загрузка...

    Реклама

14

Хейке забрался так высоко, что стал ощущать разреженность воздуха. Он не знал, что делать дальше.

Люди Льда. Сёльве так много рассказывал о Людях Льда, это были самые дорогие минуты в скудной жизни Хейке.

Но здесь не было никаких Людей Льда, как он думал раньше. Поэтому он не знал, что делать дальше.

Из-за воздуха его тело испытывало странные ощущения. Облака, проносившиеся над землей под ним, были почти черного цвета. Но позади того страшного сооружения на соседнем холме, от которого, как ему казалось, исходила какая-то угроза, небо было ярко-красным. Какие-то большие черные птицы все время кружили над помостом, который на фоне неба тоже казался совершенно черным. Птицы громко кричали, нарушая тишину, к которой уже привык Хейке.

Внутри себя он ощущал только пустоту. Как одиноко! Быть может, он чувствует себя так плохо из-за голода?

У него исчезло желание вообще что-то делать.

Долгие годы в клетке он время от времени предавался мечтам о свободе, но он не понимал цели и смысла этой свободы.

Когда ему удалось вырваться из клетки, он стал понимать, что его тянуло к Людям Льда. Но Сёльве ничего не сказал о том, что до Норвегии или Швеции, где жили Люди Льда, так далеко. Хейке думал, что они находятся где-то совсем рядом.

Очень быстро он понял, что это не так. Нигде он не мог найти огромного прекрасного дворца Гростенсхольм.

Встреча с окружающим миром стала для него холодной и горькой.

Теперь больше мечтать было не о чем.

Со стороны деревни у склона горы донеслись странные звуки. Они были красивыми. Как будто звонкие удары. Хейке и раньше слышал такие звуки, в других деревнях, в других городах. «Осторожно, Хейке», — говорил обычно Сёльве. «Берегись этих звуков, они опасные. Они заставляют людей верить в то, чего нет».

Но Хейке эти звуки казались дружественными, влекущими. Успокаивающими. «Приди, — кричали они. — Приди и найди покой своим усталым, загнанным мыслям!»

Хейке вздохнул, хотя скорее всего это было всхлипывание. Он чувствовал себя уставшим, мир его предал и бросил.

Сёльве тоже ощутил нарастающие тепло, предвещавшее грозу. Сейчас будет даже приятно как следует разрядиться.

С его глаз сняли повязку на глазах и вынули кляп изо рта. Это сделал тот человек, который знал немецкий, он был для Сёльве переводчиком в первые дни. Он хотел задавать вопросы и получать на них ответы.

Они стояли на площади в Адельсберге. Все здесь было гораздо красивее, чем в Планине. Сёльве увидел прекрасные дома, явно построенные для иностранцев, возможно — для австрийцев.

Вся площадь была заполнена людьми, желавшими видеть его, но большинство теснилось по краям, чтобы не подпасть под его магическую силу. Сёльве никогда не возражал против того, чтобы быть в центре внимания. Он совершенно не боялся, прекрасно понимая, что сможет выбраться из этой ситуации. Простой массовый гипноз спасет его, как только он пожелает. Он это уже проделывал, однажды — в Упсале, однажды — в Вене, каждый раз с прекрасным результатом. Он вспомнил тот венский дворец, где его застали в пикантной ситуации с одной придворной дамой. Ему удалось бежать, но ее муж увидел его, прежде чем он исчез. Тогда он внушил целому залу, где в тот момент проходил бал, что они все время «видели» его, а значит — он никак не мог быть виновником.

Следовательно, он мог загипнотизировать толпу. Главное — выбрать правильный момент и правильный метод…

Из Планины тоже пришло много людей. В одной из больших групп появился священник, державший крест на вытянутой руке. Надо же, какие они наивные, смешные!

Елены видно не было. Не попался Сёльве на глаза и тот мужлан, который вздул его накануне. Вот с кем бы он сейчас с удовольствием повстречался!

Но Елены там не было. Она не отважилась встретиться взглядом с Сёльве. Так что вместе с Миланом она ждала у околицы деревни, откуда им было хорошо видно, что происходит на площади.

Переводчик спросил Сёльве:

— Где ребенок? Мальчик?

