загрузка...

    Реклама

3

Вена была культурным центром Европы. Там жил Гайдн, там жил старина Глюк, которого Сёльве считал скучным, вернее, — его музыку, ведь он никогда не встречал великого композитора лично. А еще там жил друг Гайдна, четырнадцатилетний вундеркинд по имени Вольфганг Амадей Моцарт. Сёльве однажды побывал вместе с Юханом Габриэлем на его концерте, который произвел на него большое впечатление. Он видел самого себя в центре всеобщего внимания, играющего удивительную мелодию. «Вот чего он когда-нибудь добьется, — подумал Сёльве. — Славы и власти…»

Поразмыслив, он отказался, однако, от этой мысли, решив, что мир музыки не для него. Ему нужно идти другими путями и занять другое место в жизни.

Двое бедных юношей, какими были он и Юхан Габриэль, не могли жить роскошной жизнью верхушки общества. Но они могли бродить по Вене, рассматривая ее достопримечательности — архитектурные, скульптурные, художественные. Этим они и занимались, и во время одной из прогулок Юхан Габриэль доверил другу историю своей последней неосуществимой влюбленности. Это была Сусанна Фрид — жена врача. Боже мой, как же был влюблен Юхан Габриэль!

Муж ее отличался страшной ревнивостью, поэтому Юхану Габриэлю приходилось держаться на расстоянии, к чему он, впрочем, вполне привык. Конечно, этот роман породил огромное количество прекрасных стихотворений и писем, написанных под явным влиянием Руссо, которые никогда не отправлялись. В то время поэт был сильно увлечен Руссо и его идеями.

Сёльве подумывал над тем, не стоит ли ему пожелать эту Сусанну Фрид для своего друга. Чтобы она действительно пришла к Юхану Габриэлю. Но потом он отказался от идеи. С одной стороны, его товарищ наверняка в ближайшем будущем переключится на новую любовь, с другой — Сёльве опасался таким образом привлечь к себе внимание.

И потом, ему ведь надо было подумать и о собственной карьере.

Языку он обучился быстро. С работой в канцелярии у шведского торгового консула он справлялся хорошо, но она казалась ему скучной. Тем не менее, для консула он стал бесценной находкой, потому что все его начинания завершались благодаря сверхъестественным способностям Сёльве удачно. Консул был доволен и, не зная, какую змею он вскармливает, повысил Сёльве в должности, сделав его своим личным секретарем.

Это было неплохо, но для Сёльве явно недостаточно.

Он хотел большего.

А что до возвращения домой к лету, то он, конечно, никуда не поехал. Он написал пространное письмо о своих успехах, о том, что никак не может прервать свою карьеру. И о своих планах вернуться домой высокопоставленным чиновником и уж тогда поселиться там, где этого пожелают родители или бабушка Ингрид. Если его отцу будет угодно, чтобы он продолжал помогать семейству Оксенштерн, он готов к этому, ну а если надо наследовать Гростенсхольм, то и это ему подходит, так как ему всегда нравилось в Норвегии, и он наверняка сможет принести там пользу.

Потом он получил ответное письмо. Родители и бабушка были довольны его решением, но ему не следовало бы затягивать свой приезд. Ульвхедин к этому времени уже умер в возрасте 97 лет, да и Ингрид была далеко не молода.

Они не написали, что Ульвхедин умер счастливой смертью, напившись на пирушке, которую они устроили с Ингрид в Гростенсхольме. Старый боец так и не очнулся от опьянения, и все были согласны, что он умер достойной смертью. Что ж, может быть, и не все разделяли это мнение, но ни церковь, ни моралисты так ничего и не узнали.

«Вот и нет этой скотины, — подумал довольный Сёльве. — Отныне больше не надо было бояться разоблачения при встрече!»

Теперь он и сам мог разглядеть желтые пятна в своих глазах. Они его беспокоили и волновали. Иногда он, напротив, впадал от них в восхищение. Ведь здесь, в Вене, его никто не знал.

