загрузка...

    Реклама

Москва

Пробуждение утром было тяжелым. С непривычки болела голова, поташнивало, вставать не хотелось. Горелов заставил себя подняться и пойти в ванную, где под душем отмокал более получаса. Сделав легкую разминку и через силу позавтракав, почувствовал себя лучше. Включил телевизор.

Попал как раз на утренние «Новости». Корреспондент телевидения, находясь рядом с разгромленным кафе, взахлеб, словно боялся опоздать сообщить зрителям самую свежую новость, рассказывал об очередной кровавой разборке криминальных структур, в результате которой погибло одиннадцать человек.

Журналист попытался взять интервью у милицейского чина в звании полковника, но напоролся на дежурную фразу: «Пока без комментариев, следственная бригада только начала работу!»

Дима досмотрел экстренный выпуск, выключил телевизор. Ничего у милиции ни на него, ни на Влада не было и быть не могло! Да, Яшкин вчера обещал сбросить какую-то информацию по Карэну, вспомнил Горелов. Но сейчас было только восемь утра. Влад при всем желании еще не мог проверить ее. А вот Карэн уже знает о гибели Сагии и Богдана с бригадой киллеров. Какие выводы сделает он? Свяжет происшествие в кафе с событиями в Хапово? По идее, не должен! Ибо эти два факта между собой никак не перехлестываются. Посчитает, что Сагия чего-то не поделил с Богданом? Черт его знает! Но на время предварительного следствия не предпочтет ли скрыться из города? Этого допустить нельзя! Надо действовать против него сегодня же! Как только появится информация. Да, именно так!

Горелов подошел к окну, выглянул во двор.

Джип стоял на месте. Только на его грязном боку кто-то вывел пальцем: «Помой меня!».

Дмитрий закурил, но тут же потушил сигарету. Табачный дым вызвал приступ тошноты. Интоксикация еще не прошла.

Неожиданно зазвонил городской телефон. По нему звонить могли только матери. Ответить? Или нет? Но мать потом узнает, обидится. Горелов прошел в прихожую, где находился аппарат, снял трубку:

– Алло?

– Горелов?

Связь была плохая, и Дима сразу не понял, кто его спрашивает, ответил:

– Да! Слушаю вас!

– Слушает он! Это я тебя слушаю! Командира не узнал?

– Михалыч?

– Он самый. Думал, не застану, вот и решил с утра позвонить.

– Ты откуда, командир? С базы?

– Из Ростова. Вызвали в штаб округа, отсюда и звоню.

– Как там у вас дела, Михалыч? Как ребята? Все ли целы, здоровы? Потерь нет?

– У нас-то все нормально, у тебя как?

– Все по плану!

– Удается?

– Да.

– Ну, удачной охоты тебе! А к нам на базу позавчера старый проводник вновь вышел.

– Интересно! Богаев? И с чем на этот раз?

– С тем же, что и в первый раз, только по второй фигуре! Понял?

– Ты смотри, какой прыткий!

Горелов был удивлен.

– Да! У него сейчас прыти прибавилось. После отхода групп от объекта ночью кто-то уничтожил семью Байрама, вместе с чабаном. Проводник вне себя! Говорил, кто-то пронюхал про связь несчастного с нами, вот и отплатили бандиты его другу. Грозился отомстить. Ринулся в горы, на поиски второй фигуры. И, представь себе, отыскал! Будем посылать гостей. Но это уже не телефонный разговор.

– Я понял тебя, Михалыч! Петров сильно наехал после моего отъезда?

– Это дело прошлое. Все нормально! Ну, будем прощаться? Рад был тебя слышать, Дима! До встречи на базе!

– Привет от меня всем мужикам! До свидания, Михалыч! Спасибо за звонок!

Горелов положил трубку, прошел в гостиную, сел в кресло.

Со слов командира отряда выходило, что сразу же после акции против Кулан-Бека Байрам с семьей был уничтожен.

