загрузка...

    Реклама

Глава 26

И Сережа, и Лиза, и Анатолий, каждый из них понимал, что они очень страшно выглядели в глазах представителей органов правопорядка. Казалось, что расспросы будут продолжаться до бесконечности, но в конце концов милиционеры сами устали и отпустили странную троицу, записав их имена и адреса. Со слов Анатолия, выглядевшего в одежде Сережиного деда более или менее сносно, были зафиксированы его фамилия, имя, отчество и другие данные давно ичезнувшего паспорта. Ковыга их помнил, как таблицу умножения, хотя не держал «краснокожую паспортину» в своих руках около пяти лет.

– А ты правда – бомж? – спросила Лиза, собираясь снова садиться в «Мерседес» Побережновой.

Анатолий сделал вид, что не услышал вопроса.

– Ну что ты к человеку пристала, – буркнул Сережа. – Странная ты какая-то, Савельева! Что это ты завывала здесь?

– Да, хотелось бы знать, – вставил Анатолий, не решавшийся сесть обратно в машину.

Лиза изменилась в лице, плюхнулась на сиденье, уже не расправляя складок на платье, вцепилась руками в свой зонт-трость и молчала.

– Все ясно с тобой, что ничего не ясно – произнес Сережа и показал жестом Анатолию, чтобы он садился в машину.

– Ну что будем делать дальше? – спросил Сережа. – Есть смысл ехать в Медведково?

– Я думаю, что нет, – спокойно сказала Лиза, даже не догадываясь, как больно она задела этим ответом Анатолия.

– Значит, заправляемся, и я развожу вас, – он хотел сказать «по домам», но замолчал.

– Да, теперь-то уж дома у меня так и не будет, – обреченно сказал Анатолий. – Не понимаю, почему она выпала?

– Что ментам сказал, то и думаю. Дверь не захлопнула, когда садилась, а на повороте дверца открылась, и Ольга того...

– Да, – сказал Анатолий, – другого объяснения нет.

Мужчины смотрели на Лизу, ожидая, что она выскажется в свою очередь. Но Лиза молчала, и вдруг она выпустила из рук зонт, также вознесла их к небу и стала произносить новые несуразные звуки: «Иатха-аху-ваприо!»

После того, как Лиза повторила этот набор звуков несколько раз, ее лицо просветлело. Она смотрела куда-то вдаль сквозь лобовое стекло автомобиля и чуть-чуть шевелила губами.

– Ну и денек! – воскликнул Сережа. – Ну и Альбина Эдуардовна...

При упоминании имени и отчества Побережновой Лиза вздрогнула и мгновенно вернулась мыслями из заоблачной дали в текущий момент.

– Так, – сказала она. – Это ты, Сережа, должен нам все объяснить. С какой стати «Золотая саламандра» это все затеяла, и при чем здесь ты?

– Не при чем. Я просто подрабатываю водителем. Лучше ты объясни, что это значит: «Бе-бе, и ха-ха!»

– А я и сама не знаю, – честно призналась Савельева. – Со мной такое случается; то голоса какие-то слышны, то звуки, то запахи. А сейчас вот неведомая сила заставила произносить эти мантры. И откуда я знаю, что это мантры? Наверно, кто-то свыше подсказал мне...

– Экстрасенша, – сделал вывод бомж Анатолий.

– Возможно, – кокетливо проговорила Лиза.

– Одним словом, чертовщина, – подытожил Сережа и чуть погодя спросил: «А это не ты заставила Ольгу выпрыгнуть?»

– Что? Да как ты мог подумать? Да я вообще с тобой никуда не поеду, – заявила она и выскочила из машины, забыв зонт-трость.

– Скатерью дорога, – произнес Сережа. – Чудачка. Когда она в фирме работала, за ней уже странности водились, но не до такой степени.

Анатолий был согласен, что Лиза – очень странная девушка... «Вот Ольга тоже с экстрасенсорными способностями, – думал он, – но выглядела и вела себя вполне нормально.»

– Как ты думаешь, она выживет? – спросил Анатолий.

– Лучше бы, если бы выжила, – произнес Сережа, – но не знаю... Голова – это серьезно... Слушай, может быть, ты мне все расскажешь, куда ехали-то. А то мне интересно, а спросить не решаюсь.

– Что рассказывать? – вздохнул Анатолий. – Я все потерял из-за одной экстрасенши – Тамары. А Ольга – она тоже экстрасенс, увидела меня на улице, наверно, поняла что-то, ну по своему, я не знаю как это... И предложила мне помошь. И твоей начальнице похоже моя участь грозит... Мы сегодня Тамару искали, вроде Лиза знала, как ее найти...

Дела! Кругом сплошные экстрасенсы, – проговорил Сережа. – А Лизка-то, Лизка! Она у нас страховым агентом работала... Говорили, у нее цвет глаз все время меняется...

– Не ждали? – сказала Савельева, открывая дверцу. – Я зонтик свой тут забыла.

Мужчины от неожиданности замолчали. Анатолий постарался вглядеться в цвет ее глаз. Они было светло-зелеными, настолько светлыми, будто зеленый цвет хорошенько разбавили водой.

– Ну я забираю его? – сказала Лиза, не спеша уходить.

Было ясно, что она хочет остаться, но зачем, этого Сережа и Анатолий не знали.

– Значит так, садись, – строго сказал Сережа.

– Ну если ты просишь, – ответила Лиза и тотчас плюхнулась на сиденье. – Ой, платье безнадежно помялось...

– Погладишь, – сказал Сережа. – У меня появилась идея. Сейчас мы наконец-то заправимся и поедем туда, куда мы ехали...

– С тобой хоть на край света, – игриво произнесла Лиза, даже не догадываясь, как глупо это прозвучало.

Сережа покраснел, а Анатолий повеселел. Надежда, пришедшая к нему вчера после знакомства с Ольгой и погасшая после несчастного случая с ней, – стала снова согревать ему душу.

загрузка...