загрузка...

    Реклама

Глава 33

«Неужели мы у цели?» – подумала я, когда Лиза Савельвева показала дом на Осташковской улице.

– Приехали, – сказала она. – Может я вначале одна поднимусь к Тамаре, узнаю, как она там, подготовлю ее?

– Нет, мы пойдем с тобой вдвоем, – однозначно сказала я. – Пошли, медлить не будем. Итак, целый день сюда добирались.

– Возьмите меня, – попросилась Даша. – Ведь я все-таки профессиональный психолог!

– А я живой пример, так сказать, – прокряхтел Анатолий Ковыга.

– А я лучше здесь вас подожду, – вставил свое слово Сережа. – Вы там долго намереваетесь находиться?

– Как получится, – ответила я. – Если ты не понадобишься, то мы тебя отпустим. Хотя не знаю... Пока ничего не знаю, кроме того, что мы сначала пойдем с Лизой вдвоем.

Савельевой пришлось на это согласиться.

– Зонт свой возьми, а то опять забудешь, и я увезу его к Альбине Эдуардовне, – сказал Сережа.

Лиза схватила зонт-трость и прижала к себе.

– Ой! – вдруг вскрикнула она.

– Что случилось? – спросила я, предчувствуя, что Савельева придумала очередную отговорку.

– Я дома никого не предупредила, что буду поздно. Родители теперь волнуются, – жалобно говорила она. – Ольга, зачем ты Сережу отпускаешь? Как мы отсюда по домам разъезжаться будем? Мне на другой конец Москвы добираться.

– На метро поедешь, – ответил он.

А я подумала, что, действительно, собиралась отпускать Сережу зря. Мы не могли бы быстро управиться с Тамарой и ее энергетическими слепнями. А куда ночью податься?

– Короче, ждите все здесь, а мы отправляемся на разведку.

До нужной квартиры мы шли с Лизой молча. Лифт не работал, и мы поднимались на пятый этаж пешком.

– Здесь, – наконец сказала Лиза, – У меня ключи есть. Обещаешь, что про куклу Альбину не расскажешь?

– Лиза, ну я же уже обещала! А от своих слов я отказываться не привыкла.

– Я не знаю, как это до такого додумалась... Может все дело в одной книжке рукописной. Я ее у Тамары нашла, – шепотом говорила Лиза. – Это пособие по черной магии. Там все так интересно... Я ее прочитала и...

– Давай не будем об этом, – прервала я Лизу. – Открывай.

Лиза ловко открыла два замка, и мы вошли в прихожую. В квартире было тихо и темно, словно в ней никто не проживал. Только я так подумала, как раздался голос:

– Лиза, ты, моя детка?

– Я, кто же кроме меня придет? Только я не одна...

Лиза вошла в единственную комнату и включила там свет. Я повременила туда заходить, мне вдруг стало страшно. Показалось, что слепни, прижившиеся у меня, стали исполнять «танец с саблями». Раньше я их не чувствовала, только однажды, перед моим падением из машины, но то ощущение не шло ни в какое сравнение с тем, что я стала испытывать сейчас.

Кошмары начались в области солнечного сплетения, потом распространились на все туловище. Казалось, то меня щиплют, колят, режут, царапают, кусают и даже поджигают то в одном, то в другом месте. Я даже инстинктивно подняла свою кофточку и посмотрела обычным зрением на кожу. Я умышленно не применяла ясновидение, потому что чувствовала, что это была бы картина не для слабонервных.

Я прислушалась к тому, что говорила Тамаре Лиза. Она готовила хозяйку этой квартиры к цели нашего визита слишком издалека. Мне даже показалось, что она так и не решится сказать самого главного. Я скрестила пальцы на своих руках и зашла в комнату. Там был жуткий беспорядок. Прежде, чем увидеть лицо Тамары, я пригляделась к тому, что валялось на полу. В основном это были книги.

Как только я вошла, Лиза замолчала, Тамара тоже не подавала своего голоса. И вдруг это молчание нарушил бой часов, я даже взрогнула.

