскость моей машины и там разорвался. С пробитым крылом я еле-еле дотянул до своего аэродрома"{29}.

9 февраля штаб генерала Штеммермана сообщил, чти немецкая сторона отклоняет ультиматум. Бои возобновились с новой силой. Гитлеровцы повели яростные атаки на внутреннем и внешнем фронтах, пытаясь соединиться. Однако танкисты генерала П. А. Ротмистрова и штурмовики генерала В. Г. Рязанова действовали умело и согласованно. 9 и 10 февраля в сложных метеоусловиях экипажи 1-го гвардейского штурмового авиакорпуса совершили 135 боевых вылетов и уничтожили 7 танков, 150 автомашин, 13 транспортных самолетов Ю-52, создали 10 очагов пожара.

Только шестерка Ил-2 во главе с гвардии капитаном Б. В. Лопатиным в районе Завадовки четырьмя заходами с "круга" уничтожила 2 танка и 12 автомашин, а другая шестерка, ведомая капитаном В. Т. Веревкиным, атаковала на дороге Завадовка - Городище колонну автомашин и уничтожила 20 ив них.

Не менее результативно действовала группа, возглавляемая командиром 141-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии подполковником А. П. Матиковым. В течение 20 минут она штурмовала с "круга" наземные цели юго-западнее Деренковец и уничтожила 20 автомашин и 2 Ю-52. Семерка Ил-2, ведомая командиром эскадрильи 144-го гвардейского штурмового авиаполка Героем Советского Союза гвардии капитаном Г. Т. Красотой, в районе Корсунь-Шевченковского уничтожила 8 автомашин и 1 Ю-52. А группа штурмовиков во главе с командиром эскадрильи этого же полка гвардии капитаном С. Д. Пошивальниковым подожгла на аэродроме Черепиц 3 самолета Ю-52{30}.

11 февраля гитлеровцы предприняли решающее наступление на внешнем фронте окружения. Четыре танковые дивизии нанесли удар из района Ризино на Лысянку. Одновременно от населенного пункта Ерки в направлении Лысянки повели наступление еще четыре танковые дивизии. Навстречу им пошла на прорыв окруженная группировка. Советские войска отразили атаку с еркинского направления, но нескольким танковым дивизиям к Лысянке все же удалось прорваться. В свою очередь, окруженный противник в ночь на 12 февраля пробился к Шендеровке. Расстояние между этими рвущимися навстречу друг другу группировками сократилось до 10- 12 км.

Командование 1-го и 2-го Украинских фронтов, чтобы не допустить дальнейшего продвижения противники, принимало активные меры. На угрожаемые направления были переброшены стрелковые и танковые дивизии, противотанковая артиллерия. Лысянка и Шендеровка подверглись сильным ударам с воздуха. Наступление враги было остановлено. Одновременно с поддержкой наступающих войск авиация 5-й воздушной армии действиями по аэродромам и посадочным площадкам на территории окруженной группировки выполняла задачи по их блокаде, а также по уничтожению вражеских транспортных самолетов Ю-52.

Воздушной разведкой в районе Корсунь-Шевченковского у противника было установлено восемь действующих посадочных площадок, на которых одновременно находилось до ста Ю-52. Полеты с них производились днем в сложных погодных условиях, на малой высоте, большими группами. 11 февраля авиаторам 5-й воздушной армии была поставлена задача не дать фашистам подняться в воздух. Во время воздушной блокады экипажи 1-го гвардейского штурмового авиакорпуса в течение дня уничтожили четырнадцать "юнкерсов". Группа штурмовиков под командованием Героя Советского Coюза М. П. Одинцова из 155-го гвардейского штурмового авиаполка атаковала самолеты на площадке северо-западнее Корсунь-Шевченковского и уничтожила восемь Ю-52. Поле аэродрома было изрыто воронками. В этом же районе три Ил-2, ведомые командиром эскадрильи этого же полка гвардии капитаном В. Т. Веревкиным, уничтожили еще два самолета. Третья группа из шести штурмовиков во главе с командиром эскадрильи 141-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии капитаном Б. В. Лопатиным обрушилась на семь самолетов Ю-52, базировавших- ся восточнее Корсунь-Шевченковского и уничтожила два из них. Четвертая группа "илов", возглавляемая штурманом 144-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии капитаном М. И. Степановым, разгромила взлетно-посадочную площадку северо-восточнее Корсунь-Шевченковского и уничтожила два Ю-52. Всего с 9 по 11 февраля экипажи этого авиакорпуса уничтожили 30 транспортных самолетов Ю-52{31}. Это заметно снизило интенсивность полетов фашистских самолетов для доставки материальных средств окруженной группировке и вывоза офицерского состава.

Противник на внешнем фронте понес большие потери от ударов наземных войск и авиации и вынужден были отказаться от попыток соединиться с окруженными войсками. Советское командование выиграло состязании с командованием врага в искусстве маневра войсками, что в конечном счете определило исход Корсуь-Шевченковской операции. 14 февраля советские войска овладели городом Корсунь-Шевченковский - основным опорным пунктом врага. Наступили последние дни окруженной группировки. Зажатым в кольцо гитлеровцам стало ясно, что надо рассчитывать только на собственные силы, они начали стягивать войска к Шендеровке, чтобы отсюда предпринять последнюю попытку прорыва. В ночь ни 17 февраля, построившись в колонны, гитлеровцы двинулись из Шендеровки на юго-запад.

Советскому командованию стало известно о большом скоплении танков, машин и пехоты. Генерал армий И. С. Конев поставил перед командующими 5-й воздушной армией генерал-лейтенантом авиации С. К. Горюновым задачу нанести удар по противнику в районе Шендеровки. Однако в ночь на 17 февраля разыгралась пурга. Снежная пелена заволокла небо. Видимость сократилась до предела, летать в таких условиях было трудно. В книге "Записки командующего фронтом 1943-1945" И. С. Конев подробно описывает сложившуюся ситуацию:

"...генерал-лейтенант Горюнов объяснил мне трудности полетов при такой погоде. Я предложил ему обратиться к летчикам и выявить добровольцев вылететь на выполнение этого боевого задания. На этот призыв 18 экипажей самолетов 392-го авиационного полка 312-й авиационной дивизии доложили о готовности немедленно вылететь на бомбежку.

Первым поднялся в воздух самолет капитана В. А. Заевского и штурмана младшего лейтенанта В. П. Лакатоша. Они удачно сбросили зажигательные бомбы по району скопления боевой техники и живой силы врага. Загорелись машины и повозки. Также удачно произвели бомбометание и остальные экипажи.

Используя очаги пожаров в качестве ориентиров, по врагу ударила наша артиллерия.

Вылететь ночью, в пургу и при сильном ветре на такой легкой машине, как По-2, - немалый подвиг. В. Заевскому и В. Лакатошу было присвоено звание Героя Советского Союза"{32}.

Экипажи 312-й ночной легкобомбардировочной авиационной дивизии, возглавляемой полковником В. П. Чанпаловым, непрерывно бомбили колонны гитлеровцев, которые, спасаясь от ударов авиации, попадали под сильный огонь реактивной артиллерии. Большинство их было уничтожено, лишь небольшой группе танков и бронетранспортеров под прикрытием снежной пурги удалось вырваться из кольца. К утру 17 февраля с окруженной группировкой было покончено.

18 февраля столица нашей Родины - Москва салютовала доблестным войскам, участвовавшим в разгроме вражеской группировки. Все участники боев под Корсунь- Шевченковским получили благодарность Верховного Главнокомандующего, тысячи воинов были награждены орденами и медалями СССР.

Противник потерял более 73 тыс. солдат и офицеров, в том числе 18,2 тыс. пленными. Вся боевая техника и вооружение остались на поле сражения{33}.

Значительный вклад в дело разгрома немецко-фашистских войск внесла 5-я воздушная армия. В приказе Верховного Главнокомандующего на имя генерала армии И. С. Конева среди отличившихся в боях объединении были отмечены и летчики генерал-лейтенанта авиации С. К. Горюнова.

В Корсунь-Шевченковской битве основная тяжесть и выполнении боевых задач легла на экипажи 1-го гвардейского штурмового авиационного Кировоградского корпуса, которые в период операции на каждый исправный самолет произвели по 16,5 вылета, в то время как истребители - по 8,5 вылета. Эффективными были удары штурмовиков по аэродромам и посадочным площадкам, где уничтожено 30 транспортных самолетов Ю-52. Оправдали себя и получили распространение действия штурмовиков с применением пикирования при атаке це- лей в боевом порядке "круг самолетов". В операции была отработана четкая организация сопровождения штурмовиков истребителями с выделением группы непосредственного прикрытия и ударной группы, а в дни интенсивной работы-и группы расчистки воздушного пространства в районе предстоящих действий "ильюшиных".

Истребительная авиация на всех этапах операции вела борьбу с воздушным противником. Основным способом борьбы за господство в воздухе было уничтожение вражеских самолетов в воздушных боях. Несмотря на неблагоприятные метеоусловия, истребители провели 37 воздушных боев и сбили 51 самолет противника. Воздушные схватки велись звеньями и группами в составе 6-8 самолетов. В тактике истребителей применялись такие активные способы боевых действий, как перехваты из положения "дежурство на аэродроме", "свободная охота", и блокирование аэродромов противника. В условиях низкой облачности и плохой видимости оправдал себя метод периодической высылки пары истребителей для борьбы с отдельными самолетами противника, действовавшими в качестве штурмовиков.

Особого внимания заслуживает боевая деятельность экипажей По-2. Летный состав 312-й бомбардировочной авиадивизии в ночное время бомбил передний край обороны противника, а также его тактические резервы. Наиболее эффективными были действия ночников по железнодорожным станциям, районам сосредоточения вражеских войск с применением осколочных и фугасных бомб, ампул с жидкостью КС. Экипажи По-2 уничтожали живую силу и боевую технику противника в районах Шендеровки и Корсунь-Шевченковского, вели разведку с попутной бомбардировкой войск противника.

Большое значение в обеспечении успешных боевых действий наземных войск и авиации в битве под Корсунь-Шевченковским имела воздушная разведка. Ее непрерывно вели визуальным наблюдением и фотографированием экипажи 511-го отдельного разведывательного авиаполка, а также все рода авиации. Воздушная разведка являлась единственным средством в руках командования фронта для получения сведений о противнике и о своих наступавших войсках. Она помогла вскрыть аэродромную сеть противника, сосредоточение на ней транспортной авиации и тем самым способствовала эффективной борьбе с вражеской авиацией. Только в феврале частями армии на выполнение задач воздушной разведки было произведено 638 самолето-вылетов.

Боевые вылеты на разведку выполнялись в сложных метеорологических условиях, что принуждало экипажи снижаться до малых высот, а иногда и до бреющего полета. Авиаторы попадали под сильное воздействие зенитных средств противника, усложнялось фотографирование объектов, но, несмотря на это, отважные воздушные следопыты капитан Г. Г. Лядов, старшие лейтенанты В. Г. Завадский, Б. К. Опрокиднев, Н. К. Савенков и другие доставляли ценные разведданные, имеющие важное значение для претворения в жизнь тактических и оперативных задач, принятия своевременных мер. Эти данные оказали неоценимую помощь при разработке плана операции, в определении целей для артиллерии, штурмовой и бомбардировочной авиации,

В Корсунь-Шевченковской операции авиаторы 5-й воздушной армии, умело используя метеоусловия, совершили 3212 боевых вылетов, в то время как вражеская авиация в полосе действий 2-го Украинского фронта произвела 1428 самолето-пролетов. В 117 воздушных боях, проведенных летным составом армии, было сбито 105 фашистских самолетов. Кроме того, на аэродромах и посадочных площадках противника совместно с летчиками 2-й воздушной армии было уничтожено свыше двухсот транспортных самолетов{34}.

5-я воздушная армия, выполнив поставленные задачи, оказала большую помощь наземным войскам в ликвидации окруженной корсунь-шевченковской группировки. Командиры, летчики и штурманы получили богатый опыт организации и ведения боевых действий при окружении и уничтожении крупной группировки противника.

Боевую работу авиаторов высоко оценил командующий 2-м Украинским фронтом И. С. Конев. Он писал:

"Большую роль в успехе операции сыграла 5-я воздушная армия, которой командовал генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов. Это достойный представитель нашей доблестной авиации, человек с открытым и прямым характером. Хорошо зная тактику использования авиации, он вместе с тем понимал природу современного общевойскового боя и умело направлял усилия летчиков на oказание помощи сухопутным войскам. Это способствовало налаживанию взаимодействия воздушных сил с наземными соединениями и частями фронта, повышению эф- фективности ударов, наносимых по врагу авиацией"{35}.

В результате победы советских войск в этой oперации немецко-фашистские войска, действовавшие на Правобережной Украине, были сильно ослаблены и деморализованы. Создались благоприятные условия для развертывания дальнейшего наступления к Южному Бугу и Днестру, освобождения всего юга страны от гитлеровских оккупантов. Войска 2-го Украинского фронта вместе с частями и соединениями 5-й воздушной армии про должали наступление в юго-западном направлении. 26 марта 1944 года ударная группировка фронта в 85 километровой полосе вышла к реке Прут.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 94, л. 14,

{2}ЦАМО, ф. 327, oп. 5014, д. 9, л. 104,

{3}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 94, л. 29, 30, 31.

{4}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 94, л. 32, 43, 70.

{5}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 131, л. 10, 11, 12.

{6}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 94, л. 36.

{7}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 131, л. 14, 15.

{8}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 94, л. 39.

{9}Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. С. 91.

{10}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 94, л. 69.

{11}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 131, л. 9.

{12}См.: Советская Военная Энциклопедия (далее СВЭ), М,. 1977. Т. 4. С. 376.

{13}См.: СВЭ, Т. 4. С. 376.

{14}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 83, л. 30.

{15}Советский пилот. 1944. 4 марта.

{16}Покрышкин А. И. Небо войны. М., 1980, С. 46, 47.

{17}Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. С. 106.

{18}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д, 108. л. 9.

{19}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 108, л. 6.

{20}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 314, л. 32.

{21}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 108, л. 9, 10.

{22}Там же.

{23}Цит. по: Люди бессмертного подвига. М., 1973. Кн. 2. С. 99.

{24}Сборник материалов по изучению опыта войны. 1945. ,No 14, С. 32.

{25}Люди бсмертного подвига. Кн.2. С. 441.

{26}26 ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 108, л. 32.

{27}Там же.

{28}Правда. 1944. 18 февр.

{29}Гражданская авиация. 1984. No 2. С. 37.

{30}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 108, л. 11, 12.

{31}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, Д. 108, л. 12.

{32}Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. С. 122- 123.

{33}См.: СВЭ. Т. 4. С. 378.

{34}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 314, л. 37.

{35}Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943-1945. С. 136.

В Ясско-Кишиневской операции

Зимне-весеннее наступление войск Украинских фронтов, полное освобождение Правобережной Украины и Крыма, разгром немецко-фашистской группы "Центр" в Белоруссии, успешное наступление Прибалтийских и Ленинградского фронтов против группы армий "Север", серьезное поражение группы армий "Северная Украина" на львовско-сандомирском направлении, выход советских войск на юго-западную границу СССР и перенесение боевых действий на территорию Румынии создали благоприятные предпосылки для нанесения последующих ударов по врагу на левом фланге советско-германского фронта.

Понимая это, гитлеровцы стремились во что бы то ни стало удержать Румынию в качестве своего сателлита и важнейшего стратегического плацдарма на Балканах. На рубеже Днестра немецко-фашистское командование создало глубокую и сильно укрепленную систему обороны, где сосредоточило группу армий "Южная Украина", численность которой превышала. 900 тыс. человек. На 20 августа группировка имела 47 дивизий, из них 3 танковые и 1 моторизованную, а также 5 пехотных бригад. Противник располагал 7618 орудиями и минометами (без учета реактивных минометов и орудий зенитной артиллерии), 404 танками и штурмовыми орудиями, 810 самолетами{1}.

5 августа 1944 года фронты получили директиву Ставки на подготовку и проведение Ясско-Кишиневской операции. В соответствии с замыслом операции войска 2- го и 3-го Украинских фронтов должны были прорвать оборону противника северо-западнее Ясс, южнее Тирасполя и развивать наступление по сходящимся направлениям к району Хуши, Васлуй в целях окружения и уничтожения основных сил группы армий "Южная Украина", находившихся на кишиневском выступе. На 19 августа 1944 года во 2-м и 3-м Украинские фронтах, действовавших на этом направлении, имелось 10 общевойсковых и 1 танковая армия, 2 танковых, 2 механизированных и 1 кавалерийский корпус, 5-я и 17-я воздушные армии, в которых насчитывалось 1759 самолетов, а с учетом авиации Черноморского флота 2650. Таким образом, соотношение сил было 3,3 : 1 в пользу советской авиации{2}.

5-я воздушная армия, обеспечивавшая боевые деист вия 2-го Украинского фронта, располагала 3-м гвардейским истребительным авиационным корпусом (командир гвардии генерал-майор авиации И. Д. Подгорный) в составе 13-й гвардейской истребительной (гвардии полковник И. А. Тараненко) и 14-й гвардейской истребительной (гвардии полковник А. П. Юдаков) авиационных дивизий. В состав армии входил 2-й штурмовой авиационный Смоленский корпус (генерал-лейтенант авиации В. В. Степичев), включающий в себя 231-ю штурмовую (полковник Л. А. Чижиков) и 7-ю гвардейскую штурмовую (гвардии полковник Г. П. Шутеев) авиадивизии. В армии имелись также 218-я бомбардировочная (полковник Н. К. Романов), 312-я ночная легкобомбардировочная (полковник В. П. Чанпалов) авиадивизии и две отдельные части разведывательной авиации.

По приказу Ставки 5-я воздушная армия была усилена 10-й гвардейской штурмовой авиационной Воронежско-Киевской дивизией (гвардии генерал-майор авиции А. Н. Витрук).

В это же время с аэродрома Зябровка на аэродромы воздушной армии Стефанешти, Руши и Ганга перебазировалась 279-я истребительная авиационная дивизии (полковник В. Г. Благовещенский), которая должна были прикрывать боевые действия 2-го штурмового авиакорпуса.

Всего в армии в августе 1944 года насчитывалось 915 боевых самолетов, в том числе истребителей - 378, штурмовиков - 343, бомбардировщиков - 161, разведчиков и корректировщиков - 33{3}

1-й гвардейский штурмовой, 2-й гвардейский бомбардировочный и 7-й истребительный авиакорпуса, успешно действовавшие во многих операциях, по приказу Ставки Были переданы во 2-ю воздушную армию генерал-полковника авиации С. А. Красовского и перебазировались на львовское направление.

Главные усилия авиации в первые дни операции направлялись на удержание господства в воздухе, содействие наземным войскам в прорыве обороны противника на направлении главного удара фронта и обеспечение ввода в прорыв подвижных групп. Авиаторам ставилась задача воспретить подход резервов, дезорганизовать отход немецко- фашистских войск и вести воздушную разведку.

Командование 5-й воздушной армии (командующий генерал-полковник авиации С. К. Горюнов, заместитель по политической части генерал-майор авиации В. И. Смирнов и начальник штаба генерал-майор авиации Н. Г. Селезнев) решило авиационную поддержку наступления войск 27-й и 52-й армий осуществить силами штурмовиков 2-го авиакорпуса и 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии. Прикрытие наземных войск от налетов вражеской авиации, надежное сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков было возложено на 3-й гвардейский истребительный авиакорпус. Пункты управления истребительной авиацией размещались на максимально близком расстоянии к переднему краю обороны: комкора И. Д. Подгорного-в расположении войск 27-й армии, командира 13-й гвардейской истребительной авиадивизии гвардии полковника И. А. Тараненко - на КП 52-й армии.

Экипажи 218-й бомбардировочной и 312-й ночной лег-кобомбардировочной авиадивизий должны были уничтожать резервы противника, его артиллерийские позиции, узлы сопротивления на направлении главного удара в интересах 27-й и 52-й армий, воспрепятствовать переправе вражеских войск через Прут на участках Унгены и Фэлчиу.

Готовясь к новой наступательной операции, руководящий состав армии, офицеры штабов решили ряд неотложных вопросов. Была проведена передислокация частей, базирование авиаполков приближено к району предстоящих боевых действий. Среднее удаление аэродромов от линии боевого соприкосновения равнялось: для бомбардировщиков - 120-140 км, штурмовиков - 20-35 км, истребителей - 20-30 км, ночных легких бомбардировщиков - 15-25 км, что обеспечивало максимальное пребывание самолетов над полем боя, быстрое появление истребителей и штурмовиков над целью, наиболее эффективное отражение действий авиации противника. Большинство авиаполков и дивизий были пополнены летным составом и боевой техникой до штатной численности. С вновь прибывшими летчиками, штурманами, стрелками-радистами и воздушными стрелками организована учеба по отработке упражнений боевого применения, проведены учебные воздушные бои и стрельбы по наземным целям.

На теоретических занятиях были изучены главным образом район предстоящих боевых действий, система обороны и ПВО противника, тактика вражеской авиации. Большое внимание было уделено изучению боевого опыта частей воздушной армии. Во всех авиаполках проводились групповые тактические занятия и летучки, на которых отрабатывались вопросы тактики и техники выполнения боевых заданий в условиях противодействии средств ПВО противника, взаимодействия в паре, звене и группе при отражении атак вражеской истребительной авиации, а также взаимодействия с наземными войсками и главным образом с мотомехчастями.

10 августа состоялась односторонняя военная игра, в ходе которой были отработаны подготовка данных дли принятия решения командиром авиакорпуса (дивизии), организация взаимодействия между родами авиации с частыми и соединениями общевойсковых армий и 6- й танковой армией, а также управление авиационными корпусами на поле боя при передислокации командных пунктов. Поучительно прошло летно-тактическое учение с привлечением боевой авиации, проведенное в pайоне Ботошани. На нем отрабатывалось, как нужно оборудовать и организовать работу КП командира авиадивизии для руководства авиацией над полем боя, управлять aвиагруппами штурмовой, бомбардировочной и истребительной авиации, осуществлять взаимодействие различных родов авиации над объектом атаки.

По плану подготовки к наступлению под руководством генерал-полковника авиации С. К. Горюнова и командующего 6-й танковой армией генерал-лейтенанта танковых войск А. Г. Кравченко за Днестром, в районе Котовска, было проведено авиационно-танковое учение, в котором приняли участие боевые и обслуживающие части всех родов авиации и соединения танковой армии В условиях, максимально приближенных к боевой обста- новке, отрабатывалась тема "Прорыв сильно укрепленной, многополосной обороны и разгром основных сил противостоящего противника".

Штабом воздушной армии были разработаны планы боевого использования авиации и взаимодействия с наземными войсками, в том числе отдельно с артиллерией, графики по управлению авиацией, таблицы сигналов взаимодействия с наземными частями и соединениями. Они предусматривали полную согласованность действий авиации с наземными войсками по объектам, времени и периодам операции, концентрацию усилий авиации на решение основной задачи наземных войск на главном направлении, восполнение ударов с воздуха одного рода авиации другим, непрерывное и личное общение авиационных командиров с командирами наземных частей и соединений.

Большая работа была проделана командиром 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии генералом А.Н. Витруком и начальником штаба 6-й танковой армии генерал-майором танковых войск Д. И. Заевым при составлении плана взаимодействия штурмовиков с танкистами. Накануне операции, когда все вопросы взаимодействия были обсуждены и согласованы, командующий 6-й танковой армией генерал А. Г. Кравченко выразил благодарность офицерам, участвовавшим в разработке плана взаимодействия авиаторов 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии и 511-го разведывательного авиационного полка, предоставленные фотопланшеты с перспективной съемкой маршрутов наступления танковых соединений и кодированную карту по рубежам движения.

Накануне наступления на ясском и кишиневском направлениях непрерывно велась воздушная разведка. Экипажи 511-го отдельного разведывательного авиационного полка и других авиаполков в первой половине августа произвели фотографирование свыше ста тысяч квадратных километров площади, на которой базировались вражеские войска. Была вскрыта вся система обороны противника, его наземная группировка, определено базирование авиации. Аэрофотосъемка территории, занимаемой противником, не являлась чем-то новым в работе штаба воздушной армии. Ее производили и раньше, в основном с самолетов Пе-2. Однако качество снимков не совсем удовлетворяло командование фронта. Авиаторы предложили вмонтировать фотоаппараты под крылья штурмовиков Ил-2, которые обладали большей живучестью и летал на малых и предельно малых высотах. Отважные воздушные разведчики сумели заснять на фотопленку сотни километров вражеской обороны по переднему краю и в глубину, промежуточные рубежи, укрепленные полосы, переправы. Командиры частей получили наглядные фотопанорамы предстоящего пути через оборону противника на ближайшие 10 км. Особое внимание во время аэрофотосъемки было обращено на на правления наступления бронетанковых войск. Для каждого из них изготовили перспективные фотопанорамы, которые были тщательно изучены всеми офицерами и ме -ханиками-водителями танков. Это придавало танкистам твердую уверенность в своевременном и точном выполнении боевой задачи. Перспективная аэрофотосъемка сыграла важную роль. Она помогла заблаговременно изучить искусственные и естественные противотанковые препятствия, систему артиллерийских позиций, дала возможность наглядно определить маневр танковых частей и подразделений в ходе боя по обходу труднопроходимых участков местности и подавлению огневых точек. При подготовке к наступлению отличились экипажи опытных воздушных разведчиков капитана А. В. Гришанова, старших лейтенантов В. Г. Завадского и Н. К. Савенкова. За несколько дней они сумели сфотографировать район базирования фашистской авиации перед фронтом и сосредоточение войск противника на на правлении главного удара. Свой сотый боевой вылет на разведку тылов и войск противника совершил экипаж в составе летчика старшего лейтенанта Н. К. Савенкова, штурмана старшего лейтенанта Б. К. Опрокиднева, стрелка-радиста старшего сержанта И. П. Лузанова. Командир экипажа прибыл в 511-й разведывательный авиаполк в 1943 году сержантом. В этом же звании был и Б. К. Опрокиднев. В июле 1943 года молодой экипаж совершил первый боевой вылет на разведку, а уже в сентябре члены экипажа получили первые государственные награды. За год воздушные следопыты накопили богатый боевой опыт и стали настоящими мастерами своего дела. Мастерски вел воздушную разведку старший лейтенант В. Г. Завадский. В одном из вылетов его экипаж обнаружил сосредоточение крупных сил противника в районе Тыргу-Фрумоса, но огнем зенитной артиллерии Пе-2 был подбит. Летчик получил легкое ранение, однако на поврежденной машине вернулся на свой аэродром, быстро пересел на другой самолет и вновь вылетел на доразведку. За мужество и успешное выполнение 115 боевых вылетов на дальнюю и ближнюю разведку войск и боевой техники противника, за отличное фотографирование оборонительных рубежей врага перед наступательной операцией старшему лейтенанту Владимиру Георгиевичу Завадскому вскоре после Ясско-Кишиневской операции было присвоено звание Героя Советского Союза.

Во время перспективного аэрофотографирования, осуществлявшегося в целях составления плана подавления огневых точек противника, отличились и экипажи 2-го штурмового авиакорпуса. Мастерство и отвагу показали капитаны В. С. Палагин и В. М. Самоделкин, старший лейтенант М. Е. Никитин, лейтенант И. В. Клевцов. Часто разведчики возвращались на машинах, изрешеченных пулями и снарядами, и все же снова шли на задание. Представленные воздушными разведчиками ценные сведения позволили командованию 2-го Украинского фронта глубже оценить создавшуюся обстановку и принять обоснованное решение на проведение Ясско-Кишиневской операции.

