загрузка...

    Реклама

Глава 34

– Нет, мне решительно интересно знать, что происходит, – сказала Даша. – Их нет уже больше часа, сейчас я Ольге позвоню и узнаю что-нибудь.

Даша достала свой мобильник и набрала номер.

– Ольга, мы здесь волнуемся, – сказала она. С вами там все в порядке? Тамара там?

– Да, здесь. Но я пока не знаю, как долго все это продлится. Прошу вас, пока подождите.

– Ничего себе, отключила телефон. Ничего толком не сказала и отключила... Сказала, что надо сидеть и ждать, – возмущенно говорила Даша. – Как будто это так просто сидеть сложа руки...

– А можно по твоему телефончику один звонок сделать? – спросил Сережа. – Хочу своей начальнице позвонить, а то переживает наверно.

– На, бери, – сказала Даша, протягивая телефон.

– Альбина Эдуардовна, это я. У нас все нормально. Я поехал к Ольге в больницу.

– Молодчина, – сказала Побережнова.

– У нее все нормально, так небольшое сотрясение мозга... Короче, она из Склифа сбежала, и мы сейчас доехали до нужного места. Она там с Лизой у Тамары, которую мы искали, но меня Ольга пока не отпускает...

– Хорошо, будь в ее распоряжении, а мне пока машина не нужна. Спасибо, что позвонил.

Сережа вернул телефон Даше. Даша заметила, что Анатолий очень внимательно смотрел на это средство сотовой связи.

– Вы тоже хотите позвонить? – спросила девушка и сразу же поняла, что сказала глупость.

Она вспомнила, что он бомж и звонить ему, скорее всего, некуда. Но она увидела, что этот вопрос нисколько не смутил Анатолия. Он, правда, молчал, но продолжал сверлить глазами мобильник.

– Это, наверно, дорого? – наконец выговорил он. – Раньше такое могли позволить себе только очень состоятельные люди...

– Да нет, это теперь вполне доступная и очень удобная штука, – ответила Даша. – И потом у меня тариф очень хороший, посекундная тарификация...

– Можно? – спросил Анатолий и протянул руку.

– Да, конечно. Номер наберете, а потом вот на эту кнопку посыла вызова...

Анатолий держал мобильник дрожащей рукой, но звонить не решался. Даша встретилась глазами с Сережей, в глазах обоих был вопрос: «Кому он будет звонить?»

Наконец Анатолий решился и набрал только ему известные семь цифр. Было слышно, что ответил женский голос, но он сам молчал. Даша отвернулась и стала смотреть в окно. Сережа откинулся на подголовник и закрыл глаза. Они не хотели мешать Анатолию.

– Здравствуйте, тетя Маша! Гхм...

– Толя! – крикнула женщина. – Откуда ты звонишь? Где ты пропадал?

– Далеко... гхм... долго рассказывать...

– Или это не ты? Голос какой-то хриплый стал. Скажи еще что-нибудь.

– Я еще позвоню как-нибудь... гхм... до свидания!

Анатолий отдал телефон Даше и сказал:

– Хотел у тетки про своих узнать, может она что слышала, да не рискнул. Если они сгорели при пожаре, то лучше и не знать об этом. Правда, Ольга говорила, что живы...

– Раз Ольга сказала, что живы, значит так и есть, она же ясновидящая! Как у нее там дела? Может подняться? – говорила Даша. – Пожалуй, не надо, вдруг помешаем... Сережа, ты что спишь?

– Нет, а что?

– Музыку бы что ли включил, а то скучно.

– Можно и включить. Я просто привык, что Альбина Эдуардовна любит тишину...

– Странная она, да? – спросила Даша. – Я профессиональный психолог и знаю, если человек не любит музыку, то у него большие проблемы.

– Так вот у нее и были проблемы, – ответил Сережа.

– Ну да, конечно, – согласилась Даша. – Пожалуй, если бы со мной такое случилось, ну я имею ввиду этих слепней, мне бы, наверно, тоже было бы не до музыки...

Это при отце Альбина Эдуардовна проявила максимум выдержки. Она привыкла к тому, что их отношения были похожи больше на постоянное противостояние, нежели на семейное взаимопонимание и поддержку. Даже то обстоятельство, что отец проявил инициативу и стал вести переговоры с немецкой ассоциацией страховых обществ, не посоветовавшись с ней, а за ее спиной, говорило о том, что Эдуард Михайлович хотел прежде всего показать дочери, что он сильнее, чем она, а уж потом – помочь ей.

Когда Побережнова села в машину к Кириллу, она потеряла свое самооблдание.

– Скажи мне, Кирилл, ну что же это такое? Если одно налаживается, то возникает новая проблема. Я устала... Я больше так не могу. Почему он не посоветовался со мной?

– Наверно, потому что ты могла бы отказаться, – предположил Лебедев. – Хотя я в страховом деле ничего не понимаю.

– Ну почему же отказаться? – сказала Альбина. – Я рассмотрела бы его предложение. Впрочем, может быть и не приняла бы его... Но кто мог послать факс с отказом от их помощи? Мистика какая-то!

