загрузка...

    Реклама

суббота, 1 июня 2002 г

Генерал Веригин, получив донесение подполковника Кириллова, внимательно прочитал его, отложил в сторону, вызвал к себе майора Горелова.

Дмитрий появился в считаные минуты.

– Разрешите, товарищ генерал?

– Ну что, переживаешь, как там в Балаке?

– Переживаю, конечно.

– Я тебя успокою. Присаживайся, читай!

Генерал передал Горелову распечатку совершенно секретного донесения командира отряда подполковника Кириллова.

Дмитрий буквально впился глазами в бумагу.

Ознакомившись с содержанием документа, положил его на стол, откинулся в кресле, произнес настолько тихо, что даже Веригин его не услышал:

– Слава тебе, господи, что так!

– Ты что-то сказал, Горелов? – спросил генерал.

– Закурить разрешите?

– Кури! Может, сто граммов налить?

– Спасибо, на службе не пью, тем более в присутствии самого начальника.

– Как хочешь, а я, пожалуй, дерну стопочку. Честно говоря, эта операция в Балаке представлялась такой мутной, что на стопроцентный успех я бы, наверное, не поставил!

– Сомневались?

– Нет, Дима, в ребятах отряда не сомневался, было что-то другое, какая-то неуверенность, что ли? Вроде все ухватили, все учли... Но не было покоя!

Генерал разлил водку все же в две рюмки, одну поставил перед Гореловым:

– Это если надумаешь... ну, за успех в Чечне. – Веригин слегка коснулся рюмки Дмитрия, выпил свою, тоже закурил.

Горелов посмотрел на генерала, на рюмку, опрокинул спиртное в себя.

Генерал тут же убрал посуду.

Дмитрий проговорил:

– Судя по донесению и радиоперехвату РЭБа, Джума, находясь в Ростове, дождался решающего сообщения, которое должно было подвинуть его к началу отхода. Уже сегодня он может отправиться в дорогу. Каким путем пойдет? Какой маршрут и средство передвижения выберет?

– Нам же известно, что железнодорожным транспортом на Питер!

– Со слов Кары Богаева. Но Джума может и переиграть свое решение. Он хитер, как голодный шакал. И от него можно ожидать всего. Но, с другой стороны, у него не так много и вариантов. А главное, все сводится к передаче денег и документов от Карэна. Без него Джума ничего не сможет сделать. Мы Карэна не трогаем, и если Бандит подстраховался и послал сюда наблюдателей со стороны, что вполне возможно, то доклады этого наблюдения сведутся к тому, что Карэн чист. Это должно успокоить Джуму! Должно!

– И все же тебя что-то тревожит? – спросил генерал.

– Да!

– Что?

Горелов не смог сразу и точно ответить.

– А черт его знает! Вот сидит здесь, – Горелов ударил себя по левой стороне груди, – чувство, что не все мы предусмотрели! Анализирую обстановку по новой, вроде вяжется, а стоит отвлечься, начинает ныть под сердцем. Как бы подсказывает оно: где-то недосмотр, прокол, ошибка!

Веригин понял Дмитрия по-своему и сделал собственный вывод:

– Это нервы, Дима!

Майор отмахнулся:

– Э, нет, не все так просто! Такое же чувство бывает у меня всегда перед боевым заданием, и как только окончательное решение созревает в голове, наступает успокоение. Тогда я уверен, что учел все и проиграть могу лишь в результате предательства или другого, не зависящего от меня в ходе операции, обстоятельства. В остальном же вариант проигрыша отпадает. Я иду на акцию спокойным. Сейчас подобного спокойствия нет! И не в нервах, не в усталости дело. Что-то мы не учли, но что?

Веригин хлопнул ладонью по столу:

– Ну вот, Горелов, взял и испортил все настроение!

Майор посмотрел на генерала:

– Лучше испортить его сейчас, пока еще есть время найти это «что-то», чем потом, когда операция закончится крахом и кровожадный зверь уйдет.

