загрузка...

    Реклама

Москва, суббота, 1 июня 2002 г

Горелов припарковал джип прямо возле торгового ларька. Больше просто не было подходящего места. Продавец хотел было возмутиться, но, увидев, как пассажир крутой «Тойоты» прячет под курткой пистолеты-пулеметы, решил в перепалку не вступать. Он на всякий случай закрыл ларек. Достал банку пива и соленые орешки, выключил свет и начал ждать, когда джип с вооруженными людьми отойдет от торговой точки.

Горелов с Яшкиным подошли к дому, куда Горелов раньше так стремился и где, как ему еще совсем недавно казалось, он проводил самые счастливые дни своей жизни. Сейчас же он шел в квартиру врага. Яшкин связался с группой наблюдения.

Лакшин с сотрудниками отдела Владислава находились в подъезде.

Дверь, замененная после недавнего нежданного визита Горелова на металлическую, была готова к выносу. В квартире особых движений не прослушивалось, лишь отдельные малозначащие фразы, к операции никакого отношения не имевшие.

Горелов приказал:

– Всем вниз, саперу и Яшкину остаться!

Офицеры группы наблюдения выполнили приказ.

Дмитрий обратился к саперу:

– Лейтенант, твои «игрушки» рванут серьезно?

– Нет, товарищ майор, я применил заряды малой мощности и направленного действия, но отойти немного за стену, естественно, придется. Взрывы будут не громче хлопков взрывпакетов. Дверь упадет внутрь.

– Управление взрывным устройством дистанционное?

– Таймерное.

– Тогда так, строиться на лестнице ближе к стене в следующем порядке: впереди – я, за мной Влад, последним – лейтенант. Таймер на одну минуту, начали!

Сапер включил таймер, отошел согласно приказу майора, Горелов приготовил к бою «клин», Яшкин – «бизон».

Раздался взрыв и грохот от падения срезанной вместе с коробкой металлической двери, причем последнее наделало больше шума, чем сам взрыв.

Горелов тут же ворвался через пороховую завесу в образовавшийся проем, держа в руке «клин».

На грохот в коридор выскочил и абрек. Был он высокого роста, широкоплеч. В спортивном костюме, без оружия. В его фигуре Горелов сразу распознал квалифицированного специалиста рукопашного боя. Поэтому действовал стремительно и жестко – не дав чеченцу даже боевой стойки принять, коварно ударил стволом пистолета-пулемета прямо в зубы, кроша их. Затем тычок в солнечное сплетение все тем же стволом «клина» с одновременным ударом ноги в пах. Охранник и любовник Галины был мгновенно выведен из строя. Дмитрий вошел в гостиную, где у окна стояла Галина, с ужасом глядя на вновь нежданно появившегося бывшего мужа.

Яшкин же, при помощи наручников и клейкой ленты, быстро упаковал чечена. Вышел на лестничную площадку, где начали собираться соседи. Взрыв и грохот подняли на ноги всех обитателей подъезда. Майору пришлось объяснять, что ничего страшного не произошло, Служба спасения МЧС просто выбила случайно захлопнувшуюся металлическую дверь.

Горелов в гостиной в упор смотрел на бывшую супругу, которая начала приходить в себя:

– Это опять ты, Горелов?

– Как видишь!

– Что на этот раз привело тебя сюда, да еще таким варварским способом? Учти, теперь так просто твои выкрутасы не пройдут! Тебе придется оплатить ремонт и моральный ущерб.

– Оплатить? – тихо спросил Дмитрий. – Кому? Тебе? Карэну? Тому ублюдку, что лежит на кухне? Или... может быть, самому Джуме-Бандиту?

Галина заметно побледнела. Горелов понял, что попал в цель:

– Что же ты замолчала, Галина? Кому конкретно я должен заплатить?

– Естественно, мне! При чем здесь Карэн, с которым у меня все кончено, и тот, которого ты еще назвал, не считая Гоги, избитого тобой? Избитого ни за что!