Кто-то отомстил ему за сотрудничество с федералами. Но кто мог это сделать, если никто не знал о его роли в операции? Никто, кроме его друга и их проводника Кары Богаева! Но тот вне подозрений, он же навел спецназ на Кулана. Да, мутная история... Но что произошло, то произошло, в конце концов, Байрам мог сам где-нибудь сболтнуть лишнее. За что и поплатился. А вот выход Кары на Джуму-Бандита, это уже серьезно! Но больно легко удаются Богаеву подобные выходы! Разведка трех силовых ведомств обнаруживает лишь предполагаемые районы нахождения полевого командира, и то в большинстве случаев ошибается, а простой чеченец, к тому же кровный враг Джумы, свободно определяет точное место его нахождения. И не просто определяет, но и наводит на него специальное подразделение! Может, это происходит оттого, что он простой, неприметный чеченец, перед которым соплеменники раскрывают то, что никогда не откроют представителям власти, не говоря уже о военных? Но, с другой стороны, и у разведки наверняка есть свои агенты в банде Джумы. Они почему молчат? Да, загадок и вопросов, на которые ответы дать невозможно, на этой войне через край! Главное, Джуму выпасли и планируют скорую операцию по его нейтрализации! Кто пойдет на Бандита? Лукин? Васин? Или весь отряд?

В принципе, это не столь важно, командир в состоянии принять единственно правильное решение.

Жаль, что он, Горелов, не примет участия в акции. А хотелось бы надрать задницу этому беспредельщику, новоиспеченному хану, властелину юга Чечни, каковым он себя считает!

Ну, да ладно! На его век еще хватит таких властелинов.

Горелову сейчас нужно думать о Карэне. С ним он кружева плести не будет! Определит позицию где-нибудь возле особняка, адрес которого подбросит Влад, и срежет того выстрелом из «винтореза». Разговаривать с ним нет ни смысла, ни желания. На Карэне закончится акция возмездия! Придется Галине остаться вдовой. Кончится ее разгульная жизнь, если не подстелется под какого-нибудь другого борова. Да и хрен с ней! Пусть живет, как сможет, конец ей один, тот, который уже обрисовал бывшей супруге Горелов.

Разговор с командиром поднял настроение. Дмитрий словно побывал в отряде, среди ребят, ставших ему родными. Он почувствовал даже прилив сил! Получил мощный эмоциональный заряд перед завершающим этапом собственной акции возмездия.

Теперь дождаться информации Влада, и за работу! Черт! Как же медленно тянется время. Позвонить своим? Ольга же просила. Нет, сейчас не следует, лучше опять поздним вечером, если он будет дома.

Горелов достал «бизон» и «винторез», разобрал их, принялся чистить. За оружием Дима всегда следил строго, содержа его в идеальном порядке. В нем, в этом металле, была заложена сохранность его жизни и смерть многочисленных врагов.

Только в одиннадцать часов позвонил Влад.

– Как самочувствие, Диман? – был первым его вопрос.

– А что ему будет?

– Разве ты не нажрался вчера?

– Ты телепат?

– Нет, просто вчера не напиться ты не мог.

– Я в порядке.

– Раз ты в порядке, то подъезжай на старое место, я передам тебе то, что обещал по твоему знакомцу.

Дмитрий быстро оделся в джинсы и куртку, спустился во двор, сел в джип и направился к месту встречи.

Яшкин прогуливался по тротуару, на который въехал Горелов, не найдя места парковки вдоль него.

Вышел из машины под возмущенные реплики прохожих.

– Ты чего на тротуар залез? – спросил подошедший к машине Влад.

– А где тут еще встать? Кругом тачек, как грязи. Не посередине же дороги?

– Ну ладно, слушай внимательно. Первое – это то, что мне передали ребята из столичного РУБОПа. Карэн у них на заметке, но не более того. Однако все места его частого посещения зафиксированы. Вот они, держи список.

Влад протянул Горелову лист бумаги.

Дима бросил взгляд на список, присвистнул:

– Ни хрена себе! Твои друзья менты не всю адресную книгу Москвы переписали?