В подготовительный период большая нагрузка легла на инженерно-авиационную службу. Были доукомплектованы все технические экипажи, с высоким качеством подготовлены самолеты к выполнению боевых заданий. Инженеры, техники, механики, мотористы, оружейники трудились днем и ночью, не зная покоя и отдыха, на пределе человеческих сил, чтобы ввести в строй поврежденные самолеты и обеспечить боевую деятельность летчиков. Во всех авиаполках состоялись технические конференции по обмену опытом эксплуатации авиатехники, на которых детально обсуждались вопросы профилактического осмотра самолетов всем экипажем, практически решались вопросы регламентных работ, эксплуатации моторов на земле и в воздухе, разбирались особенности подготовки стрелково-пушечного вооружения, спецоборудования.

В 178-м гвардейском истребительном авиаполку перед техническим составом выступили опытные летчики гвардии подполковник Н. И. Ольховский, гвардии капитаны Ф. Г. Семенов, А. С. Амелин, гвардии старшие лейтенанты Б. В. Жигуленков, В. Ф. Мудрецов, И. Е. Середа, гвардии лейтенант В. Ф. Мухин. Они рассказали о том важном значении, какое имеет в воздушном бою хорошая подготовка самолета и его вооружения, призвали молодых авиаспециалистов с высоким качеством осматривать авиационную технику и готовить ее к предстоящей операции.

Накануне наступления командующий армией генерал С. К. Горюнов поставил перед тылом задачи в сжатые сроки подготовить такое количество аэродромов, которое обеспечивало бы скрытное и рассредоточенное базирование авиационных частей, организовать их бесперебойное снабжение всем необходимым для боевых действий, обеспечить перебазирование авиации вслед за наступающими войсками фронта. В подготовительный период тыл воздушной армии сумел создать разветвленную аэродромную сеть. Армия имела 79 подготовленных аэродромов, из которых 35 находились на удалении 50 км от линии фронта, а остальные - но далее 120 км. 70 проц. аэродромов не эксплуатировались и были запасными на случай маневра{4}. К началу операции авиачастям было подано 345 вагонов, или 2760 тонн боеприпасов.

На этом этапе напряженно трудились воины 76-го района авиационного базирования, где начальником был подполковник М. М, Фрахтман. К началу операции тыловые части, обеспечивавшие авиационные полки 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса, на основных аэродромах создали такой запас бензина, который позволил личному составу бесперебойно обеспечивать напряженную боевую работу истребителей сначала на исходном, а затем на Ясском, Васлуйском и Бырладском аэроузлах.

Большая заслуга в решении трудных проблем обеспечения боевых действий авиационных соединений в ходе операции принадлежала начальнику тыла воздушной армии генерал-майору авиации П. М. Тараненко, офицерам тыла и районов авиационного базирования полковникам И. В. Копаеву, Г. И. Шпынову, Г. А. Ростиашвили, М. А. Короткевичу, А. П. Минасову, подполковникам Г. Н. Абаеву, И. Д. Ковдрашову, майорам А. В. Алексееву, П. П. Дашевскому, Е. Т. Соловьеву. Они вложили много сил и энергии, мобилизуя специалистов тыла на героический труд, добиваясь, чтобы авиационные полки были обеспечены всеми материально-техническими средствами, имели всегда пригодную к работе и маневру аэродромную сеть.

В армии много внимания уделялось маскировке базирования авиационных частей. Еще задолго до операции командующий приказал создать широкую сеть ложных аэродромов и тщательно замаскировать действующие. Выполняя эту задачу, части тыла своими силами и средствами построили в каждом аэроузле несколько ложных аэродромов, организовали на них демонстративное сосредоточение авиации, проделали "наезженные" со всех сторон дороги. Командам бойцов и сержантов, которые обслуживали ложные аэродромы, приходилось проявлять мужество, привлекая к себе внимание противника, заставляя его сбрасывать смертоносный груз на ложные объекты, т. е. практически вызывая огонь на себя.

Чтобы создать видимость, будто воздушная армия, как тн войска всего фронта, надолго обосновывается в обороне, производилась демонстративная переброска самолетов с одних аэродромов на другие, менялся характер маскировки действовавших и ложных аэродромов. Делалось все, что могло ввести гитлеровцев в заблуждение.

Партийно-политическая работа была направлена на мобилизацию личного состава частей и соединений армии в интересах лучшего выполнения боевых задач и оказания наиболее эффективной поддержки наземным войскам в наступлении. В ее основу было положено воспитание у летчиков, техников, младших авиаспециалистов, а также у личного состава обслуживающих подразделений высокого наступательного порыва и готовности, не жалея сил и самой жизни, выполнить поставленные задачи.

Незадолго до операции в воздушную армию прибыло несколько новых соединений и частей. Это обстоятельство потребовало от политорганов и партийных организаций кропотливой работы с новым пополнением по повышению боеспособности авиаэскадрилий и полков. Деятельность офицеров политотделов армии, авиакорпусов и дивизий была направлена на оказание помощи вновь прибывшим частям и соединениям. Офицеры политотдела армии майоры И. С. Дрюков, В. Г. Клещенко, А. В. Пчелин, П. А. Садовский во главе с полковником Н. М. Проценко выехали к месту дислокации 3-го штурмового авиакорпуса, 10-й гвардейской штурмовой и 279-й истребительной авиадивизий, длительное время находились на аэродромах, изучали людей, знакомились с боеготовностью частей и соединений. Они на месте помогали устранять выявленные недочеты, проводили занятия, инструктировали политработников, парторгов и комсоргов. В связи с развертыванием боевых действий за пределами Советского Союза читались лекции и доклады о военно-политическом, экономическом и географическом положении Румынии и политике Коммунистической партии и Советского правительства в отношении этой страны, о воспитании чувства уважения к свободе и национальной независимости румынского народа, о нормах и правилах поведения советского воина за рубежом родной страны. Внимание авиаторов обращалось и на то, что румынский народ, как и многие народы Европы, попавшие под иго фашизма, не виновен в развязывании войны, подчеркивалось при этом, что в составе 2-го Украинского фронта имеется сформированная из румынских солдат и граждан дивизия имени Тудора Владимиреску.

Предметом особой заботы командиров и политработников был ввод в строй пополнения. В 192-м и 486-м авиаполках 279-й истребительной авиадивизии было около 80 проц. молодых летчиков, с которыми проводились беседы на темы: "Истребители пад полем боя", "Ведущий и ведомый - одно целое", "Взаимовыручка в воздушном бою". С ними обменивались опытом боевой работы бывалые воздушные бойцы, они учили их ведению воздушного боя, мастерству сопровождения штурмовиков, воспитывали на славных традициях части, героических подвигах однополчан.

Приказ Верховного Главнокомандующего, требовавший освободить советскую землю и добить фашистского зверя в его собственной берлоге, был руководящим документом в работе политорганов и партийных организаций; о задачах, поставленных в этом приказе, шел разговор на собраниях в первичных партийных и комсомольских организациях.

По инициативе политорганов проводились семинары руководящего состава полков и дивизий, где обсуждался вопрос воспитания у личного состава наступательного порыва. В 3-м гвардейском истребительном авиакорпусе на таком семинаре выступил командир 149-го гвардейского истребительного авиаполка Герой Советского Союза гвардии майор М. И. Зотов, который говорил о личном примере командира в бою. Командир 150-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии подполковник А. А. Обозненко поднял вопрос о политическом и воинском воспитании личного состава. Командир 178-го гвардейского истребительного авиаполка Герой Советского Союза гвардии подполковник Н. И. Ольховский напомпил об умножении боевых традиций гвардии. Работники политотделов помогали командирам частей готовиться к докладам, которые иллюстрировались схемами, таблицами, фотографиями, многочисленными примерами и фактами из боевой деятельности летчиков армии. Командиры корпусов и дивизий, выступавшие на таких семинарах, ставили конкретные задачи перед личным составом.

Важное значение для успеха операции приобретало укрепление партийных организаций в авиаэскадрильях, полках и батальонах аэродромного обслуживания. В партию принимались авиаторы, наиболее отличившиеся в боях. Только в августе 1944 года в армии в ряды ВКП(б) было принято 339 человек{5}.

Важное место в работе политорганов занимала правильная расстановка коммунистов по подразделениям. На руководящую работу выдвигались наиболее подготовленные партийцы, проявившие себя в боях и напряженном труде. На семинарах обсуждались вопросы партийной работы в наступательной операции, шла речь о практике руководства коммунистами и комсомольцами, о личном примере парторга и комсорга в бою. Были проведены партийные собрания с повесткой дня: "Коммунист-фронтовик - образец в выполнении боевых приказов командования", "Состояние воспитательной работы и задачи коммунистов по ее улучшению", "Задачи партийной организации по материально-техническому обеспечению авиаполков".

В подготовке к операции активно участвовала армейская газета "Советский пилот", которую редактировал майор П. П. Дмитриев, выпускались листовки, воспитывавшие ненависть к немецко-фашистским захватчикам, призывавшие воздушных бойцов к героизму и мужеству. В газете "Советский пилот" наряду с такими материалами, как "Летчик! Мсти беспощадно немецко-фашистским захватчикам за кровь и слезы советских людей!", "Этого нельзя простить", "Враг больше не придет!", публиковались статьи очевидцев зверств, творимых фашистами, а также тех, чьи семьи пострадали в период оккупации, печатались письма из неволи, сообщения Чрезвычайной государственной комиссии, расследовавшей злодеяния немецко-фашистских захватчиков. Эти документы вызывали у авиаторов жгучую ненависть к врагу, звали их в бой. Работники политорганов много внимания уделяли батальонам аэродромного обслуживания и ремонтным органам. Они выезжали в далекие рейсы за горючим и боеприпасами, помогали тылу армии организованно и в срок производить погрузку и разгрузку транспорта. Их можно бы то встретить в районах восстановления старых и строительства новых аэродромов, где они мобилизовывали личный состав инженерных батальонов на быструю и качественную подготовку аэродромов и посадочных площадок.

17 августа было проведено совещание начальников политорганов и заместителей командиров отдельных полков по политической части. С докладом о задачах политотделов и партийных организаций выступил начальник политотдела армии полковник Н. М. Проценко. О задачах по обеспечению боевой работы рассказал заместитель командующего 5-й воздушной армией по политической части генерал-майор авиации В. И. Смирнов. После этого офицеры политотделов армии, корпусов и дивизии выехали в части, довели до личного состава приказ командующего 2-м Украинским фронтом и обращение Военного совета фронта.

20 августа во всех частях непосредственно на аэродромах перед развернутыми Боевыми Знаменами состоялись митинги. Выступавшие на них летчики, техники, механики, другие специалисты выражали единые мысли и стремления, которыми жил в то время весь личный состав- с честью выполнить любое задание, быстрее очистить советскую землю от немецко-фашистских захватчиков Командир эскадрильи 177-го гвардейского истребительного авиаполка Герой Советского Союза гвардии капитан И Г. Скляров заявил: "Велики злодеяния гитлеровцев на нашей земле. Мы ни на минуту не должны забывать об этом. Отлично выполняя боевые приказы, работая без устали, мы приблизим час окончательного разгрома врага"{6}. Командир звена 150-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии лейтенант С. В. Носов заверил: "Личный состав нашего полка в боях по уничтожению немецко-фашистских захватчиков покажет боевое умение и мастерство"{7}. Командиры авиаполков гвардии подполковники А. А. Обозненко и А. Д. Якименко призвали летчиков бить врага по-гвардейски, в бою не знать усталости, приложить все свои силы для выполнения поставленных задач.

Ясско-Кишиневская операция началась утром 20 августа 1944 года. На рассвете тысячи орудий обрушили огонь на позиции врага. После артиллерийской подготовки войска 2-го Украинского фронта при поддержке авиации 5-й воздушной армии перешли в наступление. Еще не умолк грохот артиллерии и гвардейских минометов, а в воздухе послышался гул самолетов. Над фронтовым НП в сторону переднего края полковыми группами прошли 200 штурмовиков 2-го авиакорпуса и 10-й гвардейской авиадивизии под прикрытием истребителей 279-й истребительной авиадивизии. Они атаковали войска противника, оборонявшиеся в полосе наступления 27-й и 52-й армий и по дороге Тыргу-Фрумос - Роман - Яссы.

Гитлеровцы долго готовили этот участок фронта. Полосу холмов и горных кряжей, являющихся сильной естественной преградой на пути наземных войск 2-го Украинского фронта, противник укрепил железобетонными сооружениями, изрезал сетью окопов, опоясал проволочными заграждениями в несколько рядов. Через каждые 15-20 м были установлены пулеметные точки. Враг делал все, чтобы этот рубеж стал неприступным. Однако сильно укрепленная, глубоко эшелонированная оборона не выдержала удара советских войск.

Первым повел на цель большую группу штурмовиков Ил-2 командир 166-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии майор А. Н. Войтекайтес. Противник открыл зенитный огонь, по штурмовики перешли к маневру по высоте, курсу и скорости, а специально выделенные экипажи начали подавлять огонь зениток. По артиллерийским и минометным позициям противника ударила группа штурмовиков под командованием Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта Л. В. Матвеева, а основные силы авиаторов обрабатывали передний край.

Ни море зенитного огня, ни яростные атаки фашистских истребителей не заставили повернуть назад штурмовики 190-го гвардейского авиаполка во главе с командиром полка гвардии подполковником И. П. Мельниковым. Прорвавшись к цели, они мощными бомбовыми ударами метко накрывали артиллерийские и минометные батареи врага, а затем, разделившись на четверки, пулеметно-пушечным огнем уничтожали последние препятствия, мешавшие продвижению своих наступавших войск. В момент штурмовки истребители противника пытались атаковать ковать, но экипажи Ил-2, искусно маневрируя, применяя ножницы и змейку, отсекая противника огнем пулеметов и пушек, отразили все их атаки. В этом бою воздушный стрелок гвардии старший сержант В. А. Абрамов сбил самолет противника.

Боевое крещение получили и молодые авиаторы. Летчик 190-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии лейтенант Н. Н. Стробыкин, впервые возглавивший группу, настиг автоколонну противника, точно поразил ее бомбами, сфотографировал результаты работы, а затем обрушил огонь на вторую вражескую автоколонну, идущую по дороге в юго-западном направлении.

Большой урон врагу нанес командир эскадрильи гвардии капитан Б. И. Лозоренко, удостоенный впоследствии звания Героя Советского Союза. Необычно сложилась судьба этого человека, воевавшего с первых дней войны. Лотом 1943 года его самолет был сбит зенитной артиллерией противника. Тяжелораненый Лозоренко попал в плен и около месяца находился в госпитале для военнопленных. По выздоровлению его готовили к отправке в Германию. Но истинный патриот Родины не смог примириться с этим. Во время следования эшелона на запад Лозоренко вместе с другими вырезал отверстие в вагоне и в районе Борисова бежал. Поело недолгих скитаний по тылам врага он с помощью местных жителей попал в партизанскую бригаду имени Николая Щорса, около четырех месяцев сражался на оккупированной территории. Но руки летчика тянулись к штурвалу самолета. В начале 1944 года он был вывезен через фронт. Вернувшись в свою часть и вступив в командование эскадрильей, коммунист Борис Иванович Лозоренко с еще большей ненавистью стал разить врагов.

20 августа эскадрилье Лозоренко была поставлена задача уничтожить артиллерийские батареи южнее Поду-Илоаей. Восьмерка под его командованием тремя заходами подавила огонь артиллерийской батареи, уничтожила 2 танка и 2 автомашины, без потерь вернувшись на свой аэродром.

В первые часы наступления над полем боя только от 2-го штурмового авиакорпуса действовало 15 групп штурмовиков. За 4 часа они произвели 217 самолето-вылетов, держа под непрерывным огневым воздействием узлы сопротивления и артминбатареи на всю глубину прорыва. Штурмовики отлично обработали траншеи, огневые позиции артиллерии, командные и наблюдательные пункты, узлы сопротивления противника, облегчив действия наступавшей пехоте, передовые части которой ударили по ослабленной обороне врага.

Вслед за штурмовиками в направлении Тыргу-Фрумос, Яссы проследовали более 80 бомбардировщиков 218-й авиадивизии под командованием полковника Н. К. Романова в сопровождении истребителей 151-го гвардейского истребительного авиаполка и нанесли массированный бомбардировочный удар по опорным пунктам противника в южной части города Яссы. Через несколько часов 6 девяток бомбардировщиков 218-й авиадивизии, ведомые комдивом Н. К. Романовым и штурманом дивизии майором К. И. Костенко, произвели повторный вылет, сбросили в районе Васлуя 755 фугасных бомб на вражеские резервы и задержали их подход к полю боя. В результате бомбовых ударов было уничтожено 70 танков и автомашин, вызвано 38 очагов пожара{8}.

Огромная сила концентрированного удара артиллеристов, бомбардировщиков и штурмовиков с самого начала потрясла систему вражеской обороны, деморализовала войска противника. В полдень воздушные разведчики 511-го авиаполка установили, что противник начал массовый отход с передовых оборонительных рубежей. Получив эти данные, командующий фронтом генерал армии Р. Я. Малиновский решил немедленно ввести в прорыв 6-ю танковую армию генерала А. Г. Кравченко. Сотни боевых машин двинулись вперед по намеченным маршрутам. Части и соединения танковой армии к исходу первого дня операции сумели выйти к третьему оборонительному рубежу противника, проходившему по хребту Маре, чем были созданы предпосылки для дальнейшего быстрого развития наступления. С воздуха боевые действия танкистов поддерживали 10-я гвардейская штурмовая и 14-я гвардейская истребительная авиадивизии. Штурмовики нанесли несколько сосредоточенных ударов по артиллерии и танкам противника на участке наступления 6-й танковой армии в направлении Васлуй, Бырлад, Текучи, а в районе Тыргу-Фрумос, Войпешти небольшими группами уничтожили подходящие к полю боя резервы.

На других участках фронта соединения 5-й воздушной армии наносили удары по войскам противника, содействуя 27-й и 52-й армиям в преодолении оборонительных рубежей. Авиационная разведка продолжала следить за резервами врага в Тыргу-Фрумосе, Васлуе и Войнешти. Как только колонны противника двинулись к району боев, генерал С. К. Горюнов перенацелил на них экипажи из авиакорпуса генерала В. В. Степичева. Несколько мощных ударов по вражеским резервам в оперативной глубине нанесли бомбардировщики полковника Н. К. Романова. Командиру 312-й ночной легкобомбардировочной авиадивизии полковнику В. П. Чанпалову была поставлена задача бомбить резервы противника и в темное время суток. Только в ночь на 21 августа экипажи этой дивизии совершили 190 самолето-вылетов и нанесли значительные потери немецко-фашистским войскам.

Летчики 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса патрулированием групп самолетов в воздухе прикрывали боевые порядки ударных группировок войск фронта, непосредственным сопровождением до цели и обратно обеспечивали боевые действия 2-го штурмового авиакорпуса, бомбардировщиков 218-й авиадивизии в разведчиков 511-го авиаполка. Кроме того, они систематически вели разведку войск противника с попутной штурмовкой его живой силы и техники перед фронтом наступавших армий. Противник в воздухе оказывал заметное сопротивление, поэтому истребителям приходилось встречаться с крупными группами вражеских самолетов и вести напряженные бои.

О наступательном порыве летчиков и их высокой организованности в воздухе и на земле, об эффективном прикрытии наземных войск и взаимной выручке в бою свидетельствуют многочисленные примеры. Группа в составе десяти Як-9 во главе с командиром 150-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии подполковником А. А. Обозненко прикрывала наземные войска в. районе Поду-Илоаей, Яссы, Вултурул, когда по рации командира 3-го гвардейского авиакорпуса поступила команда атаковать 60 бомбардировщиков Ю-87, идущих под прикрытием 20 истребителей, которые пытались нанести удар по войскам 27-й армии в районе Коджяска-Ноуэ. Ведущий подал команду и первым ринулся на вражеские бомбардировщики. В результате смелой атаки фашистские самолеты были рассеяны и не дошли до цели. В" воздушном бою было сбито 7 вражеских самолетов, 3 из них сбил лично командир авиаполка.

Еще одна десятка истребителей из 179-го гвардейского авиаполка во главе с гвардии майором С. А. Матвиенко прикрывала наземные войска. В районе Тотоесчий ведущий увидел 25 бомбардировщиков Ю-88, которые намеревались бомбить войска 52-й армии. Воздушный бой был скоротечным. В первой атаке майор Матвиенко сбил ведущий "юнкерс". Результативной была и вторая атака, во время которой отличился ведомый Матвиенко. Еще три "юнкерса" уничтожили гвардии старший лейтенант А. А. Дьячков и гвардии лейтенант В. И. Поляков. Бомбардировщики, нарушив боевой порядок, рассыпались и по одному ушли на запад. В воздушном бою фашисты потеряли 5 самолетов и не смогли произвести прицельное бомбометание.

В первые минуты наступления к линии фронта повел группу Ла-5 командир эскадрильи 177-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии капитан И. Г. Скляров. В завязавшемся воздушном бок" он сбил ФВ-190, одержали победу и его ведомые гвардии лейтенант Б. М. Калинин, сбивший ФВ-190, и гвардии лейтенант А. Ф. Мухин, уничтоживший Ме-109. У Калинина это была вторая победа, у Мухина - одиннадцатая. Эффективно действовала группа истребителей, которую вел помощник командира 177-го гвардейского авиаполка гвардии капитан Н. С. Артамонов, удостоенный звания Героя Советского Союза 19 августа 1944 года. Прикрывая наземные войска, группа встретила восемь ФВ-190. Завязался воздушный бой на виражах. Удачной атакой сзади сверху с дистанции 50 м Артамонов зажег фашистский самолет. В этот момент пара "фоккеров" попыталась зайти в хвост самолета Артамонова, но ведомый командира гвардии лейтенант К. С. Мальцев вовремя заметил опасность, смело ринулся на врага и отбил атаку. Выше них вел воздушный бой гвардии младший лейтенант М. В. Бурдилов. На помощь ему поспешила пара Артамонова. Лейтенант Мальцев зашел в хвост иражсскои машины и атакой сверху с короткой дистанции сбил еще один ФВ-190.

Под Яссами шли ожесточенные танковые бои. Видимость была плохой: желтая пыль, клубясь над полем боя, поднималась высоко в небо. Две четверки истребителей во главе с командиром эскадрильи 150-го гвардейского истребительного полка гвардии старшим лейтенантом Н. С. Егоровым прикрывали наземные войска.

- Внимание, подходит большая группа с запада,- передали с пункта наведения.

Скоро летчики увидели целую армаду вражеских самолетов: три девятки Ю-87 и над ними двенадцать истребителей ФВ-190, прикрывавших бомбардировщики. Первой своей четверке Егоров приказал атаковать "юнкерсы", во главе второй устремился навстречу вражеским истребителям. Четверо против двенадцати! Ведущий правильно оценил обстановку и принял рискованное, но верное решение. После первой атаки, когда боевой порядок противника был расстроен, он приказал второй паре атаковать бомбардировщики, а сам с ведомым врезался в группу "фокке-вульфов". Теперь уже не четверо, а двое против двенадцати! Но главное, о чем думали советские летчики, - не дать возможности гитлеровцам нанести бомбовый удар по своим войскам. Значит, основные силы надо было направить против "юнкерсов", а парой задержать вражеские истребители. Фашисты в свою очередь стремились прикрыть бомбардировщики. Все усилия они направили на то, чтобы расправиться с Егоровым и его ведомым. Фашистские летчики мешали друг другу, опасаясь поразить свои самолеты. А Егоров пользовался растерянностью и замешательством противника, атаковал смело, своевременно уходил от ударов.

Вот справа показалась пара вражеских истребителей. Николай Егоров резко взял ручку на себя, с набором высоты стал разворачивать самолет. Машины сближались на большой скорости. Гитлеровец первым дал длинную очередь, но трасса прошла выше советского самолета. Отворот - и вторая не задела. А теперь, когда самолеты разошлись, нужно воспользоваться этим, резко развернуть машину и подловить вражескую пару на развороте. Возвращаться она будет: при таком численном преимуществе гитлеровцы действуют нахально.

Егоров увеличил скорость, стал заходить в хвост ведомому, но тот резкими маневрами самолетом не давал прицелиться. Наконец комэск улучил момент, поймал противника в перекрестие прицела. Короткая очередь - и "фоккер", задымив, пошел к земле.

Горючее и боеприпасы оставались на исходе, а выходить из боя было нельзя, и Егоров пошел в лобовую атаку на следующую машину. Фашист не выдержал отвернул в сторону, чуть не столкнувшись при этом со своим напарником. Замешательством воспользовался ведомый Егорова и сбил истребитель врага. После этого советские самолеты ушли в сторону солнца, потом со снижением к своему аэродрому. Так благодаря дерзким атакам истребители не только рассеяли группу "юнкерсов", не дали им отбомбиться по танкам, но и сбили пять машин противника.

В результате надежного прикрытия ударных группировок истребительной авиацией в первый день фашистские бомбардировщики не смогли сбросить на советские войска ни одной бомбы. Советскими авиаторами было уничтожено и повреждено более 250 танков и автомашин, 32 батареи полевой и зенитной артиллерии, 14 пулеметных точек, взорвано 3 склада боеприпасов. В воздушных боях сбито 43 вражеских самолета{9}. Активные действия авиаторов в значительной степени способствовали успеху наземных войск.

20 августа войска фронтов продвинулись вперед на глубину от 10 до 16 км. В течение дня враг потерял 9 дивизий. В частях противника возникла паника и растерянность. Командующий группой армий "Южная Украина" генерал Г. Фриснер в своих мемуарах об этом крупном сражении писал: "Ни о каком планомерном и упорядоченном руководстве войсками в тех совершенно ненормальных условиях говорить, конечно, не приходилось"{10}.

На второй день наступления ударная группировка 2-го Украинского фропта вела упорную борьбу за третью полосу на хребте Маре. Прикрываемые истребителями и поддерживаемые штурмовиками, в бой за Тыргу-Фрумос вступили 7-я гвардейская армия под командованием генерал-полковника М. С. Шумилова и конно-механизированная группа генерал-майора С. И. Горшкова. Противник, подтянув более десяти дивизий к району прорыва ударной группировки, несколько раз переходил в контратаки.

Немецко-фашистское командование предпринимало лихорадочные меры, пытаясь остановить советские войска, но наступательный порыв личного состава частей и соединений 2-го Украинского фропта на земле и в воздухе был неудержим. К исходу 21 августа поиска 2-го Украинского фронта окончательно сокрушили оборону противника. Расширив прорыв до 65 км по фронту и до 40 км в глубину и преодолев все три оборонительные полосы, они овладели городами Яссы, Тыргу-Фрумос и Унгены и вышли на оперативный простор.

Большую роль в разгроме противника сыграли части и соединения 5-й воздушной армии. Их усилия были направлены на содействие успешному продвижению пехоты, танков и артиллерии.

Экипажи 511-го разведывательного авиаполка и воздушные следопыты 3-го гвардейского авиакорпуса вели разведку поля боя, а также ближних тылов противника по линии Бакэу, Васлуй, Кишинев с целью установить направление движения, силы и состав отходивших войск. Кроме того, они наблюдали за продвижением своих передовых частей, и в частности копно-механизированной группы, быстро менявших свое местонахождение. С первого дня наступления беспрерывно находились над полем боя экипажи опытных разведчиков капитана А. В. Гришанова и старшего лейтенанта Н. К. Савенкова. Они следили за ходом сражения. Экипажи старшего лейтенанта Е. А. Панченко и лейтенанта П. В. Лунева вели наблюдение за противником на флангах наступавших армий.

Бомбардировочная авиация, чтобы не дать противнику укрепиться на промежуточных рубежах, действовала большими группами по скоплениям вражеских войск. Пять девяток бомбардировщиков 218-й авиадивизии во главе с полковником Н. К. Романовым под прикрытием истребителей нанесли массированный удар по немецко-фашистским резервам в районе Тыргу-Фрумоса. Вслед за этой группой мощный налет на укрепленный узел сопротивления Феделешени совершили экипажи 453-го бомбардировочного авиаполка (командир полка подполковник Я. П. Прокофьев, штурман полка капитан Е. А. Бартощук). Они сбросили 338 бомб различного калибра, уничтожили и повредили 30 вражеских танков и автомашин.

