загрузка...

    Реклама

II

" — Дамы и господа, ваши корреспонденты Гринблат и Блейк снова с вами. Только что вы видели процесс минирования наиболее уязвимых узлов атомной электростанции, а чуть раньше — блок управления и радиовзрыватели, работающие от сигнала спутников связи. А теперь на ваших экранах вновь командующий армией освобождения Ичкерии полковник Султан Рузаев.

— Президенту России, кабинету министров. Государственной Думе Российской Федерации. Ультиматум. Я, командующий армией освобождения Ичкерии Султан Рузаев, выполняя волю Аллаха, волю чеченского народа, волю всех свободолюбивых народов Кавказа, требую:

Первое. Немедленно признать государственную независимость Республики Ичкерия с соблюдением всех предусмотренных Конституцией России юридических процедур.

Второе. Известить о признании Республики Ичкерия независимым государством Организацию Объединенных Наций и все мировое сообщество.

Третье. Немедленно вывести все федеральные войска России с территории Ичкерии и других кавказских республик.

Четвертое. Провести совещание на высшем уровне с. руководителями стран большой семерки, руководством Всемирного банка и Международного валютного фонда и четко определить порядок выплаты Республике Ичкерия контрибуции в размере ста шестидесяти миллиардов долларов за ущерб, нанесенный Россией во время войны. Во время этой войны руководители мировых держав заняли выжидательную позицию, на словах протестуя против российской агрессии, а на деле эту агрессию поощряя.

Поэтому это требование мы считаем в высшей степени справедливым.

Срок ультиматума истечет ровно в 14.00 по московскому времени уже сегодня — 27 апреля.

Кроме того, я требую: передать мой ультиматум по всем каналам Центрального телевидения в начале утреннего вещания и повторять его каждый час; одновременно с трансляцией ультиматума передавать репортаж корреспондентов Си-Эн-Эн с захваченной моими людьми Северной атомной электростанции.

Если мои требования о телетрансляции ультиматума и репортажа не будут выполнены, я буду вынужден убивать заложников и ответственность за это ляжет на российское руководство.

Если к 14.00 мною не будет получен положительный ответ на все пункты ультиматума, я взорву атомную станцию. Последствия этого взрыва будут катастрофичны не только для Севера России, но и для большинства стран Западной Европы, а также для Скандинавии и Великобритании.

Мы сделали свой выбор.

Свобода или смерть!

Аллах акбар!.."

Куратор нажал кнопку «Stop», изображение исчезло.

— Хорошее кино вы мне показали, генерал.

— Это не кино. Это реальность.

— Спровоцированная вами.

— Она могла стать реальностью и без нашего участия. И это было бы катастрофой.

— Ваши предложения?

— Продолжать реализовывать первоначальный сценарий. Вступить в переговоры.

Тянуть время. Создать видимость международных консультаций. И даже провести эти консультации — этот вариант предусматривался.

— И транслировать ультиматум этого ублюдка по Центральному телевидению?

— Да.

— Да вы представляете, что будет?! Вы отдаете себе отчет в том, что сказали?

— Вполне. Этот вариант тоже предусмотрен. Трансляция пойдет по всем каналам ЦТ.

Но только на один телевизор. На тот, что установлен в комнате отдыха первого энергоблока. Система отлажена и проверена. А тем временем эксперты НАСА найдут спутники и блокируют взрывной сигнал.

— Если найдут! А если не найдут?!

Нифонтов пожал плечами:

— Тогда нам придется предоставить независимость Ичкерии.

— Генерал! Вы представляете себе, куда вы всех нас втянули?

— Вы дали мне карт-бланш на проведение этой акции.

— С полной ответственностью за результаты, — напомнил куратор. — С самой полной!

— Я не пытаюсь уйти от ответственности. Если бы мы могли закончить дело без вашей поддержки, мы так бы и поступили.

— В чем должна заключаться моя поддержка?