Он начал постепенно выходить из круга общения Юхана Габриэля Оксенштерна, опасаясь, что он и его друзья заметят происходящие в нем перемены.

Отдаление не создало никаких проблем, потому что они с годами незаметно стали друг другу чужими. В последний раз они встретились вечером, потому что Сёльве не хотел подставлять глаза яркому австрийскому солнцу.

Юхан Габриэль пришел на встречу в подавленном настроении. Он был рассеян и меланхоличен и прочел печальным голосом свое собственное надгробное стихотворение — причиной была невозможность видеться со своей Сусанной.

Сёльве едва слушал «Оду к Камилле в начале болезни». Так Юхан Габриэль называл Сусанну, пребывая в романтическом состоянии духа. В стихотворении она клала цветок на его могилу, обильно поливая последнюю обитель своего возлюбленного слезами. И пусть смерть поспешит срубить последний увядший росток, поникший в ожидании ее косы.

На самом деле все было не так серьезно. Юхан Габриэль пережил и эту любовную скорбь. На жизнь Сёльве он больше не оказывал никакого влияния. С того раза друзья детства больше никогда не видели друг друга.

Дальнейшая судьба Юхана Габриэля Оксенштерн хорошо известна. Через четыре года он вернулся назад в Швецию, где в силу приятного склада характера и высокого ума стал чем-то вроде придворного поэта при Густаве III. Со временем он стал членом кабинета, но эта работа была ему явно не по силам. Впрочем, это мало кого волновало, ведь Густав III предпочитал править единолично. Юхан Габриэль Оксенштерн с его известным именем и изящными манерами был своего рода витриной. Работа ему сильно не нравилась, и он так и оставался всю жизнь бедняком, хотя и женился на состоятельной даме. Деньгами распоряжался его жадный тесть. Сама же семейная жизнь протекала мирно и ровно, у него была хорошая жена, родившая ему сына. К сожалению, роды совсем доконали ее, и она так не оправилась после этого. Юхан Габриэль потерял ее слишком рано.

Его утешала только поэзия. Он был плохо приспособлен к существованию в этом жестком и материалистичном мире и бывал счастлив только в короткие периоды своей жизни.

Судьба Сёльве приняла иной оборот. Даже в сравнении с его собственными ожиданиями.

Она изменила свое изначальное течение в тот момент, когда он повстречал семью Висенов…

Это было в новогоднюю ночь 1773 года, во время приема, который устроил у себя дома шведский торговый консул. Сёльве, являясь его доверенным лицом, тоже попал в число приглашенных, чем немало гордился. С другой стороны, реноме и состоятельность консула укреплялись благодаря незаметным манипуляциям Сёльве.

К тому времени Сёльве начал носить парик, чтобы не слишком бросаться в глаза. Он был уверен, что может добиться своих целей, только оставаясь до поры до времени в тени. Получив приглашение, он, однако, испытал не только гордость. Попав в роскошный дом консула, заполненный венскими раритетами, он ощутил прилив такой сильной зависти, что чуть не позеленел лицом. Сам он для человека его положения жил весьма скромно. Увидев такое богатство, Сёльве решительно захотел изменить свою жизнь. Столовый сервиз из самого лучшего венского фарфора, приборы из серебра, прочая роскошь…

Разными способами, в суть которых мы не будем углубляться, Сёльве добыл достаточно денег для того, чтобы одеться в лучшие одежды того времени. В нем стало развиваться щегольство. Он стал носить кружевные воротнички и жилет из желтой парчи, ярко-зеленый бархатный кафтан с длинными отложными рукавами, ослепительно белые обтягивающие панталоны, не оставлявшие слишком много на откуп фантазии, белые чулки и элегантные туфли на высоких каблуках с серебристыми застежками.

Теперь он выглядел прекрасно!