Летный состав 7-й гвардейской штурмовой авиадивизии гвардии полковника Г. П. Шутеева поддерживал наступательные действия войск 52-й армии и обеспечивал ввод в прорыв 18-го танкового корпуса, наносил бомбо-штурмовые удары по узлам сопротивления, уничтожал отходившие на юг в направлении Васлуй, Хуши колонны боевой техники и пехоты врага. 231-я авиадивизия полковника Л. А. Чижикова продолжала сопровождать наступление войск 27-й армии и уничтожать отходившие по дорогам на юг и юго-запад войска противника. 10-я гвардейская авиадивизия, взаимодействуя с 6-й танковой армией, уничтожала колонны противника и его артиллерию в опорных пунктах в полосе движения танков в районе Негрешти, Шандрений, Думешти, штурмовала железнодорожные эшелоны на станциях Хукул, Букешти, Ребрица, Скынтея и мост через реку Бырлад.

21 августа генерал-полковник авиации С. К. Горюнов получил радиограмму от командующего конно-механизированной группой генерал-майора С. И. Горшкова: "С момента ввода в сражение подвижной группы, а также ее действий в оперативной глубине истребители генерала И. Д. Подгорного (3-й гвардейский истребительный авиакорпус) надежно прикрывали боевые порядки подвижных войск, давая возможность свободно маневрировать соединениям конницы и танков"{11}.

Поздно вечером 21 августа командующий 2-м Украинским фронтом получил директиву Ставки Верховного Главнокомандования, в которой указывалось, что главная задача войск 2-го и 3-го Украинских фронтов состоит в том, чтобы объединенными усилиями двух фронтов быстрее замкнуть кольцо окружения в районе Хуши, после чего сужать это кольцо в целях уничтожения и пленения кишиневской группировки противника. В директиве Ставки отмечалось, что успешное решение этой задачи откроет дорогу к основным экономическим и политическим центрам Румынии.

22 августа войска 2-го и 3-го Украинских фронтов в соответствии с директивой Ставки ВГК начали окружать кишиневскую группировку врага. По приказу командующего 2-м Украинским фронтом с утра в наступление перешла левофланговая 4-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта И. В. Галанина, которая совместно с 52-й армией и 18-м танковым корпусом действовала на внутреннем фронте окружения. 18-й танковый корпус получил задачу стремительно наступать в общем направлении на Хуши и соединиться в этом районе с войсками 3-го Украинского фронта. На внешнем фронте окружения мощный глубокий удар наносили 6-я танковая и 27-я армии. За ними продвигались войска второго эшелона фронта и фронтовые резервы. Справа, обеспечивая главную ударную группировку фронта, в трудных условиях горно-лесистой, сильно укрепленной местности наступали войска 7-й гвардейской армии генерал-полковника М. С. Шумилова и конно-механизированной группы.

Сражение разгорелось с новой силой и проходило в стремительном темпе. Летчики 5-й воздушной армии на- носили удары по войскам противника, уничтожали мосты и переправы на путях отхода, вели воздушные бои. 452-й бомбардировочный авиаполк во главе с подполковником А. А. Паничкиным разбомбил переправу через. Прут, близ Решештия, а 453-й бомбардировочный авиаполк под командованием подполковника Я. П. Прокофьева уничтожил понтонный мост южнее Хунт.

Штурмовая авиация в течение всего дня группами под прикрытием истребителей наносила бомбоштурмовые удары по отходившим колоннам противника на дороге Тыргу-Фрумос - Роман, уничтожала переправы через реку Серет и скопления автомашин на переправах в районе Могоетити, Миклаушапи, Ротунда, Сарна, подавляла огонь батарей на позициях, а также подходящие из района Васлуя резервы.

Эскадрилья из 132-го гвардейского штурмового авиаполка под командованием гвардии старшего лейтенанта М. Е. Никитина в сопровождении шести истребителей прорвалась сквозь зенитный огонь и меткими бомбоштурмовыми ударами уничтожила большое количество живой силы и боевой техники на дороге Яссы - Васлуй. При выходе из последней атаки ведущий увидел восемнадцать "юнкерсов", которые шли бомбить советские войска. Надо было задержать их. В завязавшемся бою штурмовики сбили три "юнкерса". Всего группой Никитина было уничтожено пять вражеских машин.

Вот что рассказал автору о действиях штурмовиков активный участник воздушных боев под Яссами и Кишиневом Герой Советского Союза генерал-майор авиации запаса Л. М. Шишов:

- От снарядов небо походило на решето. Три группы штурмовиков 165-го гвардейского авиаполка маневрируют, изменяя курс, высоту и скорость. В первой группе самолетов следует заместитель командира по политической части гвардии майор А. М. Мирошкин, который, как всегда, в наиболее трудные периоды боевых действий показывает пример мужества и образцового выполнения задач.

В район станции Чиуря вышли точно, а главное, внезапно для противника. Но радио звучит команда: "Приготовиться к атаке!" Смотрю на ведомых, вижу, как они стараются выдержать свое место в боевых порядках. И вот команда "Атака!". Заговорили зенитные орудия и крупнокалиберные пулеметы гитлеровцев. Справа и слева стали появляться темно-серые шапки взрывов вражеских снарядов. Значит, цель близка. Перевожу самолет в пикирование, бросаю бомбы. Ведомые моей группы поодиночке стали пикировать на железнодорожные эшелоны. Каждый из нас тщательно выбирал цель, чтобы ни одна бомба, ни один реактивный снаряд, ни одна очередь не пропадали даром. Первый же заход дал хорошие результаты: бомбы попали в середину составов.

Над станцией прошли с востока на запад, а после, набрав высоту и развернувшись на сто восемьдесят градусов, вновь спикировали и проштурмовали стоявшие эшелоны. Взрывались боеприпасы, цистерны с горючим, горели вагоны.

Задание мы выполнили успешно. Следуя к своему аэродрому, видел несколько очагов пожара на станции, уничтоженные вагоны, цистерны, орудия врага и, увы, наши самолеты, сбитые огнем зенитчиков или в воздушном бою.

Тактика действии штурмовиков непрерывно совершенствовалась. Считалось, что группа штурмовиков над целью должна действовать в боевом порядке "круг". Практика показала, что в этом случае штурмовики не в полной мере используют свои возможности, они действуют по ограниченному количеству целей. Вот почему в полках 2-го штурмового авиакорпуса и 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии выработался новый боевой порядок - "маневренный круг", при котором "илы" сохраняли общее направление полета, проявляя самостоятельность в поиске и атаке цели. Круг при этом расширился за счет увеличения интервала между самолетами, под воздействие штурмовиков попадало не две-три цели, а значительно больше, а в случае же появления вражеских истребителей штурмовики за несколько секунд успевали 1 принять боевой порядок "обычный круг".

Особенностью боевых действий авиации 5-й воздушной армии в течение третьего дня наступления войск являлось повышение количества вылетов истребителей, которые вместо запланированных 190 произвели 562 самолето-вылета. Это объясняется тем, что противник, начав отход, на основных направлениях усилил прикрытие своих войск с воздуха.

В результате активных действий авиации войска 2-го Украинского фронта быстрее продвинулись вперед, громя отходившего противника. Ударами штурмовой авиации по переправам через Серет и скоплению вражеских войск у этих переправ был сорван замысел немецко-фашистского командования перебросить отступавшие части и соединения на западный берег реки. Авиация 5-й воздушной армии, разрушив мосты и переправы, обеспечила войскам фронта возможность захватить большое количество пленных и трофеев.

Стремительное продвижение советских войск, особенно подвижных групп, создало угрозу захвата аэродромов противника, поэтому он был вынужден всю авиацию с аэродромов Роман, Хуши, Кишинев, Бакэу, Текучи перебазировать на аэродромы Фокшаны, Рымпикул-Сэрат, Бузэу.

Итог первых трех дпей наступления фронта был подведен в приказе Верховного Главнокомандующего, адресованном командующему 2-м Украинским фронтом:

"Войска 2-го Украинского фронта, перейдя в наступление, при поддержке массированных ударов артиллерии и авиации, прорвали сильную, глубоко эшелонированную оборону противника северо-западнее города Яссы и за три дня наступательных боев продвинулись вперед до 60 километров, расширив прорыв до 120 километров по фронту.

* * *

В боях при прорыве обороны противника... отличились... летчики генерал-полковника авиации Горюнова, генерал-лейтенанта авиации Степичева, генерал-майора авиации Подгорного, генерал-майора авиации Витрука..."{12}

Мастерски и с большим эффектом действовали летчики 5-й воздушной армии. Они наносили ощутимые удары по врагу. Об этом свидетельствуют записи самих немцев в журнале боевых действий группы армий "Южная Украина". "В районе армейской группы Думитреску, - отмечено 21 августа, - неограниченное господство вражеских самолетов, из-за чего наши части несут большие потери..."{13}

Шел четвертый день операции. Действия противника характеризовались стремлением избежать окружения, обеспечить себе пути отхода. Гитлеровское командование уже не пыталось восстановить общее положение контратаками, так как его резервы были исчерпаны, сосредоточив основное внимание на отводе своих войск на запад.

Главной целью войск 2-го Украинского фронта являлось замыкание кольца вокруг кишиневской группировки противника с запада и юго-запада. Решение этой задачи возлагалось на 4-ю гвардейскую, 52-ю армии и 18-й танковый корпус, а части и соединения 5-й воздушной армии продолжали содействовать их наступлению. Бомбардировочными и штурмовыми ударами авиаторы уничтожали узлы сопротивления противника и его отходившие войска, бомбили переправы, прикрывали боевые порядки наступавших войск и вели разведку.

В ночь на 23 августа три полковые группы ночных легких бомбардировщиков 312-й авиадивизии, ведомые полковником Н. М. Девятовым, майорами С. В. Илларионовым и А. И. Чернобуровым, нанесли бомбовые удары по живой силе и технике врага, отступавшим по дорогам южнее Васлуя, в районе Хуши и на станции Красна. Истребительная авиация непрерывным патрулированием прикрывала свои наземные войска в районе Тупгужей, Негрештц, Берзешти, Васлуй, сопровождала до цели и обратно группы бомбардировщиков, вела разведку войск противника в районе Тыргу-Няму, Васлуй, Роман, Хуши,,

Напряженно действовала штурмовая авиация. Она наносила удары по войскам противника, на дорогах Коропчени - Хуши, Козия - Хуши, Тузора - Страшени, Быковец - Ниспорени, Ниспорени - Бужору. Особенно результативными были атаки шестерки штурмовиков 10-й7 гвардейской авиадивизии по целям на железнодорожной станции Хуши, где находилось пять вражеских эшелонов с самолетами на платформах, боеприпасами и другой боевой техникой, готовых к отправке. Экипажи штурмовиков с первого захода сбросили фугасные бомбы, потом встали в "круг" и пулеметно-пушечным огнем обстреляли эшелоны. В результате- налета в шести местах было разрушено железнодорожное полотно, сожжены три платформы с самолетами, взорван склад жидкого топлива. Противник не смог восстановить работу станции Хуши: к городу уже подходили советские передовые части.

23 августа войска 2-го Украинского фронта овладели важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны противника между реками Серет и Прут городом Васлуй. В приказе Верховного Главнокомандующего среди отличившихся были отмечены и летчики гвардии генерал-майора авиации А. Н. Витрука.

Высоко оцепил результаты действия авиации командующий 52-й армией генерал-лейтенант К. А. Коротеев. 23 августа он писал командующему 5-й воздушной армией: "В течение трех дней наступательной операции авиация работает превосходно, умело взаимодействует с войсками. Штурмовые удары наносились своевременно и последовательно по рубежам. Истребители непрерывно патрулируют над полем боя, не допуская вражескую авиацию до наших войск. Массированные удары бомбардировщиков проведены хорошо. Действиями авиации войска армии восхищены и желают такой же четкой совместной работы"{14}.

24 августа левофланговые армии 2-го Украинского фронта совместно с войсками 3-го Украинского фронта, поддержанные авиацией, вышли к реке Прут в районе Леушени, Леово, завершили окружение соединений пяти армейских корпусов 6-й и 8-й немецких армий южнее Кишинева и освободили столицу Молдавии. В успешном окружении 18 дивизий противника- большая роль принадлежала авиаторам 5-й воздушной армии. Нанося удары по вражеским войскам и переправам, они создавали благоприятные условия для наступавших соединений. Хозяевами неба были краснозвездные "ястребки". Они не только надежно обеспечивали сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков, по и непрерывно барражировали над районом боевых действий, очищая небо от вражеских самолетов.

Эффективно действовали группы штурмовиков 130-го гвардейского авиаполка под командованием гвардии капитана В. М. Самоделкина и 166-го гвардейского авиаполка во главе с опытным летчиком А. В. Матвеевым. По радио они были наведены командиром 2-го штурмового авиационного корпуса на группировку войск противника в районе Коту-Мори, Немцани, переправившуюся с левого берега Прута и угрожавшую тылам частей и соединений 2-го Украинского фронта. В результате мощного удара штурмовиков противнику были нанесены значительные потери, и он был задержан на этом рубеже, а подошедшие советские войска завершили разгром его группировки.

После этого штурмовики были перенацелены на переправы через Прут в районе Немцани, Решештий, где они разрушили переправу и разгромили скопление войск противника на дорогах к ней.

Особенно много хлопот выпало на долю тыловых подразделений и частей. В поте лица трудились автомобилисты. Ежедневно они подвозили на аэродромы и склады сотни тонн различных грузов, горючего и смазочных материалов. В автотранспортных подразделениях не хватало запасных частей и резины, изношенные машины нередко ломались, однако авиационные полки работали бесперебойно, боевая работа пе срывалась.

Водитель А. Ченурев в течение двух дней перевез 12 т бензина со станции, которая находилась в 150 км от обслуживаемого аэродрома. Его боевые друзья рядовые В. Шипилов и А. Зоуков за два дня сделали четыре рейса и доставили 24 т горючего. А рядовой М. Долгополов перевез в эти дни 29 т бензина. Рядовой Б. Даржанич, работая на компрессоре, своевременно наполнял баллоны сжатым воздухом и обеспечил бесперебойную работу двух авиаполков. В беседе с командиром он заявил: "Если потребуется дать еще больше баллонов, я не буду спать и часа, но обеспечу наших летчиков"{15}.

Добросовестно трудились и ремонтники. Так, автосварщик рядовой И. Сторожев в дни подготовки к операции и в ходе ее проведения восстановил более 50 самолетных бензобаков, поврежденных в боях. Рядовой А. Грезипа завулканизировала более 1200 камер. Водители 176-го отдельного автотранспортного батальона не ощущали недостатка в камерах.

24 августа 1944 года 3-я румынская армия прекратила сопротивление. В этот же день Румыния вышла из войны на стороне фашистского блока и объявила войну Германии. Уже 25 августа румынская армия начала боевые действия против немецко-фашистских войск. 5-й воздушной армии затем были подчинены румынские авиационные части, имевшие в общей сложности 139 исправных самолетов различных марок{16}.

Немецко-фашистское командование, лишившись союзнической поддержки Румынии и потерпев поражение в районах Яссы и Кишинева, поспешно отводило уцелевшие части и соединения в глубь Румынии и далее на территорию Венгрии. Однако кольцо окружения вражеской группировки быстро сужалось с северо-востока, востока и юга армиями 2-го Украинского фронта, а с запада и севера - армиями 3-го Украинского фронта. Воздушная обстановка в этот период характеризовалась абсолютным господством в воздухе авиаторов 5-й воздушной армии и резким снижением активных действий со стороны авиации противника. Это объясняется тем, что гитлеровцы за первые три дня операции потеряли 114 самолетов, а стремительное продвижение советских войск вынудило противника перебазировать свою авиацию с передовых аэродромов на тыловые аэроузлы Рымникул-Сэрат, Бузэу, Текучи.

Личный состав воздушной армии содействовал наземным войскам в их дальнейшем наступлении на юг и юго-запад и уничтожении окруженной группировки противника. Авиаторы вели непрерывную воздушную разведку в интересах командования фронта и наземных армий, уточняли местонахождение своих подвижных частей и соединений. На карпатском направлении в интересах 40-й и 7-й гвардейской армий и конно-механизированной группы они действовали в направлении Пашкани, Пятра, Рымгуну, Бухус-Пятра, Бакэу-Брашов, осуществляя бомбардировку обнаруженных целей и прикрывая действия подвижных групп. На фокшанском направлении авиация помогала войскам 27, 53, 6-й гвардейской танковой армий и 18-го танкового корпуса. Штурмовики, принимавшие участие в ликвидации окруженной кишиневской группировки противника, уничтожали живую силу и боевую технику врага в районе Коту-Мори, Решештий, Ниспорени, Суручетти.

26 августа районы окружения сузились, стали простреливаться артиллерийским и пулеметным огнем, поэтому авиаторы занимались в основном ведением воздушной разведки и сбрасыванием листовок с предложением о капитуляции.

27 августа окруженная группировка противника восточнее реки Прут была ликвидирована, а 29 августа уничтожены вражеские части, которым удалось переправиться через Прут юго-западнее Хуши. Развивая наступление, войска фронта при содействии авиации штурмом овладели городами и крупными узлами коммуникаций Фокшаны и Рымникул-Сэрат. Так называемые Фокшан-ские ворота, по которым проходило основное операционное направление противника к нефтеносным районам Румынии и к ее столице, были ликвидированы. 30 августа воины 5-й гвардейской танковой армии при хорошо организованной поддержке летчиков 10-й гвардейской штурмовой авиадивизии штурмом овладели крупным промышленным центром Румынии городом Плоешти, а на следующий день советские войска вступили в Бухарест.

В результате операции была полностью разгромлена группа армий "Южная Украина", уничтожены 22 гитлеровские дивизии и разгромлены почти все румынские дивизии, находившиеся на фронте. Это привело к краху немецкой обороны на южном крыле советско-германского фронта, изменило всю военно-политическую обстановку на Балканах. Создались благоприятные условия для победы антифашистского вооруженного восстания румынского народа. Провалились планы американо-английских империалистов, стремившихся оккупировать Румынию и другие Балканские страны.

Большой вклад в разгром немецко-фашистских войск под Яссами и Кишиневом внесла советская авиация. Только части 5-й воздушной армии в этой операции уничтожили и повредили 1544 танка и автомашины, 130 железнодорожных вагонов и 8 паровозов, 50 батарей зенитной и полевой артиллерии, 5 мостов и переправ, рассеяли и уничтожили 5165 солдат и офицеров противника. В воздушных боях летчики сбили 130 фашистских самолетов и 15 уничтожили на земле{17}.

Ясско-Кишиневская операция внесла много нового и ценного в дальнейшее развитие оперативного искусства ВВС и тактики родов авиации. Она характеризовалась нанесением мощного первоначального удара, в результате которого была сокрушена оборона противника и созданы условия для развития операции в глубину. В течение первых двух дней наступления 5-я воздушная армия произвела 3709 самолето-вылетов, более половины всех вылетов, произведенных в ходе операции{18}. Характерно и то, что 40,4 проц. всех самолето- вылетов составили налеты на живую силу и технику на поле боя, на дорогах и в районе окружения. Еще 21,1 проц. боевых вылетов занимало прикрытие наземных войск, и 11,1 проц. - разведка. Таким образом, свыше 70 проц., или около 4400 самолето-вылетов, армия произвела в интересах наземных войск{19}. Это одна из отличительных особенностей Ясско-Кишиневской операции.

Абсолютное господство в воздухе советских воздушных сил в ходе операции и практическое прекращение боевых действий авиации противника на ее втором этапе позволили командованию 5-й воздушной армии использовать свои истребители для выполнения дополнительных задач. Они блокировали вражескую артиллерию на огневых позициях, наносили штурмовые удары по войскам и технике противника на поле боя, на путях его отхода и в районах окружения, вели воздушную разведку.

Для атак по наземным целям выделялись специальные группы истребителей, а также привлекались те, которые выполняли задачи по сопровождению бомбардировщиков и штурмовиков и по прикрытию поля боя. При отсутствии фашистских самолетов к концу патрулирования истребители атаковывали наземные цели, расходуя при этом до 75 проц. боекомплекта.

Заслуживает внимания практика постановки частям и соединениям истребительной авиации однородных боевых задач на весь период операции. Например, части 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса имели постоянные задачи. 151-й гвардейский истребительный авиаполк обеспечивал боевые действия 218-й бомбардировочной авиадивизии, 179-й гвардейский истребительный авиаполк и группа 150-го гвардейского истребительного авиаполка являлись резервом командира авиакорпуса и действовали по вызову с командного пункта, авиаэскадрилья 149-го гвардейского истребительного авиаполка прикрывала тыловые объекты и главную группировку войск. Остальные части авиакорпуса вели борьбу за завоевание господства в воздухе над полем боя. Такое распределение боевых задач давало возможность командирам заранее планировать свои действия, глубоко анализировать результаты боевой деятельности за каждый день и немедленно устранять выявленные недостатки.

Воздушная армия приобрела опыт организации и осуществления круговой многозональной воздушной блокады, гибкого маневрирования силами авиационных соединений для отражения контрударов противника на внешнем и внутреннем фронтах окружения, массированного использования штурмовиков и бомбардировщиков для ликвидации окруженной группировки противника. Во время операции командование, штабы и политорганы воздушной армии и авиасоединений приобрели опыт организации боевых действий авиации при вводе танковой армии в прорыв и четкого взаимодействия в ходе ее продвижения в оперативной глубине. Успех боя в воздухе во многом решался на земле.-Хоропю потрудился личный состав инженерно-авиационной службы, возглавляемой генералом А. Г. Руденко. Инженеры, техники, механики и мотористы обслужили 6322 боевых вылета, отремонтировали и восстановили 2468 поврежденных самолетов, проявляя при этом образцы самоотверженного выполнения воинского долга. Примером для личного состава были офицеры инженерно-авиационпой службы С. Г. Зехов, В. И. Катков, Д. Я. Колесников, А. И. Стародубцев, П. П. Черепахин. Благодаря четкой и слаженной работе личного состава инженерно-авиационной службы к концу операции в армии было 93,6 проц. исправной материальной части.

Большая нагрузка легла на плечи личного состава тыловых частей воздушной армии. Бойцы и командиры 26-го отдельного Краснознаменного и 68-го отдельного инженерно-аэродромных батальонов построили, восстановили и сдали в эксплуатацию 59 аэродромов. Гибко и оперативно действовали офицеры отдела аэродромного строительства Г. Н. Абаев, А. В. Алексеев, В. Н. Петров, А. П. Цыбасов, Д. М. Виноградов. Они вложили много сил и энергии, чтобы авиационные части имели всегда пригодную к работе и маневру аэродромную сеть.

Труженики тыла в напряженные дни боевой работы, в условиях значительного удаления базирования авиации от баз снабжения подвезли 2386 т горючего и смазочных материалов, 1276 т боеприпасов и большое количество других материальных средств{20}. Это в достаточной степени характеризовало деятельность сложного механизма тыла во главе с генерал-майором авиации П. М. Тараненко (23 августа Прокопий Михайлович Тараненко погиб, начальником тыла армии был назначен полковник Н. Г. Ловцов).

Хорошо работала на протяжении всей операции связь.

Проводные и радиосредства связи полностью обеспечили командование управлением частями и соединениями, четко обеспечивался вызов авиации на поле боя с командных пунктов командиров авиакорпусов и авиадивизий. Офицеры отдела связи воздушной армии И. С. Давыдов, Г. В. Горшенин, Л. В. Пархомовский и М. О. Гликлих умело руководили своими участками работы, проявляли инициативу, настойчивость и требовательность. Благодаря хорошо продуманной системе самолеты все время находились в сфере наблюдения вспомогательных пунктов управления и пунктов наведения.

С первых дней наступления политорганы и партийные организации помогали командирам обобщить опыт боев, повседневно популяризировали подвиги летчиков, штурманов, воздушных стрелков, отличившихся при выполнении боевых задач. После возвращения экипажей с задания на командном пункте, на старте появлялись лозунги, плакаты и боевые листки, освещавшие высокое мастерство отдельных летчиков и групп.

Политотделы дивизий, корпусов и тыловых соединений выпускали в эти дни листовки-молнии, посвященные храбрым и мужественным летчикам. Вот заглавия нескольких листовок: "Слава героям! Герои Советского Союза Артамонов и Скляров, летчик Куншин сбили четыре фашистских самолета. Летчики, берите пример со своих боевых друзей!", "Наши летчики бьют врага по-гвардейски. Только что вернувшаяся с боевого задания группа под командованием Безмельцева сбила шесть самолетов противника. Товарищи летчики! Бейте беспощадно фашистских захватчиков!". Об успешном выполнении заданий рассказывали личному составу агитаторы, опытные летчики, имевшие на своем счету по нескольку побед. Они беседовали с молодыми пилотами, учили их воевать.

Несмотря на интенсивность боевых действий, политработники находили время для проведения партийных и комсомольских собраний. Уже на второй и третий день наступления во многих частях проводились партийные собрания, на которых были подведены первые итоги боевой работы коммунистов, обсуждались вопросы повышения эффективности боевых действий, намечались мероприятия по предупреждению небоевых потерь людей и материальной части. Коммунисты и комсомольцы словом и делом помогали командирам. Коммунисты в эскадрильях и полках накоротке обменивались мнениями о ходе боевых действий, анализировали недочеты в подготовке к вылетам, отмечали образцовую работу своих товарищей, говорили о помощи, которую нужно оказать молодым, неопытным летчикам и механикам. Проверенной формой тесного общения с авиаторами были боевые совещания. Они повышали ответственность коммунистов за успехи подразделения, за свою работу.

Ярким проявлением возросшего политико-морального состояния авиаторов 5-й воздушной армии явился рост числа коммунистов. В частях и соединениях в первые два дня наступления в члены партии было принято более 140 авиаторов, 54 человека стали комсомольцами{21}.

Вылетая на боевые задания, экипажи нередко брали с собой вместе с бомбами листовки, которые сыграли большую роль в разложении войск противника в окруженной группировке. За время операции политорганами воздушной армии было распространено 778 тыс. листовок, в которых раскрывалась вся безвыходность положения немецких и румынских войск и бессмысленность их дальнейшего сопротивления.

В ходе боевых действий постоянным агитатором и советчиком воздушных бойцов являлась армейская газета "Советский пилот". Она ежедневно звала летчиков в бой, рассказывала о наиболее ярких эпизодах, о результатах действий бомбардировщиков, штурмовиков, истребителей. Наряду с яркой оперативной информацией на страницах газеты помещались материалы из опыта боев. Например, командир эскадрильи старший лейтенант А. В. Долгих в своей статье обстоятельно рассказал, как лучше наносить удары с воздуха по фашистским танкам. Командир полка подполковник С. Д. Берман поделился с читателями опытом ведения воздушной разведки. В первые дни наступления газета опубликовала статьи: "Вместе с пехотой", "Удары бомбардировщиков", "Атака штурмовиков с "круга".

Родина высоко оценила ратный труд генералов, офицеров, сержантов и солдат 5-й воздушной армии, наградив их орденами и медалями СССР. За проявленные мужество, отвагу и доблесть при выполнении боевых заданий звание Героя Советского Союза было присвоено майору Ш. Н. Кирия, гвардии капитанам В. Т. Веревкину, П. Я. Гусенко, Т. Г. Сенькову, гвардии старшим лейтенантам И. Ф. Гнездилову, Б. В. Жигуленкову, П. Л. Шмиголь, И. Ф. Якурнову, гвардии лейтенантам Н. И. Пургину, Г. М. Прощаеву, старшему лейтенанту А. С. Амелину; посмертно капитану Г. Г. Лядову. Каждый из них имел сотни боевых вылетов, десятки сбитых самолетов врага, уничтожил немало боевой техники противника. Например, штурман 151-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии майор Шалва Нестерович Кирия к этому времени имел 189 боевых вылетов, провел 57 воздушных боев, в которых сбил 22 самолета противника лично и один в группе. Заместитель командира эскадрильи 178-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии старший лейтенант Борис Васильевич Жигуленков выполнил 184 боевых вылета, провел 46 воздушных боев и сбил лично 16 вражеских самолетов. На счету командира эскадрильи этого же полка старшего лейтенанта Алексея Степановича Амелина было 216 боевых вылетов. Он провел 70 воздушных боев и сбил 15 самолетов врага.

