загрузка...

    Реклама

Глава 13

Я слушала исповедь Анатолия, едва сдерживаясь от слез. Я догадывалась, что он щадил мои чувства и опускал многие подробности своих скитаний. Осознание того, что нищие попрашайки, мимо которых я проходила каждый день, когда-то были порядочными людьми, пробудило во мне чувство вины. По разным причинам они сбились с пути, и общество отвернулось от них. А я до сих пор была представительницей этого бездушного общества. «Но если мне удастся спасти хотя бы этого человека, то я буду о себе лучшего мнения», – подумала я.

– Скажи, так это она, ясновидящая Тамара, сыграла со мной эту злую шутку? – спросил бомж, поглаживая трясущимися руками спутанные седые волосы.

Я мысленно повторила этот вопрос, давая задание своему подсознанию установить истину. Мое Я вышло из физического тела и, взлетев под потолок, посмотрело на нас со стороны. Слепни, все было в этих чертовых мухах. Они целыми семьями гнездились в энергетическом теле Анатолия, на на моем их было чуть меньше.

Мое Я, выделенное из тела, преодолело притяжение Земли и вознеслось туда, где вся информация о прошлом, настоящем и будущем землян была отпечатана на астральных клише, удерживая образ слепней. Мое Я блуждало по астральным матрицам, пока не нашло энергетическое сходство. Информация, необходимая мне, была найдена. Осталось только считать и дополнить, чтобы при возвращении моего Я в физическое тело, она не исчезла.

Мое Я увидело комнату, в которой было несколько аквариумов разных форм, но в них обитали не рыбки, а слепни. Женщина с черными волосами стояла около одного из них и делала характерные движения пальцами правой руки, точно сыпала корм. Затем она вышла в другую комнату и села за овальный стол белого цвета. Вошел человек очень похожий на Анатолия. Да, это был он! Они разговаривали, он несколько раз писал цифры на бумаге. Когда он выходил из комнаты, она, улыбаясь, послала вдогонку за Анатолием двух слепней.

Мое Я видело много людей, входящих в эту комнату – мужчин и женщин разного возраста. Но Альбины среди них не было. Отчего-то лицо одной русоволосой девушки так и «лезло в кадр». Понятно, что она имела непосредственное отношение к моему запросу, но какое именно, осталось не ясным.

Мое Я вернулось в свою физическую оболочку. Я вышла из транса. Анатолий напряженно смотрел на меня, я улыбнулась ему, потому что мое путешествие в глубинные слои подсознания оказалось удачным.

– Да, я видела, что так все и было, как ты рассказал. Ты ничего не упоминал о белом овальном столе, за которым вы сидели...

– Точно, был такой стол, – подтвердил Анатолий с воодушевлением. – Значит, ты – настоящая ясновидящая!

– Ну не игрушечная же! Толя, а ты сможешь вспомнить, где находился ее салон?

– Наверно, – неуверенно сказал Ковыга. – Правда, я в том районе давно не был, это далеко от центра. Сейчас все так быстро меняется, но я должен узнать, постараюсь! Помню это рядом с универмагом...

– Но сейчас уже поздно, – вполне здравомысляще сказал бомж. – Тамара уже не принимает...

– Ты прав. Я так рада, что наконец-то напала на след повелительницы слепней, что забыла о времени.

– Слепней! – удивился Анатолий.

Я рассказала ему о возможностях этих энергетических насекомых.

– Еще вчера я бы не поверил, что такое возможно. А сегодня что-то изменилось во мне...

Анатолий не договорил. Из его глаз побежали слезы, он застеснялся и отвернулся от меня. Мне хотелось ему сказать, что я уже видела, как мужчины плачут, причем из-за сущих пустяков.

Передо мной отчетливо встал образ Васика Дыседы. Совершенно не приспособленный к жизни сынок богатого папеньки не раз распускал нюни передо мной из-за того, что от него уходила Нина. Я всегда помогала ему найти его возлюбленную и мирила их. Почему бы теперь Васику не помочь мне!

Я позвонила ему домой.

– Слушаю, – вяло ответил он.

– Привет, Васик! Мне нужна твоя помощь, – с ходу сказала я. – Покатаешь меня завтра по Москве?

– Ольга, ты не сбрендила? Я же теперь работаю! Приезжаю домой и валюсь на кровать. У меня нет сил даже раздеться. Вот и сегодня Нина стащила с меня брюки, принесла поесть в постель и даже разрешила покурить лежа.

– Васик, ты что грузчиком работаешь? – спросила я, подумав, что не знаю последних новостей из его жизни.

