загрузка...

    Реклама

I

" — О чем бы мы ни заговорили. Султан, вы все сводите к независимости Ичкерии. Вы видите в этом свое жизненное предназначение?

— Да. Такова воля Аллаха. Наш идеал: свободный Кавказ, единство народов Кавказа, общий мирный кавказский дом.

— Каким образом уживаются в вас организация взрывов в Пятигорске и Армавире и миротворчество на Кавказе?

— Сегодня я представляю агрессивную военную силу Чечни. Но вы же понимаете, откуда взялась моя непримиримость. Для меня такой мир, который подписал с Россией Масхадов, хуже войны. Мы требуем одного: чтобы Российская империя, натворившая здесь горы зла, отстала от нас. Война все прошлое перечеркнула.

Разве русские не понимают, что мы теперь их ненавидим? Поэтому я скажу прямо: мы готовимся к большой национально-освободительной войне с Россией…"

Листы финской бумаги с английским переводом интервью Рузаева чуть подрагивали в руке человека, сидевшего в просторном кабинете в глубоком кожаном кресле перед камином. В камине весело потрескивали сухие березовые поленца, а ноги человека укутывал шотландский плед, хотя за просторными окнами кабинета, выходившими на каменистый берег залива Лонг-Айленд, вовсю бушевал солнечный разлив и кроны столетних дубов, окружавших дом, уже покрылись нежными зелеными листьями.

Человек был стар. Короткие волосы были белоснежно-седыми, загорелое лицо с блекло-голубыми, словно бы выцветшими, глазами иссечено сеткой мелких морщин, на обтянутых пергаментной кожей руках синели прожилки вен. В последние годы заметно усилилась дальнозоркость, но он не любил очки, надевал их лишь при крайней нужде и теперь перечитывал отмеченные желтым маркером цитаты, далеко отставляя руку.

Закончив чтение, он с видимым облегчением отложил компьютерную распечатку на низкий дубовый стол, придвинутый к креслу, поправил каминными щипцами догорающие поленца и, немного поколебавшись, закурил кубинскую сигару «Корона Коронас».

Третью за сегодняшний день, хотя обычно позволял себе не больше двух, несмотря на энергичные протесты своего врача.

Сигара помогала думать. А ему было о чем подумать.

…Этого человека звали Генри Уэлш. В январе ему исполнилось семьдесят девять лет.

В 1942 году, сразу после окончания военной академии в Вест-Пойнте, он командовал подразделением морской пехоты, затем возглавил диверсионную группу, действовавшую на тыловых коммуникациях армии Роммеля в Африке, участвовал в высадке союзнических войск в Нормандии и закончил войну в чине командора, сделав таким образом блистательную карьеру, редкую даже в военное время. Америка встречала его как национального героя, президент Трумэн лично вручил ему высшую награду США, орден «Пурпурное сердце», а королева Великобритании удостоила его титулом баронета.

Но спустя очень недолгое время имя национального героя США, сэра Генри Уэлша, исчезло со страниц американских газет и никогда больше там не появлялось. И лишь немногие знали, что это было связано с тем, что молодой офицер был назначен одним из руководителей OSS — Управления стратегических служб США, а после преобразования в 1947 году OSS в Центральное разведывательное управление он стал заместителем Аллена Даллеса, курировавшим важнейший из трех директоратов ЦРУ — информационно-аналитический. С этой же должности, но уже в чине адмирала он и ушел в отставку в конце 1993-го в возрасте семидесяти четырех лет, прослужив в ЦРУ. без малого полвека.

С тех пор он почти безвыездно жил в большом старинном викторианском особняке в северной части Лонг-Айленда, переданном в его собственность правительством США.

Его жена умерла больше десяти лет назад, оба сына давно уже жили своими семьями в Вашингтоне и отца навещали редко. Кроме самого сэра Генри Уэлша, более известного в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли как Адмирал, в особняке обитали лишь его бывший телохранитель, а затем бессменный секретарь шестидесятипятилетний Джон Осборн (он подал в отставку вместе с шефом, с которым проработал последние двадцать пять лет) и семья повара-ирландца, жена которого, Кристина, выполняла обязанности экономки, а их тридцатилетний сын Боб, закончивший колледж, работал на домашнем компьютере сэра Генри.