15 сентября 1944 года почетное наименование Ясских было присвоено 3-му гвардейскому истребительному авиационному корпусу, 218-й бомбардировочной авиационной дивизии, 511-му отдельному разведывательному авиаполку, 207-му отдельному корректировочному разведывательному авиаполку и 392-му ночному легкобомбардировочному авиационному полку.

Указом Президиума Верховного Совета СССР, объявленном в приказе Народного комиссара обороны 29 сентября 1944 года, за образцовое выполнение боевых заданий командования в боях за овладение городами Рымникул-Сэрат и Фокшаны и проявленные при этом доблесть и мужество 13-я гвардейская истребительная авиационная Полтавско-Александрийская дивизия была награждена орденом Кутузова II степени, а 14-я гвардейская истребительная авиационная Кировоградская дивизия - орденом Суворова II степени.

Далеко позади остались Яссы и Кишинев. Главные силы 2-го Украинского фронта при поддержке авиации 5-й воздушной армии, обогнув юго-восточный выступ Карпат, вышли в начале сентября на просторы Нижнедунайской равнины. Советские войска приближались к границам Венгрии - последнего союзника фашистской Германии в Европе.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}См.: Ясско-Кишиневские Канны. М., 1964. С. 55.

{2}См.: Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М., 1968. С. 331.

{3}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 163, л. 119.

{4}См.: Действия Военно-воздушпых сил в Ясско-Кишиневской операции (август 1944 г.). М., 1949. С. 13.

{5}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 163, л. 225.

{6}Советский пилот. 1944. 22 авг.

{7}ЦАМО, ф. 327, он. 4999, д. 163, л. 259.

{8}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 189, л. 22.

{9}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 163, л. 131, 132.

{10}Фриснер Г. Проигранные сражения. М., 1966. С. 97.

{11}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 175, л. 9.

{12}Красная звезда. 1944. 23 авг.

{13}Цит. по: Ясско-Кишиневские Канны. С. 133.

{14}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 163, л. 252.

{15}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 163, л. 266.

{16}См.: Гречко С. Н. Решения принимались на земле. С. 231.

{17}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 163, л. 248, 249.

{18}См.: Ясско-Кишиневские Канны. С. 208.

{19}ЦАМО, ф. 327, on. 4999, д. 314, л. 107.

{20}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 163, л. 238, 251.

{21}ЦАМО, ф. 327, on. 4999, д. 163, л. 264.

При выполнении освободительной миссии

После разгрома немецко-фашистских войск под Яссами и Кишиневом войска 2-го Украинского фронта в составе 7-й гвардейской, 27, 40, 46, 53-й общевойсковых, 6-й гвардейской танковой армий, 18-го танкового корпуса, конно-механизированных групп генералов И. А. Плиева и С. И. Горшкова, 5-й воздушной армии, а также румынской добровольческой дивизии имени Тудора Владимиреску, продолжая наступление, в конце сентября - начале октября 1944 года вышли левым крылом на территорию Югославии и румыно-венгерскую границу. Правее, к востоку от Дуклинского перевала до границы с Румынией, вел боевые действия 4-й Украинский фронт. Слева на югославской территории действовали войска 3-го Украинского фронта.

Советское командование планировало развивать наступление не только на белградском направлении, но и в центральной части Венгрии, а также в Юго-Восточной Словакии. Главная роль в разгроме войск противника на венгерской территории отводилась 2-му Украинскому фронту, который насчитывал 40 дивизий, 2 укрепленных района, 3 танковых, 2 механизированных и 3 кавалерийских корпуса, другие части и соединения, 10 200 орудий и минометов, 750 танков и самоходно-артиллерийских установок{1}.

Войскам 2-го Украинского фронта противостояла группа армий "Юг" под командованием генерал-полковника Г. Фриснера, в которую входили 8-я и 6-я немецкие, 2-я и 3-я венгерские армии (всего 29 дивизий и 5 бригад) и 3 дивизии группы армий "Ф", имеющие на вооружении 3500 орудий и минометов, 300 танков и около 550 самолетов 4-го воздушного флота{2}. Немецко-фашистское командование понимало, что потеря Венгрии откроет Советской Армии путь в Австрию и Южную Германию. Венгрия была базой германской военной промышленности. Располагая крупнейшими месторождениями бокситов, она ежегодно поставляла Германии до миллиона тонн руды, питая авиационную промышленность гитлеровцев сырьем для производства алюминия. После того как фашистская Германия потеряла румынскую нефть, Венгрия оставалась для нее одним из основных источников горючего, она же была для фашистов щедрой продовольственной базой.

Все это и обусловило намерение немецко-фашистского командования сохранить Венгрию любой ценой. На ее территории силами войск, местного населения и тыловых частей спешно строилось несколько оборонительных полос. Первая из них оборудовалась на границе, вторая подготавливалась на правом берегу Тисы, третья - на правом берегу Дуная.

Подготовка войск 2-го Украинского фронта к наступлению шла в ходе предшествующих операций на территории Румынии. Из резерва Ставки Верховного Главнокомандования в подчинение командующего фронтом Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского были направлены два гвардейских кавалерийских корпуса, из 3-го Украинского фронта ому были переданы 46-я армия, 7-й гвардейский механизированный корпус и 7-я артиллерийская дивизия прорыва. Была усилена и 5-я воздушная армия. В начале сентября из 2-й воздушной армии на аэродромные узлы Бакэу, Роман, Галбений перебазировался 5-й штурмовой авиационный Винницкий корпус во главе с Героем Советского Союза генерал-майором авиации Н. П. Каманиным. В состав корпуса входили 4-я гвардейская штурмовая (командир полковник В. Ф. Сапрыкип), 264-я штурмовая (полковник Е. В. Клобуков) и 331-я истребительная (полковник И. А. Семененко) авиационные дивизии.

Командир авиакорпуса генерал Николай Петрович Каманин, один из первых Героев Советского Союза, прошел большой жизненный путь. Он окончил Ленинградскую военно-теоретическую летную школу, затем Борисоглебскую военную школу летчиков. Весной 1934 года во главе авиаотряда участвовал в выполнении правительственного задания по спасению участников экспедиции и членов экипажа затонувшего парохода "Челюскин". После окончания командного факультета Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н. Е. Жуковского командовал авиабригадой в Харьковском военном округе, участвовал в советско-финляндской войне. Во время Великой Отечественной войны командовал штурмовой авиадивизией, затем 5-м штурмовым авиационным корпусом. Авиаторы этих соединений оказали большую помощь наземным войскам в Великолукской, Белгородско-Харьковской, Киевской, Корсунь-Шевченковской и Львовско-Сандомирской наступательных операциях.

13 сентября 1944 года из резерва Ставки ВГК в 5-ю воздушную армию была передана 6-я гвардейская истребительная авиационная Донская дивизия (командир полковник И. И. Гейбо), имевшая 126 самолетов. Это соединение было сформировано в июне 1942 года на базе авиагруппы ВВС Юго-Западного направления и получило наименование 268-й истребительной авиационной дивизии. В ходе напряженных воздушных боев с превосходящими силами авиации противника летчики дивизии показали высокое мастерство, отвагу и мужество, уничтожили 229 самолетов противника. За успешное выполнение боевых задач и проявленные личным составом героизм и отвагу 18 марта 1943 года дивизия была преобразована в 6-ю гвардейскую, а 4 мая 1943 года удостоена почетного наименования Донской. В апреле 1944 года после трудных боев в Крыму дивизия была награждена орденом Красного Знамени.

В рядах дивизии сражались известные летчики А. М. Решетов, Ф. Н. Морозов, И. К. Нестеров, В. Н. Люсин, удостоенные звания Героя Советского Союза. Ее командир Иосиф Инанович Гейбо был умелым организатором воздушного боя и мастером смелых тактических маневров. Первый фронтовой экзамен он держал еще на реке Халхин-Гол, где совершил более 30 боевых вылетов. В воздушных схватках сбил три вражеских самолета, был награжден орденом Красного Знамени. Второе испытание на боевую зрелость старший лейтенант Гейбо выдержал в небе Финляндии. За успешное выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом стойкость, храбрость и отвагу Гейбо был награжден вторым орденом Красного Знамени. Он и во время Великой Отечественной войны среди первых поднялся в небо и уже на двадцатой минуте войны записал на свой боевой счет первый сбитый самолет агрессора. На груди отважного летчика появился третий орден Красного Знамени. Гейбо принимал участие в боях под Ленинградом, в Сталинградской битве, в освобождении Крыма, командовал 20-м авиаполком, а затем 6-й гвардейской авиадивизией.

В конце сентября из 5-й воздушной армии но приказу Ставки в 17-ю воздушную армию 3-го Украинского фронта убыла 10-я гвардейская штурмовая авиационная дивизия генерала А. Н. Витрука.

Новое наступление на южном фланге советско-германского фронта имело существенные особенности. Хотя оно готовилось в ходе предшествующих операций в обстановке непрекращающихся боевых действий, воздушная армия сумела в короткий срок пополнить личный состав частей и соединений. Полки и дивизии были перебазированы на аэродромы ближе к линии фронта.

Сложнее обстояли дела с материально-техническим обеспечением. Главная помеха заключалась в том, что доставлять боеприпасы в части и соединения приходилось от границы только на автомашинах. Колея румынских железнодорожных линий была несколько уже советской и не годилась для нашего подвижного состава. Цистерны с горючим, вагоны с боеприпасами и другими материалами доходили лишь до приграничных станций. Автотранспорт и стал основным средством доставки, а автомашин не хватало. Автотранспортные подразделения работали на пределе возможного. Политотдел армии, политорганы районов авиационного базирования направили в автотранспортные подразделения полковника М. Л. Короткевича, подполковников П. И. Строкопытова, Д. С. Шеина, майоров В. Г. Клещенко, И. А. Куранова, А. В. Пчелина, А. Я. Шаронова, которым было поручено не просто усилить политическую работу среди водителей, а словом, делом и личным примером мобилизовать воинов на выполнение нелегких заданий. Сутками не отдыхали водители и их командиры, сутками вместе с ними не смыкали глаз политработники. Наиболее напряженно трудились солдаты, сержанты и офицеры 111-го и 142-го автотранспортных батальонов, которыми командовали майоры А. Д. Нушикян и П. П. Попов. Отличились при этом командир автотранспортного взвода лейтенант В. Е. Дубенко, а также ефрейтор А. Шереметьев, перевезший 123 т горючего, рядовой Г. Антонов, который преодолел на своей: машине без аварий более 10 тыс. км и доставил на аэродромы 197 т бензина. Героическим трудом водительского состава удалось создать в авиационных дивизиях и полках необходимый для наступления запас авиабомб, снарядов, горючего и смазочных материалов.

Важной особенностью было то, что авиаторам предстояло действовать над территорией трех стран. Поэтому партийно- политическая работа в подготовительный период была направлена на дальнейшее разъяснение исторической освободительной миссии Советских Вооруженных Сил, мобилизацию воинов на успешное выполнение боевых задач. Командиры и политработники, партийные и комсомольские активисты нацеливали личный состав на повышение боевой активности и бдительности, на укрепление дружбы с трудящимися освобожденных стран.

Отработка вопросов взаимодействия авиации со штабами общевойсковых объединений и соединений была закончена в течение двух дней. За это же время боевые задачи были тщательно изучены командирами полков, эскадрилий и летным составом, а затем в частях был проведен на картах розыгрыш предстоящих боевых действий. Истребительные дивизии были закреплены за штурмовыми и бомбардировочными соединениями на весь период операции. Авиадивизии и полки, взаимодействующие между собой, базировались, как правило, на одних или близко расположенных аэродромах. На передовых аэродромах находилась лишь часть авиации, необходимая для каждодневных действий. Основные силы воздушной армии располагались на тыловых аэродромах. 5-й штурмовой авиакорпус генерала Н. П. Каманина, базировавшийся на аэроузлах Бакэу, Роман и Галбений, должен был поддерживать соединения 6-й гвардейской танковой армии на пределе радиуса полета, полки 218-й бомбардировочном авиадивизии базировались на аэродроме Текучи.

По указанию Станки от 3 октября 1944 года командование 2-го Украинского фронта без оперативной паузы приступило к подготовке Дебреценской операции. Исходя из общего замысла, командующий фронтом решил нанести главный удар по противнику в направлении на Дебрецен. Нанесение вспомогательных ударов планировалось на правом крыле фронта, где предстояло овладеть населенными пунктами Клуж, Сату-Маре и Карей. На левом крыле предусматривалось разгромить противника на левом берегу реки Тиса.

Дебреценская наступательная операция началась утром 6 октября 1944 года. После короткой артиллерийской и авиационной подготовки ударная группировка 2-го Украинского фронта перешла в наступление на главном направлении.

В соответствии с планом операции авиация 5-й воздушной армии в течение дня эшелонированными ударами групп самолетов 2-го штурмового авиакорпуса содействовала войскам 53-й армии и конно-механизированной группы генерал-лейтенанта И. А. Плиева в прорыве обороны противника на рубеже Дыола, Кетедьхаза, Кунагота, Орошхаза и развитию успеха на главном направлении, уничтожала живую силу и боевую технику врага в районе Чорваш, Тотксилош, Бекеш, Гадараш, вела разведку вражеских войск перед фронтом 53-й армии.

Истребительная авиация непрерывным патрулированием, со сменой патрулей в воздухе и наращиванием сил над полем боя, прикрывала боевые порядки частей и соединений 53-й армии и группы генерала Плиева в районе Дыола, Сокодор, Бекешчаба. Истребители вели также разведку передвижения войск и железнодорожного транспорта противника и его аэродромов в районе Бекешчаба, Мезетур, Сарваш, Сегед, Клуж, Кикинда. Методом дежурства на земле истребительная авиация прикрывала наши наземные войска в районе Турда и свой аэроузел.

Противник оказывал упорное сопротивление в районе Бекешчаба, Бекеш, Мезе-Берень, Орошхаза. Более ста штурмовиков нанесли небольшими группами бомбоштурмовые удары по скоплениям живой силы, артиллерийским батареям и танкам в опорных пунктах и помогли наземным войскам к вечеру занять эти города и железнодорожные станции. Боевые итоги дня показали, что летчики-штурмовики научились работать с большим напряжением.

Возросшее мастерство, самоотверженность и выносливость показали экипажи 1-й эскадрильи 188-го гвардейского штурмового авиаполка под командованием гвардии капитана В. С. Палагина. Его восьмерка успешно бомбила и штурмовала оборонявшегося противника, затем летчики эскадрильи нанесли точный бомбоштурмовой удар по вражеской автоколонне, содействуя наземным войскам в преследовании противника. За день штурмовики выполнили по четыре боевых вылета, нанеся большой урон гитлеровцам.

Семерка штурмовиков из 132-го гвардейского авиаполка под командованием гвардии старшего лейтенанта Е. В. Протасова в сопровождении четверки истребителей обнаружила на станции Орошхаза 2 железнодорожных эшелона и 50 автомашин на дороге в двух километрах западнее Орошхазы. Перестроив группу в боевой порядок "круг", Протасов и его ведомые с планирования разбомбили и обстреляли эшелон. На станции было отмечено несколько взрывов.

Вот свидетельство участника воздушных сражений в небе Венгрии дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации в отставке Г. Т. Берегового, в то время гвардии капитана, командира эскадрильи 90-го гвардейского штурмового авиаполка 4-й гвардейской штурмовой авиадивизии: "Однажды, - вспоминал он, мы получили задание накрыть один из вражеских аэродромов подскока, расположенный вблизи венгерского города Мишкольц. Обычно основной аэродром со всей его вспомогательной техникой и обслуживающим персоналом размещают в местности, достаточно удаленной от передовой. Делается это для того, чтобы максимально его обезопасить. Аэродром подскока, наоборот, устраивают вблизи линии фронта, куда самолеты прилетают - "подскакивают" лишь на время активных боевых действий. Кончили - и назад, на основную базу. А на аэродроме подскока остаются только цистерны с горючим и немного боеприпасов. Вот такой аэродром конечно, в момент, когда он не пустует, а полон немцев, - нам и предстояло накрыть.

Вылетели двумя девятками. Одну вел я, другую - Виктор Кумсков. Не знаю, кто здесь прохлопал (разведка или еще кто-на войне случается всякое), только аэродром, когда мы на него вышли, оказался пустым. Что делать! Не возвращаться же ни с чем! Тем более что по соседству с аэродромом крупная железнодорожная станция, битком забитая военными эшелонами.

- Шарахнем? - спрашивает Кумсков.

- Обязательно! - отвечаю я. - Только держать ухо востро! И аэродром, и станция наверняка защищены зенитным огнем.

Удар по станции застал фашистов врасплох. Зенитки начали бить, только когда мы уже выходили из пикирования. Слева от меня горы прорезала глубокая расщелина, подходы к которой конечно же были пристреляны немцами; справа лежала долина, откуда били вражеские зенитки. Я тогда сделал правый доворот прямо на долину, да еще с резким снижением, - упал, образно говоря, на стволы зениток противника. И когда сбитые с толку немцы перенесли заградительный огонь вперед по траектории моего предполагаемого курса, быстро отдал команду:

- Всем круто влево!

Девятка вслед за мной повторила маневр, и мы, целые и невредимые, оказались в спасительной расщелине. Девятка Кумскова ушла в противоположную сторону.

Конечно, повернуть в долину, на стволы бьющих по тебе зениток было страшновато: страх, если бы ему поддаться, направил бы прямиком на расщелину. Враг именно этого от нас и ждал, и в пристрелянном пространстве от станции до расщелины нашли бы гибель многие экипажи. А вот того, что, разделавшись с их эшелонами мы вновь повернем к ним в тыл, в ощетинившуюся стволами зенитных батарей долину, противник ожидать никак не мог. Нам же перспектива оказаться в дураках да в придачу еще рисковать быть сбитыми придала дерзости. Обе девятки, отвернув после пикирования не к расщелине, а прямо на врага, сделали не то, чего ожидал враг, а именно то, что и нужно было в данной ситуации сделать"{3}.

Вражеские бомбардировщики и штурмовики неоднократно пытались прорваться к боевым порядкам советских наземных войск, но им преграждали путь летчики 3-го гвардейского истребительного авиационного Ясского корпуса. Истребители хорошо знали стоящие перед ними задачи: ни одна вражеская бомба не должна упасть в расположение наступающих войск, ни один самолет противника не должен быть допущен к боевым порядкам наземных частей и соединений. И свои задачи они выполняли с успехом.

6 октября шестерка истребителей под командованием Героя Советского Союза гвардии капитана Н. С. Артамонова барражировала в районе Дъюла, Сокодор, Бекешчаба, когда в небе появились бомбардировщики в сопровождении Ме-109. Гвардии капитан Н. С. Артамонов по радио приказал паре гвардии старшего лейтенанта К. С. Мальцева связать боем "мессеров", а сам со своей четверкой атаковал головную шестерку "юнкерсов". В первой же атаке Артамонов сбил Ю-87, ведущий второй пары ударной группы гвардии старший лейтенант П. Я. Мордухович уничтожил еще один бомбардировщик. Третий вражеский самолет поджег ведущий сковывающей группы гвардии старший лейтенант К. С. Мальцев. Преследуя бомбардировщики, гвардии капитан Н. С. Артамонов, гвардии старшие лейтенанты А. А. Дьячков и П. Я. Мордухович сбили по одному Ю-87. Всего шестерка Артамонова уничтожила за один боевой вылет семь вражеских самолетов.

Прикрывая наземные войска, группа истребителей 151-го гвардейского авиаполка, возглавляемая гвардии старшим лейтенантом Е. В. Василевским, встретила четверку ФВ-190. Вражеские истребители шли с превышением. Ведущий быстро оценил обстановку и, решив атаковать "фоккеров", начал набирать высоту. "Фокке-вульфы" не приняли боя, попытались уйти. Однако советские летчики прижали фашистских пилотов к нижней кромке облаков и завязали схватку. Один из "фоккеров" начал пикировать на пару Василевского, но гвардии лейтенант В. И. Торубалко разгадал маневр врага и дал по нему прицельную очередь. "Фоккер" загорелся и пошел к земле. Другой ФВ-190 сбил Василевский.

В одном из боевых вылетов заместитель командира эскадрильи 178-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии старший лейтенант П. А. Брызгалов во главе шестерки "лавочкиных" прикрывал с воздуха войска, вошедшие в прорыв. Брызгалов был два года в беспрерывных боях и знал, что это задание не легче других, поэтому отнесся к нему с чувством высокой ответственности. Он собрал летчиков, рассказал о полученной задаче, произвел розыгрыш полета. Все было предусмотрено: каким строем пойдут Ла-5, как будут действовать сковывающая и ударная группы в том случае, если произойдет встреча с вражескими самолетами. Обстановка подсказывала, что гитлеровцы попытаются бомбить наступающие советские войска.

И вот шесть советских истребителей в воздухе. Летчики всматриваются в линию фронта. Они видят извилистые траншеи, черные хлопья разрывов и людей, бегущих за танками. Это наступающие войска. И может, кто-то из солдат даже посетовал на летчиков, которые парили в небе, но ни разу не рванулись к земле для того, чтобы нанести штурмовой удар по окопам противника. Может, и Брызгалова подмывало бросить машины в крутое пике. Но их сдерживал боевой приказ - не допустить вражескую авиацию.

Вскоре Брызгалов заметил в небе черные точки. Около двадцати бомбардировщиков противника в сопровождении истребителей шли двумя ярусами.

- Я - "Сокол". Выполняйте задание, прикрою! - передал он по радио ведущему ударной группы старшему лейтенанту Е. А. Карпову.

Четыре истребителя ринулись на врага. Атаковали стремительно, яростно, расчетливо. Вскоре не стало строя бомбардировщиков - они расползлись по небу, а один из них, нещадно дымя, врезался в землю. Вражеские истребители бросились своим на выручку, но навстречу им устремилась пара, ведомая Брызгаловым. Два против восьми! Однако советские летчики захватили инициативу. Уже через несколько секунд в воздухе осталось семь Ме-109.

Два "юнкерса" обила в этом бою ударная группа Е. А. Карпова, еще две вражеские машины сбил лично П. А. Брызгалов. Понеся ощутимые потери, фашистские летчики предпочли выйти из боя.

В жарких схватках с врагом в воздухе и от огня зенитной артиллерии противника понесли потери и авиаполки воздушной армии. Так, в 178-м гвардейском истребительном авиаполку было сбито четыре летчика и среди них помощник командира по воздушно-стрелковой службе Герой Советского Союза гвардии капитан Ф. Г. Семенов. Штурмовые авиакорпуса в эти дни в воздушных боях потеряли 18 экипажей. Основные причины потерь заключались в недостаточной подготовке молодых летчиков, в слабом, порой неумелом прикрытии штурмовиков истребителями. Большой процент потерь от истребительной авиации противника указывал на то, что процесс наращивания количества советских истребителей в воздушных боях был организован недостаточно четко, вызов дежурных групп был все еще не на должной высоте{4}.

За три дня боев ударная группировка фронта при поддержке воздушной армии прорвала оборону противника, разгромила противостоящие силы 3-й венгерской армии, продвинулась на 80-100 км и к исходу третьего дня вышла в район Карцага. К этому времени авиаторы 5-й воздушной армии совершили 1313 боевых вылетов и сбили 42 вражеских самолета. Они нанесли несколько мощных бомбовых и штурмовых ударов по опорным пунктам обороны противника и оказали большую помощь на- ступавшим наземным войскам. В последующие дни наступления штурмовики 2-го и 5-го авиакорпусов отдельными группами по требованию наземного командования и по распоряжениям командующего 5-й воздушной армией уничтожали отходившие вражеские войска и боевую технику, продолжали наносить бомбоштурмовые удары по узлам сопротивления противника, не допускали его резервы к полю боя, вели воздушную разведку.

После успешного завершения Клужской операции и выхода левого крыла фронта на Тису 5-я воздушная армия, готовясь к выполнению боевых задач на дебреценском и сольнокском направлениях, в целях приближения авиационных частей и соединений к линии фронта и лучшей организации взаимодействия с наземными войсками произвела перебазирование нескольких полков. Батальоны аэродромного обслуживания 76 раб подготовили аэродромы Сокодор, Куртики, Шикула, Арад, Сфынтаана, на которые приземлялись истребители 3-го авиакорпуса. Находясь всего в 30 км от линии фронта, авиаторы получили возможность более надежно прикрывать с воздуха наступавшие войска на главном направлении.

На подступах к Дебрецену гитлеровцы оказывали упорное сопротивление. Многочисленными контратаками они стремились задержать дальнейшее продвижение войск правого фланга 53-й армии и конно-механизированной группы. 17 октября противник в районе Деречке пытался окружить 6-й кавалерийский корпус. Создалась крайне тяжелая обстановка. Командир 231-й штурмовой авиадивизии полковник Л. А. Чижиков, находившийся в боевых порядках конно-механизированной группы, вызвал по радио экипажи штурмовиков. В назначенное время появились три группы 873-го штурмового авиаполка, которые, несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии противника, нанесли бомбоштурмовые удары. Снижаясь до 50 м, штурмовики произвели по 6-8 заходов, уничтожая живую силу и боевую технику врага. В результате своевременных и четких действий штурмовиков войска 6-го кавкорпуса к исходу дня отбили все атаки противника и сами перешли в наступление.

Севернее Деречке в результате умелого обходного маневра советские наземные части окружили группировку танков и мотопехоты противника. С пункта управления Штурмовой авиации были вызваны Ил-2 для уничтожения вражеских войск, пытавшихся вырваться из котла. Первой взлетела восьмерка во главе с капитаном Б. И. Лозоренко. Экипажи быстро обнаружили на окраине Деречке у переправы 50 автомашин и 15 бронетранспортеров. С первого захода Лозоренко и его ведомые обрушили бомбовый груз на автомашины. Раздался сильный взрыв - и вспыхнуло яркое пламя. Перестроившись в правый пеленг, штурмовики ударили вновь. После ухода группы Лозоренко к району Деречке подошла вторая восьмерка под командованием командира эскадрильи 568-го штурмового авиаполка капитана С. А. Феоктистова. Она сделала шесть заходов на цели, вызвав несколько очагов пожара.

20 октября, несмотря на неблагоприятную погоду, 10 экипажей 131-го гвардейского штурмового авиаполка под командованием гвардии старшего лейтенанта М. Е. Никитина получили задачу нанести удар до танкам и пехоте противника на северо-западной окраине Дебрецена. Сделав 6 заходов, летчики уничтожили танк, 6 автомашин, подавили огонь двух батарей зенитной артиллерии, истребили до 70 вражеских солдат и офицеров. Очередная девятка во главе с командиром эскадрильи 130-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии капитаном Н. И. Тутаевым уничтожила 3 танка, 6 автомашин и до 30 солдат и офицеров противника. Это во многом определило успех наземных войск, наступавших на город. К исходу дня войска фронта, поддержанные авиацией, овладели Дебреценом.

В приказе Верховного Главнокомандующего за отличные боевые действия объявлялась благодарность войскам фронта, в том числе летчикам генерал-полковника авиации С. К. Горюнова.

В последующие дни подвижные соединения фронта при поддержке авиаторов 5-й воздушной армии, выйдя в район Ньиредьхазы, перерезали пути отхода вражеским войскам, находившимся перед правым крылом 2-го Украинского фронта. Стремясь сорвать наступление советских частей и соединений, противник активизировал действия своей авиации. Гитлеровцы попытались даже нанести удары по аэродромам 5-й воздушной армии. Но благодаря мужеству и героизму летчиков 3-го истребительного авиакорпуса атаки вражеских пилотов срывались, и они несли большие потери.