— В переговорах с Рузаевым должен принять участие полномочный представитель Президента.

— Вот как? — изумился куратор. — А почему не сам Президент?

— Это лишнее. Достаточно будет пресс-секретаря или заместителя главы администрации Президента. Главное, чтобы это был человек известный и авторитетный.

— Вы это всерьез, генерал?

— Да.

Куратор на полминуты задумался, затем спросил:

— Как я понял, сейчас ситуация на Северной АЭС не воспринимается вами как катастрофическая?

— Ситуация очень острая. Такие многоходовые оперативные комбинации никогда не проходят без осложнений. Она может стать катастрофической. Но, надеюсь, не станет.

— В чем глобальный смысл плана, который обсуждался в Каире? Его стратегическая конечная цель?

— Я докладывал.

— Тезисно. А сейчас я хочу услышать во всех подробностях.

— Глобальная цель: создать международный прецедент. Ни для кого не секрет, что современные локальные войны имеют под собой чисто экономическую подоплеку.

Государственные перевороты, мятежи, межнациональные конфликты. В советское время речь шла о переделе сфер влияния. Сегодня войны планируются не в генштабах, а в штаб-квартирах транснациональных компаний и промышленно-финансовых групп. Войны требуют денег. Очень больших денег. Откуда эти деньги у талибов в Афганистане? У Ирландской республиканской армии? У того же Рузаева? Мировое сообщество морально готово к созданию системы глобальной безопасности. Создан и уже действует Международный военный трибунал. Пока судят только военных преступников. Но еще ни разу не судили тех, кто финансирует войны. Они остаются в тени. Если бы хоть один из них оказался на скамье подсудимых и эта практика была бы узаконена, в мире стало бы намного спокойней. Сейчас есть вполне реальная возможность создать такой прецедент.

— Вы говорите о владельце корпорации «Интер-ойл» Тернере?

— Да. Он финансировал нападение на инспекторов российского Генштаба. Захват Северной АЭС — тоже. Все проплаты документированы.

— Кем?

— В основном США и Великобританией.

— Если все это так, почему вы не арестовали Пилигрима и Рузаева сразу после захвата станции?

— В Каире подробно обсуждался сценарий акции. Чтобы подвигнуть международные структуры на такой шаг, мало предъявить голые документы. Без активной поддержки общественного мнения дело останется частным случаем, но не перерастет в прецедент. Мы специально позволили Рузаеву и Пилигриму захватить станцию и отсняли их действия. Съемки велись не только телевизионщиками Си-Эн-Эн. Наши операторы скрытно фиксировали все этапы захвата АЭС. Эти кадры должен увидеть весь мир. Только это сможет создать необходимый накал общественного мнения и заставит зашевелиться бюрократическую машину ООН. На скамью подсудимых Международного трибунала Тернер должен сесть вместе с Рузаевым и Пилигримом. Это и есть конечная цель акции.

— Масштабный проект, — подумав, оценил куратор. — Идею подали американцы?

— Не имеет значения, кому принадлежит идея. Весь мир воспримет это как инициативу Москвы. Тем более что именно на долю России выпала конкретная реализация плана.

Нифонтов отметил, как напряглось и даже словно бы потяжелело лицо куратора. Он представлял себе ход его мыслей. Россия катастрофически быстро теряла роль мировой державы. Попытки министра иностранных дел Примакова, сменившего на этом посту безвольного и прекраснодушного Козырева, занять жесткую позицию не давали и не могли дать результатов. У России не было сильных козырей. Она ушла в глухую и безнадежную оборону, слабо сопротивляясь расширению НАТО на восток и пытаясь заигрывать с Хусейном и Каддафи, чтобы хоть что-то противопоставить усиливающемуся влиянию США. В этой ситуации инициатива Москвы по созданию международного трибунала не только для военных преступников, но и для тех, кто их финансирует, могла бы быть воспринята во всем мире в высшей степени положительно. А тот, кто эту идею продвинет и доведет до логического завершения, неизбежно поднимется в российской иерархической лестнице на качественно новую ступень.