Сёльве вздрогнул. Они знают о Хейке?

— Какой ребенок? — спросил он вызывающе.

— Ваш ребенок. Елена сказала, что вы держали его в клетке.

«Елена! — Сёльве покраснел от бешенства. — Так это она выпустила Хейке! Будь она проклята, ей придется за это поплатиться! Так провела меня своими невинными глазами!»

Он продолжал ругаться про себя.

— Нет ни ребенка, ни клетки и никогда не было, — сказал он нагло. — Девушка выдумывает всякую ерунду, чтобы привлечь к себе внимание. Если вы меня схватили только из-за этого, немедленно отпустите.

— Нет, это не все, — сказал переводчик. — Вы сами знаете, что у вас дурной глаз.

— Это еще что?

Тут Сёльве вспомнил все, что он слышал или читал о дурном глазе. Но это было так давно, что он уже все успел забыть. О преданиях людей средиземноморских стран, об их боязни дурного глаза. Да, теперь ему многое становилось понятнее. А он, как последний идиот, колдовал прямо у них на виду!

Один из священников что-то сказал, переводчик сразу перевел.

— Вы также пытались совратить нашу юную Елену…

— Кого? Она мне совершенно не нужна! Я ведь приличный человек.

— Вот как? Но наш священник может рассказать что-то совсем другое. О том, как им пришлось привязать Елену к столбу в церкви, чтобы она не подчинилась Вашим призывам. Она не хотела, поймите это, ведь она любит Милана и хочет выйти за него замуж. Но Вы ее околдовали. За это Вы умрете, за это и еще за Ваш дурной глаз. И еще за ребенка, с которым Вы обошлись так плохо. Елена говорит, что это длилось несколько лет. Судя по его внешности, ему пришлось годами сидеть в клетке. А сейчас он исчез. И его смерть тоже на вашей совести.

Сёльве слушал вполуха. Так значит, они привязали Елену к столбу в церкви! Вот почему она не пришла! Но ему было очень неприятно слышать, что она не поддалась его чарам и вместо него предпочла того мужлана, который его отделал.

Да плевать на это, какое дело Сёльве до всех этих поганых людей?

Тут до него дошло, что сказал только что переводчик: Сёльве умрет!

Они говорили всерьез, это он хорошо понял. В этих краях с дурным глазом не церемонились.

Но они его боялись, хотя бы из-за его способностей. Он должен на этом сыграть. Но как? Каким образом?

Переводчик сказал:

— Сейчас Вы отправитесь на висельный холм. Но наш священник хочет дать Вам последнюю возможность покаяться. Вы хотите покаяться перед Господом?

Старший священник поднес к его лицу распятие. Сёльве инстинктивно отшатнулся.

— Покаяться? — переспросил он презрительно. — Это вы должны каяться, вы так виноваты передо мной!

Распятие вновь исчезло. Но Сёльве уже успокоился, предвкушая триумф. Он знал, что его ждет, поэтому ему стало ясно, что делать.

Он внушит им, что виселица рассыпалась в груду дров. Поэтому они подумают, что увидели чудо, что они хотели казнить праведника, святого человека.

Да, это именно то, что надо для этих фанатично верующих крестьян. Он — святой?

Сёльве пришлось напрячь все силы, чтобы не рассмеяться в предчувствии триумфа.

Люди тем временем пришли в движение. Они направились к висельному холму.

Это действительно будет приятно! Самый крупный триумф Сёльве!

Над деревней сгустились грозовые облака. В Словении гроза не была редкостью, можно сказать, что эта погода была здесь типичной.

Но Хейке никогда раньше не видел подобного. Он только слышал, как гремело и грохотало над домом, и это его всегда очень пугало. Но гроза всегда рано или поздно кончалась.

Сейчас он был под открытым небом, ему некуда было пойти. Он видел, как вокруг все потемнело, он слышал нарастающие раскаты грома.

Каждый раз, когда раздавался гром, он становился все сильнее, он как будто приближался. Хейке казалось, что кто-то большой и опасный очень сильно рассердился на него.

Вдруг небо раскололось надвое яркой вспышкой. Его глаза, отвыкшие от яркого света после долгих лет в клетке, сильно заболели. Он глядел, как небо освещается странным светом, извилистые полосы пересекали его в разных направлениях, потом снова раздавался такой гром, что ему приходилось зажимать уши. Он попытался заползти в какую-то расщелину.