21 октября шестерка Як-1, возглавляемая командиром эскадрильи 85-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии капитаном А. У. Константиновым, прикрывавшая аэродром в районе Бекешчабы, встретила 30 вражеских бомбардировщиков противника. Несмотря на его многократное превосходство, Константинов принял решение одновременной атакой всей группы заставить врага отбомбиться до подхода к цели. По команде ведущего шестерка парами атаковала головную, среднюю и замыкающую группы гитлеровцев. Советские летчики сблизились с "фокке-вульфами" и с короткой дистанции открыли огонь. С первой атаки Константинов двумя очередями зажег фашистский самолет. Еще два бомбардировщика сбили гвардии лейтенанты А. И. Силкин и М. Уразалиев. Решительная атака советских летчиков ошеломила противника. Налет был отражен. Успех группы Константинова был достигнут внезапной первой атакой. Не меньшее значение имел тот факт, что ведущий советской шестерки почти вплотную сблизился с бомбардировщиками, поэтому он и его ведомые били врага наверняка.

И все же отдельные группы фашистских самолетов прорывались к аэродромам базирования 5-й воздушной армии. После освобождения Дебрецена гитлеровские пилоты нанесли бомбовый удар по аэродрому 930-го авиаполка. Очевидец этого налета вражеской авиации бывший летчик лейтенант М. А. Николаев в книге "Добровольцы, шаг вперед!" пишет:

"Смертельно ранен лейтенант Ефремов. Еще семь человек получили тяжелые ранения. В их числе командир звена Сергей Безбородов, штурман звена Николай Ланцов, летчик капитан Горбачев, оружейник старшина Асканов...

Прибавилось работы нашему полковому врачу Георгию Морозову. Пожалуй, за всю войну ему не приходилось работать так напряженно. Это напряжение чувствовалось во всем - ив торопливых, по уверенных действиях рук, и в сосредоточенно остром взгляде внимательных серых глаз. Состояние доктора выдавали выступавшие на высоком лбу тяжелые капли пота. Сестра милосердия милая наша сестричка - ловким движением проворных рук снимала эти капли кусочком марли.

Застонал пришедший в сознание Сергей Безбородов. Морозов, только что закончивший "штопать" лицо капитана Горбачева, сразу переключился на обработку ран Безбородова. Военные медики... Они не ходили в атаки, не уничтожали самолеты, танки, переправы и узлы сопротивления врага. Но в каждом подвиге солдата есть доля героического труда людей в белых халатах. У них в войну были свои сражения - сражения за человеческие жизни"{5}.

Своевременно оказывали помощь раненым врачи капитаны медицинской службы Г. А. Азяпова, П. С. Апкорьянц, А. М. Маркичев.

22 октября конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева, в которую были включены оба корпуса генерала С. И. Горшкова, овладела городом Ньиредьхаза, продвинулась передовыми частями на север до 30 км и вышла к Тисе. В ходе наступления штурмовики групповыми ударами уничтожали боевую технику и живую силу врага.

Гитлеровское командование, чтобы спасти свои войска от окружения и разгрома, решило нанести контрудар с северо-востока силами 8-й армии в направлении Надь-калло и с запада силами 3- го танкового и 9-го армейского корпусов. В районе Ньиредьхазы сложилась напряженная обстановка. Здесь в течение пяти суток шли ожесточенные бои. Советские войска вынуждены были временно оставить город и отойти на юго-восток, чтобы соединиться с главными силами фронта.

Части и соединения воздушной армии в эти дни продолжали прикрывать с воздуха и оказывать поддержку своим войскам, наносили удары по живой силе, танкам и артиллерии в районах Фейерто, Рокомаэ, Ньиредьхазы, Надькалло, вели бои с фашистской авиацией. Неоценимую помощь конно-механизированной группе генерала И. А. Плиева оказали полки 312-й ночной легкобомбардировочной авиадивизии. Ее экипажи но только бомбили тыловые объекты противника, но также выполняли задачу по доставке боеприпасов кавалерийским частям, окруженным в районе Хайду-Собосло, а затем в районе Ньиредьхазы. При этом отличились экипажи заместителя командира авиаполка капитана С. Я. Добрушкина, командира эскадрильи капитана П. П. Закревского и командира звена лейтенанта Н. А. Шмелева. Они неоднократно производили посадки в районе окруженных частей, сбрасывали грузы с малой высоты и под обстрелом противника уходили на свой аэродром Орадя. А лейтенант Н. А. Шмелев, доложив командиру полка майору А. И. Чернобурову о трудном положении кавалеристов, перелетел на площадку выгрузки и в течение ночи руководил приемом самолетов с боеприпасами. Благодаря успешной работе экипажей По-2 громче заговорили орудия, минометы и автоматы. Всего дивизия в октябре произвела 1730 боевых вылетов, уничтожила в местах сосредоточения и на дорогах 140 автомашин с грузами и живой силой, крупный склад с боеприпасами, подавила огонь пяти батарей зенитной артиллерии, истребила большое количество вражеских солдат и офицеров.

25 октября Москва салютовала войскам 2-го Украинского фронта, овладевшим важными опорными пунктами обороны противника и крупными железнодорожными узлами в северной Трансильвании, городами Сату-Маре, Карей, занявшим более ста других населенных пунктов. В боях за эти города вместе с наземными войсками отличились летчики 2-го и 5-го штурмовых авиакорпусов, 3-го истребительного корпуса, 4-й гвардейской, 264-й штурмовых авиадивизий, 331-й истребительной авиадивизии, 511-го отдельного разведывательного авиаполка.

На сольнокском направлении войска 53-й армии при поддержке авиации успешно ликвидировали последствия контрудара и очистили от противника восточный берег Тисы, а к исходу 28 октября овладели тремя плацдармами на противоположном берегу. Войска 46-й армии, действовавшие на левом крыле фронта, заняли города Байя и Сомбор и к исходу 28 октября захватили в междуречье Тисы и Дуная крупный плацдарм, имевший от 20 до 100 км в глубину и до 120 км по фронту. Этот плацдарм имел большое значение для последующих наступательных действий на будапештском направлении.

26 октября 1944 года за действиями штурмовиков 5-го авиакорпуса в районе Уйфехерто наблюдал представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал авиации Г. Л. Ворожейкин. Он обратил внимание на самолет с хвостовым номером "8", который пад целью пробыл 45 минут. Летчик "восьмерки" тактически грамотно атаковал артиллерийские позиции противника и уничтожил все вражеские орудия. Кавалерийские части получили возможность беспрепятственно двигаться по дороге на Ньиредьхазу.

Маршал авиации Г. А. Ворожейкин решил встретиться с летчиком "восьмерки". Об этом ярко рассказывает офицер для особых поручений представителя Ставки капитан П. Ф. Пляченко, присутствовавший при беседе:

"Вскоре в комнату вошел среднего роста крепыш с загорелым волевым лицом, со шрамом на правой щеке. Одет он был в черный кожаный реглан.

- Товарищ маршал авиации! Гвардии красноармеец Николаев по вашему приказанию прибыл, - четко доложил летчик.

- Здравствуйте, товарищ Николаев! - поздоровался маршал и сказал: - Я не совсем понял ваше воинское звание.

- Красноармеец, - ответил Николаев.

- У лас в таком звании не летают.

- Он был майором, - ответил генерал Каманин.- Но его судттли и разжаловали.

- За что вас судили? - спросил Ворожейкин. (...)- Дело было так,-начал рассказывать летчик. - Осенью прошлого года при форсировании Днепра наша эскадрилья попала в очень тяжелое положение: сначала нас накрыл мощный зенитный огонь, затем атаковали истребители. Мы потеряли хороших боевых товарищей, с которыми начинали войну, и сильно переживали эту потерю. А вечером за ужином с горя я выпил лишнего. В это время, как на грех, в столовую вошел заместитель командира полка и устроил мне публичный разгон, называя меня растяпой, трусом, чужеспинником, зря носящим ордена, и тому подобное. Я не стерпел, потерял над собой контроль. Не помню, как допустил то, о чем после и сам сожалел. Так со мной случилась беда. Меня судили, сняли с эскадрильи, разжаловали и лишили всех правительственных наград.

- А много их у вас было? - спросил маршал.

- Много, - ответил за летчика генерал Каманин и начал перечислять: Ордена Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны первой степени и медаль "За отвагу".

- И много вы летали в этом году? - вновь спросил Григорий Алексеевич.

- Все время летал. Мне дали возможность искупить вину в своей части, на глазах у товарищей.

- Хорошо, товарищ Николаев, - сказал Ворожейкин, - пойдите докурите и успокойтесь, а мы тем временем поговорим с вашими начальниками.

Летчик вышел. Григорий Алексеевич встал из-за стола, прошелся по комнате.

- Как считаете, Николай Петрович, этот летчик уже искупил свою вину? Или вы его до самого конца войны решили оставлять в красноармейцах? - спросил Ворожейкин, обращаясь к Каманину

- Товарищ маршал! Николаев давным-давно искупил свою вину. Уже будучи красноармейцем, он награжден двумя орденами Красной Звезды, поскольку произвел очень много боевых вылетов, ходил на самые ответственные задания.

- Так в чем же дело? -В голосе Ворожейкина послышалось недовольство. Почему не ставите вопрос о реабилитации? Почему но восстанавливаете его в звании и должности? Он этого вполне заслуживает. Я сам видел, как он воюет. Это настоящий боевой летчик, многие у него поучиться могут. Пользуясь предоставленными мне правительством и Верховным Главнокомандующим правами, присваиваю летчику Николаеву воинское звание "майор" и назначаю его командиром первой эскадрильи штурмового авиационного полка, в котором он служит. Одновременно награждаю его орденом Красного Знамени и вхожу в ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР о возвращении майору Николаеву всех боевых наград, которыми он был ранее награжден. - И капитану Павленко: - Мои служебные бланки с вами?

- Так точно, - ответил Петр и положил чистый бланк на стол перед маршалом.

Ворожейкин стал писать ходатайство в Москву. Закончив, приказал вызвать Николаева, офицеров штаба корпуса в кабинет Каманина. Когда генералы и офицеры вошли, маршал авиации подозвал к себе Николаева и спокойно, твердо сказал:

- Товарищ майор! С этой минуты вы назначаетесь командиром первой эскадрильи вашего полка. Бейте без пощады гитлеровских захватчиков!

- Товарищ маршал! Ваше доверие оправдаю! А когда представитель Ставки от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил Николаеву орден Красного Знамени и по-отцовски обнял его, пожал ему руку, летчик дрогнувшим голосом произнес:

- Служу Советскому Союзу!"{6}

Дебреценская операция длилась более двадцати дней. Ее важнейшим итогом явилось освобождение северной части Трансильвании и значительной части территории Венгрии. Выход войск 2-го Украинского фропта в район Ньиредьхазы вынудил немецко-фашистское командование начать отвод войск, действовавших перед левым крылом 4-го Украинского фронта. Начав преследование отходившего противника, советские войска быстро продвигались вперед и в конце октября освободили города Мукачево и Ужгород. Высокие темпы наступления потребовали непрерывной воздушной разведки. Только с ее помощью можно было своевременно установить начало отхода войск противника, вскрыть подход вражеских резервов к полю боя в полосах наступления 53, 46, 27 и 7-й гвардейской армий, следить за переправами на Тисе, определить места сосредоточения танков, пехоты и артиллерии противника в районах Дебрецена, Сольнока, Мезетура, Кеч-кемета, Надкереша, Цегледа, обнаружить его аэродромы на будапештском направлении.

В октябре авиационные части армии произвели на воздушную разведку 953 боевых вылета, в том числе летчики 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса - 420, а 2-го штурмового авиакорпуса - 227 самолето-вылетов. Опытными воздушными разведчиками зарекомендовали себя летчики-истребители 6-й гвардейской истребительной авиадивизии Герои Советского Союза гвардии майоры Ф. Я. Морозов, А. М. Решетов и гвардии старший лейтенант И. К. Нестеров, 13-й гвардейской истребительной авиадивизии гвардии старшие лейтенанты А. М. Мерзленко и П. П. Горельцев, 14-й гвардейской истребительной авиадивизии гвардии старшие лейтенанты Н. С. Мальцев и П. Р. Щетинин. По их разведданным немедленно высылались группы штурмовиков и бомбардировщиков для уничтожения обнаруженных целей. Среди летчиков-штурмовиков 2-го авиакорпуса выделялись капитан А. Д. Долгих, старший лейтенант А. И. Пролыгин, лейтенант II. М. Потапов. Части авиакорпуса свою работу в основном проводили по сведениям, добытым этими, и другими разведчиками.

В октябре 1944 года, выполняя различные задачи, 5-я воздушная армия произвела 8400 боевых самолето-вылетов. В 211 воздушных боях советские летчики обили 196 и на земле уничтожили 17 самолетов противника. Бомбоштурмовыми ударами было уничтожено 55 танков, 1093 автомашины, 17 паровозов, 313 железнодорожных вагонов, взорвано 13 складов боеприпасов, подавлен огонь 58 батарей полевой и зенитной артиллерии, 25 минометных точек, уничтожено и рассеяно до 4 тыс. солдат и офицеров{7}. Об успешных действиях авиаторов по вражеским войскам в районе Орадя, Дебрецен свидетельствовали отзывы командования наземных частей и соединений 29 октября от командира 5-го гвардейского танкового корпуса генерал-майора танковых войск М. И. Савельева штабом воздушной армии была получена телеграмма: "В период с 6 по 28 октября 1944 года истребители 3-го гвардейского истребительного авиационного корпуса обеспечили бесперебойную боевую деятельность танкового корпуса, надежно прикрывали его с воздуха. Все попытки противника бомбардировать боевые порядки корпуса предотвращались еще задолго до того, как самолеты врага подходили к цели, намеченной для бомбометания"{8}.

Начальник штаба конно-механизированной группы в телеграмме на имя командира авиакорпуса генерал-лейтенанта авиации В. В. Степичева писал: "Прошу передать благодарность за исключительную самоотверженную работу 16 и 17 октября 1944 года летчикам-штурмовикам, которые сумели помочь кавалерийскому корпусу выйти из тяжелого положения и запять Деречке"{9}.

Начальник штаба 6-го гвардейского кавалерийского корпуса дал следующую оценку летному составу 312-й ночной легкобомбардировочной авиадивизии: "6-й гвардейский кавкорпус с 10 по 17 октября находился в окружении в районе Хайду-Собосло. Боеприпасы были на исходе. По заявке корпуса 2-й Украинский фронт организовал доставку боеприпасов самолетами в ночное время. Летный состав 312 нлбад проявил исключительное умение, смелость и отвагу при доставке боеприпасов"{10}.

За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за овладение городами Орадя и Дебрецен 2-й штурмовой авиакорпус был преобразован в 3-й гвардейский, 231-я штурмовая авиадивизия - в 12-ю гвардейскую, 568, 873 и 570-й штурмовые авиаполки этой дивизии - в 187, 188 и 190-й гвардейские штурмовые авиаполки. Одновременно были присвоены почетные наименования: Дебреценских - 7-й гвардейской штурмовой авиадивизии (командир гвардии полковник Г. П. Шутеев) и 177-му гвардейскому истребительному авиаполку (командир гвардии полковник Г. М. Пятаков); Сегедской-6-й гвардейской истреби тельной авиационной Донской дивизии (командир гвардии полковник И. И. Гейбо); Трансильванских - 179-му гвардейскому истребительному авиаполку (командир гвардии майор С. А. Матвиенко) и 930-му Комсомольскому ночному легкобомбардировочному авиаполку (командир майор А. И. Чернобуров).

Указом Президиума Верховного Совета СССР за героизм и мужество личного состава, проявленные в боях за Дебрецен, 14-я гвардейская истребительная дивизия (командир гвардии полковник А. П. Юдаков) была награждена орденом Красного Знамени, 178-й гвардейский истребительный авиаполк (командир Герой Советского Союза гвардии подполковник Н. И. Ольховский) этой дивизии - орденом Богдана Хмельницкого II степени. Таким же орденом были награждены 73-й и 85-й гвардейские истребительные авиаполки (командиры гвардии подполковники П. А. Михайлюк и П. Е. Смоляков).

В Дебреценской операции авиаторы 5-й воздушной армии обогатились опытом тесного взаимодействия с наземными войсками в условиях горно-лесистой местности. Характерной особенностью действий 3-го гвардейского и 5-го штурмовых авиакорпусов в наступательных операциях 46-й и 53-й армий и конно-механизированной группы явилось точное согласование действий групп штурмовиков и наземных войск. Передача разведданных по радио непосредственно с борта самолетов дала возможность командирам лучше ориентироваться в быстро меняющейся обстановке и реагировать на все изменения в положении войск противника.

Дебреценская операция характерна хорошо организованной системой вызова групп истребителей на доле боя, которая давала возможность быстрого наращивания сил. С момента подачи команды на вылет и появления истребителей над полем боя зачастую проходило не более пяти минут.

В связи со вступлением советских войск в Венгрию Государственный Комитет Обороны СССР 27 октября 1944 года принял постановление, в котором говорилось о том, что Красная Армия вступила в Венгрию "не как завоевательница, а как освободительница венгерского народа от немецко-фашистского ига"{11}. Оно стало основным руководящим документом для командиров, политработников, партийных организаций на весь период боевых действий на территории Венгрии.

Политорганы, партийные и комсомольские организации проводили большую работу по интернациональному воспитанию личного состава. Этому вопросу много внимания уделяли партийные активисты, агитаторы, армейская. газета "Советский пилот". Они 'систематически разъясняли авиаторам нормы поведения за рубежом, рассказывали об истории венгерского революционного движения, о борьбе коммунистической партии и патриотических сил Венгрии против фашизма.

После завершения Дебреценской операции по приказу Ставки командование 2-го Украинского фронта решило без паузы начать Будапештскую операцию в целях овладения столицей Венгрии и вывода этой страны из войны против СССР. Утром 29 октября штурмовые авиакорпуса в соответствии с планом операции нанесли первые удары по вражеским войскам и опорным пунктам их обороны на кечкеметско-будапештском направлении и оказали существенную помощь 46-й армии, 2-му и 4-му гвардейским механизированным корпусам в прорыве обороны противника юго-восточнее Будапешта. За два дня наземные войска продвинулись вперед на 30-40 км, а соединения 7-й гвардейской армии форсировали Тису, захватили на правом берегу большой плацдарм, а вскоре заняли крупный венгерский город Сольнок.

Хотя погодные условия были сложными, фашистская авиация большими группами бомбардировала и штурмовала боевые порядки советских наступающих войск. Наибольшую активность она проявила с 13 по 17 ноября, когда развернулось наступление на Хатван, Дьепдьеш с целью обхода Будапешта с северо-востока. Именно в это время было отмечено появление авиагруппы "Удет", укомплектованной высококвалифицированным летным составом. В отличие от предыдущей операции -истребительная авиация противника в воздушных боях действовала более активно, ее усилия концентрировались на наиболее угрожаемых участках. Достаточно сказать, что всего за девять летных дней было отмечено 2221 самолето-пролет противника, а в 158 воздушных боях приняли участие 1137 фашистских самолетов и 942 советских{12}.

Освобождение значительной части территории Венгрии создавало благоприятные условия для перебазирования всех полков и дивизий 5-й воздушной армии на аэродромы восточной части Венгерской низменности. На 1 ноября парк боевых самолетов армии составил 925 исправных единиц, в том число 450 истребителей, 295 штурмовиков, 145 бомбардировщиков, 22 разведчика и 13 корректировщиков{13}.

5-я воздушная армия главными силами продолжала взаимодействовать с наступавшими войсками. Штурмовики и бомбардировщики ударами по артиллерийским и минометным 'батареям, узлам сопротивления, а также по живой силе и боевой технике на поле боя в районах Лайошмиже, Фюлепсалаша, Кунсентмиклоша, Диона, Демшеда, Шорокшара содействовали успешному продвижению наземных войск в общем направлении на Будапешт. Бомбоштурмовые удары по опорным пунктам противника Абонь, Цеглед, Надькереш, Тапиосентмартон помогли войскам 7-й гвардейской армии овладеть городами Абонь, Цеглед и Надькереш. Истребители патрулированием в воздухе и дежурством на земле вели борьбу с авиацией противника, осуществляли интенсивную разведку перед войсками фронта с применением фотоаппаратуры и с попутным бомбардированием важных целей.

Во второй половине дня 1 ноября противник в районе Надькерепта танками и пехотой пытался восстановить ранее утраченные позиции, контратаковав советских войска. По вызову с командного пункта в этот район была направлена семерка 'штурмовиков 131-го гвардейского авиаполка. Выйдя на цель, экипажи с "круга" по одному нанесли бомбовый удар и обстреляли 15 автомашин и до 2 батальонов пехоты, уничтожив 6 автомашин, истребив и рассеяв до 150 немецких солдат и офицеров. Штурмовой удар сорвал готовящуюся контратаку противника, а советские войска подошли к южной окраине города Надькереш.

Две девятки бомбардировщиков, возглавляемые командиром 48-го бомбардировочного авиаполка майором В. П. Колий (штурман капитан С. М. Маргарьян), нанесли бомбовый удар по войскам противника в районе города Цеглод. Затем эти же цели бомбили две девятки 452-го бомбардировочного авиаполка во главе с командиром полка майором А. А. Паничкиным (штурман капитан М. Е. Бекетов). Летчики-истребители в течение дня вели активную борьбу с авиацией противника путем непрерывного патрулирования и ведением "свободной охоты". Для повышения эффективности и надежности прикрытия в часы наиболее интенсивных действий фашистской авиации кроме патрулирующих групп периодически высылались дополнительные группы истребителей. Чаще всего для наращивания сил по вызову с наземной станции вылетала группа "Меч", вооруженная самолетами Як-3.

Гитлеровцы, стремясь сорвать наступление советских войск или хотя бы замедлить его, повысили активность своей авиации, однако успешные действия советских истребителей в большинстве случаев не позволяли фашистским летчикам нанести прицельные удары. Примером высокого боевого мастерства стали действия авиаторов 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса. 1 ноября шестерка 85-го гвардейского авиаполка во главе с гвардии капитаном М. С. Мазаном, прикрывая наземные войска в районе Кечкемет, Лайошмиже, встретила большую группу вражеских бомбардировщиков, сопровождаемых истребителями. Шестерка Мазана вступила в бой, в ходе которого было обито четыре вражеских самолета. Два гитлеровских истребителя сбила и шестерка "лавочкиных" 177-го гвардейского истребительного авиаполка во главе с ведущим Героем Советского Союза гвардии капитаном Н. С. Артамоновым, прикрывавшая наземные войска в районе Тертель.

Бомбардировочная авиация уничтожала опорные пункты в полосе наступления 46-й армии. 218-я бомбардировочная авиадивизия нанесла два удара по целям в районе населенных пунктов Цеглед и Абонь. Бомбометание велось звеньями со средних высот. Наиболее эффективными были действия экипажей 48-го и 453-го бомбардировочных авиаполков.

1 ноября воздушные разведчики доложили, что на аэродроме Тапиосентмартон базируется более 50 самолетов врага. Командир 7-й гвардейской штурмовой авиадивизии гвардии полковник Г. П. Шутеев принял решение нанести групповой удар по аэродрому. При этом шестерка "ильюшиных" должна была подавлять огонь зенитной артиллерии, а прикрытие штурмовиков осуществляли летчики 92-го и 486-го истребительных авиаполков. Ведущим общей группы был назначен командир эскадрильи 130-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии капитан А. И. Пролыгин. И вот самолеты поднялись в воздух. При подходе к щели на высоте 800 метров группа была встречена интенсивным огнем зенитной артиллерии. Над аэродромом барражировали истребители противника, но, несмотря на это, штурмовики, снизившись до бреющего полета, нанесли удар, уничтожив 15 самолетов и подавив огонь трех батарей зенитной артиллерии{14}.

В момент удара первая четверка была атакована вражескими истребителями, однако все атаки гитлеровцев были отбиты огнем воздушных стрелков и истребителями прикрытия.

Сопровождение и поддержка подвижных войск были для штурмовой авиации наиболее сложным делом, но экипажи успешно взаимодействовали с наземными войсками, хорошо знали обстановку и умело ориентировались в динамике боя. 5 ноября восьмерка 131-го гвардейского штурмового авиаполка под командованием гвардии старшего лейтенанта М. Е. Никитина в сопровождении шестерки 92-го истребительного авиаполка вылетела для уничтожения скопления танков и автомашин на западной окраине населенного пункта Шольт. Тремя заходами на цель штурмовики уничтожили три танка и восемь автомашин, рассеяли пехоту противника. 8 ноября шестерка 809-го штурмового авиаполка во главе с командиром полка подполковником А. И. Киреевым подавила артиллерию противника на огневых позициях в районе Поросло. Наземные войска возобновили атаку и почти беспрепятственно овладели населенным пунктом и железнодорожной станцией Поросло. 23 ноября семерка 451-го штурмового авиаполка во главе со старшим лейтенантом А. М. Кучумовым четырьмя заходами подавила огонь батарей полевой артиллерии в районе Мишкольца. Начальник штаба 27-й армии генерал-майор Г. М. Брагин сообщал: "Севернее и западнее Мишкольца противник сосредоточил до 8-10 батарей полевой артиллерии, которые на протяжении недели систематически обстреливали наши коммуникации, расположение штабов и боевые порядки войск. 264 шад 23 ноября 1944 года, получив задачу подавить огонь этих батарей, группами по 4-6 Ил-2, делая по 3-4 захода на цели, с высоты 1200 м и до бреющего полета бомбардировочными и штурмовыми действиями подавила огонь батарей противника. Всего по этим целям было произведено 44 самолето-вылета. На следующий день артиллерия противника в районе, где действовали штурмовики, не проявляла признаков жизни. Задачу авиадивизия выполнила отлично"{15}.

Истребительная авиация прочно удерживала господство в воздухе и не допускала фашистских летчиков к полю боя. Результативный бой провела восьмерка истребителей 150-го гвардейского авиаполка под командованием Героя Советского Союза гвардии подполковника А.Д. Якименко. Прикрывая свои наземные войска в районе Ясберень, она встретила более 20 вражеских истребителей и провела лобовую атаку. Якименко при этом сбил Ме-109, а Герой Советского Союза гвардии капитан Н. И. Леонов - ФВ-190. В завязавшемся воздушном бою гвардии лейтенант И. Ф. Ш.аменков и гвардии младший лейтенант А. А. Сергеев обили по одному "мессеру", а гвардии младший лейтенант В. Г. Лапшин - "фокке-вульф". Потерь группа не имела.

Всего 5-я воздушная армия, несмотря на сложные метеоусловия, неблагоприятную обстановку аэродромного базирования, в ноябре совершила 7667 самолето-вылетов. В результате бомбоштурмовых ударов противник потерял 53 танка, 1510 автомашин, 11 паровозов, 345 железнодорожных вагонов, 29 складов с боеприпасами и горючим. Был подавлен огонь 65 батарей полевой и зенитной артиллерии, создано 257 очагов пожара, вызвано 66 взрывов, уничтожено более 4500 фашистских солдат и офицеров. В 158 воздушных боях было сбито 195 самолетов противника. Потери воздушной армии в этих боях составили 35 самолетов{16}.

Войска 2-го Украинского фронта, произведя с 27 ноября по 4 декабря перегруппировку, 5 декабря возобновили наступление, вышли к Дунаю севернее и северо- западнее Будапешта, отрезав противнику пути отхода на север. В результате тяжелых боев 46-я армия форсировала Дунай, захватила небольшой плацдарм на противоположном берегу и развернула наступление с целью обхода Будапешта с юга.

В канун боев за Будапешт командование 5-го штурмового авиакорпуса перебазировало свои полки ближе к фронту, и они находились всего лишь в 10-12 км от линии боевого соприкосновения. Учитывая возросшую активность авиации противника и слабое прикрытие наших аэродромов средствами зенитной артиллерии, базирование авиаполков на таком близком расстоянии выглядело рискованным, но другого выхода не было. Без этого части авиакорпуса отстали бы от наземных войск на 100- 150 км и не смогли бы принять участия в сражениях за город.