– Ну-ка, сядь на кровать! – приказал Дмитрий.

– Мне и здесь неплохо.

– Ты не поняла? – Горелов повысил голос и сделал шаг в сторону Галины.

– Не подходи ко мне, иначе я выброшусь из окна, – предупредила женщина.

– Даже так? Что ж, дело твое, выбрасывайся! Разговор можно и на улице продолжить.

– Ну чего тебе, Горелов, от меня надо? – Галина явно изменила решение прыгнуть на улицу. – Ведь мы уже во всем разобрались, бумагу на развод я тебе подписала, чего ты прицепился ко мне? У тебя своя жизнь, у меня – своя!

– Если бы так! Но... короче, дорогая, либо ты сейчас садишься на кровать и отвечаешь на интересующие меня вопросы, либо я применяю силу! Ты даже в окно выпрыгнуть не сумеешь! Во-первых, я не дам тебе этого сделать, во-вторых, ты и сама не решишься на это. Для самоубийства нужно иметь силу воли, которой у тебя нет. Так что? Мне применять силу?

Горелов вплотную подошел к Галине.

И она отчетливо увидела перед собой безжалостные глаза человека, способного убить. Те глаза, которые так испугали ее во время недавней встречи в обществе Карэна.

– Ну?

– Что ты от меня хочешь?

– На кровать, сука! – резко приказал Горелов.

Галина невольно отошла от окна и села на постель.

– Вот так! А теперь вопросы: почему ты не поехала на встречу с Джумой?

– Я не понимаю, о каком Джуме ты все время твердишь. Не знаю я никакого Джуму!

Горелов взглянул на часы: 21–07!

– Знаешь, дорогая, я не буду тебе объяснять, откуда мы в ФСБ знаем о связи кровавого Джумы и его «шестерки» Кары Богаева с Карэном и Кларой Кунэ. Мы знаем об этом, и для тебя этого достаточно! Хотя ты и сама обо всем прекрасно проинформирована. И обладаешь на данный момент большей информацией, чем мы. Тебе известен план передачи Джуме по пути на Питер загранпаспорта и крупной суммы денег. Нам же он, к сожалению, во всех деталях неизвестен. Вот ты и должна прояснить обстановку, рассказать о том, чего мы не знаем.

– Бред какой-то, – Галина отвернулась.

Горелов развернул за подбородок ее лицо к себе:

– Бред, говоришь? Ты еще не поняла, с кем имеешь дело? За твоей квартирой и домом Карэна после захвата Богаева тщательно следят. Да-да, Кара у нас. Неприятная новость для твоего главного любовника, не так ли? Но он о ней пока не узнает! Так вот, после захвата оборотня Богаева за вами, голубками, было установлено тотальное наблюдение. Тебе это ни о чем не говорит?

Галина молчала. Дмитрий продолжал монолог:

– На пленке прослушивающих устройств четко зафиксированы даже подробности твоих животных случек со своим абреком-охранником. Я уже не говорю о телефонных переговорах и показаниях тех, кто тесно связан с вашей преступной террористической группировкой. Именно так мы квалифицируем вашу шоблу! Ты должна была сыграть роль курьера для встречи с Джумой. Почему не отправилась на нее?

– Хреновый ты, оказывается, сыщик, Горелов! Да мало ли о чем я разговаривала с Карэном? У меня, как убедился сам, другой мужчина, ну а уж как мы с ним трахаемся, ни тебя, ни твою ФСБ не должно волновать! И ни Карэн, ни ты, ни твой, как его... Джума, мне и в столб не уперлись, понял, Герой?

– Понял, Галя, понял! – неожиданно как-то устало проговорил Дмитрий.

Галина почувствовала в спокойном голосе Горелова скрытую, серьезную для себя опасность. Не так должен был среагировать бывший муж на ее выпад. И ей вдруг стало очень страшно.

Дмитрий закурил:

– Ты, красавица, меня хорошо знаешь?

– Неплохо! А что?