Для куратора это был шанс. Он понимал (и Нифонтов тоже это понимал), что второго такого шанса может не представиться никогда. И сейчас ему нужно было быстро решить, стоит ли рисковать тем, что уже достигнуто, ради взлета, который мог закончиться крахом. Он поднялся из-за стола, быстро зашагал взад-вперед по комнате. В какой-то момент по тому, как прищурились глаза куратора и азартно раздулись крылья ноздрей, Нифонтов понял, что он принял решение. Рискнуть. Но через полминуты куратор вернулся за стол, побарабанил пальцами по столешнице и с сожалением проговорил:

— Масштабный проект. Весьма. Это могло быть новым шагом в практике международных отношений. Но… Нифонтову стало скучно, как в парикмахерской. Он уже знал, что услышит.

— Досадно, что мы не сможем его реализовать до конца. Очень досадно. Хотите спросить почему?

— Нет, — хмуро ответил Нифонтов.

— Я все же скажу. В стране кризис. Правительство в отставке. Шахтеры стучат касками на Горбатом мосту, в Кузбассе перекрывают Транссиб. Мы не можем в таких условиях ставить фильм ужасов для мировой общественности. Пресс-секретарь даже слушать меня не станет. Не говорю уж о первых лицах. Хотя, повторюсь, мне очень нравится план. Дерзко. Остро. С выходом от сугубой конкретики на мировой масштаб. Я представляю, генерал, чего стоило вам и вашим людям реализовать этот проект. Но обстоятельства сильнее нас. Сейчас наша задача: закончить эту историю. Быстро и без огласки. Станция, как я понял, блокирована?

— Да.

— Кто руководит операцией на месте?

— Начальник оперативного отдела полковник Голубков.

— Ваши люди, которые внедрены к Рузаеву, его знают?

— Да.

— Передайте полковнику Голубкову. Пусть по громкоговорителям прикажет своим людям арестовать Рузаева и Пилигрима. При сопротивлении стрелять на поражение.

— Но этот приказ услышат Рузаев, его советник и Пилигрим! Все они вооружены.

Возможны жертвы. И среди наших людей, и среди персонала станции.

— Поверьте, генерал, мне нелегко давать это распоряжение. Да, жертвы не исключены. Остается надеяться, что ваши люди сведут их число до минимума. Это все. Выполняйте.

Он принял решение. И это решение было окончательным.

Число жертв… До минимума… Остается надеяться… Генерал-лейтенант Нифонтов вдруг ощутил, что его трясет от бешенства. Но жизнь научила его скрывать свои чувства.

— Я хотел бы получить это распоряжение в письменном виде, — твердо сказал он.

— Вы настаиваете на этом?

— Да.

— Хорошо, вы его получите. Прямо сейчас.

Куратор придвинул к себе большой настольный блокнот с личным грифом и взял авторучку. Через минуту на листе веленевой бумаги появились быстрые четкие строки.

— Ознакомьтесь и распишитесь. Не напоминаю, генерал, чем может грозить вам невыполнение этого приказа.

Нифонтов взял из рук куратора авторучку, но ставить свою подпись не спешил. Был только один способ переломить ситуацию. Этот способ был настолько рискованным и неопределенным по результату, что еще час назад Нифонтов и мысли не допускал, что ему взбредет в голову безумная мысль прибегнуть к нему. Но выбора не было. И Нифонтов решился.

— Я подпишу, — проговорил он. — И выполню ваш приказ. Но прежде я должен вам сказать кое-что.

— Меня не интересует ваше мнение обо мне! Нифонтов улыбнулся:

— Олег Иванович, у меня и в мыслях не было высказывать вам свое мнение о вас. У нас деловой профессиональный разговор. И я не намерен выходить за его рамки.

— Слушаю.