Вскоре он познакомился с молодой девушкой, которая завладела его мыслями.

Она сидела между родителями, которые охраняли ее как коршуны. Отец был высоким и необъятно тучным, с угрюмыми глазами под густыми черными ресницами, а мать — строгой и с заметными усами на невыразительном лице. Но девушка, девушка! Вот это да! — подумал Сёльве.

Дело было не в ее красоте, да она и не была особенно красивой. Просто у нее была приятная внешность. Но ее глаза! Они сверкали огнем, свидетельствовавшем об удивительной чувственности этого ребенка, о желаниях, не находивших себе выхода. Взгляды, которыми она время от времени украдкой, потупившись, обменивалась с Сёльве, говорили о склонности к распутству.

«Ты дождешься своего, моя девочка, обязательно дождешься, — подумал Сёльве. — Поверь мне, ты нашла себе подобного!»

Вокруг этого семейства суетился какой-то молодой человек, показавшийся Сёльве ужасно скучным. Судя по всему, и девушка была того же мнения. Он походил на этакого угодливого сверхдобряка, который подставляет спину, чтобы секущему его розгами было удобнее. Ему, однако, удалось каким-то образом завоевать расположение родителей девушки. Не то чтобы ему было позволено сблизиться с ней, нет, ни в коем случае! Просто он был рядом, а мать даже разрешала ему поправлять ее шелестящую черную кофту.

Сёльве поинтересовался у консула, кто это такие.

Отец оказался влиятельным ювелиром, мать происходила из знатного австрийского рода. Их фамилия была Висены. Дочка Рената — ценней своего веса в чистом золоте. А молодой ухажер? Он был из столь состоятельной семьи, что работать ему просто не было необходимости. Младший сын в богатой семье, наверняка недалекий. Судя по всему, родители Ренаты сделали выбор в его пользу. Разумеется, кто же еще мог определять, за кого выйдет замуж их дочь?

«Вот так удача!» — подумал Сёльве. Такую выгодную партию он не собирался упускать!

В тот вечер после ужина начались танцы. Вместе с Юханом Габриэлем Оксенштерн Сёльве разучил в свое время все модные танцы Вены. И когда наступил подходящий момент — девушке разрешили потанцевать с этим занудой, которого, конечно, звали Карл Берг, — Сёльве двинулся вперед. Он успел заметить, как заблестели глаза девушки при его приближении, хотя она и опустила их поспешно вниз. Ее руки теребили бархатную манжетку. Сёльве вежливо поклонился отцу, представился и попросил милостивого разрешения вести его красивую дочь в этом танце.

Висен разглядывал его полувыпученными рыбьими глазами. Потом спросил, не он ли работает секретарем у торгового консула.

— Да, это так, — учтиво ответил Сёльве. Ювелир посмотрел на него еще раз, потом выдавил:

— Нет!

Руки девушки вздрогнули.

Сёльве покраснел. Теперь ему придется проделать постыдный путь обратно через всю комнату. Это было хуже, чем пройти сквозь ряд шпицрутенов!

Не следовало Висену этого делать! Знал бы он, кто перед ним стоит, наверняка отдал бы тот танец Сёльве!

Прекрасно… Исход этой истории в любом случае стал бы одним и тем же — для девушки. Но она не увлекла бы за собой столь многих!

Пока Сёльве шел обратно, сопровождаемый сочувственными взглядами, в нем нарастала ярость. И этот короткий путь, его позорище, означал резкий и крутой поворот вниз на его пути от человека к проклятому.

Месть будет ужасной, поклялся он себе!

Прежде всего надо было взойти вверх по служебной лестнице. У секретаря власти было недостаточно.

К этому времени у него сложились хорошие отношения с начальником, торговым консулом. Консул вел себя, конечно, снисходительно, но он был все же доброжелательным, особенно после того, как Сёльве помог ему (на свой тайный манер) уладить несколько щекотливых дел.