Хейке был напуган. Хотя он боялся и людей внизу, в деревне, он все же решился спуститься немного пониже. Только на следующий уровень над дорогой. Там он сел, как маленький тролль, сжавшись и сверкая желтыми глазами в сгущающейся темноте.

Он вздрогнул. По дороге кто-то шел. Хейке увидел много, много людей. Они должны были пройти как раз рядом с ним. Хейке еще больше сжался в своем убежище. Он не решался выйти наружу, хотя и почувствовал себя лучше. Он больше не был один на один с большим злым небом.

Как же их много! Он никогда не думал, что может быть так много людей.

Впереди шли два человека в нарядной одежде. В их руках Хейке увидел красивые дощечки. Дощечки, сложенные поперек друг друга. Дощечки красиво блестели.

За ними особняком шел человек, одетый в черное и красное. На его голову была надвинута странная шляпа так, что выступал только рот, а сквозь щелочки в этой шляпе было видно его глаза. Хейке испугался его, такой он был неприятный.

За ним шли все остальные люди. Они направлялись наверх к тому странному сооружению на вершине холма. Черные птицы отлетели к деревьям.

Но что это?

В потоке людей двигалась лошадь с телегой. Это была обычная открытая телега, на которой стоял одинокий человек с завязанными за спиной руками.

Но ведь…

Это же Сёльве!

Люди бросали в него камнями. Они плевались в его сторону! В сторону Сёльве! Они не должны так делать!

На глазах Хейке навернулись слезы. Он не хотел видеть Сёльве униженным. Это казалось… неправильным. Сёльве был самым сильным в мире. Никто не был сильнее и опаснее, чем он.

Они не смеют так обращаться с ним!

Чем ближе они подходили к висельному холму, тем сильнее нарастало в Сёльве чувство триумфа. Он живо представлял себе, как заколдует толпу и все увидят рассыпающуюся виселицу. Эшафот оказался даже больше, чем он ожидал, это будет красивое зрелище. Прекрасно, прекрасно! Так и будет!

А потом все ужаснутся, перекрестятся и отпустят его. А он будет мстить. Он еще не знал точно — как, но это его не смущало. Сёльве был способен на любую месть.

Он уже начал предвкушать удовольствие.

Ему в голову пришла другая мысль, стеревшая улыбку с его лица. Он ведь был сейчас в средиземноморской стране. Если его повесят — его, конечно, не повесят, — но если?.. Что, сзади виселицы вырастет мандрагора?

Какая комичная мысль! Он хотел бы, чтобы та, новая мандрагора стала по-настоящему злой и принесла своим будущим владельцам множество несчастий.

Вот была бы ирония судьбы!

Но он не собирался быть повешенным. Достаточно провернуть этот трюк — и начнется новая жизнь!

Как же он будет надувать и обманывать жителей Венеции! Он будет их дурачить, но более осторожно, понимая, перед кем можно показывать свое могущество, а перед кем — нет. Скоро он вновь начнет восхождение к вершине. Господи, ему ведь нет даже тридцати! Перед ним вся жизнь!

Вдруг он вздрогнул.

Так как Сёльве стоял гораздо выше толпы, его глаза поравнялись с небольшой расщелиной, которую больше никому не было видно.

Там сидел Хейке!

Сначала Сёльве раскрыл рот от удивления, потеряв дар речи.

И вдруг он увидел самое удивительное, самое ужасное, самое неожиданное.

Слезы в глазах мальчика. Хейке плакал — из-за него! Маленький, молчаливый Хейке, которого он колол палками. Печальные детские глаза, исполненные страдания. Хейке, который никогда не видел мира, не видел жизни, потому что Сёльве стыдился его. Хейке, который никогда ничего не говорил, но часто плакал одинокими ночами к удовольствию Сёльве. Теперь он плакал — из-за Сёльве!

Жгучее бешенство поднялось в нем, как раскаленная лава. Его крик прорезал наэлектризованный грозой воздух, раздался долгий, почти бесконечный крик протеста:

— Убирайся к черту!