– Подкалываешь, да? Грузчиком! Как работал менеджером в «Лаборатории охранных систем», так и работаю. Это адский труд! Порой с такими запросами клиент зайдет, так вымотает, что пять минут общения с ним целой рабочей недели стоит!

– Васик, а ты отпросись на завтра, хотя бы на пол-денька, отдохнешь от работы...

– Не могу, я и так недавно с больничного вышел, – устало сказал Васик.

– Ты болел? Чем? – поинтересовалась я.

– Ничем. Я купил больничный, чтобы отдохнуть, – признался он.

– Все понятно. Значит ты отказываешься мне помочь.

– Ольга, прости. Я бы рад, но не могу завтра. Может в выходные?

– Нет, это будет уже поздно, – обреченно сказала я. – Надо завтра, в первой половине дня...

– Позвони Даше, она тебе поможет, не откажет, – посоветовал Васик совсем умирающим голосом. – Пока. Нина тебе «привет» передает.

Я повесила трубку. Бомж, слышавший мой разговор по телефону, приуныл. Меня вдруг осенило, что он голоден, и его надо накормить. Я прошла на кухню и заглянула в холодильник. К своему стыду я обнаружила, что тот почти пуст. Колбасу я уже отдала ему утром, кусок сыра безнадежно засох. Оставалась последняя надежда на пельмени. Я заглянула в морозильник и с радостью достала оттуда пол-пачки пельменей. Ужин был вскоре готов.

– Толя, пойдем ужинать, – сказала я.

– Не хочется, – тихо ответил он.

– Ты мне это брось, не хочется! Завтра у нас будет очень напряженный день, – сказала я. – Иди на кухню, а я еще позвоню.

Анатолий встал и послушно вышел из комнаты. Я стала звонить Даше. Мы обменялись приветами, потом я сразу перешла к существу своего вопроса:

– Даша, ты можешь повозить меня звтра по городу?

– Нет, – спокойно сказала она. – Моя машина в ремонте. Я сама второй день на метро езжу. Попроси Васика.

– Так, вы словно сговорились. Ты киваешь на Васика, а Васик – на тебя. Что же мне теперь делать?

– Ольга, ты знаешь меня. Я все готова для тебя сделать, но машины у меня нет. Скажи, чем я еще могу тебе помочь, – спросила Даша.

– Больше ничем, – ответила я. – Ладно, найду какой-нибудь выход сама.

Я положила трубку и почувствовала на себе взгляд. Я оглянулась, в дверях стоял Анатолий.

– Что такое? – спросила я.

Он молчал. Мне стало не по себе. Я не могла понять, что было у него на уме. В голову полезла всякая чушь. Тут от друзей не знаешь, что ожидать. Обращаешься к ним с просьбой, а они сразу отказывают. А ведь они знают, что я просто так просить не буду, значит мне это жизненно необходимо. Что же можно ожидать от этого мне совершенно незнакомого человека? С виду бандит натуральный... Господи, что соседи подумают, если предлагали вызвать милицию!

– Я пойду, – хриплым голосом сказал бомж.

У меня отлегло от сердца, более того, я испугалась его отпустить... «А вдруг он сейчас выйдет на улицу и с ним что-нибудь случиться? Например, в милицию попадет или еще в какую-нибудь историю?» – подумала я.

– Если честно, я хотел попросить тебя узнать еще одну вещь, но если это сложно, то не надо, конечно, не надо... Я пойду, – стал мямлить Анатолий.

Интуиция подсказала мне, о чем он хочет спросить меня, и мне стало стыдно за свои опасения.

– Ты о жене и сыне хочешь узнать? – спросила я.

– Да, – кивнул он. – Мне не верится, что они сгорели...

– Сейчас посмотрю...

– Ты поешь, – заботливо сказал он.

Мне было совершенно не до еды, но я прошла на кухню. В моем подсознании уже поплыли картины, рассказывающие о жизни Ирины и Семена.

– Они живы, – коротко сказала я, решив, что Анатолию большего знать не надо.

Я видела по его глазам, что он хочет услышать обо всех подробностях из жизни без него, но я ему соврала.

– Больше информации я пока не могу получить. Мне надо восстановить свои силы...

– Хорошо, – сказал он. – Я пойду к себе.

Я не стала удерживать Анатолия. Мы договорились встретиться завтра утром во дворе. Я даже подарила ему свои старые кварцевые часы, иначе говорить о времени нашей встречи было бессмысленно. Бомж ушел, даже не взглянув на те вещи, которые я для него приготовила, а я не напомнила ему о них. Оставалось сомнение, что я зря отпускаю его. Но ночевать с ним в одной квартире я, пожалуй, тоже не рискнула бы.

загрузка...