– Ты давай не каркай, Каркуша! Никуда твой Бандит не денется! Надо будет, и «за бугром» отловим! Но раз ты считаешь, что где-то недоработка, то иди и работай. Собирай аналитиков, специалистов отделов, друга Яшкина своего впрягай, шевелите извилинами. Но я думаю, на этот раз подобное состояние у тебя из-за того, что ты остался в стороне от акции в Балаке.

Дмитрий задумался:

– Может, и так! Возможно, мне следовало бы быть в ауле. И, возможно, там я нашел бы окончательное решение ребуса с Джумой. Но я не мог там быть! Ладно, все равно, кроме Карэна, передать бабки и документы Джуме некому. Если... если вариант с Карэном не один из запланированных отвлекающих ходов в сложной комбинации Бандита.

Генерал сообщил:

– Вокзал в Ростове контролируется нашими людьми, и если Джуму мы не можем опознать, то по его сопровождающим – информации хоть отбавляй! Зачем он тащит их с собой? Непонятно!

Горелов ответил:

– Чтобы воспользоваться ими! Перестраховывается. К себе он их не приблизит, но вот скинуть нам по пути движения может, уводя преследование от себя. Нет! Кроме курьера, никто нас не выведет на Джуму! Но вы, товарищ генерал, правы, рассиживаться здесь нечего, помощники мне пока не нужны, с вашего позволения, я поеду домой. Мне необходима тишина, у нас в Управлении с этим, сами понимаете...

Веригин разрешил без колебаний:

– Поступай, как тебе удобнее. Если без машины, можешь взять мою, до дома подбросит.

– Спасибо! Разрешите идти?

– Иди, Дима, работай!

Дома Горелов переоделся, включил спокойную инструментальную музыку, сел в кресло, бросил на журнальный столик пачку сигарет, зажигалку, задумался.

Что же ты молчишь, Джума? Чего ждешь? Почему не назначаешь места встречи с курьером? Тебе нужно подтверждение правдивости доклада Герхарда? Но в Балаке как раз тот шум, на который ты и рассчитывал, и ни одна комиссия за сутки не составит заключения, отражающего истинное положение вещей! Ты что же, будешь сутки терять? Если не больше? Вряд ли! Ты уже сегодня должен убыть из Ростова.

Горелов достал расписание движения поездов через Ростов-на-Дону. Как дальнего следования, так и пригородных поездов. Впрочем, электрички отмел сразу. Неудобно, да и менты постоянно шустрят вагоны. И, главное, долго!

Что с пассажирскими поездами?

Рейс № ... Этот уже отбыл. Далее еще три состава, один скорый, фирменный, два – проходящих. До Москвы.

Возможно, Джума уже в пути. И скорее всего, это так! И следует он поездом, который уже ушел из Ростова. А значит, сегодня и только сегодня должен позвонить Карэну. Тогда Галина отправится на встречу с ним. За ней пойдем и мы! Где удобнее всего встретиться Джуме и Галине? Либо в Ряжске, либо в Рязани, на станциях, которые состав пройдет ночью. Ряжск в 2-14, Рязань в 4-22. СТОП! Ну-ка, ну-ка... А ведь в это время, в 4-20, на вокзал «Рязань-2», куда прибудет проходящий ростовский поезд, прибудет пассажирский на Питер! И у них и время стоянки совпадает на пять минут.

Только ростовский отойдет раньше. Но это неважно! Важно то, как все подогнано по времени. Джуме даже на вокзале «светиться» не придется, перешел перрон – и в нужном поезде! А курьер, подсевший в Ряжске, спокойно продолжит путь на Москву. Питерский же пойдет в обход столицы. Точно! Это самый оптимальный для Джумы вариант! И повторяется он через двое суток. Не будет бандит терять этих суток, а значит, надо ждать звонка. Сколько времени нужно, чтобы Галина из Москвы достигла Ряжска? На автомобиле часов пять-шесть. Тогда выехать она должна не позднее двадцати двух часов. Даже раньше, если брать в расчет возможные остановки в дороге. 21–00! Возьмем это время за расчетное. Но уже в восемь вечера, как максимум, быть в готовности следовать за ней. И делать это придется ему, Горелову! Хотя и Яшкин неплохо знает Галину, но если та применит грим, распознать ее сможет только он, бывший муж. Главное, зафиксировать ее перед ребятами группы захвата, которая должна обосноваться в питерском поезде еще до Рязани. А для этого надо звонить Веригину.