– Нет, плохо! Про разборки в кафе, где полегла банда наемных убийц Богдана и люди Сагии, слышала?

– Что-то было, – осторожно ответила Галина. – Или по телевизору видела, или Карэн рассказывал. Не помню! А при чем здесь это?

– А при том, что всех их положил я! Вот этими самыми руками, – он вытянул вперед руки. – И расстрелял я их спокойно, словно тараканов раздавил.

– К чему ты мне это говоришь?

– А к тому, что если через двадцать минут, больше времени я тебе дать не могу, ты не обозначишь мне курьера, который пошел к Джуме вместо тебя, не назовешь, кто, где и когда должен встретиться с Бандитом, а также не поведаешь о ближайших планах Карэна, то произойдет следующее. Я со своим другом уйду отсюда. Тебя же с абреком вывезут за город, в лес, где ближе к обеду завтрашнего дня твой зверски изнасилованный и обезображенный труп обнаружит «случайный» любитель летних пейзажей. Подозрение в изнасиловании и убийстве падет на твоего любовника! Его будет решено задержать. Но он, дурак, захочет оказать сопротивление и в результате будет убит.

Галина слушала, и тело ее покрывалось испариной, Горелов же продолжал:

– Так закончится твоя жизнь! Ну а нужные мне сведения я получу и от Карэна. Он умнее тебя и расскажет все. Но тебе от этого уже легче не будет. И я, клянусь тебе матерью, сделаю это! Время пошло!

Горелов закурил, прошелся по комнате.

Галина вспылила:

– Какое право ты имеешь решать судьбы людские? Ты? Служитель закона! Или для тебя он не существует? Ты выше его? Ты – бог?

– Галя, – спокойно ответил ей Дмитрий, – к чему эта гневная тирада? На меня она не подействовала, так что не теряй времени. Прошло две минуты, осталось восемнадцать. Думай! Делай выбор! Но, поверь, я выполню обещанное, и ты, умирая, пожалеешь, что мать произвела тебя на свет.

– Мстишь, да? Пользуешься своим положением? Да пошел ты!

Горелов брезгливо взглянул на нее, достал сотовый телефон, набрал свой собственный номер:

– Алло! Капитан Дергачев? Майор Горелов! Готовь к работе Горбуна. Кажется, мне придется пойти ему на уступку... да, обычное для него дело... инструмент ему отдай! Я сообщу, когда и куда его доставить. Все!

Дмитрий отключился, вновь закурил, затушив прежний окурок прямо о шикарный импортный ковер, прожигая его.

– Ты блефуешь, Горелов! – выкрикнула Галина, услышав имя прославившегося на всю столицу недавно задержанного, как сообщали СМИ, серийного маньяка по прозвищу Горбун. Садиста, зверски убивавшего, насилуя перед этим, женщин ее возраста.

– Дорогая! Ты будешь иметь возможность на себе проверить свое предположение! Прошло десять минут, осталось также десять, 50 на 50! А ты еще ничего путного не сказала. Зря! После истечения назначенного мной времени я тебя слушать не буду, что бы ты ни говорила.

На девятнадцатой минуте Горелов воскликнул:

– Все, дорогая, твое время подходит к концу, пошла последняя минута! Мне очень жаль, но... ты сама решила свою участь. Офицер! – вызвал Дмитрий Влада.

– Да, товарищ майор?

– Эту в лес! На условленное место, туда же доставят Горбуна, проследишь, чтобы тот поработал на славу. Как только он разделает эту особу, – Горелов указал на Галину, – маньяка обратно в камеру! Джигита оставить здесь, под охраной, и завтра, часов в семь вечера, приведя в порядок, расстрелять. Не забудьте вложить ему в лапы ствол из Чечни. Выполняй задачу! Я к Карэну!

– Все понял, товарищ майор!

– Прощай, Галина, я должен держать слово. Но, поверь, мне жалко тебя. Все! Пошел я!

Майор развернулся, пошел к выходу...