– Не утрируй! Всего двадцать пять адресов. Там, где Карэн появлялся более трех раз. Кстати, квартира твоей бывшей жены там тоже значится. Но «горячих точек» всего четыре, я смотрел. Это немного.

– Это уже куда ни шло, – согласился Горелов.

– Теперь второе: то, чем вчера перед смертью поделился Сагия. Я его спросил о Карэне, особо не надеясь, что он расколется. Но Сагии, видно, одному на тот свет отправляться не хотелось, он сказал, что сегодня Карэн должен встретить какую-то свою заграничную блядь, которую и трахает, и ведет с ней общее дело. Она прилетает редко. Но сегодня будет в Москве. Остановится в «Гранд-отеле», туда же прибудет и Карэн. Утром баба должна улететь, и любовник обязательно будет ее провожать. Под конец Сагия даже просил завалить козла, из-за которого попал под пули.

– Под пули он попал по своей дурости, лежал бы спокойно под столом и сохранил бы жизнь! Но ладно, он не поверил мне и решил выбраться из ситуации, уничтожив меня. Вот и оказался там, где оказался. А насчет просьбы его, то последняя воля умирающего священна. Я уважу просьбу грузина, тем более она совпадает и с моим желанием. Только какого черта ты мне адресами мозги полоскал, если имел прямую наводку?

– Чтобы ты не доставал меня, если эта дама вдруг не появится сегодня. Сагия, в его состоянии, мог и дату перепутать, и вообще нести бред.

– Я понял тебя, Влад! Когда Карэн должен встретиться со своей пассией?

– Этого не знаю. Известно только то, что завтра утром он обязательно будет провожать ее от отеля до аэропорта.

– Утро понятие растяжимое.

– Баба прибудет из Португалии. Обратный рейс туда в 11–40 из Шереметьева-2, вот и прикидывай!

– Ясно! Ну что ж, спасибо, поехал я.

Ему пришлось проехать по всему тротуару и только у светофора удалось вклиниться в транспортный поток. Он развернулся в сторону своего района, повел машину к дому. Сегодняшний день отводился ему для выработки плана уничтожения Карэна, рекогносцировки местности и определения маршрутов отхода.

Для этого потребуется подробная карта центра Москвы. Он купил ее в ближайшем киоске. Вспомнил о матери и Ольге. Пришлось вновь звонить Яшкину:

– Влад? Вернулся уже?

– Умный вопрос!

– Слушай, не в службу, а в дружбу, после работы купи моим продукты и завези домой.

– А сам почему не сделаешь этого? Ты же на сегодня свободен, как муха!

– Не могу я туда ехать, как ты не поймешь? Пока не разберусь со всем, не смогу! Сделаешь?

– Да сделаю, куда ж я денусь.

– Спасибо, Влад! До связи!

– Удачи!

Горелов подъехал к своему дому, вылез из машины, поднялся в квартиру.

Слегка перекусив, он разложил на кухонном столе карту.

Сел на табурет, закурил, внимательно всматриваясь в нее.

На минуту оторвался, чтобы взять линейку, курвиметр и карандаш. Вернулся к карте.

Так, вот «Гранд-отель»!

Внутри акцию не провести. Служба безопасности там поставлена прилично, в охране «рексы» из бывших «спецов». Конечно, можно грохнуть Карэна и там, но самому уже не уйти, не дадут.

Валить бандита придется на улице у парадного входа или возле машины, когда он будет усаживать в нее свою даму.

Откуда лучше всего взять под прицел вход?

Здание напротив – административное, оно отпадает. Жилых домов рядом нет. Вернее, они есть, но в глубине кварталов. Оттуда Горелову объекта из «винтореза» не достать. Не хватит убойной силы. Иметь бы карабин «СКС» или винтовку «СВДС», тогда другое дело. Но такого оружия у него нет, придется обходиться тем, что имеется в наличии. Стрелять из машины? А если пробка? Так, карта ничего не дает, надо ехать на место, определяться там. И ехать сейчас!