Дима набрал номер начальника:

– Товарищ генерал, я, кажется, знаю, что нам надо делать уже сейчас!

– Кажется, знаешь или уверен?

– Не придирайтесь к словам. И не требуйте подробностей!

– Говори.

– Надо сегодня в поезд № ..., где-нибудь в обед, на любой станции, посадить группу захвата, лучше смешанную, по принципу семейных пар, человек восемь.

– Дальше?

– Дальше все пока. Дальше будем работать здесь.

– Хорошо, считай, что в нужном составе уже находится группа захвата.

– Тогда до связи!

Горелов отключил телефон.

Оставалось ждать, когда пройдет звонок от Джумы и его, Дмитрия, бывшая жена начнет выдвигаться на встречу с Бандитом.

Он вновь закурил сигарету, подошел к окну, за которым начался мелкий дождь.

Ему вдруг очень захотелось увидеть Ольгу. И на этот раз Горелов не стал отгонять желание, набрал номер телефона квартиры Кириллова, зная, что сказать и матери, и любимой женщине. Будущей жене! И только так!

Как верно просчитал Горелов, Джума провел сеанс связи с Герхардом, уже находясь в поезде, который должен был прибыть в районный центр Рязанской области, на станцию Ряжск, в 2-14.

Там Мартын встретит курьера, и тот, передав деньги с документами, продолжит путь в Москву. Вместе с теми же Мартыном, Литовцем и Гроном.

Он же, Джума Судаев, теперь по удостоверению личности капитан Виктор Колбаев, имеющий отпускной билет в Санкт-Петербург, спокойно пересядет в Рязани, забрав у Мартына свои вещи, на поезд «Астрахань – Петербург», где для него людьми Карэна забронировано место в купейном вагоне. Билет также передаст курьер.

Джума стоял в тамбуре. Его, как и Горелова, терзала непонятная тревога и ощущение близкой опасности. Где-то возможен сбой в, казалось бы, тщательно отработанном плане отхода. Он, так же как и Дмитрий, анализировал обстановку и ошибки не находил, единственным слабым звеном в его многоходовке была встреча с курьером. Не от этого ли в его душе жила тревога? Из-за того, что этот этап он не мог лично контролировать? Хотя даже на случай провала Карэна в Москве, Герхарда и Богаева в Чечне и блокирования его, Джумы, в поезде он имел в запасе вариант, оставляющий надежду отцепиться от ФСБ и уйти. Но как не хотелось бы прибегать к этому варианту, когда долгожданная цель так близка. При этом варианте о Питере и думать нечего было. Только возвращение в Чечню, а оно стало опасно. И не только из-за спецназа, охотившегося за ним, но и из-за бывших соратников, которые узнают его истинное лицо. Останется последний шанс выжить – уйти в Грузию. Но и при этом он, как одинокий волк, сначала должен будет затаиться в горах, благо скрытные места для этого есть. Недоступные ни для кого, ни для друзей, которых, впрочем, у него не останется, ни для врагов, количество которых многократно увеличится, кровных врагов! Нет! Этого не должно произойти! Даже взяв Карэна, ФСБ не должна сразу расколоть его. Тот не дурак, чтобы раскрывать свою связь с террористом, становясь его сообщником. Да и связи, в принципе, между ними прямой никогда не было. Герхард будет спасать свою шкуру и выложит все! Но, во-первых, какая вера наемнику? Во-вторых, он не знает о связях Джумы в Москве. Их знает Богаев, но и ему нет смысла особо афишировать свою роль в отходе Джумы, он выступит жертвой шантажа, да и точного места и времени встречи с курьером не знает никто. Пока никто! Этого даже Карэн не узнает, лишь сам курьер. А вот просчитать его «спецы» ФСБ не смогут, слишком незаметная и неизвестная для них фигура сыграет эту важную роль. По крайней мере, быстро просчитать не смогут!