Люди с удивлением посмотрели на него, подумав, что он наконец-то испугался виселицы. Лошадь остановилась, как только остановились люди.

Но Сёльве не боялся. Он ведь легко выберется из этой переделки. Он просто был зол, исполнен жгучего гнева, причины которого сам не понимал.

— Убирайся, проклятый мальчишка! — кричал он. — Ты мне достаточно надоел, чтобы теперь смотреть еще и на это! Убирайся! Но не думай, что ты доберешься на Север, к Людям Льда, которых ты так любишь. Не будет этого! Ведь здесь Тенгель Злой, и он доберется до тебя.

Мальчик сидел, вжавшись в скалу. Крики Сёльве прервал раскат грома, ему пришлось остановиться. Люди вокруг думали, что обреченный на смерть обращается к своему богу.

— Злой Тенгель! — кричал Сёльве. — Ты слышишь меня? Забери этого проклятого мальчишку, ставшего для меня карающим мечом! Ты знаешь, что я не заслужил такого бремени!

Всхлипывая, Хейке вытер нос.

— Мы были посеянными тобой драконьими зубами, Тенгель Злой. Я твой смиренный слуга, ты это знаешь, но убери от меня вот это!

Люди вновь пришли в движение. Они смеялись над непонятными, но явно гневными выкриками приговоренного к смерти.

— Я доберусь до тебя, паршивый чертенок, — выл Сёльве. — Я поймаю тебя, как только выберусь отсюда! Тенгель Злой поможет мне в этом!

Краем глаза он заметил, что ненавистный ему мальчишка вскарабкался по склону горы и исчез среди деревьев.

«Ты можешь сколько угодно прятаться от меня, — насмешливо подумал Сёльве. — Тебя ждут тысячи опасностей, от которых ты не умеешь защищаться. Ты в этом быстро убедишься…»

Тут он обнаружил, что шествие добралось до виселицы. Ему надо было думать о другом.

«Вот оно! Наступает момент моего торжества, — подумал Сёльве. — Сейчас все увидят, на кого подняли руку! Я должен сосредоточиться. Я совершенно спокоен. Спокоен и хладнокровен. Эшафот виселицы… Он рухнет. Прямо у всех на глазах. А меня объявят святым! Я стану угрызением их совести на вечные времена. Они же едва не вздернули на виселице святого праведника!»

Он едва сдерживал смех.

Сёльве действительно был совершенно спокоен. Осталось только собраться как следует…

В этот момент он забыл и о Хейке, и о Тенгеле Злом, и о всех на свете, помня только о главной задаче: внушить этим людям, что у них на глазах виселица рассыпается в прах.

Его концентрация была огромной. Рядом с ним стоял палач, готовый возвести его на эшафот, но это не мешало Сёльве. Все его мысли были собраны вокруг одного.

Какая-то женщина рядом с ним вскрикнула. Она наверняка увидела то, чего он добивался — что верхушка виселицы закачалась. Конечно, он силен! Скоро все это сооружение рассыплется…

Сёльве забеспокоился. Виселица вновь распрямилась, как будто ее заставили это сделать силой. Что-то мешало ему…

Он снова напряг взгляд, на лбу выступили капельки пота. «Упади и разрушься, — взывал он к виселице и эшафоту. — Рассыпься, я знаю, что способен на это!»

Еще никогда в жизни не желал он чего-либо так сильно! Ему всегда все удавалось, Сёльве хорошо знал об этом. Сейчас все его внутреннее я сгорало от желания добиться своего.

Виселица не шевелилась. Палач взял его за руку, но никто, похоже, не видел ничего необычного.

Что происходит? Сёльве начала охватывать паника. Рухни! Рассыпься, проклятая виселица!

В этот момент он заметил одинокую фигуру на вершине холма неподалеку…

Сёльве похолодел от ужаса.

Там стоял он. «Ночной странник». Он повернулся к Сёльве и протянул в его направлении руку. Вот откуда взялось сопротивление! Незнакомец мешал Сёльве осуществить задуманный им гипноз!

«Ну что же, мой дорогой странник, посмотрим, кто из нас сильнее», — подумал мрачно Сёльве. Он опять сосредоточился, на этот раз еще больше.