Дмитрий спустился во двор, вывел джип на улицу, двинулся к центру города. К отелю он пробился с трудом. Почти всюду его тормозили автомобильные пробки. Дмитрий обходил их, как мог, но времени потерял много. Почти час ехал каких-то десять километров. Пробка была и возле самой гостиницы, следовательно, вариант открытия огня по объекту из салона отпадает. Ему из нагромождения автомобилей, если пробка образуется здесь и завтра, не вырваться при всем желании. Горелов медленно проехал до поворота за отелем, свернул на дорогу с односторонним движением. И здесь все было забито транспортом, утыканным елочкой по обеим сторонам улицы. Владельцы машин плевали на дорожные знаки и парковали свои тачки, где только могли, оставив лишь узкий проезд, по которому пришлось двигаться, рискуя в любой момент задеть какую-нибудь стоящую раком иномарку. Потратив еще час на то, чтобы объехать отель, Горелов окончательно пришел к выводу, что акцию придется проводить без использования своего автомобиля. Он загнал джип в глухой двор, пешком вернулся к отелю. Прошел мимо главного входа. Широкая улица вывела его к станции метро. Дмитрий не стал спускаться в подземку, вернулся обратно. Встал у коммерческих павильонов, ровными, однообразными рядами расположившихся по флангам отеля. Закурив, задумался.

Через полчаса он непроизвольно вслух проговорил:

– Да, именно так и следует поступить, другого выхода нет!

Затем быстрым шагом направился к машине.

Дмитрий вывел свой джип со двора, переулками поехал в район временного проживания матери и Ольги. На стоянку.

Там его встретил все тот же охранник, который при первом знакомстве с Гореловым получил от майора в рыло за нетактичное поведение!

Он бросился вниз по лестнице, широко улыбаясь, словно встретил после долгой разлуки самого близкого человека:

– Что же вы нас забыли? Я уже начал думать, не случилось ли чего? Место себе льготное выбили, а сами исчезли!

– Служба такая у меня, Паша. Но хорош базарить! Я ставлю машину, сутки она постоит. Смотреть за ней, как за родной!

– Какой разговор?

– И протри пыль, на тебе полтинник.

– Сделаем, с нашим удовольствием!

Горелов поставил джип на место. Забрал из багажника окровавленный плащ, свернул его, бросил в сумку вместе с оружием, маской и перчатками. Прошел к выходу.

И направился в сторону дома Кириллова.

Там возле стройки в баках сжигался строительный мусор. Никого рядом не было. Осмотревшись, Дима бросил в огонь плащ. Закурил, дождался, когда плащ превратится в пепел, повернулся и пошел к метро, лишь мельком взглянув на дом, где в одной из квартир его возвращения ждали два самых дорогих ему человека.

Вернувшись к себе, Горелов подготовил амуницию, оружие, снаряжение на завтра, решил лечь спать, чтобы прибыть к отелю в полночь. Пусть и говорил Влад о вылете любовницы Карэна рейсом в 11–40, но кто знает о ее истинных намерениях? Она может и не полететь в Португалию, а совершить вояж в любую другую страну. Ранее полуночи любовники вряд ли покинут отель. Вот с этого времени Горелов и будет дежурить у отеля. Ночь предстоит бессонная, поэтому выспаться следует сейчас. Дмитрий упал на софу, заставил себя уснуть.

Проснулся в 22–30. Поужинал, оделся в боевое снаряжение – бронекостюм под «рабочей» одеждой, маску скатал в шапочку, перчатки сунул в карман куртки. «Винторез» уложил в сумку, отсоединив приклад, вместе с двумя двадцатипатронными магазинами автомата «ВАЛ» и оптическим прицелом. Проверил, не забыл ли документы, сел перед зеркалом в прихожей.

Из арсенала боевого макияжа, сохранившегося еще со времен его переподготовки в отряд, приклеил усы, пленку с трехдневной щетиной, через левую щеку – шрам от губы до брови. Осмотрел результаты своего труда, остался доволен. На майора Горелова он стал совсем непохож. На случай внезапной проверки милиции у отеля, которая вполне могла иметь место, Дмитрий был защищен. Конечно, лучше избежать проверки и не «засветиться» в Конторе. Но это уже как бог даст!