– Восемь часов вечера, – сказала Тамара ровным голосом.

Я подняла глаза и посмотрела на хозяйку квартиры. Она тоже вскинула наверх свою голову. Можно было бы сказать, что мы посмотрели друг на друга, но женщина, сидящая на кровати была слепа, хотя ее глаза были полуоткрыты. По коже пробежал холодок, даже слепни приутихли. Я отвела свой взгляд.

– Кто вы? – спросила Тамара Георгиевна.

– Я вот как раз и хотела объяснить, – сказала Лиза. – Это Ольга, мы познакомились с ней случайно, она пришла ко мне домой, я ее не ждала... Ольга объяснила мне, что она хочет...

– Лизонька, а можно покороче? – спросила слепая женщина.

Я снова пристально посмотрела на Тамару. Да, несомненно, это ее я видела во время транса. Теперь на яву передо мной была женщина со жгучими черными волосами, только несколько прядей стали седыми. У нее были красивые черты лица восточного типа, но печать слепоты делала его загадочным и неземным.

– Может быть, я сама вам все объясню? – спросила я.

Лиза уколола меня своими зелеными искрами, но по сравнению с укусами слепней они были малоэффективными.

– Пожалуй, – ответила Тамара.

Я сделала Лизе жест рукой, чтобы она не волновалась и приступила к своему рассказу.

– Я, можно сказать, ваша коллега, Тамара Георгиевна. Я экстрасенс, ко мне люди обращаются со своими проблемами, и я их решаю. Недавно, три дня назад, мне пожаловалась одна знакомая по работе, что у нее череда финансовых проблем.

– Как ее зовут? – всполошилась Тамара.

– Побережнова Альбина Эдуардовна, – спокойно ответила я. – Но ее имя, я думаю, вам ничего не подскажет. Хотя...

– Вы правы, я слышу его в первый раз, – согласилась Тамара.

– Поскольку я обладаю ясновидением, то я узнала, что происходит с моей знакомой... Ее пожирали энергетические слепни...

Я увидела, что Тамара не удивилась моим словам. Она даже утвердительно покачала головой, точно хотела сказать, что энергетические слепни – это так естественно!

– Я поддалась на уговоры Альбины и стала убирать этих слепней, но в итоге от нее они перешли ко мне. Неприятности начались у меня.

– Ты мне об этом не говорила, – вставила Савельева. – Теперь я начинаю тебя понимать!

– Да, так просто от энергетических слепней избавиться нельзя. Они еще сильнее, чем проклятие, – пояснила Тамара.

– И вы об этом так спокойно говорите? – не удержалась от упрека я.

– Нет, не спокойно, – ответила мне она. – Свой покой я давно уже потеряла.

Я не поняла, что конкретно хотела сказать этим Тамара Георгиевна, ее позиция мне была пока не ясна.

– Я встретила около своего дома бомжа, – продолжила свой рассказ я, – мое подсознание заставило меня обратить на него пристальное внимание. Короче, я познакомилась с ним, провела диагностику его биополя и увидела тех же слепней. А еще я видела вас, как вы разводили их в аквариумах, точно рыбок...

Тамара поджала губы, сделала глубокий вдох, покачала головой и сказала:

– Этого никто не знал, даже Лиза... про аквариумы. Так, рссказывайте, Ольга, дальше. Я выслушаю вас, а потом буду говорить сама.

– Так вот, я видела вас в трансе, а Анатолий рассказал мне о своем визите в ваш салон, чтобы вы настроили его бизнес на удачу... теперь он нищий, бомж, и он сидит в машине Альбины у вашего подъезда...

– Как вы меня нашли? – спросила Тамара.

– Мы поехали в тот салон, где вы практиковали в Новогиреево. Там сейчас – салон парапсихологии «Белая Лилия». Лилия дала мне адрес Лизы, а Лиза после моих долгих уговоров привела меня к вам. Я думаю, что раз вы создали этих слепней, то вы должны знать, как остановить и повернуть вспять их разрушительное действие. Я надеюсь, что вы, Тамара Георгиевна, понимаете, что это сделать необходимо?