– Да, это действительно, странно, – согласился Кирилл. – А что будет, если этот вариант не пройдет?

– Я разорюсь, – прямо ответила Альбина, – «Золотая саламандра» обанкротится, а я буду сидеть дома и печь пирожки.

– А ты умеешь? – с интересом спросил Кирилл.

Альбина улыбнулась вымученной улыбкой и сказала:

– Сейчас с этим нет проблем: покупай готовое тесто и пеки.

Они доехали до дома. Альбина поднялась за дочерью, но Татьяны там не оказалось. Побережнова – старшая увидела записку и прочитала ее: «Мама, я пошла на дискотеку, буду поздно». Это было очередным ударом. Альбина звонила днем дочери и предупредила ее, чтобы та вечером была дома, и что для нее будет сюрприз. Таня пыталась выяснить какой, но мать так и не сказала ей. «Негодница, она все сделала по своему. Она же сама меня умоляла как-то взять ее в ресторан, а теперь, когда я решилась на это, она отправилась на дискотеку, – ругала дочь Альбина Эдуардовна. – Как она могла не послушаться меня! Да еще манеру взяла записки писать, а не звонить, чтобы обратной связи не было!»

Вдруг в голове у Альбины Эдуардовны возникла параллель ее отношений с отцом и с дочерью. Ей показалось, что у них было много общего. Таня очень была похожа на нее саму. Она тоже не любила, когда зажимали ее инициативу, не прислушивались к ее мнению. «Наверно, если бы я сразу сказала, какие планы у меня на сегодняшний вечер, Таня и осталась бы меня ждать, но я этого не сделала...»

Желание идти в ресторан отпало, казалось, что праздновать нечего. «Я представляю, в каком состоянии находится отец», – подумала Альбина. – Он, наверно, зол на меня. Я бы на его месте пальцем не пошевелила больше, чтобы вытащить «Золотую саламандру», – думала Альбина.

Потом она вспомнила об Ольге. Почему-то пришло чувство вины за то, что с ней произошел несчастный случай. Альбина не видела прямой взаимосвязи, но чувствовала ее. Вместо того, чтобы спуститься к Кириллу, Альбина села в кресло. Напротив фонтана и стала дальше копаться в своей запутанной жизни. Она почти пришла к какому-то очень важному для себя выводу, но громогласный звонок ее мобильника заставил вздрогнуть и выпустить жизненно важную ниточку из рук.

Это звонил Кирилл, желающий поторопить Альбину, ведь он ждал ее почти час.

– Ты знаешь Кирилл, Татьяна ушла на дискотеку.

– Ну что ж, поехали без нее.

– Может лучше ты поднимешься ко мне? – спросила Альбина. – После всего случившегося я не в лучшей форме, и мне не хочется выходить в люди...

– Ладно, – ответил Кирилл.

Он знал, что Альбина – человек настроения, но он любил ее такой, какая она есть. Полгода их разлуки проверили его чувства. Почему именно сегодня, Кирилл решил сделать шаг к примирению, он не знал. Наверное, он бы удивился, если ему кто-либо объяснил, что это произошло от того, что Ольга Калинова два дня назад задела определенную струну в его подсознании. А подсознание два этих дня влияло на сознание, и Кирилл сегодня позвонил Альбине.

«Она снова начинает вить из меня веревки», – с любовью подумал Лебедев и вышел из машины.

Пока он поднимался, Альбине позвонил Сережа и сообщил, что Ольга жива и почти здорова. Настроение у Побережновой улучшилось, и она встретила Кирилла с сияющей улыбкой.

Сережа включил радиоприемник. «А я вовсе не колдунья, я любила и люблю...» – донеслось из него.

– Ну надо же, и песня в тему, – сказал он и настроился на другую волну.

«Колдовское озеро у тебя в глазах», – пел Вячеслав Добрынин.

Сережа тяжело вздохнул и собрался вновь искать другую передачу, но его остановила Даша.

– Оставь, хорошая песня.

– Чего в ней хорошего, – сказал Сережа, но оставил эту радиоволну. Даша стала подпевать, даже не подозревая, что действует на нервы Сереже. У него было очень недовольное лицо, но он молчал.

– Он про голубые глаза пел, а не про зеленые, – заметил вслух Анатолий.

Сережа оглянулся к нему и спросил:

– Ты тоже заметил, да? А я думал, что мне показалось!

– Да, она к тебе не равнодушна, гхм, – с улыбкой прокряхтел Анатолий. – Это видно невооруженным глазом.

– Мальчики, вы кого имеете ввиду? – спросила ничего не подозревающая Даша.

– Лизу, конечно, – ответил Анатолий.

– А Лизу, – обрадовалась Даша, что речь идет не об Ольге.

Даша видела, что Сережа года на четыре младше Ольги, а той обычно нравились мужчины старше по возрасту. Услышав эти намеки, она не поверила своим ушам, но узнав, в чем дело, успокоилась.