Гитлеровское командование делало все, чтобы остановить наступление советских войск, переправившихся через Дунай, разгромить их и сбросить в реку. С этой целью противник наращивал удары авиации по переднему краю и наступавшим подвижным соединениям.

5-я воздушная армия все основные силы направила на поддержку наземных войск в полосе прорыва 7-й гвардейской армии и на направлении наступления ударной группировки фронта в оперативной глубине. Только в первый день операции авиаторы произвели более 800 самолето-вылетов, из них около 50 проц. - в интересах 46-й армии при форсировании Дуная{17}. Важную роль при этом играли штурмовики, которые совместно с пехотинцами, танкистами и артиллеристами громили врага. Мастерски действовала эскадрилья гвардии капитана А. И. Пролыгина из 130-го гвардейского штурмового авиаполка, высокую точность бомбовых и штурмовых ударов демонстрировала эскадрилья гвардии капитана В. М. Самоделкина. При первом же заходе на артиллерийские батареи в опорных пунктах Кекекниеш и Вершег их меткими ударами был подавлен огонь батарей зенитной артиллерии, а затем уничтожены две батареи полевой, батарея зенитной артиллерии и десятки вражеских солдат и офицеров{18}.

В ходе наступления группа штурмовиков из 131-го гвардейского авиаполка, ведомая гвардии капитаном Н. И. Тутаевым, была перенацелена командной рацией на скопление вражеских танков и автомашин, готовящихся к контрудару. Экипажи внезапно появились над целью, бомбами и пулеметно-пушечным огнем сожгли два танка и три автомашины с грузом, заставили противника отказаться от контратаки. Эффективным был удар группы штурмовиков во главе с командиром 130-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии подполковником М. 3. Гребень, которая бомбила отходившие части врага в районе Херед, Вершег.

Характерной особенностью боевых действий штурмовиков явилась меткость бомбометания и стрельбы, чему способствовала тщательная подготовка экипажей. Ведущие группы и их заместители накануне выезжали на передний край, изучили расположение вражеских огневых средств., данные своей разведки.

В авиакорпусе генерала Н. П. Каманина добились такого положения, что группа штурмовиков в заданною районе обрабатывала цель в течение 15-20 минут, совершая до десяти атак. А когда эта группа завершала работу, на смену ей приходила другая, потом третья. Фашистские войска непрерывно в течение часа и даже двух оказывались под огнем штурмовиков. Частям и соединениям 2-го Украинского фронта становилось намного легче атаковать вражеские позиции после обработки их с воздуха.

Пользуясь активной поддержкой с воздуха, наземные войска прорвали оборону противника и, развивая успех заняли ряд опорных пунктов. Механизированные части вошли в прорыв, смяли вражеские заслоны и стали гнать. фашистские части на северо-запад. Летчики 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса действовали на главном направлении, прикрывали полки и дивизии наступавших армий, сопровождали бомбардировщики и штурмовики при действиях по узлам сопротивления,. опорным пунктам, вражеским батареям. Они стремились вывести из строя как можно больше самолетов противника, поэтому в воздухе одновременно находилось порой более пятидесяти "Лавочкиных" и "Яковлевых", которые действовали эскадрильями и звеньями.

Архивы сохранили документ о воздушном бое группы гвардии капитана Ивана Григорьевича Склярова из 177-го гвардейского истребительного авиаполка. Его восьмерка сопровождала до цели и обратно две девятки бомбардировщиков 218-й авиадивизии. В районе вражеского опорного пункта их пытались атаковать десять Ме-109. Капитан Скляров приказал звену гвардии старшего лейтенанта А. Д. Догадайло и паре гвардии лейтенанта П. С. Олина прикрыть бомбардировщики, а сам с гвардии лейтенантом А. Ф. Мухиным вступил в бой с "мессерами". Использовав свое выгодное положение, советские истребители пошли навстречу "мессершмиттам" и в завязавшемся воздушном бою пулеметно-пушечным огнем сбили три немецких самолета. Но главная их заслуга состояла'в том, что они сберегли бомбардировщики, дали им возможность выполнить задание.

В ходе всей операции истребительные полки 5-й воздушной оставались хозяевами в воздухе даже при численном превосходстве противника. Советские летчики своевременно разгадывали замысел и тактику врага и благодаря своей отваге, мастерству и отличному взаимодействию, умелому использованию всех качеств своих самолетов и их вооружения достигали победы.

Заслуживает внимания опыт боевого применения труппы "Меч" из 150-го гвардейского истребительного авиаполка, которая часто использовалась для наращивания сил в воздушных боях. Этому способствовало то, что базировалась группа всего в 8-12 км от района боев и имела четкую связь с командным пунктом. Когда группа истребителей 13-й гвардейской авиадивизии в районе Рацкерестура вела воздушный бой с тридцатью ФВ-190, для наращивания сил по радио была вызвана четверка Як-3 с ведущим гвардии старшим лейтенантом С. И. Коноваловым. Бой длился 15-20 минут. И все это время Сергей Коновалов надежно удерживал восьмерку "фокке-вульфов", загнав ее в оборонительный круг. Умело и организованно ведя бой, ведущий атаковал "фоккера" и с короткой дистанции сбил его. Продолжая преследование противника, он уничтожил еще один ФВ-190. А в это время летчики звена ударили по второй группе противника и сбили еще три ФВ-190. Крупный налет на наземные войска был сорван.

Наступление войск 2-го Украинского фронта началось на рассвете 20 декабря. Ударную группировку, которой предстояло завершить охват Будапешта с севера через Эстергом, поддерживали штурмовики 5-го авиакорпуса генерал-майора авиации Н. П. Каманина, а также бомбардировщики 218-й и 312-й авиадивизий. С воздуха танки прикрывали летчики 13-й и 14-й гвардейских истребительных авиадивизий из авиакорпуса генерал-лейтенанта авиации И. Д. Подгорного. Группу войск генерала И. М. Афонина поддерживали штурмовики 3-го гвардейского авиакорпуса. Их прикрывали летчики 6-й гвардейской истребительной авиадивизии.

После мощной артиллерийской и авиационной подготовки вперед двинулись соединения 6-й гвардейской танковой армии генерала А. Г. Кравченко. Прокладывая им путь, по узлам сопротивления, опорным пунктам нанесли удары штурмовики 4-й гвардейской штурмовой авиадивизии гвардии полковника В. Ф. Сапрыкина. Хорошо действовали группы штурмовиков, возглавляемые командирами 90, 91 и 92-го гвардейских авиаполков гвардии подполковниками М. А. Ищенко, В. Н. Коряковым и Б. Н. Ковшиковым. В результате умелого взаимодействия с авиацией и артиллерией танкистам удалось с ходу прорвать оборону врага и к концу дня продвинуться вперед на 15-32 км северо-западнее Будапешта. Группы штурмовиков 264-й штурмовой авиадивизии полковника Е. В. Клобукова эффективными ударами по узлам сопротивления противника и его резервам помогли наземным войскам быстро опрокинуть врага, оборонявшегося в полосе наступления 7-й гвардейской армии генерала М. С. Шумилова. Особенно успешно водили штурмовые группы командиры 235, 451 и 807-го авиаполков подполковники ^63 Л. В. Безденежных, Н. М. Косевич и А. И. Киреев. Боевые действия наземных войск были обеспечены мощной поддержкой с воздуха.

Летчики 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса часто поднимались для сопровождения экипажей штурмовиков и для выполнения других задач и вели при этом напряженные воздушные бои. Например, только 20 и 21 декабря группа летчиков под командованием гвардии подполковника А. Д. Якименко сбила над переправами через Дунай 11 вражеских самолетов. Отличился при этом командир звена гвардии старший лейтенант И. Ф. Шаменков, который уничтожил 3 "фокке-вульфа".

22 и 23 декабря противник предпринял отчаянные попытки остановить продвижение советских войск. На помощь наступающим войскам пришли летчики. Группы Ил-2 наносили массированные удары по контратакующим танкам, пехоте и резервам противника. Гитлеровцы теряли на поле боя много танков и самоходных орудий и, не имея возможности восполнять потери, 25 декабря прекратили контратаки. В полдень воздушные разведчики сообщили, что сильно потрепанные танковые дивизии противника уходят за Дунай. Этим воспользовались войска 7-й гвардейской общевойсковой и 6-й гвардейской танковой армий, которые при активной поддержке частей и соединений 5-й воздушной армии прорвались к Дунаю севернее Эстергома и соединились с войсками 3-го Украинского фронта. В окружение попала группировка противника под командованием обергруппенфюрера СС К. Пфеффера-Вильденбруха численностью 188 тыс. человек{19}.

Одновременно войска 46-й армии во взаимодействии со 2-м гвардейским механизированным корпусом ворвались в Буду и завязали уличные бои.

29 декабря командующие фронтами Маршалы Советского Союза Р. Я. Малиновский и Ф. И. Толбухин, чтобы избежать дальнейшего кровопролития, оградить Будапешт от разрушений, сохранить его исторические памятники, предъявили командованию окруженной группировки ультиматум, в котором содержались гуманные условия ее капитуляции. Но парламентер 2-го Украинского фронта капитан М. Штейнмец, который на легковой машине с большим белым флагом приближался к вражеским передовым позициям, был убит. Парламентеру 3-го Украинского фронта капитану И. А. Остапенко в штабе окруженных немецких войск было заявлено об отказе принять ультиматум и вести какие-либо переговоры. Остапенко при возвращении к линии фронта также был убит.

Отказ гитлеровцев от капитуляции, трагическая гибель парламентеров вынудили советское командование отдать приказ войскам приступить к боевым действиям по уничтожению окруженной группировки. Ожесточенные "бои вспыхнули с новой силой.

5-я воздушная армия, поддерживая наступление наземных войск, в декабре совершила 8245 боевых самолето-вылетов. В 144 воздушных боях летчики сбили 158 вражеских самолетов. Армия потеряла 24 машины{20}. Противнику были нанесены большие потери в живой силе и боевой технике. Только штурмовики 5-го авиакорпуса, действовавшие на главном направлении, с 5 по 26 декабря произвели более трех тысяч боевых самолето-вылетов, уничтожили 47 танков и штурмовых орудий, 860 автомашин, 81 железнодорожный вагон, взорвали 13 складов с боеприпасами и горючим, подавили огонь 39 батарей полевой и зенитной артиллерии, рассеяли и уничтожили более трех тысяч солдат и офицеров противника{21}. Летчики 3-го гвардейского истребительного авиакорпуса произвели 1797 боевых самолето-вылетов, в 76 воздушных боях сбили 93 вражеских самолета. Кроме того, они не допустили к прицельному бомбометанию 52 группы (492 бомбардировщика) вражеских самолетов, сопроводили 25 групп (287 самолетов) бомбардировщиков 218-й авиадивизии.

Декабрьские бои 1944 года показали, как повысилась роль штурмовой авиации. Командиры авиакорпусов и дивизий, находясь на наблюдательных пунктах командующих наземными армиями, следили за динамикой боя, эффективностью действий своих групп и корректировали их работу. При малейшем изменении обстановки они перенацеливали по радио группы на другие цели или в другой район. Например, 5 декабря через командный пункт командира 5-го штурмового авиакорпуса генерала Н. П. Каманина прошла 21 группа Ил-2, из них 11 были перенацелены на другие объекты, а 3 направлены в другой район. 24 декабря из 17 групп было перенацелено 7, а 25 декабря из 12 в соответствии с обстановкой - 5 групп.

Характерной особенностью управления штурмовой авиацией на поле боя было то, что на полетных картах летчиков имелась заранее подготовленная нумерация квадратов и целей на них. В 5-м штурмовом авиакорпусе командиры групп, находясь в воздухе, с командного пункта получали короткий приказ "Бить по квадрату 63, цель номер восемь - танки" или "Действовать по квадрату 43, цель номер один - батареи на огневых позициях". По наблюдению и отзывам маршала авиации Г. А. Ворожейкина и генерал-полковника авиации С. К. Горюнова действия групп Ил-2 на поле боя были четкими, согласованными, точными и эффективными. За образцовое выполнение боевых заданий командования генерал Горюнов объявил всему личному составу 5-го штурмового авиакорпуса благодарность.

О возросшей роли штурмовиков в разгроме наземного противника является отзыв командующего 7-й гвардейской армии генерал-полковника М. С. Шумилова: "Части 5-го штурмового авиакорпуса, будучи привлечены для авиационной подготовки прорыва, мощными бомбоштурмовыми ударами по войскам противника, оборонявшимся на переднем крае и в ближайшей тактической глубине, нанесли им тяжелые потери. Прижав противника пулеметно-пушечным огнем к земле, штурмовики в значительной степени способствовали броску пехоты в атаку, а в дальнейшем и прорыву всей тактической глубины обороны врага. Высокую оценку действиям штурмовиков дают все командиры корпусов и дивизий, участвовавших в прорыве обороны противника северо-восточное Будапешта, непосредственно на себе ощущавшие ту огромную помощь, которая была оказана частями 5-го штурмового авиакорпуса наступающей пехоте"{22}.

1 января 1945 года войска окруженной группировки продолжали оказывать упорное сопротивление советским частям и соединениям, наступавшим на Будапешт. Командующий 5-й воздушной армией приказал нанести массированный бомбардировочный удар по наиболее важным целям. И хотя метеоусловия ограничивали выполнение поставленных задач, авиаторы держали противника днем и ночью под непрерывным воздействием. Только 312-я авиадивизия в ночь с 31 декабря 1944 года на 1 января 1945 года произвела 137 боевых самолето-вылетов, сбросила 360 бомб, 600 ампул с зажигательной смесью, разбросала 530 тыс. листовок.

Особенно эффективно действовали штурмовики 3-го гвардейского и 5-го авиакорпусов. Активной поддержкой они помогали наземным войскам продвигаться вперед, парализовали действия оборонявшегося противника. Умело взаимодействовали со стрелковыми, танковыми и артиллерийскими частями летчики 4, 7, 12-й гвардейских и 264-й штурмовых авиадивизий. 1 января на задание вылетела четверка Ил-2 во главе с заместителем командира 90-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии капитаном В. Н. Молодчиковым. Она атаковала скопление вражеских войск. Затем в воздух поднялись группы штурмовиков 451-го авиаполка, возглавляемые старшими лейтенантами А. С. Гориным и М. С. Чеченевым. Они обрушили на скопление автомашин, танков и железнодорожных эшелонов бомбы, при повторном заходе обстреляли их из пушек и пулеметов. Только за один вылет эти группы уничтожили и повредили 30 автомашин с грузами, 5 танков, 10 железнодорожных вагонов, подавили огонь трех батарей зенитной артиллерии и истребили около ста солдат и офицеров.

Немецко-фашистское командование в начале января предприняло первую попытку деблокировать окруженные войска. В ночь на 2 января из района юго-восточнее Комарно противник перешел в наступление, нанося главный удар на Бичке, Будапешт. Навстречу деблокирующей группировке перешли в наступление войска, окруженные в Будапеште. Авиация противника, поддерживавшая наступление, совершила в этот день около 450 самолето-пролетов. В ходе пятидневных упорных боев с 2 по 6 января гитлеровцам удалось продвинуться на 30 км и овладеть Эстергомом. Советские воины, проявляя исключительную стойкость, мужество и боевое мастерство, приостановили дальнейшее продвижение противника к Будапешту.

Немалую помощь наземным войскам оказали авиаторы 5-й воздушной армии. 2 января на выполнение боевых задач они произвели 982 самолето-вылета, из них 628 - на бомбардировку и штурмовку живой силы и боевой техники. Несмотря на сильное противодействие зенитных средств противника, ими было уничтожено 5 бронетранспортеров, 97 автомашин, железнодорожный эшелон с горючим, подавлен огонь 4 батарей полевой и 3 батарей зенитной артиллерии, уничтожены сотни вражеских солдат и офицеров{23}.

С 3 по 6 января части и соединения 5-й воздушной армии продолжали уничтожать окруженную группировку в Будапеште и оказывали значительное содействие войскам 3-го Украинского фронта в отражении контрнаступления на участке 46-й и 4-й гвардейской армий. Для этих целей было выделено 2 штурмовые и истребительная авиадивизии. 3 января командир эскадрильи 187-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии старший лейтенант Н. А. Куликов со своим подразделением тремя заходами подавил огонь 2 батарей полевой артиллерии, 2 минометных батарей, уничтожил 3 пулеметные точки и 20 вражеских солдат и офицеров.

Летчики-истребители успешно атаковали крупные группы самолетов противника и нанесли им значительные потери. Восьмерка 150-го гвардейского истребительного авиаполка под командованием гвардии старшего лейтенанта Н. С. Егорова во время прикрытия войск 3-го Украинского фронта в районе Шаришап, Байна встретила большую группу самолетов противника. Оценив обстановку, ведущий приказал ведомому звену связать боем "мессеров", а сам атаковал ФВ-190. В коротком бою противник потерял шесть самолетов. Этот успех был достигнут благодаря тому, что с начала и до конца ведущий управлял боем по радио, а летчики вели огонь прицельно, с короткой дистанции. Все участники боя проявили высокую бдительность и взаимную выручку. Решающими факторами успеха были высокие морально-боевые качества советских летчиков, их напористость, отвага и храбрость.

Отлично выполнили задачу и летчики 178-го гвардейского истребительного авиаполка. Эскадрилья гвардии старшего лейтенанта П. Р. Щетинина прибыла в район Шаришап, Байна для прикрытия наступающих войск. Через несколько минут появились вражеские истребители. Получив об этом сообщение с радиостанции наведения, Щетинин с ведомым неожиданно атаковали фашистских летчиков. В результате воздушного боя противник потерял шесть "мессершмиттов".

4 января только перед фронтом 18-го стрелкового корпуса действовало 16 групп штурмовиков. Командир корпуса генерал-майор И. М. Афонин, оценивая их работу, писал в телеграмме на имя генерал-полковника авиации С. К. Горюнова: "В результате отличной и мужественной работы штурмовиков наши войска продвинулись вперед, овладели рядом опорных пунктов противника"{24}

Первый контрудар гитлеровцев был отбит. Второй контрудар, также имевший целью деблокировать окруженные в Будапеште войска, враг нанес из района северо-западнее Секешфехервара в общем направлении на Замой.

Советские войска, отражая ожесточенные атаки крупных сил танков и пехоты, сдерживали натиск противника. Активную роль играла при этом авиация. 8 января западнее Будапешта воздушные разведчики обнаружили большое количество танков, артиллерии на механической тяге и автомашин с грузами. На уничтожение вражеской техники вылетели одна за другой группы "ильюшиных". Прославленный мастер штурмовых ударов старший лейтенант Н. Н. Стробыкин повел десятку. Вслед за ним над неприятельскими колоннами появились восьмерки штурмовиков во главе с капитанами Б. И. Лозоренко и В. С. Палагиным. После них вылетела группа, ведомая капитаном В. М. Самоделкиным. Дерзкими и решительными ударами они рассеяли колонну, сорвали перегруппировку и уничтожили 10 вражеских танков, 44 автомашины, подавили огонь 3 батарей зенитной артиллерии и вызвали 6 очагов пожара большой силы{25}. Прорвать оборону советских войск и соединиться с окруженной в Будапеште группировкой противник не смог и на этот раз, поэтому немецко-фашистское командование предприняло третье контрнаступление из района западнее Секешфехервара. После ожесточенных боев вражеским войскам удалось к утру 20 января выйти к Дунаю в районе Дунапентеле.

В сложившейся обстановке Ставка Верховного Главнокомандования 18 января возложила задачу по ликвидации окруженной группировки в Будапеште на 2-й Украинский фронт. Войска 3-го Украинского фронта должны были восстановить утраченное положение на внешнем фронте окружения, юго-западнее города, и готовиться к переходу в наступление в целях разгрома группировки между Дунаем и озером Балатон.

Частям и соединениям 5-й воздушной армии была поставлена задача надежно блокировать окруженную группировку фашистских войск, непрерывными ударами изнурять ее, а также отражать ее попытки прорвать фронт окружения. Одновременно армия частью сил продолжала вместе с 17-й воздушной армией оказывать помощь войскам 3-го Украинского фронта, отражавшим контрудары танков, пехоты и авиации на внешнем кольце окружения. В штабе армии в график боевых вылетов ежедневно включали несколько групп штурмовиков и бомбардировщиков в район Секешфехервара.

Наступление войск 2-го Украинского фронта в Буде началось 20 января. Советские летчики, несмотря на сложные метеоусловия, непрерывно находились над полем боя. Полки и дивизии 5-й воздушной армии наносили сокрушительные удары по опорным пунктам, узлам сопротивления и оборонительным сооружениям врага, батареям полевой и зенитной артиллерии. Авиация действовала различными по числу самолетов группами - от нескольких машин до 30-40. Развернутая радиосеть наведения и авиационные представители, находящиеся в войсках, помогали летному составу обнаруживать и поражать наиболее важные объекты противника. Эффективно действовали при этом группы штурмовиков, возглавляемые Капитанами В. М. Самоделкиным, Н. Н. Павленко, Т. С. Лядским, С. А. Феоктистовым и И. Ф. Якурновым.

Выполнив очередной боевой налет на наземную цель, командир эскадрильи 90-го гвардейского штурмового авиаполка гвардии капитан Т. С. Лядский вместе со своей группой возвращался на аэродром. В стороне от своего курса он заметил фашистские бомбардировщики, которые атаковали позиции советских наземных войск. Советских истребителей в это время поблизости не было, а на группу Лядского гитлеровцы не обращали внимания: штурмовики они не считали помехой. Однако Лядский рассудил иначе. Прикинув запас горючего, он подал сигнал "Делай, как я!".

Штурмовики, изменив курс, врезались в строй противника. У них оказалось преимущество в высоте и в маневре, и они этим умело воспользовались. Задымил один "хеншель", за ним другой. Третьему сел на хвост Лядский и, поймав его в перекрестие прицела, открыл огонь. И этот бомбардировщик был сбит.

Экипажи штурмовиков видели, как из окопов выскакивали пехотинцы, размахивали автоматами над головами. Штурмовик-не истребитель: его задача-уничтожение наземных целей противника. И все же экипажи советских штурмовиков не упускали возможности в случае необходимости вступить в бой с фашистскими самолетами. Так поступали группы штурмовиков этого полка, возглавляемые гвардии майором А. Г. Кузиным, гвардии капитаном Г. Т. Береговым, гвардии старшим лейтенантом А. П. Пряженниковым.

За три месяца сражения за Будапешт авиаторы 5-й воздушной армии в воздушных боях уничтожили 475 фашистских самолетов, потеряв при этом 75 своих машин. Кроме того, огнем зенитной артиллерии противника было сбито 60 советских штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей. Не вернулись на свои аэродромы 29 машин. Ощутимые потери понесла штурмовая авиация, потери которой составили около 40 проц.{26} При выполнении боевых заданий погибли замечательные летчики Герой Советского Союза заместитель командира эскадрильи 178-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии старший лейтенант Б. В. Жигуленков, заместитель командира эскадрильи 85-го гвардейского истребительного полка гвардии капитан М. С. Мазан, командир эскадрильи 235-го штурмового авиаполка капитан И. А. Могильчак и другие. Они сражались мужественно и до конца выполнили свой воинский долг.

Значительные боевые потери самолетов Ил-2 произошли по многим причинам: не всегда штурмовики правильно строили противозенитный маневр, редко выделялись специальные группы для подавления зенитных средств противника, при уходе от цели некоторые группы применяли неправильный маневр. К боевым потерям от атак вражеских истребителей приводил и отрыв некоторых экипажей штурмовиков от общего строя. В отдельных боевых вылетах не было надежного прикрытия штурмовиков.

Неудачи в воздушных боях были обсуждены на совещаниях командиров авиационных дивизий и полков, на разборах боевых вылетов и занятиях с летно-техническим составом. Были приняты меры по улучшению сопровождения истребителями штурмовиков и бомбардировщиков до цели и обратно и по борьбе с вражеской зенитной артиллерией. Во второй половине января 1945 года и в последующих боевых вылетах потери 5-й воздушной армии значительно сократились.

В начале февраля командование и штаб воздушной армии во исполнение директивы командующего войсками 2-г6 Украинского фронта разработали план боевых действий авиации по завершению Будапештской операции. Планом предусматривалось силами бомбардировщиков и штурмовиков совместно с наземными войсками ликвидировать окруженную группировку, полкам истребительной авиации уничтожать вражеские транспортные самолеты, перебрасывающие по воздуху в Будапешт оружие, боеприпасы и снаряжение, прикрывать районы сосредоточения и боевых порядков наземных войск от ударов авиации противника.

К началу февраля положение окруженных вражеских частей и соединений было безнадежным. Но гитлеровцы упорно отказывались признать очевидное. Половина города - Пешт - была в руках советских войск, а Буду гитлеровцы удерживали. Особенно много там скопилось зенитной артиллерии противника, поэтому с каждым днем росли потери советской авиации. Были дни, когда в штурмовых авиадивизиях в воздух могли подняться но более двадцати самолетов. Техники и механики, другие авиационные специалисты восстанавливали, ремонтировали поврежденные "илы" круглосуточно: питались и спали на аэродромах.

В ночь на 12 февраля положение неожиданно усложнилось. Немецко-фашистское командование предприняло очередную попытку вырваться из окружения. Сосредоточив на узком участке значительные силы, противник прорвал фронт. Через образовавшийся коридор вышло свыше 12 тыс. человек. А авиаторы вплоть до этого дня из-за сложных метеоусловий полетов не производили. Только после полудня две группы штурмовиков из 130-го и 131-го гвардейских авиаполков смогли вылететь, чтобы установить местонахождение прорвавшейся группировки противника и положение своих войск. Ведущие групп, снижаясь до бреющего полета, точно определили движение вражеских войск на Салимар. Данные были переданы на пункт управления командира 3-го гвардейского авиакорпуса гвардии генерал-лейтенанта авиации В. В. Степичева, который сообщил об этом командующему Будапештской группой войск генерал-лейтенанту И. М. Манагарову.

По полученным разведданным на уничтожение прорвавшихся фашистских войск вылетело 19 групп штурмовиков, которые произвели на обнаруженные цели несколько заходов, снижались до бреющего полета и в упор расстреливали живую силу противника из пушек и пулеметов. Вражеским войскам был нанесен значительный урон, а подошедшие части и соединения генерала Мана-гарова полностью разгромили прорвавшуюся группировку врага, завершив полный разгром окруженных немец-ко-фашистских войск.

13 февраля 1945 года почти двухмесячные бои по ликвидации окруженной в районе Будапешта 188-тысячной группировки противника завершились. В этой операции были уничтожены значительные оперативные резервы гитлеровцев, созданы благоприятные условия для дальнейшего продвижения Советской Армии в Австрию, а через нее - в южную Германию.

В битве за Будапешт 5-я воздушная армия накопила богатый опыт ведения боевых действий при прорыве войсками фронта мощных оборонительных рубежей, отражении контратак больших группировок танков и мотопехоты, а также в организации взаимодействия авиации с наземными войсками в период уличных боев в крупных населенных пунктах. Высокую оценку действиям летчиков 3-го гвардейского штурмового авиакорпуса дал командующий Будапештской группой войск генерал-лейтенант И. М. Манагаров. "3-й гвардейский штурмовой авиакорпус,-писал он, - в период с 1 января по 12 февраля 1945 года, действуя в исключительно трудных условиях боевой и метеорологической обстановки, бомбоштурмовыми ударами уничтожал опорные пункты, живую силу и технику противника в Будапеште, оказывая помощь войскам Будапештской группы в овладении городом.

Командир корпуса и командиры дивизий постоянно находились на наблюдательных пунктах командиров стрелковых корпусов и дивизий и, четко организовав управление своими частями, немедленно реагировали на запросы наземных войск.