– Понимаю, – односложно ответила хозяйка этой квартиры и замолчала.

Такой ответ зставил меня призадуматься, осознает ли Тамара в полной мере, что она сотворила. Мне показалось, что она считает себя жутко талантливой, а последствия ее деяний, даже не волнует ее.

– Вы ждете, когда я начну обо всем рассказывать. Я не знаю, с чего начать...

Я вдруг поняла, что мы находимся с Тамарой не на равных. Она была слепой, а я зрячей, но она удобно сидела на кровати, прислонившись к подушкам. А я все это время стояла перед ней, не зная куда деть ногу. Не она, сотворившая адских насекомых, выглядела провинившейся, а я, оправдывающаяся перед ней, стоя, объясняющая цель своего внезапного вторжения в ее жилище.

Я нашла взглядом забросанное книжками кресло, освободила его и уселась, закинув ногу на ногу. Я сразу почувствовала себя с Тамарой на равных, и заметила, как моя идеолгическая противница таинственно улыбнулась. Надо сказать, что Лиза все это время сидела на краешке кровати своей благодетельницы, и, по-моему, хотела пересесть на единственное кресло, чтобы было удобней наблюдать за нами со стороны. Но я ее опередила! На душе стало еще светлее. Я даже совсем забыла о пожирающих слепнях.

– Да, я жду, что скажете вы, – нарушила молчание я. – Теперь слово за вами.

– Я совершила ошибку, каюсь, – произнесла Тамара Георгиевна, но я не поверила в ее искренность, потому что в голосе не было покаяния. – Да, ошибку... Ко мне приходил мой бывший клиент, он пришел оттуда, из Царства Мертвых и все объяснил мне... На следующий день со мной это и произошло... Да, что-то предпринимать против слепней надо, но это очень и очень трудоемко.

– Это я уже поняла, – вставила я. – Ну что ж, теперь вы знаете, зачем я здесь. Я уверена, что тянуть больше нельзя. Даже у меня ваши слепни всего три дня, но со мной уже столько произошло! Скорость их разрушительного действия очень велика...

– Да, – согласилась Тамара. – Только я хочу понять, откуда они были у вашей знакомой, раз она не была моей клиенткой, значит эта особа проявила супержадность по отношению ко мне или к Лизе, где-то в другом месте, а не в моем салоне...

– Да, эта Альбина Эдуардовна и есть та самая ящерица, ну директорша «Золотой саламандры», которая меня выгнала и не заплатила зарплату, – пояснила Савельева.

– Ах, вон оно что! Я страховала себя и Лизу от жадин разного рода, но, честно говоря, никогда не следила за этим процессом. А они оказывается, послушные мушки...

Мне снова показалось, что Тамара гордится своими созданиями. Разговаривать с ней было тяжело, и я чувствовала, что еще немного и я сорвусь на крик. Тамара же снова продолжила говорить ровным уверенным в себе тоном:

– Я это уточнила не из простого любопытства, я пытаюсь понять, как можно воздействовать на слепней. Ясно, что опосредованное влияние лучше, оно охватит сразу несколько выводков, и к тому же это намного безопаснее... Я сегодня пыталась уже ослабить их действие, но не нашла одну книгу. Лиза, ты не видела рукописную книгу с пожелтевшими страницами в черном коленкоровом переплете?

Я интуитивно догадалась, что речь шла именно о том пособии по черной магии, руководствуясь которым, Лиза пыталась убить Альбину. Но сама Лиза молчала. Мне хотелоь подтолкнуть ее к признанию, но я помнила о своем обещании.

Лиза встала с Тамариной кровати, подняла несколько книжек с пола, поставила их на полки, потом все-таки призналась:

– Я брала несколько книг почитать, наверно, там была и та...

Ее голос дрожал. Я заметила, что здесь у Тамары она выглядела прямо-таки робкой «овечкой». «Хорошо, что я пошла с ней, иначе бы Лиза так ничего и не сказала», – подумала я. Правда, и мое присутствие здесь пока не слишком придвинуло решение вопроса, я до сих пор не знала, что надо предпринимать, а Тамара не спешила раскрывать всех своих карт. Меня больше всего интересовало, был ли у нее козырь, способный побить слепней.