Дмитрий достал из секретера стопку денег, пересчитал их, взял с собой пять тысяч рублей, этого с избытком должно хватить для того, что он задумал.

Горелов вышел из дома в 23–15.

Такси поймал быстро. За рулем сидел молодой парень. Он был молчалив, замкнут, даже строг. Коротко спросил:

– Куда едем?

– А вот сейчас, парень, – обратился к таксисту Горелов, – нам нужно договориться!

– В смысле?

– Ты, возможно, понадобишься мне до утра. А смысл такой! У меня жена загуляла. Сейчас, по информации, которой я обладаю, она резвится с любовником в «Гранд-отеле». Я хотел бы убедиться, что это так.

– Каким образом?

– Хотя бы засечь, как она будет выходить из отеля. Кроме как блядовать, делать ей там нечего!

– Знакомая история, – горестно вздохнул парень.

– Что, у тебя такие же напряги? – спросил Горелов.

– Да! Но уже в прошлом. Значит, будем дежурить у отеля?

– Будем. Только надо встать так, чтобы и вход в гостиницу был виден, и машина особо не «светилась».

– Встанем.

– Ну а потом... как тебя зовут-то?

– Олег.

– Меня Юрий, – представился Горелов. – Потом, Олег, можешь спать. Пока я свою разлюбезную не дождусь.

– Тариф, Юрий, знаешь? За ночь простоя?

– Примерно. Сколько?

– Три «штуки»! – ответил водитель.

– Договорились.

– Тогда погнали?

– Погнали.

– И сколько же эти суки нам, мужикам, крови портят? Ненавижу!

Водитель закурил на ходу. Дмитрий не стал продолжать разговор, видя, как гримаса душевной боли исказила симпатичное лицо молодого человека. Видно, и ему пришлось хлебнуть из чаши измены и предательства.

Олег хорошо знал Москву.

Через полчаса они были у отеля. Водитель очень удачно вогнал «Волгу» в ряд таких же такси, ожидающих клиентов. Дмитрию прекрасно был виден и главный вход, и подходы к нему.

– Отлично, Олег, – оценил он маневр водителя.

– Ты думаешь мочить свою бабу? – неожиданно спросил Олег.

Горелов удивленно взглянул на водителя:

– С чего ты это взял?

– У тебя в сумке ствол. Наверное, недавно чистил его? Запах оружейного масла пробивается.

Дмитрий продолжал внимательно смотреть на водителя. Олег спросил:

– Ну, что ты, Юра, смотришь так? Я два месяца, как из Чечни вернулся. Два года по контракту отпахал, за друга своего, в срочную «чехами» зверски казненного, мстил. Снайпером я был. Потому и запах масла чувствую, как никто другой, что свою «СВД» почти каждый день чистил.

– Понятно.

– Совет хочешь?

– Давай.

– Не трогай ее. Раз загуляла, пусть гуляет. Не мужское это дело баб класть. Моя тоже, пока я там, в Чечне, по горам лазил, здесь с одним коммерсом спуталась. Вернулся, сгоряча хотел обоих положить! Потом передумал. Пусть живут! А жена? Она же простая баба, хоть и стерва, но не враг...

– А коммерсант?

– А что коммерсант? Ты их породу знаешь? Дерьмом оказался ее коммерс. Когда я их в постели застал, он обоссался, представляешь? Тьфу, бля, противно! Я их голыми во двор выгнал, на улицу, на обозрение соседей. А сам... нажрался! Первый и последний раз в жизни так нажрался, что отрубился вглухую! Утром выть хотелось, любил я ее. Потом свыкся. Ну да ладно, Юр! Совет ты мой слышал. Как поступишь – твое дело, но стрелять из машины не дам. Паси свою благоверную, я спать буду. Хочешь, музыку включи, кассеты в «бардачке», только негромко. За спинкой твоего сиденья – термос с кофе, пей, чтобы сон отогнать. Давай, брат по несчастью!