А ему, Джуме, лишь бы до Питера добраться. Лишь бы скрыться в толпе Лиговки. Дальше он будет полностью контролировать обстановку. Для перехода границы, кроме плана с Карэном и Кларой Кунэ, у Джумы были еще два запасных варианта. Так что в Финляндию он уйдет! Из Питера уйдет однозначно! В этом Бандит не сомневался! Лишь бы встретить курьера и достичь Северной столицы.

Он посмотрел на время, набрал мобильный номер:

– Выходите на встречу! И предупреждаю, как и договаривались, об этом никто не должен знать. Жду!

На звонок Дмитрия к телефону подошла мать.

– Привет, мам, это я!

– Наконец-то! Ты в порядке?

– В полном порядке. Оля дома?

– Конечно, и стоит рядом со мной.

– Понимаешь...

– Все я понимаю, еще не выжила из ума! Да и Оля рассказала мне о ваших отношениях.

– Я сегодня заберу ее от тебя, с ее, естественно, согласия.

– Что ж, дело молодое, я вам не помеха! Поступайте, как велят вам ваши сердца. Ты только не обижай ее, сын.

– Да ты что, мама?

– Знаю, какой ты бываешь, когда у тебя что-то на службе не так выходит. А случайно брошенным словом, знаешь, как можно незаслуженно обидеть человека? Особенно ее, Олю, и так пережившую то, чего и врагу не пожелаешь.

– Мам, я клянусь тебе...

– Это ты ей клянись. Передаю трубку.

– Здравствуй, Оля!

– Здравствуй!

– Я очень хочу тебя видеть.

– Я тоже, и что этому мешает?

– Сейчас ничего. Ты соберись, я заеду за тобой.

– Хорошо, я жду тебя!

Горелов на такси добрался до стоянки. Взял джип. На этот раз дежурил незнакомый охранник, что, впрочем, никак не сказалось на отношении к его, Горелова, персоне. Молодой парень услужливо вынес журнал регистрации техники прямо на выезд. Не выходя из автомобиля, Дмитрий расписался в нем. Цепь упала, и майор поехал к дому Кириллова.

Дверь открыла мать.

– Заходи, пропащая твоя душа! Дай хоть поцелую родного сына.

Дмитрий обнял мать.

В это время в прихожую вошла Оля. Горелов замер. Перед ним стояла стройная женщина, одетая в строгий костюм, облегающий ее красивую фигуру. На лице – минимум косметики, только губы немного подведены да ресницы приподняты тушью.

Попрощавшись с матерью, Дмитрий с Ольгой вышли из дома. Дима открыл перед невестой дверь джипа:

– Садись, Оля, и подожди, пожалуйста, минуту, мне надо звонок по службе сделать.

Он обошел джип, встал у двери водителя, набрал номер Яшкина.

– Влад?

– Я!

– Горелов! Ну, что там у нас?

– Ничего.

Дима спросил:

– Объект так и не выходил на связь?

– Нет, Дима, полная тишина.

– Карэн?

И по Апяну майор Яшкин дал информацию:

– Дома! Базарит со своей охраной, так, впустую, иногда к бутылке прикладывается, но редко. Особой озабоченности в голосе не замечено. Он спокоен, Дима! На вечер, как обычно, вызвал проституток. Все, как всегда. Ему звонил какой-то Рома, приглашал в сауну, Карэн отказался.

– Может, это и был сигнал? – спросил Горелов.

Влад ненадолго замолчал, видимо, еще раз просчитывая этот вариант. Ответил не без доли сомнения:

– Я тоже об этом подумал, но после звонка никакого шевеления в особняке Апяна не произошло, никто его не покидал, никто из дома никому не звонил.

– Галина?

– Тоже дома. То ли спит, то ли книгу читает, но ни телевизор, ни магнитофон не включены. Да, мать ей звонила.

– Вот как? О чем они говорили?

Это обстоятельство удивило Горелова, но не насторожило, почему бы Маргарите Петровне и не позвонить любимой дочурке?