Все напрасно, он почувствовал это всем телом.

Человек на вершине холма был для него слишком силен.

Сёльве закричал. Потеряв самообладание, он стал вырываться из рук палача, но его схватило сразу несколько рук.

— Я не хочу умирать, я не хочу умирать, не хочу, не хочу, — кричал он. В ответ слышались только презрительные окрики и насмешки.

Стараясь вырваться, он дрался как зверь, но несмотря на это, оказывался все выше и выше на лестнице, ведущей на эшафот. Как он ни дрался, все было напрасно. Перед его мысленным взором предстали родители, он просил у них помощи, потом вспомнились сестра Ингела и друг Юхан Габриэль Оксенштерн… Но со своими раскаяниями он запоздал на много, много лет…

Ульвхедин, Тенгель Добрый…

Он мысленно молил о помощи тех, кого все время презирал, тех, кто родился с проклятием, но сумел преодолеть его. Сёльве никогда не пытался переломить судьбу, он гордился тем, что стал проклятым. Сейчас ему потребовалась их помощь. А в следующий миг он даже обратился к Тенгелю Злому.

Все напрасно.

— Хейке, — закричал он. — Помоги же мне, черт подери! Ты можешь выручить меня, я ведь твой отец!

Нет ответа Сёльве…

Он задрал лицо вверх, к объятому грозой небу. Застонал от ужаса, ему казалось, что все теперь против него.

Затем он снова открыл глаза и опустил взгляд.

И тут он увидел то, что Хейке видел раньше этим днем.

Ужасный человек на холме оказался сейчас у него за спиной, он не хотел смотреть в его сторону. Вместо этого он развернулся к горам по другую сторону эшафота, к карстовым холмам посреди леса.

Первым и единственным из рода Людей Льда он увидел то место, которое служило пристанищем Тенгелю Злому.

Он захотел передать свое знание дальше, рассказать об этом кому-то…

— Хейке, .. — прошептал он.

Но мальчик был уже далеко, он не мог перенять это знание. Он не понял, что ему довелось увидеть. Это понял только Сёльве.

Хейке остановился и обернулся. Виселица уже скрылась из виду. Он услышал только сильный шум, как будто разом выдохнула та толпа людей.

Хейке не понял, что это значит, да оно и к лучшему.

Но он замер, почувствовав, как внутри нарастает горе. Инстинктивно он догадался, что никогда больше не увидит Сёльве.

Он успел забыть, с какой силой ненавидел своего мучителя. Единственное, что ему запомнилось, так это увлекательные рассказы о Людях Льда, участником которых становился он сам.

Он должен вернуться к истокам, говорил ему много раз Сёльве. Хейке тоже хотел этого. Но сейчас ему казалось, что перед ним бесконечный путь. Он вспомнил дорогу из Вены, продолжавшуюся год. А Север ведь даже дальше, чем Вена, говорил Сёльве.

Как он осилит этот путь? Без пищи, без всего?

Хейке потрогал мандрагору, висевшую поверх рубашки. С ней он чувствовал себя в безопасности. Но она не сможет донести его до Гростенсхольма, как назывался его замок.

А как он проберется мимо всех этих людей, которых он так боялся, ведь их так много на свете?

Они так плохо обошлись с Сёльве!

Хейке чувствовал себя усталым и бессильным. Он ничего не знал об окружавшем его мире, который пугал его до смерти.

Елена и Милан наблюдали за казнью с вершины холма посередине леса. Им было очень неприятно видеть то, что произошло. То, что должно было произойти.

Вдруг Милан сказал:

— Господи, а это еще что?

В их сторону двигалось что-то, что Милан принял сначала за животное. Он никак не мог понять, что это. Быть может, это злая душа повешенного, или?..

— Это тот мальчик, — прошептала Елена. — Благодарю тебя, дева Мария! Будь острожен, Милан, он не знает людей. А мы не знаем, что он может выкинуть.

Милан с изумлением смотрел на странное существо, приближавшееся к ним на четвереньках.

— Боже мой, — шептал он, — Боже, Боже мой!

Они замерли в неподвижности.

В этот момент и Хейке заметил их. Он резко остановился и, похоже, собрался уже пуститься в бегство, когда они заметили, как в его заплывших глазах мелькнул огонек узнавания. Он не мог отвести глаза от Елены.