Особняк, стоявший в стороне от оживленных пляжей, был пустынен, тих, но уединенность не угнетала сэра Генри. Он был из тех людей, которые умеют довольствоваться собственным обществом. Позади была долгая, насыщенная событиями жизнь, и лишь теперь, после выхода в отставку, появилась возможность спокойно о ней подумать. Джон Осборн не раз деликатно напоминал, что мемуары Адмирала были бы неоценимы для Америки и особенно для молодых американцев, но сэр Генри не собирался садиться за воспоминания. Прежде всего потому, что он не мог бы рассказать и сотой доли всего, что знал. А главное — жизнь была не осмыслена, да и события в мире, за которыми сэр Генри внимательно и с профессиональным интересом следил, не давали возможности полностью погрузиться в прошлое.

Интервью чеченского террориста Султана Рузаева, присланное по системе Интернет, было одним из таких событий.

В кабинете появился Джон Осборн. Увидев в руках шефа дымящуюся сигару, он укоризненно покачал головой.

— Это уже третья, сэр. — Не получив никакого ответа, секретарь продолжал:

— Из аэропорта Кеннеди звонит мистер Аарон Блюмберг. Он просит подтвердить, согласны ли вы его принять. Об этом была договоренность. Он может быть здесь через час.

— Для чего ему подтверждение?

— До него дошли слухи, что вы не вполне здоровы и поэтому, возможно, не сможете уделить ему время.

— Я не более здоров или нездоров, чем обычно. Разумеется, я его приму.

— Могу я спросить, сэр, кто такой мистер Блюмберг?

— Его настоящее имя Арон Мосберг. Бывший полковник КГБ СССР.

— Вы уверены, что эта встреча необходима?

— Да, Джонни. Скажите, что я его жду. И еще. Попросите Боба вывести на мой монитор его досье.

— Перенести монитор сюда?

— Спасибо, я пока еще в состоянии дойти до стола.

Секретарь вышел. Сэр Генри не без усилия поднялся и перешел за массивный письменный стол, накинув плед на худые плечи. В кабинете было тепло, за окном стояла ранняя дружная весна, но он все равно мерз. Возраст.

В динамике интеркома раздался голос Боба:

— Можно включать, сэр?

— Да, Бобби, я готов. Экран монитора осветился.

«Арон Мосберг, он же Вилли Штраух, Густав Фрост, Леон Дюпен, Аарон Блюмберг, Герберт Штейман, Александр Столяров. В настоящее время, с ноября 1997 года, проживает в Лондоне под именем Стэнли Крамера, гражданина ЮАР…»

…Сэр Генри нажал кнопку на компьютерной деке, сдвигая текст вверх. Появились два черно-белых снимка, в фас и профиль, как в уголовных делах, с впечатанной под снимками надписью: «США, Лэнгли, специальная следственная тюрьма, 17 апреля 1969 гола».

Далее шел текст:

"…Родился в 1943 году в Москве. Отец — Илья Мосберг, один из создателей ВЧК, ближайший сотрудник Дзержинского. Принимал участие в ликвидации Троцкого, лидера украинского националистического подполья полковника Коновальца и в других операциях за пределами СССР. После окончания Второй мировой войны руководил зарубежной диверсионной сетью, имевшей целью в случае начала военного конфликта вывести из строя базы НАТО в Европе и аэродромы стратегической авиации. В 1946 году был объявлен врагом народа и расстрелян вместе с рядом других высших руководителей советской разведки, евреев по национальности. Мать А.Мосберга была осуждена на 12 лет лагерей как жена врага народа, а сам Арон Мосберг помещен в специнтернат в сибирском г.Абакан, где содержались дети репрессированных.

После смерти Сталина и падения Берии Илья Мосберг был реабилитирован, а его жена и сын получили возможность вернуться в Москву…"

"После окончания Академии КГБ и углубленной спецподготовки в учебно-тренировочном центре А.Мосберг совместно со своим наставником, проходящим по нашим учетам под псевдонимом Профессор, проводит ряд исключительно результативных операций разведывательного характера на территории ФРГ, Великобритании и Австрии. В 1968 году участвует в подготовке вторжения советских войск в Чехословакию для подавления так называемой «пражской весны», возглавляет в момент вторжения специальную оперативную группу и, в частности, осуществляет задержание и перемещение в Москву членов правительства Дубчека.