– Пустяки! Мать собралась к кому-то в гости, спросила, не хочет ли дочь составить ей компанию. Галина ответила отказом. Больше она ни с кем не контактировала, кроме охранника, ну, ты понимаешь, о чем я... По-моему, абрек не слишком доволен ее ненасытностью в сексе. Час назад между ними возникла ссора на этой почве, после чего джигит отправился спать, это точно, его храп отчетливо слышен. О Галине я уже сказал.

– Ясно. Кто у нас где?

– Карэна пасут ребята «Следа» во главе с Паком. Галину – Лакшин с двумя моими ребятами.

– Тачки на преследование готовы?

– И машины, и водители готовы. Четыре экипажа. Этого, думаю, будет достаточно.

– Плюс я на своем, то есть кирилловском, джипе пойду! Построение преследования определим по ходу движения. Что с группой захвата? Я с Веригиным насчет нее договаривался.

– Не в курсе! Узнать?

– Генерал у себя?

– Был в Управлении.

– Не надо, а то у него возникнет куча вопросов. Все мне ясно. Я сейчас возле дома командира, через час буду у себя. Без особой необходимости не тревожь, только если пройдет сеанс связи Джумы. Я с тобой сам свяжусь, Влад.

– Понимаю, наверное, с Ольгой домой едешь?

– Догадливый.

– Ладно, любитесь, пока есть время.

– Все, друг, конец связи.

– Давай, жених!

Дмитрий сел за руль, и джип выехал на проспект. У цветочных киосков Горелов остановился, купил большой, в пятнадцать крупных роз, букет.

– Ой! – воскликнула Ольга, принимая цветы. – Зачем так много, Дима?

– Мы ими всю спальню усыплем, красиво будет! Ты любишь цветы?

– Люблю, конечно, только не дарил мне цветы никто, даже бывший муж.

– Забудь о нем.

Вскоре молодые поднялись в квартиру Гореловых. Ольга была приятно удивлена чистотой, какой сияла квартира. К порядку и аккуратности майор был приучен с детства.

Они расставили цветы в спальне, Дима включил тихую музыку, обнял невесту:

– Оля! Я так люблю тебя, и... хочу тебя!

Горелов поднял ее на руки, уложил на постель...

Через час, счастливый и удовлетворенный, накинув халат, Дмитрий вышел в гостиную, закурил, в блаженстве закрыв глаза.

Невольно он сравнил Ольгу с бывшей женой.

Такого наслаждения он с Галиной никогда не испытывал. Та была развратнее, ненасытнее, злее в постели. Оля же – само воплощение нежности и ласки. Как ее руки гладили его спину! Мурашки пробежали по телу Горелова, и он почувствовал озноб только от одного воспоминания о близости. А какое у Оли тело! Пластичное, шелковистое, послушное тело.

Время перестало существовать для них. Выйдя в очередной раз в гостиную перекурить, Горелов с удивлением обнаружил, что уже семь часов вечера. А казалось, они только что переступили порог квартиры.

И тут же в Дмитрии сработал профессионал.

Семь вечера, а Влад не позвонил ему. Значит?..

Он взял трубку сотового телефона, набрал номер кабинета друга.

Владислав ответил сразу, узнав абонента по определителю номера:

– Освободился, Дмитрий?

– Ты что, этого ждал? Поэтому и молчал?

– Не совсем так, но и мешать вам не хотел.

– Что? Сеанс до сих пор не состоялся?

– Нет!

– Это точно?

– О чем ты спрашиваешь? Подразделение «Р» на нас работает! Ни с Карэном, ни с Галиной Джума не связывался. И между собой они не общались.

– Так! Подожди! Будь на месте, я минут через десять перезвоню.

Вошла Ольга.

– Что-нибудь случилось, Дима? – спросила она.

– Да как тебе сказать...

– Скажи, как есть, если, конечно, имеешь на это право. Я ни на чем не настаиваю.

– Не знаю, Оля! Пока ничего тебе сказать не могу. Я сам не все понимаю. Не обижайся только, прошу тебя!

– Ну что ты, Дима!

