загрузка...

    Реклама

Глава 8

Я вышла из дома. Около контейнеров для мусора я заметила бомжа. Он примерял к себе выброшенное кем-то страрое драповое пальто. Я замедлила свой шаг и пригляделась к этому человеку. Не обращая на меня никакого внимания, он утрамбовал пальто в драный грязный мешок и принялся копаться в наполненном доверху контейнере.

Да, несомненно, это был тот самый бомж, за поведением которого я невольно наблюдала с момента моего переезда в Москву. Однажды зимой я стояла на автобусной остановке. Здесь же прохаживался мужчина лет тридцати пяти. Я бы не обратила на него внимания, если бы не его ботинки, отрывающиеся подошвы которых были подвязаны веревками. Мой любопытный взгляд прошелся снизу вверх от ног до головы этого человека. Одежда казалась вполне приличной, только брюки были слегка забрызганы грязью. Недельная небритость и усталый взгляд пока не слишком портили его привлекательную внешность. Потом я обратила внимание, как он украдкой поднял с земли окурок.

Я бы забыла о том человеке, если бы не увидела его снова. Тогда он стоял рядом с этими же мусорными контейнерами и озирался по сторонам. Я поняла, что он ждет подходящего момента, когда рядом никого не будет, чтобы залезть в баки. Я специально посмотрела на его обувь и увидела вполне приличные, но давно вышедшие из моды ботинки. «Нашел в мусорке», – подумала я и пошла дальше своей дорогой.

Так, этот бомж время от времени появлялся в моем дворе, и я отмечала, что он все дальше и дальше опускался на дно.

Теперь он был одет в ужасные лохмотья. Я подумала, что пальто стало для него очень удачной находкой. Правда сейчас был конец лета, но приличные пальто выбрасывают не каждый день.

Я вспомнила о коробках, стоящих в моем коридоре, и смелая мысль осенила меня. Причем настолько смелая, что я сама испугалась ее. Этот человек не всегда был нищим и бомжом. Мне захотелось узнать, что довело его до такой жизни. Сам собой возник план предложить ему забрать коробки с хламом из моей квартиры, заодно поговорить с ним, а может быть, даже войти в его подсознание.

Человек нашел бумажный пакет из-под йогурта. Он побултыхал им, понял, что там что-то есть и поднес коробку к губам. Меня едва не стошнило, но я не отказалась от своего плана. Точнее, у меня не было другого выхода, перспектива превратиться в бомжиху совсем не радовала.

Я подошла к нему ближе. Человек по-прежнему не обращал на меня никакого внимания. Он нашел сильно закопченную кастрюльку, рассмотрел ее и сунул в мешок. Я вспомнила, что однажды забыла про суп на плите, а когда вернулась домой, то кастрюля была точно такой же. Отмывать я не стала, а тоже выбросила. Интересно, подобрал ли кто-то мою?

– Эй, – робко позвала я, не зная, как обратиться.

Бомж не обратил внимания. Я сделала усилие над собой и сказала громче:

– Эй, товарищ! Я хочу вам кое-что предложить.

Никакой реакции на мои слова не последовало.

– В конце концов я к вам обращаюсь, вы что меня не слышите? – спросила я, зайдя с другой стороны.

– Слышу. Что надо? – хриплым голосом ответил бомж. – Если мешаю, то скоро уйду.

– Да, нет. У меня есть ненужные вещи, – сказать «хлам» я не решилась. – Может, вы прямо из дома их заберете?

Бомж впервые посмотрел на меня и буквально остолбенел. Я почувствовала себя неловко, словно это я заставила его так низко пасть. Он ничего не ответил.

– Я серьезно. Заберете?

– Что там? – пробурчал он.

– Разное... Посуда, одеяло теплое... Мне это не нужно.

Бомж колебался. Мне пришлось подтолкнуть его, применив свои экстрасенсорные способности. Надо сказать, что для меня было настоящим испытанием возвращаться домой в сопровождении такого кавалера, правда он шел за мной на приличном расстоянии.

Бомж задержался на пороге квартиры, с опаской поглядывая на меня.

– Вот эти коробки, – показала я.

Он переступил через порог, выпустил из рук свой мешок и стал копаться в моих коробках.

Я почувствовала невыносимый запах пота и гнили и отошла в глубь комнаты. Мне было видно, как он первым делом заталкивал в свой мешок старое ватное одеяло. «О зиме заботится, – подумала я. – Зима – это самое страшное время для таких, как он».

– Мне все сразу не унести, – виновато сказал нищий.

– Заберете за несколько раз, – ответила я. – Я поговорить с вами хотела бы.

– Я так и знал, – ответил он. – Ты специально это затеяла, вещи подготовила, чтобы заманить. Журналистка, наверно?

– Не совсем, – ответила я. – Но меня очень интересует, что произошло в вашей жизни.

Я подбирала каждое слово, боясь его обидеть, я догадывалась, что у таких, как он, обостренное чувство самолюбия.

– Я уже все забыл, – ответил он, перебирая коробки.

– Как это? Память отшибло, что ли? Не помните, кем вы были и что с вами произошло?

– Считайте, что так.

– Что значит считайте? Не помните или не хотите говорить?

– Я пойду уже...

– Подождите. Скажите хоть как вас зовут, – подойдя к своему гостю поближе, спросила я.

Я уже не чувствовала вони, исходящей от него, я боялась, что он уйдет, и я упущу жизненно важную для себя нить.

– Зачем вам это все?

– С одной моей знакомой произошел случай, короче, она может повторить вашу судьбу. А я хочу ей помочь, может и вам помогу.

– Нет, – обреченно сказал он. – У меня не осталось никаких документов, мне уже никто не сможет помочь. Один человек, юрист пытался, но у него ничего не получилось.

– Я не юрист, но у меня есть другие возможности... Я – экстрасенс и охотница на ведьм.

Бомж вскинул на меня стремительный взгляд, и я увидела в его глазах крохотную искру надежды. Но она быстро потухла, и человек без паспорта снова поник.

– Мне сразу это все не унести. Можно я зайду еще?

– Да, только вечером. Я сейчас буду занята, – ответила я.

Интуиция подсказывала мне, что он обязательно вернется и расскажет много интересного. Я специально дала ему время для раздумий.

Бомж вытащил откуда-то еще один мешок и забил его моим хламом до самого верха. Теперь мне было совсем не жалко этих вещей, напротив, я поняла, что готова расстаться еще со многими вещами, которыми почти не пользуюсь. Пожалуй, для этого человека, я смогла бы пожертвовать и чем-то необходимым.

загрузка...