После этой операции он получает внеочередное воинское звание и становится самым молодым полковником за всю историю советской разведки.

В начале апреля 1969 года он выходит на связь с советником американского посольства в Бонне и объявляет о своей готовности просить политического убежища в США при условии ограниченного сотрудничества с органами американской разведки.

После соответствующих консультаций советник посольства известил А.Мосберга о согласии США предоставить ему политическое убежище. 17 апреля 1968 года он был доставлен в Соединенные Штаты и помещен в специальную следственную тюрьму ЦРУ в Лэнгли…"

Сэр Генри остановил текст. Что было дальше, он хорошо помнил. Свое решение уйти на Запад Арон Мосберг объяснил неприятием явственно наметившейся тенденции к реабилитации Сталина и самой сути существующего в СССР режима, преступный и губительный для народа характер которого он полностью осознал лишь после подавления «пражской весны», в котором по долгу службы принимал самое активное и непосредственное участие. Он раскрыл систему и каналы финансирования Советским Союзом так называемых братских коммунистических партий и международных террористических центров, которые существовали под видом национально-освободительных движений, но отказался сообщить хоть какие-либо сведения о несомненно известной ему агентурной сети КГБ и ГРУ в Европе и США. Он объяснил это тем, что взял на себя обязательство не раскрывать этих сведений в обмен на обещание руководства КГБ гарантировать безопасность его семьи, оставшейся в Москве.

Многодневные допросы, применение детектора лжи и даже специальных психотропных средств не дали никаких результатов. На опытнейших следователей ЦРУ и на самого сэра Генри произвели большое впечатление сила воли и внутренняя убежденность этого необычного перебежчика в своей правоте, позволившие ему блокировать все усилия следователей. В конце концов, после трехмесячного пребывания в следственной тюрьме он получил статус политического эмигранта, вид на жительство в США и новые документы, после чего поселился в Нью-Йорке на Брайтон-Бич. Не вызывало сомнений, что с помощью своих связей и возможной агентуры в Москве он отслеживал действия советской разведки прежде всего в интересах своей безопасности, а в ряде случаев входил в контакт с ЦРУ и предупреждал о готовящихся акциях, относившихся к категории острых. В частности, его информация помогла предотвратить готовившееся покушение на известного писателя-диссидента, яростные и яркие антикоммунистические выступления которого вызывали резкое недовольство Кремля.

Через год он переехал в Израиль, получил там гражданство и документы на имя Аарона Блюмберга, не без содействия, надо полагать, израильской контрразведки Моссад, затем вдруг надолго исчез из поля зрения ЦРУ и вновь появился только через пять лет, в течение которых он служил, как выяснилось, во Французском иностранном легионе. Об этом стало известно из его книги «Легионер», второй по счету. Первая называлась «Контора» и была посвящена нравам, царившим в спецслужбах СССР. Обе книги были выпущены на русском языке издательством «Посев» и распространялись в СССР по каналам самиздата, а также были изданы, хоть и небольшими тиражами, в Вене и Лондоне. Сэр Генри с интересом прочитал обе книги.

Многосторонне одаренным был этот человек, поразительно одаренным. Пять европейских языков плюс русский, болгарский и иврит, несомненный талант разведчика, незаурядные литературные способности и, помимо всего прочего, совершенно неожиданное острое чутье финансиста. Это обнаружилось после того, как А. Мосберг под именем гражданина Израиля Аарона Блюмберга переехал в Гамбург, открыл там Коммерческий аналитический центр и за четыре года работы, имея первоначальный капитал всего в несколько тысяч долларов — гонорар за книги, — чрезвычайно удачной игрой на фондовых биржах довел свое состояние и состояние двух своих молодых компаньонов, суперклассных специалистов-компьютерщиков, более чем до десяти миллионов долларов <См. роман А.Таманцева «Рискнуть и победить» (М., 1998).>.

С этим человеком и предстояло встретиться сэру Генри Уэлшу.

загрузка...