Она погладила его непослушные, седые, короткие волосы:

– Я пойду займусь ужином. Что приготовить? Мама положила уйму продуктов.

– На твое усмотрение, дорогая! Я в еде неприхотлив, бывало, и змеями питался, и пауков ел!

– Фу, Дим, ну как можно такое есть?

– Прижмет, не то съешь! Готовь, что хочешь, я полностью полагаюсь на твой вкус.

Ольга ушла на кухню, Горелов же прошел в ванную, принял душ, оделся в спортивный костюм. На софе в гостиной разложил бронекостюм, джинсы, теплую рубашку с кожаной безрукавкой, во внутреннем кармане которой лежал специальный пистолет повышенной бронебойности – «гюрза». В кейсе, который он поставил рядом, – «бизон-3», «клин», специальные средства для антитеррористических операций.

Кода они сели за стол в кухне, Оля заметила сильную озабоченность Горелова. И приняла ее на свой счет:

– Что-то было не так, Дима?

– Что ты, Оленька! Такого наслаждения от близости с женщиной я никогда не испытывал, правда, и женщина была всего одна. Но сейчас я думаю о другом. Ты спрашивала, не случилось ли что? Пока нет, но может случиться! Дело в том, что сегодня ночью мы, то есть специальная группа, должны задержать очень опасного преступника. Он же должен дать о себе знать своим подельникам, на чем мы и строим план операции. Но бандит почему-то не делает этого! И это сильно тревожит меня. Его нельзя оставлять на свободе, на его совести сотни жизней, это не человек, это хищный зверь! Коварный и хитрый зверь! Самое плохое, что я не понимаю его. Он действует неординарно. Хотя, в принципе, еще есть время на то, чтобы он обозначился. Но, по моим расчетам, он должен был уже это сделать. Не сделал! Отсюда и перемена в моем состоянии. Понимаешь, дорогая, не могу я упустить эту кровожадную тварь! И извини, что не уделяю тебе того внимания, которого ты заслужила.

Он сел рядом с ней, обнял, поцеловал.

– Я все поняла, Дим, не надо извиняться. И если я мешаю, то могу уехать к маме. Безо всякой обиды, поверь!

Дмитрию было по душе, что Ольга с полуслова понимает его, но отпустить ее к матери не хотелось. Может, это эгоистично с его стороны, но Горелов желал, чтобы возлюбленная дождалась его здесь. Одна! Поэтому и сказал:

– Нет, нет, я хочу, чтобы ты была рядом. Мы не должны больше расставаться. По крайней мере, вне службы. Твое присутствие мне просто необходимо. Иди ко мне...

Ольга села к нему на колени. Дмитрий прошептал ей на ухо:

– Ты самая прекрасная женщина на свете. Я люблю тебя!

– Я тебя тоже люблю, Дима! Но, по-моему, ты кому-то обещал позвонить?

– Черт, совсем забыл!

Они прошли в комнату, сели за журнальный столик. Оля видела, в каком напряжении находится ее любимый. И хотела бы помочь ему, но что она могла?

Дмитрий между тем вновь набрал номер Яшкина.

– Слушаю тебя, Дим, – тут же ответил Влад.

Горелов спросил:

– Все по-прежнему?

И получил ответ:

– К сожалению, да!

Дмитрий выдержал паузу, принимая новое решение:

– Время 20–05. Если до 21–00 сеанса связи не последует, подъезжай ко мне, будем вскрывать второй объект!

На этот раз вопрос задал Яшкин:

– Что это даст?

– Как бы мы не упустили Галину, Влад!

– Но звонка-то Джумы или Карэна не было?

– Его вообще могло не быть! Мы же основываемся на показаниях Богаева, а тот мог и солгать. А потом прикинуться дурачком, что все перепутал с испугу.

– Ты считаешь, что Галина могла уже покинуть квартиру?

– Да!

– А как же «прослушка» и наблюдение?