При выполнении боевых задач личный состав частей авиакорпуса показал высокое мастерство, мужество и отвагу. Летчики делали по 5-6 вылетов и непрерывно висели над врагом, мешая ему оказывать организованное сопротивление наступающим войскам.

При вызове штурмовиков группы всегда появлялись в точно установленный срок и не уходили с поля боя до тех пор, пока не были израсходованы все боеприпасы.

Несмотря на трудность ориентирования в городе и плохую видимость, корпус случаев удара по своим войскам не имел.

Считаю, что 3-й гвардейский штурмовой авиакорпус отлично справился с возложенными на него задачами по уничтожению окруженной группировки противника"{27}.

В ходе операции большая нагрузка выпала на технический состав. Например, техник-лейтенант Ф. А. Назаренко вместе со своими подчиненными обслужил около 900 боевых самолето-вылетов. Под руководством техник-лейтенанта И. И. Рогова в течение 72 часов была произведена замена мотора при норме 162 часа. Доброй славой в частях воздушной армии пользовался авиационный механик гвардии старший сержант Ф. И. Ерохин. Бывали дни, когда он работал на двух самолетах. Ерохин произвел 22 полных ремонта своего истребителя, принимал участие в замене 15 моторов. Однажды самолет, который обслуживал гвардии старший сержант Т. К. Седлак, в воздушном бою получил большие повреждения и требовал ремонта в стационарных условиях. Седлак и его моторист ввели машину в строй за двое суток. Умело действовали авиамеханик гвардии старший сержант С. П. Зимарев, мотористы гвардии сержанты А. Т. Иванов, С. А. Румянцев, В. И. Шашков, обеспечившие 150-200 боевых самолето-вылетов. Добросовестно трудились и механики по вооружению гвардии сержанты П. И. Авдюнин, Г. И. Грошиков, М. А. Рудаков, Мария Орешина, Вера Пеганова, которые обеспечили более 250 боевых самолетов-вылетов.

За образцовое выполнение заданий командования в боях с немецко-фашистскими захватчиками при овладении Будапештом 5-й штурмовой авиакорпус был награжден орденом Кутузова III степени, 13-я гвардейская истребительная авиадивизия орденом Красного Знамени, 3-му гвардейскому штурмовому авиакорпусу, 452-му и 453-му бомбардировочным авиаполкам 218-й авиадивизии и 122-му истребительному авиаполку 331-й истребительной авиадивизии было присвоено почетное наименование Будапештских.

Советское правительство высоко оценило боевые подвиги авиаторов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования, за мужество и отвагу, проявленные в боях за Дебрецен, Сегед и Будапешт, звание Героя Советского Союза было присвоено двенадцати летчикам и штурманам: майору А. И. Гиричу, старшему лейтенанту И. И. Ермакову, капитану В. А. Заевскому, гвардии майору А. Г. Кузину, лейтенанту В. П. Лакато-шу, гвардии старшему лейтенанту А. П. Логинову, гвардии капитану Т. С. Лддскому, гвардии капитану В. Н. Молодчикову, гвардии лейтенанту В. Ф. Мухину, старшему лейтенанту Н. Н. Павленко, старшему лейтенанту С. И. Рябову и гвардии майору А. Ф. Рязанцеву. Выдающийся летчик-истребитель гвардии капитан Кирилл Алексеевич Евстигнеев был награжден второй медалью "Золотая Звезда".

За мужество и героизм, Проявленные в битве за Будапешт, тысячи авиаторов были удостоены государственных наград. Всему личному составу, принимавшему непосредственное участие в боях за Будапешт, была вручена медаль "За взятие Будапешта", учрежденная 9 июня 1945 года.

Боевой опыт авиаторов широко освещался на страницах газеты "Советский пилот". Летчики считали эту газету своим помощником в обобщении и изучении передового опыта. Особо поучительные материалы в ней помещались под рубриками: "Из боевого опыта", "Школа гвардейца", "Герои наших частей", "Летчику о метеорологии". Авторами статей в "Советском пилоте" выступали лучшие летчики армии, мастера воздушных боев Герои Советского Союза капитан К. А. Евстигнеев, старшие лейтенанты А. П. Логинов, Н. Н. Павленко, И. Ф. Якурнов. С интересом читали авиаторы корреспонденции и очерки сотрудников газеты капитанов А. М. Гиневского и Д. Т. Лобанова, старшего лейтенанта А. П. Любимцева.

Завершив Будапештскую операцию, войска 2-го Украинского фронта, преследуя разбитые части противника, с боями продолжали продвигаться на запад. 5-я воздушная армия в начале марта из-за крайне неблагоприятных условий погоды вела боевые действия только мелкими группами штурмовиков и ночных бомбардировщиков. Летчики помогали пехотинцам и танкистам прорывать вражескую оборону, разрушали переправы на реках, наносили удары по железнодорожным станциям и эшелонам с боевой техникой и живой силой, выводили из строя: аэродромы, вели борьбу с фашистской авиацией.

Особое значение имели боевые действия авиации при отражении танковых ударов противника в районе озера Балатон. Здесь в начале марта 1945 года гитлеровцы предприняли наступление, намереваясь отбросить советские войска за Дунай, удержать нефтяные источники Венгрии и закрыть путь Советской Армии в Австрию.

В ночь на 6 марта 6-я танковая армия противника на участке между озерами Веленце и Балатон нанесла удар, но лавину вражеских танков встретил губительный огонь советской артиллерии и меткие удары авиации. Раскрыв намерения врага, Ставка ВГК поставила задачу войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов, не прекращая подготовки к наступлению на Вену, провести оборонительную операцию и разгромить группировку войск противника в районе озера Балатон. Эта задача была успешно выполнена совместными ударами наземных войск и авиации.

В наиболее напряженные дни большая часть соединений 5-й воздушной армии была брошена на поддержку и прикрытие оборонявшихся войск. Штурмовики и бомбардировщики наносили удары по танкам противника на поле боя, уничтожали их в районах сосредоточения и на рубежах развертывания для атак. Например, 11 марта воздушные разведчики обнаружили до 80 вражеских танков в районе Шерегельеша. На разгром этой танковой группы противника вылетело 13 групп штурмовиков из 7-й гвардейской авиадивизии гвардии полковника Г. П. Шутеева. Атака советских летчиков оказалась внезапной. С первых же заходов было уничтожено несколько фашистских танков. В итоге действий авиации противник понес серьезные потери, сосредоточение его танков было рассеяно и атаки сорваны,

12 марта в районе Варпалота противник ввел из резерва в бой несколько десятков средних и тяжелых танков. Создалась явная угроза прорыва врага в глубину обороны. Исход этого боя решили штурмовики. По приказу командующего 5-й воздушной армией более 60 самолетов Ил-2 были привлечены для разгрома гитлеровцев. После их ударов на поле боя остались десятки сожженных танков и бронетранспортеров. Атака противника была отбита.

Командующий войсками 3-го Украинского фронта Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, разбирая действия авиации в Балатонской операции, говорил:

"Надо отметить некоторые особенности во взаимодействии авиации двух фронтов. У нас в штабе 3-го Украинского фронта находился представитель Ставки по авиации тов. Ворожейкин... который очень искусно помогал нам авиацией за счет 2-го Украинского фронта.

В связи с тем, что южнее Будапешта в районе расположения аэродромов авиации 3-го Украинского фронта часто стоял густой туман, наша авиация не могла подниматься. В то же время на участке севернее Будапешта, где находились аэродромы авиации 2-го Украинского фронта, была летная погода. Вот в этих случаях нам и помогала авиация 2-го Украинского фронта. Были дни, когда вся авиация 5-й воздушной армии 2-го Украинского фропта работала на нас"{28}.

Сложные и ответственные задачи выполняли на самолетах По-2 экипажи 312-й ночной легкобомбардировочной дивизии. Они наносили значительный урон гитлеровцам в районах сосредоточения, препятствовали их организованному движению по дорогам, держали под непрерывными ударами с. воздуха вражеские войска. Успешно взаимодействовали экипажи По-2 с бронекатерами Дунайской военной флотилии при высадке десанта западнее городка Тат. Летчики 930-го и 992-го авиаполков должны были шумом моторов своих самолетов маскировать звуки моторов бронекатеров, чтобы уменьшить вероятность их обнаружения противником, следить за движением флотилии, подавлять огневые точки врага на берегах Дуная, обозначать точное место высадки, поддерживать десантников. В ночь на 19 марта экипажи совершили 100 боевых вылетов. Они нанесли бомбовые удары по Эстергому, войскам противника на дороге Эстергом - Комарно, огневым точкам врага на берегах Дуная. Два экипажа По-2 во главе с лейтенантом П. М. Решетниковым сфотографировали мосты через Дунай у Эстергома. Следующей ночью авиаторы обеспечили высадку второй группы десанта. Было произведено 100 боевых вылетов. Отличился при этом экипаж лейтенанта М. X. Юсупова, который сопровождал бронекатера и бомбардировочными ударами по Эстергому отвлекал внимание противника. Успешно действовал и экипаж лейтенанта П. М. Решетникова, который обнаружил пять вражеских катеров и уничтожил один из них. Высокое летное мастерство, мужество и отвагу проявили экипажи лейтенантов А. А. Япбухтина и В. Т. Куропаткина. Они непрерывными бомбовыми ударами по живой силе и боевой технике фашистов в районе Комарно способствовали переходу катеров, подавляли огневые точки противника на побережье.

За четыре ночи части 312-й авиадивизии произвели 327 боевых вылетов. Командир бригады речных кораблей Герой Советского Союза капитан 2 ранга П. И. Державин, оценивая работу авиаторов, прислал на имя командира авиадивизии полковника В. П. Чанпалова отзыв: "В период проведения кораблями бригады десантной операции летчики вверенной Вам дивизии своими действиями активно помогали выполнению поставленной задачи. Произведенной разведкой в тылу противника и аэрофотоснимками была выяснена и уточнена обстановка на реке Дунай и на побережье, что помогло кораблям уверенно идти в операцию, минуя препятствия и открывая огонь по заранее известным огневым точкам врага..."{29}

С 17 марта по 15 апреля 1945 года войска 2-го Украинского фронта принимали участие в Венской наступательной операции в целях завершения разгрома немецко-фашистских войск в западной части Венгрии и овладения столицей Австрии - Веной. 5-я воздушная армия содействовала войскам фронта в выполнении этих задач и вела ожесточенную борьбу с авиацией противника. В первый день операции массированный бомбовый удар по противнику нанесли две группы бомбардировщиков 218-й авиадивизии. Четыре девятки вел командир 452-го авиаполка под-полковник А. А. Паничкин, две девятки возглавлял командир 453-го авиаполка подполковник Я. II. Прокофьев. В результате бомбардировок было уничтожено 18 железнодорожных вагонов, 16 автомашин, склад с горючим и другая боевая техника. Завершили авиационную подготовку группы штурмовиков, возглавляемые командирами 187-го и 188-го гвардейских авиаполков гвардии подполковником Н. Д. Хомутовым и гвардии майором Е. Г. Валенюком.

Эффективными были действия бомбардировщиков 20 марта. Первый удар они нанесли пятью девятками по скоплению войск противника в опорном пункте Комарно, второй - по скоплениям железнодорожных составов и автомашин в пункте Дьер. Ведущими групп были опытные командиры эскадрилий капитаны В. И. Плотников, И. X. Лозовенко, А. В. Царев, М. А. Кочетков, П. Р. Жалибо, Н. И. Агеев.

Воздушная армия только 20 марта выполнила 983 самолето-вылета, а ее летчики в воздушных боях сбили 17 вражеских самолетов. Активно действовали авиаторы 26 и 27 марта, о чем свидетельствует следующий отзыв:

"Отмечаю отличную выучку летного состава 3-го гвардейского шак в радиоуправлении, маневре, мужестве, хорошей штурманской подготовке. Работая в сложных метеоусловиях в непосредственной близости от нашего переднего края, случаев удара по своим войскам не было. Удары наносились по противнику точно в тех местах, где указывалось штурмовикам... Командир 35-то стрелкового корпуса генерал-лейтенант Горячев"{30}.

К 28 марта войска 46-й армии очистили от противника южный берег Дуная на участке Эстергом, устье реки Раба, овладели городами Комарно, Дьер и 2 апреля вышли на австро-венгерскую границу между Дунаем и озером Нейзидлер-Зе. 4 апреля Венгрия была полностью освобождена от гитлеровских оккупантов. Позднее этот день был объявлен национальным праздником венгерского парода.

Самоотверженно и мужественно сражались летчики-истребители, которые в марте провели 102 воздушных боя и сбили 80 самолетов противника, в том числе 60 бомбардировщиков{31}. Умело вел воздушные бои с ненавистным врагом заместитель командира эскадрильи 73-го гвардейского истребительного авиаполка гвардии капитан И. И. Борисенко. 12 марта он во главе четверки Як-1 прикрывал наступавшие войска. Севернее Будапешта советские летчики встретили четыре Ме-109 и вступили с ними в бой. В результате стремительных, тактически грамотных атак было сбито два вражеских самолета, затем ведущий группы начал преследовать третий. Гитлеровец маневрировал, умело оборонялся. По всему было видно, что враг опытный. Резкими отворотами он уходил из-под огня, сам стремился атаковать. Но вот брюхо и крыло с паучьей свастикой прошила длинная очередь. Вражеский самолет, как смертельно раненный зверь, заметался из стороны в сторону. И тогда у Борисенко созрел оригинальный замысел. Он заставил гитлеровца выровнять машину и под конвоем идти на советский аэродром в Текель. Через несколько минут Ме-109 , произвел посадку. Вслед за подбитым истребителем противника приземлился и капитан Борисенко.

Боевая деятельность частей и соединений 5-й воздушной армии в апреле 1945 года делится на два периода. С 1 по 14 апреля основные силы авиации были направлены на поддержку левого фланга войск 2-го Украинского фронта, которые вели бои за овладение городами Братислава и Вена. С 15 по 26 апреля воздушная армия поддерживала наступление войск 53-й и 6-й гвардейской танковой армии, 1-й гвардейской кмг генерала И. А. Плиева в направлении на Брно. Только за 3 и 4 апреля воздушная армия выполнила около 2 тыс. боевых вылетов, в основном для поддержки наступавших войск на братиславском направлении.

Вечером 4 апреля Москва салютовала войскам 2-го Украинского фронта, овладевшим важным промышленным центром и главным городом Словакии Братиславой - крупным узлом путей сообщения и мощным опорным пунктом обороны фашистов на Дунае. В боях за этот город, как указывалось в приказе Верховного Главнокомандующего, вместе с наземными войсками отличились летчики генералов И. Д. Подгорного, В. В. Степи-чева, Н. П. Каманина.

Напряженные воздушные бои разворачивались с 5 по 9 апреля, когда войска ударной группировки переправлялись через Дунай и Мораву. Истребителями армии было проведено 26 воздушных боец и уничтожено 23 вражеских самолета. Гитлеровским нилотам не удалось помешать переправе советских войск через Дунай. 13 апреля 1945 года после упорных боев советские войска полностью очистили от врага Вену. Вступление Советской Армии в Австрию избавило австрийский народ от фашистского рабства.

Во втором периоде, когда войска 2-го Украинского фронта вели наступление на Брно, в небе ежедневно шли жаркие воздушные бои. Например, 16 и 17 апреля в 32 воздушных схватках было уничтожено 34 самолета противника. 23-26 апреля советскими истребителями было проведено 40 воздушных боев, в которых было сбито 36 вражеских самолетов. Господство в воздухе безраздельно принадлежало советской авиации. Штурмовики и бомбардировщики почти не встречали противодействия со стороны фашистских истребителей. Они непрерывно находились над полем боя, уничтожали опорные пункты и узлы сопротивления, выводили из строя танки, подавляли огонь полевой и зенитной артиллерии. Войска ударной группировки 26 апреля освободили от немецко-фашистских захватчиков город Брно.

Родина высоко оценила мужество, боевое мастерство и самоотверженность авиаторов. Многие были награждены орденами и медалями СССР, а командующему 5-й воздушной армией генерал-полковнику авиации Сергею Кондратьевичу Горюнову и командиру 6-й гвардейской истребительной авиадивизии гвардии полковнику Иосифу Ивановичу Гейбо 28 апреля 1945 года за умелое руководство авиацией в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками было присвоено звание Героя Советского Союза.

В апреле воздушная армия произвела 16 568 боевых самолето-вылетов, было проведено 152 воздушных боя, сбито 138 самолетов противника. В результате боевых действий летчики 51!"! воздушной армии уничтожили и повредили 156 танков, 30 бронетранспортеров, 2838 автомашин, 43 паровоза, 989 железнодорожных вагонов, пароход, 5 катеров, 10 барж, 10 бензоцистерн, 28 складов с боеприпасами и горючим, подавили огонь 77 батарей полевой и зенитной артиллерии, истребили 7560 солдат и офицеров врага{32}.

Близился конец Великой Отечественной войны. Ставка ВГК решила срочно развернуть главные силы 2-го Украинского фронта на запад и вести наступление в общем направлении на Прагу. 7 мая летчики 5-й воздушной армии выполнили 1588 боевых самолето-вылетов. Первыми нанесли удар по обороне противника бомбардировщики 218-й авиадивизии полковника Н. К. Романова, затем к боевой работе приступили штурмовики 3-го гвардейского и 5-го авиакорпусов генералов В. В. Степичева и Н. П. Каманина. Только в первый день было уничтожено 26 танков и 596 автомашин с грузами и живой силой.

9 мая 1945 года в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, а на чехословацкой земле битва продолжалась. Войска генерал-фельдмаршала Ф. Шернера не прекращали военных действий, не сложили оружия, не сдавались в плен.

Утром 9 мая воздушные разведчики сообщили, что гитлеровцы бросают технику и пытаются уйти в расположение войск союзников. По приказу генерал-полковника авиации С. К. Горюнова были усилены бомбовые и штурмовые удары по отходившим вражеским войскам. Большой объем боевой работы выполнили штурмовики генералов В. В. Степичева и Н. П. Каманина, бомбардировщики полковника Н. К. Романова.

В эти же дни во всех частях и соединениях воздушной армии проходили митинги личного состава, посвященные Великой Победе. Летчики, техники, младшие авиационные специалисты выражали чувство гордости за советский парод и его Вооруженные Силы, за свою великую Родину, Коммунистическую партию, отмечали всемирно-историческое значение Победы над фашистской Германией.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т. 4. М., 1962. С. 380.

{2}См. там же.

{3}Береговой Г. Т. Три высоты. М, 1986. С. 100, 101.

{4}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 170, л. 44.

{5}Николаев М. А. Добровольцы, шаг вперед! М., 1987. 17

{6}Пляченко П. Ф. Дан приказ... М., 1985. С. 143-145.

{7}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 169, л. 46, 99.

{8}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 177, л. 9.

{9}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 122, л. 27.

{10}ЦАМО, и. 327, oп. 4999, д. 169, л. 93.

{11}ЦАМО, ф. 240, on. 16392, д. 12, л. 1, 2.

{12}ЦАМО, ф. 327, оп. 4999, д. 170, л. 10.

{13}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 170, л. 22.

{14}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 170, л. 55.

{15}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 170, л. 77.

{16}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 170, л. 81, 82, 83.

{17}См.: История второй мировой войны 1939-1945. М., 1978. Т. 9. С. 197.

{18}ЦАМО, ф. 33, oп. 793756, д. 42, л. 223.

{19}См.: История второй мировой войны 1939-1945. Т. 9. С. 201.

{20}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 171, л. 12.

{21}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 83, л. 4, 5.

{22}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 83, л. 6.

{23}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, Д. 275, л. 87, 88.

{24}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 275, л. 97, 130.

{25}Советский пилот. 1945. 12 янв.

{26}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 170, л. 10; д. 171, л. 12; л. 157.

{28}Будапешт - Вена - Прага. М., 1965. С. 227.

{29}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 278, л. 99, 104, 105.

{30}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 83, л. 261.

{31}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 278, л. 7.

{32}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 83, л. 513.

Заключение

Почти три боевых года провела 5-я воздушная армия в дымном небе Великой Отечественной войны, более тысячи дней и ночей сражались ее воины с немецко-фашистскими захватчиками на Северо-Кавказском, Закавказском, Степном, 2-м Украинском фронтах. Армия прошла героический путь от Кавказа до Чехословакии. Авиаторы частей и соединений армии сражались на важнейших стратегических направлениях, участвовали во многих выдающихся операциях Великой Отечественной войны.

5-я воздушная армия внесла достойный вклад в развитие советского военного искусства и тактики. В небе Кавказа, тесно взаимодействуя с 4-й воздушной армией, а также авиацией дальнего действия, она обеспечивала оперативное господство в воздухе. Совместно с 2-й и 17-й воздушными армиями ею были осуществлены авиационное наступление в Белгородско-Харьковской операции и воздушная блокада окруженного противника в Корсупь-Шевченковской, Ясско-Кишипевской и Будапештской операциях. Авиаторами 5-й воздушной армии были отработаны новые боевые порядки истребителей при ведении воздушных боев и прикрытии штурмовиков и бомбардировщиков, при организации тесного взаимодействия с общевойсковыми и танковыми армиями.

В битвах и сражениях с врагом части и соединения 5-й воздушной армии совершили почти 200 тыс. боевых самолето-вылетов. Содействуя наземным войскам в прорыве вражеской обороны и развитии наступления, авиаторы разрушали опорные пункты и очаги сопротивления, подавляли артиллерийские и минометные батареи, уничтожали живую силу, обеспечивали непрерывную поддержку и прикрытие своих войск с воздуха, вели разведку поля боя, войсковых и армейских тылов. Они уничтожили и вывели из строя около 3 тыс. танков, более 25 тыс. автомашин с войсками и грузом, 1145 артиллерийских и минометных батарей, взорвали 500 складов с боеприпасами и горючим, уничтожили и повредили много другой военной и боевой техники, истребили большое количество вражеских солдат и офицеров. В борьбе за господство в воздухе летчики, армии провели свыше 4 тыс. воздушных боев, сбили более 4200 фашистских самолетов. Свыше 700 вражеских машин было уничтожено и повреждено на аэродромах{1}.

Боевые потери несла и 5-я воздушная армия. Особенно велики они были в битве за Кавказ. Однако по мере пополнения авиационных частей и соединений новой материальной частью, совершенствования тактического мастерства, накопления командно-штабным, летным, инженерно-техническим составом, партийно-политическим аппаратом боевого опыта воздушная армия наносила все более эффективные удары по врагу. Соотношение уничтоженных самолетов противника и своих потерь изменял лось в пользу советских авиаторов. В целом потери армии были значительно ниже, чем у противостоящего ей воздушного противника. Менялось и соотношение сил в воздухе в пользу 'советской авиации.

В ходе боевых действий на Кавказе, Украине, в Молдавии, в небе Румынии, Венгрии, Австрии и Чехословакии командование и штабы 5-й воздушной армии, авиационных соединений и частей накопили поучительный опыт организации и осуществления управления авиацией, взаимодействия с наземными войсками и Дунайской флотилией, авиационными соединениями других видов Вооруженных Сил, а также между воздушными армиями соседних фронтов.

За высокое боевое мастерство, героизм и мужество летного состава четырем авиакорпусам, шести авиадивизиям, восемнадцати авиационным полкам присвоено звание гвардейских, многие соединения и части удостоены почетных наименований Полтавских и Красноградских, Знаменских и Александрийских, Кировоградских и Черкасских, Ясских и Дебреценских, Сегедских и Трансильванских, Будапештских и Братиславских. Почти все корпуса, дивизии и полки были награждены орденами СССР. Высокого звания Героя Советского Союза в 5-й воздушной армии были удостоены 139 человек, свы- ше 18 тыс. авиаторов награждены орденами и медалями СССР.

Боевая деятельность 5-й воздушной армии неразрывно связана с именем генерала С. К. Горюнова, являвшегося с июня 1942 года по май 1945 года командующим армией. Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский писал: "За время командования 5-й воздушной армией тов. Горюнов показал себя знающим авиационным генералом, умеющим хорошо организовывать применение крупных воздушных сил в наступательных операциях. Противник всякого шаблона. Часто практикует массированные удары по врагу. Правильно организует взаимодействие ВВС с мотомеханизированными войсками. Своевременно руководит созданием аэродромной сети и перебазированием авиачастей и соединений в ходе боевых действий"{2}.

Оперативно-тактическую зрелость, личное мужество и героизм в боях проявили командиры авиационных дивизий И. А. Тараненко, Ф. А. Агальцов, К. Г. Баранчук, Г. В. Грибакин, Ф. И. Добыш, В. Я. Кудряшов, Ф. Г. Родякин, Н. К. Романов, В. Н. Чанпалов, Г. П. Шутеев, А. П. Юдаков, командиры авиационных полков Герои Советского Союза В. Я. Гаврилов, М. И. Зотов, А. П. Матиков, П. А. Матиенко, Н. И. Ольховский, Г. У. Чернецов, А. Д. Якименко, а также М. 3. Гребень, Н. М. Девятов, Я. II. Кутихин, И. П. Мельников, А. А. Новиков, Д. К. Рымшин, Б. Н. Саломатин, С. А. Смирнов и другие.

Большую и плодотворную работу по планированию боевого применения авиации, организации боевого управления и взаимодействия авиационных соединений и частей, проведению учебно-боевой подготовки проделал штаб 5-й воздушной армии, возглавляемый в разное время генералами С. П. Синяковым и П. Г. Селезневым, штабы авиационных дивизий, начальниками которых являлись офицеры А. Е. Бруславский, Г. В. Виноградов, К. Т. Гарев, И. В. Голованов, Ф. С. Гудков, А. Н. Иванов, И. Д. Хмьтров, И. С. Щукин, штабы авиаполков во главе с И. Е. Безбердым, Д. Д. Доценко, А. Ф. Дурмановым, С. П. Казанчук, Ф. Н. Новицким, К. Ф. Пусторнаковым, Ш. С. Рахматуллиным, Д. М. Спашанским, Д. А. Уртаевым. Умело решал многие оперативно-тактические задачи при планировании боевого применения авиации оперативный отдел 5-й воздушной армии во главе с С. Н. Гречко. Добросовестно работали офицеры этого отдела А. А. Гадзяцкий, С. С. Гайворонский, Н. Н. Смирнов. Значительная работа была проделана разведывательным отделом, отделом связи и штурманской службой, которые возглавляли С. Д. Абалакин, И. С. Давыдов, М. Н. Галимов.

Решающая роль в организации победы принадлежала партийным организациям армии. Коммунисты и комсомольцы были в первых рядах воздушных бойцов. Большую работу по мобилизации авиаторов на выполнение боевых задач, в воспитании у личного состава советского патриотизма, смелости, отваги и мужества, высокой бдительности и жгучей ненависти к немецко-фашистским захватчикам проводили политические органы, возглавляемые генералами В. И. Алексеевым и В. И. Смирновым, офицерами Н. М. Проценко, А. Н. Кобликовым, П. Н. Жемчуговым, А. С. Горбуновым, А. Т. Фролковым, И. С. Беляковым, М. В. Артюшиным, К. Е. Андреевым.

Политотдел армии, политорганы соединений оказывали постоянную помощь политработникам, партийному и комсомольскому активу частей в организации партийно-политической работы, проявляли заботу о том, чтобы она проводилась непрерывно и целеустремленно, охватывала своим влиянием каждого авиатора, все стороны жизни и боевой деятельности войск. В частях, перевооружавшихся на новую технику, значительное место в партийно-политической работе занимали мероприятия, направленные на быстрейшее ее изучение и освоение летно-техническим составом.

Большое внимание в течение всей войны уделялось укреплению партийных и комсомольских организаций. Несмотря на боевые потери, их численный состав не только не уменьшался, но и возрастал. Если на 1 декабря 1942 года в авиационных частях и 'соединениях 5-й воздушной армии насчитывалось 3799 коммунистов, то на 1 января 1944 года их стало уже 9328{3}. Росли и крепли комсомольские организации. Коммунисты и комсомольцы были примером для всех авиаторов.

