загрузка...

    Реклама

Глава 22

Я смотрела на совершенно растерявшуюся Лизу Савельеву и думала, что вряд ли Сережа отвечает ей взаимностью, на мой взгляд, они были такими разными людьми. Интуиция подсказывала мне, что его чувства к этой особе могут носить диаметрально противоположный характер. А значит мне предстояли дополнительные сложности.

Лиза наконец-то решилась и открыла дверь. Представляю, как смешно она выглядела, вскинув русую голову на длинной худой шее кверху и приложив руку к сердцу. Мне даже со спины ее поза казалась чересчур театральной.

В дверях стоял бомж Анатолий. Бедная Лиза поникла, как полевой цветочек при заходе солнца, а Анатолий, увидев меня через ее плечо, хрипло спросил:

– Ольга, ты скоро?

– Все зависит от нее, – сказала я, указав на Савельеву.

– А Сережа там, внизу? – поинтересовалась Лиза ангельским голосочком.

Меня тошнило от ее манеры разговаривать, строя из себя саму невинность. Совсем недавно она пыталась убить человека, отказывалась помочь мне, а теперь... Впрочем, я еще не знала, что будет теперь, какую роль может сыграть встреча Сережи и Лизы. Я знала только одно, что Лиза Савельева – непредсказуема.

– Сережа, хм, – прокряхтел Анатолий. – Он в машине. Он нервничает. Бензин на исходе.

– Что же эта ящерица Побережнова бензина пожалела? – ехидно сказала Савельева, оглядываясь на меня.

Ее глаза сверкнули зелеными огоньками, как у кошки.

– Мы пол-Москвы проездили в поисках Тамары, но нашли пока тебя. Ну что, поведешь нас к ней или нет?

– Да, да, только сейчас переоденусь, – заворковала Лиза.

Я могла бы держать пари, что Лиза вырядится в свое лучшее платье, что она обязательно спуститься вниз, сомнений тоже не было, и я вышла из квартиры. Мы вышли с Анатолием на улицу и сели вдвоем на заднее сиденье.

– До заправки доехать хватит? – спросила я.

– Должно, – ответил Сережа.

– На, держи сотку, раз уж я обещала. Но как хочешь меняй ее или заправляй на свои, но я больше не дам, – сказала я, удивляясь, тому что во мне стали копиться негативные чувства и эмоции.

Утром я спокойно пообещала Сереже сто баксов, теперь я отдавала ему их так, словно отрывала от сердца. Мне было их просто-напросто жалко.

Я вышла из Центра парапсихологии «Белая Лилия» одухотворенной, с чистым сердцем, с благими помыслами, но после общения с Лизой Савельевой мне хотелось «брызгать желчью» во все и всех. Даже Анатолий, к которому я относилась до сих пор с большой терпимостью, теперь начинал вызывать у меня отвращение. Я хотела уже пересесть вперед, но было поздно!

Из подъезда выплыла Лиза Савельева. Она была одета в легкое воздушное платье нежно-салатового цвета с множеством рюшек. На ее голове была соломенная шляпка с букетиком шелковых цветов, в одной руке она держала длинный белый зонт-трость, а в другой маленькую сумочку...

– Привет, – кокетливо сказала она, наклонившись к окну, почти к Сережиному лицу. – Ты знаешь, что вы меня ждете?

Я увидела в зеркало заднего вида его лицо, на нем была такая кислая мина, что я тоже почувствовала вкус лимона. «Вырядилась, – подумала я. – Прямо-таки первый бал Наташи Ростовой! Я ей про бомжа говорила, а она шелка в рюшках напялила!»

Лиза уселась на переднее кресло, долго расправляла платье, чтобы не измять его, а потом сказала:

– Нам далеко ехать, в Медведково...

Я невзначай взглянула н Анатолия и увидела, что он, буквально, очарован этой дурочкой. Как он смотрел на нее! Наверно, он чувствовал себя сейчас тем преуспевающим коммерсантом, каким был несколько лет назад...

– Хорошо выглядишь, – сказал Сережа. – Ты так неожиданно уволилась... Где ты сейчас?

– Ах, – проговорила она. – Это долгая история. А вот ты совсем не изменился...

Комок «желчи» подступил к моему горлу, я с трудом сдерживала себя, чтобы не сказать какую-нибудь гадость в ее адрес и даже, о господи, не схватить за волосы! Меня раздражало все: погода несколько раз меняющаяся за сегодняшний день; бесконечный караван машин впереди, сзади, то слева, то справа от нас; а главное, компания, в которой я оказалась по воле судьбы.

Мне захотелось выйти отсюда, из этого чужого «Мерседеса», просто открыть дверцу и выйти. Какой-то маленький чертик в моей голове, так и шептал мне: «Выходи, выходи...» Я старалась не слушать его, но тогда начинала явственно чувствовать, как слепни пожирают мое тело. Никто не мог мне помочь!

Я слышала как Лиза Савельева рассказывала своим притворным голосом какие-то байки, а Сережа и Анатолий смеялись. Им всем троим, даже Анатолию, которого я, буквально, подобрала на улице, не было до меня никакого дела!

– Выходи, ты здесь лишняя, – сказал чертик.

– Да, да, вот именно, лишняя, – ответила я ему. – Выхожу, уже выхожу...

Положив вспотевшую руку на рычажок и нажав, дверь автомобиля открылась, я выпала...

«Какое противное облако! – успела подумать я. – Оно закрыло от меня последний луч солнца. Все, все были против меня...»

загрузка...