– Надо было спросить, Лизонька, прежде, чем брать ту книгу. Она не простая, не каждый может пользоваться заклинаниями, написанными в ней, без вреда для себя. Их собирала и писала моя бабушка. Говорят, что этот дар передается только через поколение, но в нашей семье это не так. У нас в роду все женщины были ясновидящими: и моя мать и две моих тетки, ее сестры, все прабабушки – родная и двоюродные... Но возможна передача этих способностей прервется. У меня нет детей, а у моих теток родились сыновья. Двое из них еще не женаты и не имеют пока детей, а у третьего – сын.

Часы пробили девять вечера, и я поняла, что сижу здесь уже час.

– Я впервые увлеклась разговором и забыла о времени, – сказала Тамара. – Пожалуй, я пока не буду больше говорить о своем генеологическом древе. Лиза, я надеюсь, что ты не наделала никаких глупостей?

Мне было интересно, что ответит Лиза.

– Нет, хотя мне хотелось, – уклончиво ответила Савельева.

– Ну вот и хорошо. Обязательно верни мне эту книгу. Но для того, чтобы остановить слепней она не нужна...

«Ничего себе, – подумала я, – а зачем же ты столько времени нам мозги паришь?»

– После того, как я сумела найти заклинание, я стала думать, что можно предпринять еще. И ответ пришел... Лиза, сегодня я увидела седьмой цвет, я назвала его – «Единение». Думаю, что их всего семь, как в радуге...

Мне показалось, что Тамара тронулась умом и несет какую-то чушь. «Конечно, она сидит здесь целыми сутками одна, и ей теперь хочется поговорить, а о чем, все равно, – размышляла я. – Но слушать про ее предков, это еще куда ни шло, а вот бред про какие-то семь цветов, один из которых называется „Единение“ – это уж слишком!»

– Правда? – спросила Тамару Лиза. – И этот цвет тоже не похож на привычные для глаза цвета?

– Не похож, – таинственно проговорила Тамара. – У меня даже нет слов, чтобы описать эти цвета. – «Одиночество», «Озарение», «Ложный Путь», «Ветер Перемен», «Возмездие», «Одухотворенность» и «Единение»... Ольга, вам наверно, кажется это непонятным... Я объясню. Мне являются картины, постоянно меняющиеся, как в калейдоскопе. В них из привычных цветов только белый и черный, и эти, что я сейчас назвала. Сначала я видела только один новый цвет, он был в сочетании с черным. Я назвала его – «Одиночество»...

Я подумала, что если она начнет рассказывать про то, почему она так назвала каждый цвет, то я просто сойду с ума. «Неужели мне пора применять к ней свои экстрасенсорные способности, чтобы узнать, зачем она несет этот бред? – спросила я себя мысленно. – Я не хотела напрасно тратить свои силы, чтобы приберечь их для решающей схватки со слепнями, но похоже придется ввести Тамару в транс.»

– «Озарение» было на белом фоне, так как и «Одухотворенность». А «Ложный Путь» и «Возмездие» – на черном. «Ветер Перемен» впервые появился в сочетании и с белым и с черным. Потом эти шесть цветов компановались друг с другом, но сначала каждый говорил о своей принадлежности к Белому или Черному...

Эта последняя фраза заставила меня вникать в суть того, что говорила Тамара. Я вдруг поняла, что это не бред, что эта слепая женщина пытается объяснить, как можно воздействовать на слепней. Она говорила не просто о белом и черном фоне, она говорила о Белой и Черной магиях.

– Цвет, который я увидела сегодня также был в сочетании с белым и черным. Мой внутренний голос подсказал, что его следует назвать – «Единение». Я быстро расшифровала картинки последнего калейдоскопа. Их суть состояла в том, что воздействовать на слепней надо одновременно, используя возможности Белой и Черной магии, – сказала Тамара и перевела дух.

Я поняла, что сделан первый шаг вперед.

загрузка...