И тут Галина не выдержала:

– Горелов! Стой! Подожди, прошу!

– Ты что-то хочешь сказать мне на прощание? Сообщить последнюю волю перед казнью?

– Нет! Я все скажу! Отмени свой приказ! Прошу тебя!

– Это против моих правил – нарушать слово, но для бывшей жены, думаю, можно сделать исключение. Офицер, подождите, пожалуйста, на кухне.

– Есть, товарищ майор!

Когда Яшкин вышел, Горелов присел в кресло:

– Я слушаю тебя, Галина.

– Когда... когда приезжал к Карэну чеченец, этот Кара, они долго говорили между собой. Потом встретили иностранку. Меня изолировали, поэтому я не знаю, о чем они договаривались втроем. Затем Карэн вызвал меня. Он сказал, что я должна уговорить свою мать за хорошие деньги в определенное время и место доставить одному чеченцу сумку...

– Постой, постой, мать? Маргариту Петровну?

– Да.

– Дальше?

Горелов автоматически закурил, эта новость кардинально меняла все расклады, на которые делали ставку офицеры ФСБ. Галина продолжила:

– Мать согласилась, тем более за такие деньги!

– Сколько ей обещал Карэн?

– Он не обещал, он сразу заплатил, авансом после согласия. Три тысячи долларов.

– Итак?

– Мать должна была дождаться звонка от этого человека, ей предоставлялась машина, которая с момента договора постоянно дежурила возле нашего дома, чтобы в любое время доставить маму к нужному месту. Кейс ей был передан вместе с гонораром. После передачи груза мать должна вернуться поездом. А мне Карэн приказал все время находиться дома. Сегодня мама позвонила и пригласила пойти с ней в гости. Я отказалась. Это был сигнал, что незнакомец ей позвонил и назначил встречу. Она отправилась на нее!

– Е... твою мать! Точно! Она же звонила сюда сегодня. Ну, Джума, ну, волчара хитрый. Так, хорошо! Теперь напрягись, и вспомни, куда и к какому времени должна прибыть Маргарита Петровна для встречи с Джумой?

– А чего тут напрягаться, мать сразу мне сказала, что предварительно встреча планируется ночью, вот только город какой-то назвала, то ли Гжельск, то ли Гжальск, точно не помню!

Горелов помог Галине:

– А может, Ряжск?

– Вот! Точно, Ряжск! А где это? Далеко?

Дмитрий проигнорировал вопрос Галины, задав свой:

– Когда твоя мать должна была выехать?

– Не знаю, но думаю, сейчас ее уже нет в Москве.

– Отлично!

Горелов бросил окурок в цветочную вазу.

– Вот сейчас, Галина, ты за все время сказала правду!

– Надеюсь, теперь ты оставишь меня в покое?

– Убивать не буду, это обещаю, слово офицера!

Вошел Яшкин. Дмитрий приказал:

– Подружку и ее джигита держать здесь под охраной до особого распоряжения. Срочно вызвать слесарей, чтобы дверь хоть как-то закрепили. Вариант с Горбуном отменяется, сообщи об этом капитану Дергачеву. Лично контролируй все их телефонные переговоры. Женщина теперь будет послушна, как овечка, и с джигитом договорись. Будет НЭ ПОНИМАТ, отстрели ему одно яйцо, к чертовой матери! Все! Я уехал!

– Все будет сделано, как вы сказали, товарищ майор!

Горелов вышел на улицу, набрал номер Яшкина:

– Влад! Оставь за себя старшего, проинструктируй его и спускайся вниз, я буду ждать тебя в сквере.

– Добро!

Дмитрий присел на скамейку.

Вот оно, значит, как вышло?

Галину изначально подставили как приманку. Поэтому-то он так легко и вышел на нее, решив, что только она идеально подходит для роли курьера. Оказывается, Джума придумал более сложный ход. Но почему он так страхуется? Ведь все идет по его плану. Чем объяснить эту чрезмерную перестраховку? Нервы сдают? Нет, с этим у него полный порядок. Тогда только тем, что он допускает возможность сбоя. И это плохо! Это означает, что уходит он сжатый в пружину, готовый немедленно отразить нападение, и, главное, ожидающий действий против себя!