Олег отодвинул сиденье назад до упора, опустил его, завел двигатель, чтобы прогреть машину, и, откинувшись на подголовник, уснул.

А Дмитрий, слегка приоткрыв боковое стекло, закурил, наблюдая за отелем. Где-то там, в номере «люкс», скорее всего, занимался любовью его кровный враг. А может, уже спокойно спал, удовлетворенный, не подозревая, что проводит последнюю ночь в своей грязной жизни...

Олег проснулся в шесть часов. Посмотрел на часы, потом на Дмитрия, спросил:

– Не выходила?

– Нет.

– Слушай, а может, и нет ее там? Домой не звонил?

– Там она, стерва, точно!

– Ну, тогда супруга на тебя крепко забила! И все же совет мой не забудь. Да и в зону из-за такой? Глупо! Там кофе остался?

– Да, – ответил Дмитрий, – я только раз и приложился.

Вернув сиденье на место, Олег выпил чашку горячего, бодрящего напитка, напомнил:

– Я с тобой, Юра, только еще час смогу здесь простоять. В восемь у меня смена, а до парка как раз час езды.

– Значит, в семь и уедешь, – ответил Горелов.

– Вопрос, Юрий, можно?

– Валяй!

– Шрам на фейс где получил, если не секрет?

– Никакого секрета, – ответил Дмитрий. – В Афгане схлестнулись с духами в рукопашной, я в разведке служил, вот один джигит и полоснул кинжалом.

– Выходит, и тебе пришлось повоевать?

– Пришлось.

Водитель грязно выругался по поводу верховной власти и бардака, который она развела в стране.

– Эх, жизнь наша! Иногда подумаешь, и ради чего бились? Ну, я понятно, у меня свой счет к «чехам» был, а до этого? И ты «за речкой»? Чего добились? Почета? Уважения? Жестянок на грудь навешали, и вперед в мирную жизнь, на мины!

– Давай, Олег не будем об этом!

– Не будем так не будем. Понимаю, что у тебя сейчас на душе творится. Держись, брат, все со временем устаканится, если глупостей не наделаешь!

– Спасибо!

– За что? Не за что, Юра, не за что!

Олег вышел из машины, отправился куда-то, наверное, в туалет.

На улице начал появляться народ.

Через ровные промежутки времени чрево станции метро выталкивало на поверхность очередные, с каждым разом все более многочисленные толпы. Еще немного, можно будет и ему влиться в них. Дмитрий взглянул на часы: 6-42. Олег в принципе свободен.

Тот вернулся, сел за руль, тоже посмотрел на часы, забарабанил пальцами по кожаной оплетке руля.

– Ладно, Олег, – сказал Дмитрий. – Держи три «штуки», как договаривались, езжай! Видно, ни хрена мне не удастся прищемить свою за хвост. Народу сколько поперло! Но ничего! В другой раз прищучу, и убивать не буду, убедил ты меня, а хотел, здесь ты угадал.

Водитель взял деньги, половину вернул Дмитрию.

– Возьми. – И объяснил: – Когда тариф ломил, не знал про Афган. Для своих у меня льготы. Ну, пока, что ли? Номер тачки запомни, буду нужен, звони в таксопарк, проси у диспетчера найти меня. Приеду. Погнал я, Юр, время!

– Счастливо и еще раз спасибо, Олег!

Забрав сумку, Дмитрий вышел из такси, пошел к станции метро, не выпуская из виду главный вход отеля. Полная женщина выкатила коляску с горячими пирожками. Взяв сосиски в тесте и бутылку пепси, завтракая на ходу, Горелов медленно пошел вдоль закрытых еще павильонов. Судя по надписям на витринах, открыться они должны были ровно в 8-00. Нормально, лишь бы до этого времени не вышел из отеля Карэн со своей заморской дивой. Дальше все будет, как учили. Карэн с любовницей до восьми часов из отеля не вышел!

загрузка...