— Есть одно обстоятельство, о котором вам следует знать, коль уж вы решили отдать этот приказ. Я не хотел об этом говорить раньше времени, так как не считал его прямо относящимся к делу. Но сейчас понял, что доложить обязан.

— Докладывайте! — нервно бросил куратор.

— Как вам известно, завтра, а вернее, уже сегодня утром в Ванкувер вылетает правительственная делегация для переговоров по НАТО. Предусмотрена трехчасовая остановка в Мурманске. Вы знаете, кто возглавляет делегацию?

— Разумеется. Но откуда об этом знаете вы? Переговоры секретные.

— По личному распоряжению руководителя делегации в ее состав на правах эксперта включен человек по фамилии Деев. Он должен присоединиться к делегации в Мурманске перед отлетом правительственного самолета в Ванкувер.

— Кто такой этот Деев? Какое отношение к нашему делу может иметь третьестепенный эксперт?

— Самое непосредственное. Потому что его настоящее имя — Карлос Перейра Гомес.

Он же Пилигрим. Он же Взрывник.

— Вы… Генерал, вы в своем уме?! Вы осмеливаетесь подозревать руководителя делегации в связи с международным террористом?!

— Взгляните на этот документ, — предложил Нифонтов. — Это копия собственноручного распоряжения руководителя делегации о включении Деева в состав делегации и об оформлении ему служебного загранпаспорта и виз. Оно поступило в МИД по факсу.

Куратор едва не вырвал из рук Нифонтова листок ксерокопии.

— Узнаете почерк? — спросил Нифонтов. — А подпись?

— Как к вам попала эта копия?

— Переслали наши партнеры из Лондона. А они получили этот документ из компьютерной базы российского МИДа.

— Взломали код?

— Вероятно, да.

— Это фальшивка!

— Это нетрудно проверить. Запросите МИД. Нифонтов помолчал и закончил:

— Теперь, когда вы знаете все, я готов расписаться, что ознакомлен с вашим приказом.

Не меньше минуты куратор сидел неподвижно, уставясь взглядом в ксерокопию записки. Затем выдрал из блокнота лист с приказом, порвал на мелкие клочки и нажал кнопку звонка.

— Машину! Срочно! — приказал он дежурному офицеру и повернулся к Нифонтову:

— Возвращайтесь в управление, генерал. И ни на секунду не отходите от телефона спецсвязи. Вы получите все необходимые указания. Можете быть свободны.

Выходя из кабинета куратора, Нифонтов оглянулся. Олег Иванович П. уже не был похож на человека, который тщательно следит за своим здоровьем. Он был похож на человека, которому только что сообщили, что он, возможно, болен раком. Или даже СП ИД ом.

«Будет тебе сегодня теннис», — с хмурым злорадством подумал Нифонтов. Но злорадство было слишком мелким чувством, чтобы компенсировать или хотя бы немного ослабить то, что бушевало в душе генерал-лейтенанта.

Он молча сидел в «ауди», стремительно летящей по ночному Рублевскому шоссе. Но если бы возможно было записать его мысли для дальнейшей синхронной трансляции по телевидению, то текст состоял бы из сплошных «пик-пик-пик-пик».

…Только один вопрос оставался неясным: к кому сейчас едет куратор. Нифонтов не сомневался, что узнает ответ не позже, чем через час, — по содержанию приказа, который он получит.

Потому что руководитель делегации господин Икс (как его назвал в своем докладе о разговоре с Доктором на обочине Минского шоссе полковник Голубков) был одним из трех людей, которые стояли между куратором УПСМ Олегом Ивановичем П. и Господом Богом.

"СПЕЦСООБЩЕНИЕ

Сверхсрочно.

Нифонтов — Голубкову.

Приказано продолжать операцию по прежнему сценарию. Найди возможность сообщить Пастуху: Рузаев и Пилигрим должны беспрепятственно покинуть АЭС. Приказ отдан куратором после его встречи сам знаешь с кем. Делай выводы".

загрузка...