Так что Сёльве не хотелось поступать слишком жестоко по отношению к консулу. Но ему было нужно его место!

Сёльве понимал, что если консул стал бы подбирать себе замену, его выбор все равно пал бы на него. Именно это ему и было нужно.

Проблема заключалась в том, что у Сёльве не было никаких волшебных предметов или тайных трав Людей Льда. Только мандрагора, да и та не хотела помогать ему. Он даже подумывал некоторое время, не стоит ли ему все бросить и немедленно переехать в Гростенсхольм, но потом решил предпринять еще одну попытку.

Требовалось, чтобы консул на какое-то время заболел. Но как это устроить?

Он ведь ничему не учился у своих проклятых предков по той простой причине, что ни он, ни кто-нибудь еще не догадывались о его тайных способностях. Сейчас он проклинал свою глупость, за то, что не отправился сначала в Гростенсхольм, чтобы чему-то научиться у бабушки Ингрид. Но ведь он боялся проницательных взглядов Ульвхедина и не хотел, чтобы кто-либо раскрыл его тайну.

С другой стороны, он обладал способностями, мало кому доступными из его проклятых предков. Он мог повелевать людьми и вещами на расстоянии, он мог заставить подчиняться себе кого угодно.

Так что теперь ему надо было заняться болезнью консула…

Какое-то время он с завистью вспоминал дом консула, всю его роскошь и богатство. Не было ли там чего-то полезного?

Нет, дом вряд ли будет подчиняться Сёльве, ему нужно придумать что-то более реальное!

Болезнь, болезнь…

В конце концов Сёльве стал действовать по рецепту, вычитанному когда-то в черных книгах главной библиотеки Вены: он нашел в кабинете консула несколько его волос и, убедившись, что они не из парика, начал делать куклу, как можно более похожую на консула. В то время он жил в отдельной квартире, поэтому мог действовать не таясь. Ему никто не мешал.

Кукла получилась действительно похожей. Волосы были заложены внутрь.

Лучше всего — болезнь живота, решил Сёльве. Но как ее вызвать? В конце концов он раздобыл тонкую нитку и перевязал ею необъятный живот куклы консула. На всякий случай он затянул нитку так туго, что кукла стала походить на осу.

Это наверняка должно было причинять боль!

Но будет ли этого достаточно? Не надо ли произносить какие-то заклинания над куклой?

Сёльве не знал никаких заклинаний, поэтому ему пришлось самому придумать какую-то строчку, показавшуюся ему подходящей.

Теперь оставалось только ждать следующего дня.

Утром, когда Сёльве пришел на работу, консула там не оказалось. Вскоре в комнату в волнении вбежал один из бедных старых писарей из приемной:

— Наш высокочтимый консул серьезно занемог, — зашептал он, и в его глазах читалось возбуждение. — Ночью пришлось вызвать доктора, он думает, что у консула заворот кишок!

— Да что ты говоришь, — притворно удивился Сёльве, испытывая чувство триумфа. — Это опасно?

— Еще бы! Доктор думает, что он не выживет.

Сёльве охватила жаркая волна испуга. Это ведь не входило в его планы. Он перестарался!

— Я сейчас же побегу к нему домой и узнаю, не могу ли чем-то помочь, — сказал он, по-настоящему побледнев и обеспокоившись.

— Мы знаем, как Вы привязаны к нашему дорогому консулу, — сказал растроганный писарь. — Хотя стоит ли мешать?

Но Сёльве уже выбежал. Побежал он, конечно, не к консулу, а стремглав бросился домой, быстро открыл дверь ключом и ворвался внутрь. Кукла — где же она?

Он рвал и дергал нитку, но она сидела так плотно, что он даже не мог толком уцепить ее. Трясущимися руками он схватил нож и засунул его за нить. При этом он так спешил, что, снимая нитку, случайно проткнул саму куклу почти насквозь.

С порезанной куклой в руках Сёльве замер.