Много труда в обеспечение боевой работы вложили инженеры, техники и младшие авиациоиные специалисты

во главе с генералом А. Г. Руденко. Умело проводили работу старшие инженеры авиационных соединений Г. П. Лешуков, С. П. Пирогов, Р. X. Толстой. Сложные вопросы подготовки самолетов к боевым вылетам и ремонта неисправной материальной части решали старшие инженеры авиационных полков С. И. Бабин, А. Д. Вадачкория, В. И. Виноградов, В. И. Катилевский, Л. И. Кедров, Т. Б. Кожевникова, Г. Н. Курочкин, С. И. Лобанков, С. Б. Некротин, Н. И. Чуйков.

Образцы самоотверженного труда показывали старшие техники эскадрилий старшие техник-лейтенанты Н. М. Баяндин, В. В. Климов, А. С. Крисанов, техник-лейтенант Г. И. Голуб. Добросовестно готовили самолеты к вылетам, быстро восстанавливали поврежденную материальную часть техники звеньев техник-лейтенанты Н. М. Бондарев, А. И. Бушмелев, И. А. Кузнецов, И. В. Шушин, техники самолетов техник-лейтенанты Ф. Ф. Канкава, И. И. Рогов, П. И. Ухов, П. Г. Филенко, механики самолетов сержанты и старшины В. Г. Алексеев, В. И. Власов, Ф. И. Ерохин, В. А. Ивченко, Д. Ф. Поздняков, А. С. Щегольский. Гвардии старший сержант П. Е. Козлов обслужил за время войны 550 боевых вылетов. На самолете, который он обслуживал, - дважды Герой Советского Союза гвардии капитан К. А. Евстигнеев и его боевые друзья сбили 65 фашистских самолетов. Более 300 боевых вылетов обслужил гвардии старший сержант С. У. Поташник. На его истребителе Герой Советского Союза гвардии капитан И. Г. Скляров и другие летчики эскадрильи обили 30 вражеских машин. На штурмовике, который готовил к полетам гвардии старшина Д. И. Беседин, Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант А. А. Рогожин совершил около 150 боевых вылетов. На самолете, который был построен на средства колхозника Жадан из Харьковской области, летчик-штурмовик Герой Советского Союза гвардии капитан Г. Ф. Филиппов совершил 108 боевых вылетов. Грозный Ил-2 в заботливых руках авиамеханика гвардии старшего сержанта А. Н. Булычева всегда был в боевой готовности.

Напряженно работал тыл воздушной армии, который на разных этапах войны возглавляли генералы П. М. Тараненко, Н. Г. Ловцов и полковник И. К. Аксенов и где начальниками штаба были полковники Н. К. Василюк и Г. И. Шпынов. Немалая заслуга в решении всех проблем по подготовке к обеспечению боевых действии авиационных соединений и частей принадлежала начальникам районов авиационного базирования Ф. И. Барашкову, Н. А. Буланову, И. Д. Дементьеву, Э. Г. Кламмеру, Г. А. Ростиашвили, А. Г. Шумакову, М. М. Фрахтману. В тяжелых условиях оборонительных боев на Кавказе, в ходе Корсунь-Шевченковской, Ясско-Кишиневской и Будапештской наступательных операций они сумели мобилизовать и воодушевить подчиненный им личный состав на длительный, поистине героический труд.

Беззаветно трудились солдаты, сержанты, офицеры батальонов аэродромного обслуживания и автотранспортных батальонов, где командирами были Е. В. Зеленчук, П. П. Попов, К. В. Спектор, А. Д. Нушикяп, Л. Г. Шапиро. Немало трудностей пришлось преодолеть водительскому составу. Часто по разбитым дорогам, в горах под огнем противника вели они автомашины с бензином и боеприпасами. Настоящими героями были водители ефрейтор И. И. Булавкин, рядовые И. Ф. Жуков, Н. Е. Нещерет, В. Р. Седякин, В. И. Щербина.

Важной задачей тыла являлось метеорологическое обеспечение боевой деятельности авиационных частой. Работники метеослужбы армии, которой руководил инженер-подполковник В. М. Сперанский, делали все возможное, чтобы обеспечить полки и эскадрильи необходимой метеоинформацией. Наиболее напряженно работали специалисты метеослужбы в битве за Кавказ, в Корсунь-Шевченковской и Будапештской операциях, когда метеорологическая обстановка часто усложнялась и нужно было своевременно предупредить командование и летные экипажи об ухудшении погоды.

Успешно решала свои задачи медицинская служба, которую возглавлял И. М. Шевченко. Предельное напряжение моральных и физических сил летного состава, а также выход из строя значительного количества летчиков из-за ранений требовали от медицинской службы четкой организации лечения и отдыха авиаторов. G этим ответственным делом хорошо справлялись начальники санитарной службы авиационных соединений В. К. Васько, Г. П. Власкин, Д. Д. Корнев, А. Л. Курпикадзе, И. М. Никитин. Старшие врачи авиационных полков Е. И. Быстрова, Ш. К. Гвасалия, Е. В. Гущин, Г. В. Морозов, Ф. Г. Наумов, И. И. Смольников своей отзывчивостью, душевной теплотой приобрели любовь и заслуженное уважение авиаторов. Интересно сложилась судьба ветеранов армии. На высокие ответственные посты после войны были выдвинуты бывшие командиры авиационных соединений, прошедшие суровую школу боев в составе 5-й воздушной армии, Герои Советского Союза маршал авиации Ф. А. Агальцов, генерал-полковник авиации Н. П. Каманин, генерал-лейтенанты авиации И. А. Тараненко в А. В. Утин, генерал-полковники авиации Ф. И. Добышу И. Д. Подгорный и В. В. Степичев. В своей практической деятельности по руководству войсками они умело использовали боевой опыт, накопленный в ожесточенных боях с немецко-фашистскими захватчиками, много сил и энергии отдавали дальнейшему укреплению оборонной мощи нашей Родины.

В послевоенный период проявили замечательные организаторские способности в руководстве войсками и стали видными авиационными начальниками трижды Герой Советского Союза маршал авиации И. Н. Кожедуб,. дважды Герои Советского Союза генерал-полковники авиации Н. Д. Гулаев, М. П. Одинцов, генерал-майоры авиации В. И. Андрианов, С. Д. Луганский, П. А. Плотников, Герои Советского Союза маршал авиации А. У. Константинов, генерал-лейтенант авиации И. А. Куличев. Все они во время войны командовали звеньями и эскадрильями.

Ответственные должности в войсках, штабах и военно-учебных заведениях занимали дважды Герой Советского Союза генерал-майор авиации К. А. Евстигнеев, Герои Советского Союза генерал-лейтенант авиации А. Д. Якименко, генерал-майоры авиации Н. Л. Арсеньев, Ю. М. Балабин, И. И. Гейбо, А. М. Горбунов, Л. И. Горегляд, М. И. Зотов, С. А. Карнач, Ш. Н. Кирия, И. В. Клевцов, В. П. Лакатош, Г. А. Мерквиладзе, Н. И. Пургин, генерал-полковники авиации С. Н. Гречко и Н. Г. Селезнев, генерал-лейтенанты авиации Б. Н. Еремин, Г. С. Концевой и С. П. Синяков, генерал-майоры авиации Я. И. Микитченко, Н. Я. Тузов, П. И. Червинский и И. А. Янгаев.

Бывший командир эскадрильи 90-го гвардейского штурмового авиаполка Г. Т. Береговой во время войны совершил более 160 боевых вылетов. Родина высоко отметила его ратные дела, присвоив ему 26 октября 1944 года звание Героя Советского Союза. В послевоенный период за большие успехи в испытании новой авиационной техники полковник Г. Т. Береговой удостоен звания "Заслуженный летчик-испытатель СССР". Второй медали "Золотая Звезда" он удостоен за полет в октябре 1964 года в космос на корабле "Союз-3". Ему также присвоено звание "Летчик-космонавт СССР".

Большой отряд ветеранов воздушной армии занимался научно-исследовательской работой и преподавательской деятельностью в высших военно-учебных заведениях и научных учреждениях. Среди них Герои Советского Союза генерал-майор авиации в отставке В. Д. Артамонов, генерал-майоры авиации запаса В. А. Кумсков, Л. М. Шишов и инженер-полковник запаса Н. С. Егоров, генерал-майор авиации запаса Г. И. Яроцкий, полковники в отставке П. П. Закревский, В. Я. Кудряшов и О. М. Скрипиль.

Многие авиаторы 5-й воздушной армии были выдвинуты на партийно-политическую работу. Генерал-майоры авиации А. В. Рубочкин и В. П. Черепахин являлись. членами Военного совета - начальниками политотдела ВВС округов, генерал-майор авиации Ф. М. Клецкин был заместителем начальника политического управления округа, генерал-майор авиации В. Г. Тостановскийначальником Курганского высшего военно-политического авиационного училища, полковник П. И. Кротасюк - первым заместителем начальника политотдела ВВС округа. На партийно-политической работе нашли свое призвание бесстрашный летчик-штурмовик командир звена 187-го гвардейского штурмового авиаполка Герой Советского Союза полковник К. К. Латыпов, штурман эскадрильи 80-го гвардейского 'бомбардировочного авиаполка Герой Советского Союза полковник Ф. П. Сербии.

В послевоенные годы свой богатый боевой опыт и летное мастерство передавали молодым летчикам Горой Советского Союза А. С. Амелин, П. А. Брызгалов, А. 3. Валеев, Е. В. Василевский, Н. П. Гугнин, Н. С. Егоров, С. И. Коновалов, Н. Н. Кононенко, Б. И. Лозоренко, А. Т. Макаров, В. Ф. Мудрецов, В. Ф. Мухин, А. Ф. Мухин, С. В. Носов, Н. И. Ольховский, В. С. Палагин, Г. М. Прощаев, А. М. Решетов, В. М. Самоделкин, Н. Н. Стробыкин-Юхвит, И. Н. Тюленев, Ф. С. Чесноков, В. Е. Шапиро.

После победоносного завершения Великой Отечественной войны многие летчики, штурманы, инженеры, техники и механики, уволившиеся в запас, пошли работать в Аэрофлот. Командир звена 92-го гвардейского штурмового авиаполка Герой Советского Союза лейтенант В. Е. Бижко летал на линиях Чита - Улан-Удэ Иркутск. В 1954 году по состоянию здоровья оставил работу пилота. Но с авиацией Владимир Егорович не разлучается и по сей день. Он трудится на ответственном посту руководителя полетами в Куйбышевском аэропорту. Командир эскадрильи этого же полка Герой Советского Союза старший лейтенант И. Ф. Якурнов после увольнения в запас также работал в Гражданском воздушном флоте. За безаварийную работу, высокое летное мастерство и налет одного миллиона километров он был награжден орденом ".Знак Почета". В настоящее время ветеран 5-й воздушной армии работает диспетчером службы движения в Ульяновском центре летной подготовки гражданской авиации.

Начальником смены службы движения Астраханского аэропорта работает бывший летчик-штурмовик 451-го штурмового авиаполка Герой Советского Союза Михаил Семенович Чеченов. После войны он длительное время передавал свой фронтовой опыт молодым летчикам, а затем более двадцати лет был командиром экипажей пассажирских самолетов Ил-14 и Ап-24, водил из Астрахани воздушные корабли по авиатрассам страны.

Отважным и искусным воздушным бойцом проявил себя в схватках с гитлеровскими асами летчик-истребитель Герой Советского Союза И. Ф. Гнездилов.

После войны он успешно окончил летно-тактические курсы, а затем Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина, освоил полеты на реактивных самолетах, щедро передавал свой богатый фронтовой опыт молодому поколению авиаторов. В настоящее время И. Ф. Гнездилов работает начальником аварийно-спасательной службы Латвийского управления гражданской авиации, принимает активное участие в работе по военно-патриотическому воспитанию молодежи.

От рядового летчика до командира эскадрильи вырос за войну бывший летчик-истребитель 150-го гвардейского истребительного авиаполка Герой Советского Союза Н. С. Егоров. После войны он окончил Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н. Е. Жуковского, работал в ней преподавателем. В настоящее время инженер-полковник в отставке доцент Николай Сергеевич Егоров работает преподавателем Московского института инженеров гражданской авиации.

Мужественным воздушным бойцом показал себя в годы войны штурман эскадрильи 80-го гвардейского бомбардировочного авиаполка старший лейтенант Федор Петрович Сербин, также удостоенный звания Героя Советского Союза. После Победы он длительное время служил в рядах Вооруженных Сил, в 1953 году окончил Военно-политическую академию имени В. И. Ленина и занимал командные посты в авиационных частях. В 1961 году Федор Петрович уволился в запас, работал начальником Калужского аэропорта. В настоящее время полковник в отставке Ф. П. Сербии является директором гостиницы Киевского аэропорта.

Штурман звена 392-го ночного легкобомбардировочного авиаполка Герой Советского Союза младший лейтенант В. П. Лакатош после войны переучился на летчика-истребителя, окончил Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина, занимал командные должности, воспитывал молодых летчиков. За успешное освоение сверхзвуковых самолетов, многолетнюю безаварийную работу Владимиру Павловичу Лакатошу было присвоено звание "Заслуженный военный летчик СССР". После увольнения в запас он пришел в Аэрофлот, работает в одном из управлений Министерства гражданской авиации.

В строю аэрофлотовцев были дважды Герои Советского Союза Т. Я. Бегельдинов и П. М. Камозин, Герои Советского Союза А. С. Амелин, Ф. Ф. Архипенко, А. И. Безверхий, А. А. Добкевич, Т. С. Лядский, А. Ф. Рязанцев, В. И. Широких и другие ветераны 5-й воздушной армии.

После ухода в запас бессменно трудился в аэроклубах бывший летчик 235-го штурмового авиаполка Герой Советского Союза Г. К. Денисенко. Он дал путевку в летную жизнь сотням юношей и девушек, был наставником первого в мире космонавта Ю. А. Гагарина. Об этом рассказал Ю. А. Гагарин в книге "Дорога в космос", описывая период своей учебы в Саратовском аэроклубе, которым в то время руководил Г. К. Денисенко.

Во Фрунзенском райкоме ДОСААФ Кишинева работает бывший летчик-штурмовик Герой Советского Союза Алексей Павлович Красилов. Длительное время в Удмуртии возглавлял республиканский комитет ДОСААФ Герой Советского Союза А. А. Девятьяров, который за безупречную и долголетнюю работу награжден орденами Октябрьской Революции и "Знак Почета".

На инженерно-технических и административных должностях в различных городах страны трудятся бывшие авиаторы Герои Советского Союза И. А. Антипин, Н. П. Белоусов, А. Д. Догадайло, В. М. Егоров, В. Г. Завадский, Д. М. Зайцев, А. С. Казаков, Г. Т. Красота, А. Г. Кузин, Н. А. Куликов, В. М. Лыков, В. Н. Наумов, Г. А. Новиков, А. Ф. Плеханов, И. Г. Скляров и другие.

Активно трудятся на мирном поприще бывший старший врач 930-го авиаполка ночных бомбардировщиков Г. В. Морозов. Он стал академиком АМН СССР, является директором Всесоюзного ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательского института общей и судебной психиатрии имени В. П. Сербского. Бывший старший врач 165-го гвардейского штурмового авиаполка Ш. К. Гвасалия защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата медицинских наук. В Харькове в одном из вузов большую исследовательскую работу ведет бывший летчик кандидат военных наук С. Д. Мастеров.

Среди воздушных стрелков мужеством и высоким боевым мастерством отличался старшина А. П. Наумов. Сейчас он заместитель начальника геологоразведочной экспедиции в Забайкалье. Бывший авиационный механик А. И. Бродский стал художником-графиком, членом Союза художников Украинской ССР. Важному и благородному делу подготовки кадров в высших учебных заведениях посвятили свою послевоенную жизнь бывший инженер эскадрильи Г. Ф. Соков и комсорг 165-го гвардейского штурмового авиаполка Ю. К. Мелюшев. Они являются преподавателями институтов.

Подполковник В. И. Изотов, заместитель командира 167-го гвардейского штурмового авиаполка по политической части, уволился из армии в 1946 году, находился на ответственных должностях в партийных и советских органах Курской области, за большие успехи в работе награжден орденом Ленина, был делегатом XXII съезда КПСС. В исполкоме Совета народных депутатов города Лиски Воронежской области работал бывший заместитель командира 235-го штурмового авиаполка по политической части Я. А. Садов.

Фронтовыми дорогами прошел сын генерал-полковника авиации Н. П. Каманина Аркадий Каманин. Сначала он был мотористом на По-2, затем научился управлять самолетом, в 14 лет вылетел самостоятельно, стал выполнять задания по связи, летая из штаба корпуса в штабы дивизий, на командные пункты авиаполков.

До последнего дня войны летчик Аркадий Каманин выполнял задания командования, стал кавалером ордена Красного Знамени и двух орденов Красной Звезды. К сожалению, в первые послевоенные годы он тяжело заболел и вскоре умер.

Литературной деятельности посвятил свою жизнь дважды Герой Советского Союза генерал-майор авиации в отставке К. А. Евстигнеев. В книге "Крылатая гвардия" он тепло и с большой любовью рассказал о боевом пути 178-го гвардейского истребительного авиационного полка, беспримерных подвигах его летчиков, самоотверженном труде техников и механиков. Героическим действиям авиаторов отдельных частей 5-й, воздушной армии, сражавшихся с немецко-фашистскими захватчиками на полях Украины, принимавших активное участие в освобождении Румынии, Венгрии, Чехословакии, посвящены мемуары Героев Советского Союза генерал-лейтенантов авиации В. М. Шевчука и А. Д. Якименко, воспоминания Героев Советского Союза Е. П. Мариинского и И. Е. Середы, полковника П. Ф. Пляченко, инженер-подполковпика Т. Б. Кожевниковой.

Благодарная Родина-мать не забывает погибших авиаторов. В их честь названы населенные пункты и улицы,. школы, пионерские отряды и дружины, поставлены обелиски во многих городах и селах, которые они освобождали. В Москве одна из улиц Первомайского района названа именем Героя Советского Союза Бориса Васильевича Жигуленкова - заместителя командира эскадрильи 178-го гвардейского истребительного авиационного полка. В школе No 109, в музее боевой славы, есть стенд о жизненном и боевом пути бесстрашного летчика.

В августе 1963 года в честь 20-летия освобождения Харькова от немецко-фашистских захватчиков по представлению общественности и ветеранов войны лучшим школам города были присвоены имена героев-освободителей. Школа-интернат No 1 стала носить имя отважного штурмовика командира эскадрильи 667-го штурмового авиаполка капитана Бориса Васильевича Лопатина. Харьковчане свято хранят память и о Герое Советского Союза младшем лейтенанте Анатолии Васильевиче Добродецком. В средней школе No 3 Харькова, где учился Герой-летчик, его имя присвоено пионерской дружине. Одна из улиц города переименована в улицу Героя Советского Союза Анатолия Добродецкого.

Именем снайпера бомбардировочных ударов командира эскадрильи 81-го гвардейского бомбардировочного авиаполка Героя Советского Союза капитана Павла Яковлевича Гусенко названа одна из улиц Днепропетровска. Около Батуми, в сквере курортного поселка Махинджаури, установлен бюст уроженца этого поселка летчика 673-го штурмового авиационного полка Героя Советского Союза младшего лейтенанта Исрафила Кемаловича Джинчарадзе. Его именем названа средняя школа в поселке. В школьном музее боевой славы об отважном пилоте рассказывают материалы экспозиции.

В Барнауле именем старшего летчика 667-го штурмового авиационного полка Героя Советского Союза младшего лейтенанта Ивана Тихоновича Гулькина названа одна из улиц города, а в школе No 25, где учился Гулькин, установлена мемориальная доска.

Время унесло из жизни многих прославленных авиаторов, но не забыты их имена. В краеведческих музеях Харькова, Краснодара, Полтавы, Кировограда, Корсунь-Шавченковского, других городов, станиц, сел на Кубани, Украине и в Молдавии отражены боевой путь армии и подвиги ее воинов. К 25-летию освобождения города Корсунь-Шевченковский на одной из площадей был воздвигнут мемориальный комплекс в честь победителей. На мраморных плитах высечены наименования частей и соединений, совершивших подвиг во имя свободы и независимости нашей Родины. В числе отличившихся значится и 5-я воздушная армия 2-го Украинского фронта.

Идут годы... Остаются позади десятилетия. Но эстафета доблести и славы передастся от поколения к поколению. В едином строю со всем советским народом шагают ветераны 5-й воздушной армии, те, кто в тяжелую годину отстоял свободу и независимость нашей социалистической Родины. Герои прошлых победных боев эталон небывалого мужества и коллективизма, беззаветной верности идеалам коммунизма, отваги, выдержки, и стойкости.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

{1}ЦАМО, ф. 327, oп. 4999, д. 63, л. 102, 103; д. 79, л. 43; д. 303, л. 5.

{2}Цит. по: Вершинин К. А. Четвертая воздушная. М., 1975. С. 175.

{3}ЦАМО, ф. 327, oп. 5014, д. 6, л. 2; д. 9, л. 104.

Приложение

ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, ПРИНИМАВШИЕ УЧАСТИЕ В БОЯХ В СОСТАВЕ 5-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ

Трижды Герои Советского Союза

Кожедуб Иван Никитович

Покрышкин Александр Иванович

Дважды Герои Советского Союза

Андрианов Василий Иванович

Бегельдинов Талгат Якубекович

Береговой Георгий Тимофеевич

Глинка Дмитрий Борисович

Гулаев Николай Дмитриевич

Евстигнеев Кирилл Алексеевич

Камозин Павел Михайлович

Клубов Александр Федорович

Луганский Сергей Данилович

Михайличенко Иван Харлампиевич

Одинцов Михаил Петрович

Плотников Павел Артемьевич

Полбин Иван Семенович

Речкалов Григорий Андреевич

Рязанов Василий Георгиевич

Столяров Николай Георгиевич

Герои Советского Союза

Акимов Михаил Ильич

Александров Геннадий Петрович

Алферьев Николай Семенович

Амелин Алексей Степанович

Андрианов Илья Филиппович

Антипин Иван Алексеевич

Арсеньев Николай Лаврентьевич

Артамонов Николай Семенович

Архипенко Федор Федорович

Базаров Иван Федорович

Балабин Юрий Михайлович

Балдин Анатолий Михайлович

Безверхий Алексей Игнатьевич

Бекашонок Михаил Васильевич

Белоусов Николай Петрович

Белявин Евель Самуилович

Бесчастный Сергей Арсентьевяч

Бижко Владимир Егорович

Борисенко Иван Иванович

Бритиков Алексей Петрович

Брызгалов Павел Александрович

Бурмака Василий Антонович

Буряк Николай Васильевич

Бутко Александр Сергеевич

Валеев Агзам Зиганшевич

Василевский Егор Васильевич

Веревкин Василяй Трофимович

Войтекайтес Анатолий Наколаевич

Воронков Владимир Романович

Выдриган Николай Захарович

Гаврилов Владимир Яковлевич

Газизуллин Ибрагим Галимович

Галанов Геннадий Васильевич

Гапеенок Николай Иванович

Гарин Борис Иванович

Герасимов Иван Николаевич

Гейбо Иосиф Иванович

Гирич Андрей Иванович

Гнездилов Иван Федорович

Горбунов Александр Матвеевич

Горегляд Леонид Иванович

Горин Анатолий Сергеевич

Горкунов Михаил Степанович

Горюнов Сергей Кондратьевич

Гугнин Николай Павлович

Гулькин Иван Тихонович

Гусенко Павел Яковлевич

Дейнеко Степан Петрович

Дилигей Николай Куприянович

Денисенко Григорий Кириллович

Джинчарадзе Исрафил Кемалович

Дикий Михаил Прокофьевич

Добкевич Александр Антонович

Добродецкий Анатолий Васильевич

Догадайло Алексей Дмитриевич

Дунаев Николай Пантелеевич

Дьячков Александр Алексеевич

Евсюков Николай Андреевич

Егоров Василий Михайлович

Егоров Николай Сергеевич

Ермаков Иван Иванович

Жигуленков Борис Васильевич

Завадский Владимир Георгиевич

Заевский Виктор Антонович

Зайцев Дмитрий Михайлович

Зарубин Владимир Степанович

Зотов Матвей Иванович

Зуев Гавриил Прокофьевич

Иванов Василий Митрофанович

Казаков Анатолий Семенович

Калараш Дмитрий Леонтьевич

Каманин Николай Петрович

Канаев Алексей Федорович

Карнач Степан Андреевич

Киреев Алексей Иванович

Кирия Шалва Несторович

Клевцов Иван Васильевич

Кобликов Анатолий Николаевич

Коновалов Сергей Иванович

Кононенко Никита Никифорович

Константинов Анатолий Устинович

Коркоценко Дмитрий Игнатьевич

Корниенко Иван Михеевич

Коряков Василий Николаевич

Кочергин Григорий Климентьевич

Красавин Константин Алексеевич

Красилов Алексей Павлович

Красота Георгий Тимофеевич

Кузин Александр Григорьевич

Кузнецов Петр Нифонтович

Кузьмичев Иван Федорович

Куликов Николай Алексеевич

Куличев Иван Андреевич

Кумсков Виктор Александрович

Кучумов Александр Михайлович

Лакатош Владимир Павлович

Латыпов Куддус Канифович

Леонов Николай Иванович

Логинов Аркадий Петрович

Лозоренко Борис Иванович

Лопатин Борис Васильевич

Лыков Василий Михайлович

Люсин Владимир Николаевич

Лядов Григорий Григорьевич

Лядский Тимофей Сергеевич

Мазан Михаил Семенович

Макаров Алексей Трифонович

Мальцев Константин Савельевич

Матвеев Александр Васильевич

Матиенко Петр Андреевич

Матиков Александр Пантелеевич

Медведев Дмитрий Александровив

Мерквиладзе Гарри Александрович

Меркушев Василий Афанасьевич

Милованов Алексей Михайлович

Минин Яков Киреевич

Михалев Василий Павлович

Могильчак Иван Лазаревич

Молодчиков Владимир Николаевич

Морозов Фотий Яковлевич

Мочалов Михаил Ильич

Мудрецов Валентин Федорович

Мухин Анатолий Федорович

Мухин Василий Филиппович

Назин Иван Ильич

Нанейшвили Владимир Варденович

Наумов Василий Николаевич

Нестеренко Дмитрий Акимович

Нестеров Игорь Константинович

Носов Савелий Васильевич

Ольховский Николай Иванович

Опрокиднев Борис Константинович

Павленко Николай Никитович

Палагин Владимир Степанович

Плеханов Андрей Филиппович

Потапов Петр Матвеевич

Пошивальников Степан Демьянович

Просандеев Иван Климентьевич

Прощаев Георгий Макеевич

Пряженников Александр Павлович

Пургин Николай Дванович

Решетов Алексей Михайлович

Рябов Сергей Иванович

Рязанцев Алексей Федорович

Савенков Николай Константинович

Самоделкин Виктор Михайлович

Семенов Федор Георгиевич

Сергов Алексей Иванович

Середа Игорь Емельянович

Симанчук Виктор Александрович

Скляров Иван Григорьевич

Степанов Михаил Иудович

Стробыкин Николай Николаевич

Тараненко Иван Андреевич

Труд Андрей Иванович

Тюленев Иван Николаевич

Феоктистов Сергей Алексеевич

Фигичев Валентин Алексеевич

Филатов Иван Андреевич

Чепелюк Сергей Георгиевич

Чепинога Павел Иосифович

Чесноков Федор Сергеевич

Чеченев Михаил Семенович

Шаменков Иван Фролович

Шапиро Валентин Ефимович

Шевчук Василий Михайлович

Широких Валентин Иванович

Шишов Леонид Михайлович

Шмиголь Петр Лукич

Шутт Николай Константинович

Юдин Алексей Сергеевич

Якименко Антон Дмитриевич

Якурнов Иван Федотович

загрузка...