Она осторожно опустилась на колени. Неуверенно, но ласково улыбнулась ему и осторожно протянула руку, показывая, что хочет только хорошего.

Милан стоял, не двигаясь. Он не был жестким человеком. Его глаза увлажнились при виде появившегося перед ними маленького тролля. Волосы, которые, казалось, одним черным клубком покрывали верхнюю часть тела, одежда, которая приняла на себя все тяготы путешествия Хейке вверх и вниз по холмам и ущельям и превратилась в грязное, оборванное тряпье…

И лицо, проступавшее сквозь клочья волос…

Он увидел лицо Сёльве. Оно было неприятным, но совершенно нормальным, если не считать дьявольских глаз. Это лицо было гротескным, как будто кто-то задумал сотворить карикатуру на человека. И все же лицо Сёльве показалось ему гораздо более страшным, должно быть — из-за нечеловеческой бесчувственности и дьявольского презрения ко всему окружающему.

А сейчас перед ним был заблудившийся ребенок, несовершенный с точки зрения человеческой красоты. Заблудившийся — не только в этом лесу, но и во всем мире.

Он не протянет и пары дней, если о нем никто не позаботится. И если его минуют опасности природы, то наверняка забьет до смерти первый встречный, который примет его за что-то сверхъестественное, ужасное и враждебное.

Быть может, он и был таким, откуда они-то знают…

— Да, придется нам, видимо, заняться кройкой и шитьем, — сказал Милан приглушенным голосом.

Хейке моментально повернулся в его сторону, прислушиваясь к незнакомым звукам. На Милана уставилась пара ярко-желтых глаз.

Он попытался ласково улыбнуться мальчику и тоже опустился на колени.

Взгляд Хейке снова переместился на Елену, в которой он узнал женщину, выпустившую его из клетки. У нее был такой теплый и мягкий голос. Он хотел снова услышать его.

— Пойдем, — сказала Елена. — Ты будешь жить у нас. Прямо в деревне, в доме Милана. И никто, никто никогда не сделает тебе ничего плохого!

Хейке не понимал слов. Но он понимал добро. Которого до сих пор в его жизни совсем не было.

«Я попаду домой в Гростенсхольм, — подумал он. — Но не сейчас. А когда вырасту и стану таким же большим и сильным и взрослым, как они. А пока мне все равно негде быть…»

— Пойдем, — повторила Елена.

Мужчина не выглядел опасным. Он тоже смотрел на Хейке теплыми глазами.

Хейке поднялся и быстрыми шагами подошел к ним. Елена распахнула руки и обняла мальчика.

В нем родилось такое странное чувство, что он опять заплакал.

— Посмотри на его руки, — сказал Милан и поднял мальчика. Они снова пошли, направляясь в Планину. — Посмотри на эти раны! Я никогда в жизни не видел их так много на таком маленьком теле! Старые и новые, зажившие и кровоточащие, укусы… Елена, посмотри на его ноги, они тоже изранены! Как будто уколы. Не удивлюсь, если он исцарапан по всему телу!

— У него есть и другие раны, — сказала она тихо и приложила голову мальчика к плечу Милана. — Судя по всему, он никогда не мог помыться, пока сидел в той ужасной клетке.

— А какой он худой, — произнес Милан сочувственно. — Легкий, как перышко! Ему будет у нас хорошо, Елена!

— Да, — ответила она. — Спасибо, Милан, что ты меня понял! И я рада, что мы будем жить в деревне. Ему было бы трудно видеть отцовский дом каждый день, ему было там так плохо. К тому же он, наверняка, боится леса.

— Да. Теперь его ждет хорошая жизнь, — сказал Милан и еще крепче прижал к себе маленькое тельце.

Но Хейке совсем не боялся леса. Не пройдет много времени, и все в деревне будут удивляться, что в лесу, которого все так страшились, он чувствует себя в полной безопасности.

Люди ведь не знали, что у него там есть друг. Загадочный, высокий и одетый во все черное незнакомец, который появлялся там, где он хотел, и так же неожиданно исчезал.

Люди называли его «Ночной странник».

И никто не знал, откуда он пришел.

загрузка...