Но каким бы супером ни был Джума, в таком состоянии он долго оставаться не сможет, даже если применит специальные средства против сна и тонизирующие препараты, улучшающие реакцию, заставляющие мозг постоянно работать. Расслабление обязательно наступит. Где он может ожидать засады, если такой вариант принят им как реально возможный? В Ряжске, при встрече с курьером? Но на нее он отправит, скорее всего, кого-нибудь из своего сопровождения, сам «светиться» не будет. Посмотрит со стороны, как произойдет встреча, и сделает соответствующие выводы. Там мы его пропустим! На перегоне до Рязани? Да! Но там он будет лишь отслеживать обстановку. Самый пик его напряженности наступит при пересадке на питерский поезд в Рязани. Вот здесь он будет сосредоточен до предела! И пересядет в другой состав один, отправив сопровождение с курьером московским поездом. По его расчету, мы можем знать их. По ним и будем ориентироваться. Самого же Джуму, после перевоплощения, узнать спецслужба не сможет. Его описание могут дать лишь подельники. Таким образом, чтобы вычислить Бандита, нам надо сначала взять их, а они свободно могут подать шефу, при своем задержании, сигнал опасности! И тогда Джума покинет поезд. Может, на этом и сыграть? Дать возможность бандитам предупредить Джуму, и когда тот дернется, произвести захват группой, следующей в питерском поезде? А если бандит не дернется? Или ребята группы оплошают? И потом, пассажиры – потенциальное прикрытие Бандита! Стоит Джуме понять, что обложен, как он сразу же захватит заложников. Ему много людей не надо, достаточно попутчиков из купе. И тогда все усложнится. Попробуй обезвредь его, не рискуя жизнями людей. Следовательно, придется вступать с Джумой в переговоры. Власти заставят сделать это! Нет, этот вариант отпадает. Пропускаем Джуму и в Рязани. Пусть спокойно едет. С каждым часом он будет становиться спокойнее. Постепенно наступит расслабление. Транквилизаторы в спокойном состоянии начнут обратное действие, он утратит остроту бдительности. А вот его дружков придется брать в Москве. Брать сразу троих, вырубая газом, чтобы они не успели подать тревожного сигнала. Это сделать несложно! Маргариту Петровну придется тоже угостить «Ударом», она вполне может иметь задачу следить за этой троицей! И вот тогда, получив описание Джумы, информацию, под какой личиной он едет, если не удастся это вычислить в момент пересадки, и готовить ему ловушку...

Подошел майор Яшкин.

– У меня все, Диман!

– Посиди пока молча, мне надо мысль закончить.

– Ну, тогда я прогуляюсь, думай, мыслитель.

Владислав отошел, Дмитрий вернулся к прерванным размышлениям:

...готовить ему ловушку и атаковать в самое неудобное для него время. Днем! Московский поезд прибудет в столицу около шести утра, питерский в Санкт-Петербург в шестнадцать с копейками.

Если с шести до семи осуществить захват подельников Джумы и матери Галины, до восьми часов «расколоть» их, то Горелову удастся подсесть в поезд к Бандиту где-то в Борисове, в 11–27, или Ковальске, в 14–40.

Последний вариант отпадает. Не успеет Горелов как следует организовать захват Джумы за полтора часа до прибытия состава на конечную станцию. Пассажиры начнут готовиться к высадке, сдавать белье, коридоры вагонов будут полны, что и помешает акции. А вот полдвенадцатого – самое то!

Где-то в час можно будет и провести захват, предварительно убрав людей из соседних купе, ну и от Бандита, естественно.

Это с учетом того, что сопровождение Джумы уйдет в Москву. Если же оно последует за хозяином, что выяснится в четыре часа, будем думать, что делать в этом случае.