Горелов спросил:

– А что, собственно, зафиксировала «прослушка» за последние два часа? Храп абрека? А из дома она могла уйти, переодевшись мужчиной! Так, Влад, я меняю решение. Сажай на связь кого хочешь, сам же рви ко мне. Не будем терять времени. По ходу передай группе преследования, пусть выдвигается по юго-западному шоссе, за МКАД, остановится и рассредоточится, соблюдая дистанцию визуального контроля между собой. Своим наблюдателям дай команду приготовиться к выносу двери в квартиру Галины и ждать нас. В хату пойду я, ты прикроешь. Выполняй!

– Веригину и об этом не будем сообщать?

– Влад! Не теряй времени, с генералом разберемся, как след возьмем!

– Понял, выполняю! Оружие брать?

– Табельный «ПМ», у меня арсенал приличный, поделюсь с другом. Жду!

Дмитрий отключил связь.

Ольга с тревогой и какой-то ревностью смотрела на того, кого уже считала своим мужем.

– Так твоя бывшая жена замешана в деле? И ты едешь к ней?

– Да! Но только для того, чтобы арестовать ее.

– Тебе предстоит стрелять, Дима?

– Не знаю. Вряд ли. Но ты не волнуйся. Такова моя работа, и я неплохо, поверь, подготовлен к акциям такого рода, тем более защищен. Видишь на софе костюм, внешне похожий на спальную пижаму?

– Да.

– Это бронекостюм. Пуля его не пробивает. Самое плохое, что может случиться, это болевой шок и шикарный синяк в месте поражения. Так что не волнуйся.

Ольга приникла к нему:

– Я боюсь за тебя, Дима!

Горелов улыбнулся, спросив:

– А что же будет, когда мне придется вернуться в Чечню?

Оля внезапно ответила то, чего никак не ожидал боевой майор:

– Я поеду с тобой!

– Что?

– Поеду с тобой! Пойду к твоему начальнику и буду просить, чтобы меня определили куда-нибудь в полевой госпиталь, рядом с твоим отрядом.

– Ты это серьезно?

– Абсолютно.

– Нет, Оля, так не пойдет...

Договорить Дима не успел, внизу, со двора, прозвучал сигнал подъехавшей машины Влада. Ольга сказала:

– Вот и друг твой приехал. А ты еще не собрался.

Горелов быстро и молча оделся, пообещал:

– Вернусь, мы с тобой насчет Чечни еще поговорим!

У джипа Кириллова его ждал майор Яшкин.

– Ну, ты чего застрял, Герой? Никак от молодой жены оторваться не мог?

– Ты прикинь, Влад, – открывая машину, сказал другу Горелов, – знаешь, что моя Ольга надумала? Собралась со мной в Чечню! К Веригину хочет пойти.

– И чем ты недоволен? Всегда жена под рукой будет. Не каждая на это решится!

– Мне своих забот там хватает, еще о ней переживай!

– Тогда сделай так, чтобы она физически не могла воплотить свой план в жизнь.

Горелов посмотрел на друга, не понимая, на что тот намекает.

– Как это?

– Беременных даже на мирную работу не берут, какая тут может быть Чечня? И к тому же ты хочешь иметь детей?

– Молодчик, Влад! Эта идея очень хорошая, приятная и своевременная! Как я об этом сам не подумал?

– Зачем тебе думать было? Задел ты уже наверняка сделал!

– Может быть... но хорош об этом. Давай по теме! Твои ребята что от Галины докладывают?

– Слушают ее разговоры с абреком.

– Да? Она заговорила?

– Заговорила, и мне кажется, вломившись к ней, мы окажемся в таком дерьме...

– Неужели Джума «развел» нас?

– Он сильный противник!

– Плевать! Я его все одно достану! Но с Галиной работаем, как я сказал. Дальше посмотрим. Карэн на месте?

– Дома.

– После Галины, если не застанем ее в квартире, займемся местным авторитетом. Но ниточку к Бандиту ухватим, должны ухватить! Чувствовал я, что где-то у нас недочет, сейчас и будем определять, где прокололись. Так, дом Галины рядом. Оставим машину здесь. Возьми, Влад, из кейса «бизон» и «клин», отсюда пойдем пешком.

загрузка...