– И что это она ко мне привязалась, – сказал Сережа. – Мне об этом намекали, когда Лизка еще у нас работала... А теперь я ее просто боюсь. Эти зеленые глаза, пускающие колючие искры, они точно, как у колдуньи. Вдруг она меня заколдовывать начнет...

– Привораживать, – уточнила Даша. Это так называется.

– А что же мне теперь делать? – испуганно спросил Сережа. – У меня другая есть, и Лизка мне не нужна, не нравится она мне.

– Знаешь, тебе лучше с этим вопросом к Ольге обратиться, она поможет тебе защититься. Но я, как профессиональный психолог, могу тоже дать совет. Тебе надо заняться аутотренингом. Несколько раз в день повторяй такую установку: «Я закрыт от любого энергетического воздействия. Никто не сможет повлиять на мои чувства. Я – сильный, неуязвимый, уверенный в себе!»

– И это поможет? – неуверенно спросил Сережа.

– Обязательно, – ответила Даша. – Даже не сомневайся!

Но эта непоколебимая уверенность Даши в необходимости предложенного ею аутотренинга до конца не убедила Сережу.

– Придется об этом с Ольгой поговорить. Я думаю, что от колдовства только теми же методами надо бороться...

– Колдовство, конечно, только Ольга снять может, а я говорю о психологической защите... Но раз ты в аутотренинг не веришь, то тебе более активные методы нужны. А может ничего такого и нет, лично я не заметила...

– Есть, я чувствую, что есть, – ответил Сережа и покраснел.

– Ничего Ольга поможет, если, конечно, с ней там ничего не случится... Она ведь такая отчаянная голова! Правда, с кем она только не боролась, но всегда побеждала! Только есть же теория вероятности...

– В смысле? – спросил Сережа.

– Понимаете, чем больше побед, тем больше шанс, что в следующей битве проиграешь.

– А она это понимает? – снова спросил Сережа.

– Думаю, что нет. Уж у Ольги с уверенностью в своих силах все в порядке. Она считает себя непобедимой и способной одолеть любого, кто использует свои экстрасенсорные возможности во вред другим людям.

– А ты значит, в ее способности не веришь? – спросил Анатолий.

Даша ответила не сразу.

– Нет, я верю, но все равно я за нее боюсь... Тем более она после травмы неважно себя чувствовала... И силы неравные – Ольга одна, а их двое – Лиза и Тамара...

– А мы можем чем-то помочь? – спросил Анатолий, судьба которого была полностью в руках Ольги.

– Не знаю, сейчас позвоню ей еще раз. Но Даша не успела позвонить мне, потому что я опередила ее.

– Слушаю, – взволнованно ответила Даша. – Я как раз собиралась тебе звонить. Я так волнуюсь, так волнуюсь. Лучше бы я пошла к Тамаре с тобой. Я для этого тебя и разыскала в больнице, чтобы быть с тобой рядом.

– Даша, ты еще в машине? – спросила Ольга, дождавшись, когда подруга замолчит.

– Да, конечно. Как у тебя дела?

– Хорошо. Мы сейчас приступим к большой атаке на слепней. Я звоню для того, чтобы предупредить Анатолия, что с ним сейчас могут твориться самые невероятные вещи. Это будет такая своеобрразная ломка. Пусть он ничему не удивляется. Если захочет, пусть выйдет из машины, походит на свежем воздухе. Только вы его далеко не отпускайте, держите все время на виду. И еще, мне не звони, я все равно телефон свой отключу, а включу только тогда, когда все будет закончено. Поняла?

– Поняла, поняла, – ответила Даша взволнованным голосом. – А если все же случится что-то экстраординарное?

– Например? – спросила я.

– Не знаю... ну вдруг Анатолию потребуется твоя помощь здесь? – предположила Даша.

– Нет, ни при каких обстоятельствах не отвлекайте нас. Про свой телефон я уже сказала, что отключу. Входную дверь мы тоже никому не откроем...

– Ольга, все, действительно, так, как ты говоришь? Тебе точно ничего не угрожает?

– Точно, Даша, точно... Ты какая-то мнительная стала, – заметила я. – Повтори мои указания.

– Вас не беспокоить, а Анатолию не удивляться, если с ним будет происходить что-то необычное... Еще, если он захочет, пусть выйдет из машины, но далеко от нас не отходит... Все правильно?

– Правильно, – сказала я Даше. – Как все закончится я позвоню сама.

Даша убрала в сумку мобильник и спросила Анатолия:

– Все понятно, что Ольга сказала?

Бомж покашлял, пожал плечами и молча смотрел на Дашу, ожидая, что она повторит все услышанное ею по телефону слово в слово. Даша так и сделала.

Некоторое время троица сидела в машине молча, ожидая, что эффект от энергетической атаки на вредоносных слепней произойдет тотчас. Но Анатолий чувствовал себя как ни в чем не бывало, как всегда часто покашливал и приглаживал рукой неровно подстриженную седую бороду.

загрузка...