Сейчас остается отправиться в Ряжск. Лично убедиться, как «уважаемая» Маргарита Петровна сядет в поезд. Обогнать его и посмотреть за пересадкой Джумы. Оттуда связаться с Веригиным, согласовать свои действия с генералом и гнать в Борисов.

Да, так и следует поступить!

И только сейчас Дмитрий почувствовал облегчение. Игра Джумы стала ему понятна. И если не произойдет непредвиденных обстоятельств, кровавому бандиту от майора не уйти. Он знал, как взять Джуму в поезде! Даже если тот прикроется своим сопровождением.

– Влад! – позвал друга Горелов. – Ты вот что, брат! Езжай отдыхай до четырех утра. Я поехал в Ряжск. За мной отправь одну машину прикрытия, остальным – отбой! В 4-30 я свяжусь с тобой. До этого отдай распоряжение подготовиться группе «Смерч» провести захват на Казанском вокзале четверых человек, известных тебе Мартына с компанией и бывшую мою тещу. Она – враг и сама выбрала себе дорогу. Захват произвести одновременно, синхронно, по варианту «А». Спланировать его после того, как Мартын свяжется с Карэном, если это произойдет. Нам главное узнать, будут ли встречать группу прикрытия Джумы в Москве, и если да, то брать бандитов вместе со встречающими. Карэн ни в коем случае не должен узнать, что компанию Мартына повязали. Тогда он тут же слиняет, и помешать ему мы не сможем. А мне он нужен! Очень нужен! Но все еще может измениться. Об изменениях в плане я немедленно сообщу тебе.

– Ты сам решил идти на Джуму?

– Никто лучше меня этого не сделает, Влад! И это не переоценка собственных сил, это реальность! Я знаю его повадки, знаю, что можно ожидать от него, я понял его, Влад! В схватке с таким хищником малейшая оплошность может привести к катастрофическим последствиям. Другой наш специалист этого может не осознать, а я уже сейчас живу мыслями Джумы. Так кому его брать?

– Да... мы Веригину наконец доложимся? Ведь он же перевернет все вверх дном, узнав, что мы начали операцию без его санкции.

– Доложимся! Где-то в полпятого я разбужу его. А утром, в восемь часов, как всегда, пойдешь к нему на доклад ты! Можешь всю инициативу свалить на меня. Но генералу не до разносов будет, он включится в охоту, тем более первые результаты операции ты уже положишь перед ним! И результаты обнадеживающие! Давай, Влад, ставь задачу кому надо и отдыхай. Я поехал в Ряжск. Твой экипаж пусть цепляется по ходу и до райцентра следует не отставая. Единственно, пусть старший наберет мой сотовый номер и сообщит свой. При подъезде к райцентру я поставлю ребятам персональную задачу. Все! Привет всем, генералу особо! Погнал я!

– Один вопрос, Дим?

– Только быстрее.

– Ты Галину на понт брал или решил, на самом деле, любой ценой...

– А ты как думаешь?

– Думаю, все же на понт брал.

– Правильно думаешь. Пока!

Джип с Гореловым вышел на проспект, с него на МКАД, с окружной дороги свернул на юго-восточное шоссе. Он прошел мимо стоявших у обочины машин группы преследования, не сбавляя скорости. В зеркало заднего вида увидел, как головной «Форд» пошел за ним, быстро сближаясь, устанавливая дистанцию визуального контроля.

Тут же раздалась трель сотового телефона Горелова. Тот включил громкую связь в салоне, не снимая трубки с панели, ответил:

– Майор Горелов!

– Капитан Борзов, Геннадий! Мой мобильный номер...

– Не спеши, я занесу его в память, так, давай!

– 8-910...

– Не спеши... продолжай... есть! Нужен будешь, вызову. Где останавливаюсь я, там делаете остановку и вы. Сколько человек в экипаже?

– Со мной трое.

– Вооружение?

– «Бизоны», «ПМ»!

– Понял, конец связи!

загрузка...