— Только не это, — прошептал он, смертельно побледнев. — Что теперь будет?

Он поднял куклу, чтобы швырнуть ее в камин, но потом образумился. Это ведь тоже могло оказаться опасным! Вместо этого он хорошенько спрятал куклу под матрацем.

Потом он побежал в дом консула.

Уже в дверях его встретила служанка.

— Я слышал… — начал Сёльве. — Я могу что-то сделать?

— Ах, господин Линд, — вздохнула она. — Вы опоздали! Наш высокочтимый консул умер несколько минут назад. Это случилось очень быстро — заворот кишок оказался очень сильным. У него были такие боли! И вот его нет!

Парализованный от ужаса Сёльве так и застыл в дверях. Увидев его побелевшее лицо, женщина быстро подставила стул, и он сразу без сил сел на него.

— Нет, — тихо бормотал он. — Нет, нет, нет!

У него хватило присутствия духа, чтобы остаток произнести про себя. «Что я натворил? Какие еще смертельно опасные силы скрываются во мне?»

Вышел доктор, ему пришлось протискиваться мимо поникшего Сёльве. Служанка услышала, как он пробормотал:

— Как трогательно видеть такую преданность своему начальнику!

Работа консула перешла к Сёльве. Теперь у него было достаточно времени, чтобы успокоиться и оценить случившееся более рассудительно. Без сомнения, новая ситуация давала ему много преимуществ.

К разочарованию Сёльве, ему, однако, не доверили принять на себя консульский сан. Он стал всего лишь исполнять обязанности консула, дожидаясь, пока из Швеции пришлют нового, постарше.

Сёльве воспринял это как новое унижение, решив отомстить тем, кто принял такое решение.

Впрочем, эта месть могла подождать. Сейчас надо было ковать железо, пока горячо. Или точнее: пока у него все еще был титул консула.

Теперь он мог отправиться к Висену и попросить разрешения засвидетельствовать почтение его дочери. Конечно, это станет только началом. Затем он проникнет в саму семью, получит доступ и к дочке, и к богатству, все их состояние станет принадлежать ему. Как же он тогда отомстит этим противным родителям! Они узнают сполна, кого оскорбили!

Посмотрев однажды на себя в зеркало, он изрядно перепугался. Его глаза полностью утратили темно-коричневый цвет. Теперь они даже не были карими, а стали ярко-янтарными. Это одновременно отталкивало и завораживало. Он ведь видел глаза бабушки Ингрид, они у нее были желтее, чем у кого-нибудь в роду. Отблеск глаз Ульвхедина бывал попеременно желтым и зеленым, их цвет постоянно менялся и был непредсказуем.

Его, Сёльве, глаза были красивее. Они производили неотразимое впечатление на женщин, в этом у него было много поводов убедиться. Потаскушки, которых он встречал на улице, бросали ему призывные взгляды, но с такими женщинами он иметь дела не хотел. Он хотел жениться на Ренате — и для того, чтобы завладеть ее богатством, и из-за ее удивительно сильной чувственности, узнать которую он стремился поближе. Но всего важнее было то, что он желал отомстить ее высокомерным родителям! Женившись на дочери, он нашел бы способ унизить их.

Он отправил письмо домой. Немного прихвастнул, утверждая, что уже назначен консулом. Кто мог проверить это? Его немного волновали дела домашние. Еще раньше у его матери случилось воспаление легких, а теперь такая же болезнь прихватила отца Даниэля. Ингела бредила замужеством, и все желали его скорейшего возвращения.

Но теперь он не мог этого сделать! С такими глазами, как у него!

Пока он основательно занимался подготовкой своего проникновения в дом Висенов, из дома пришел ответ.

Писала Ингела, и то, что и конверт был надписан ее почерком, его сильно обеспокоило.

Прочитав письмо, он был вынужден лечь на кровать, не в состоянии больше ничего делать.

Ингела писала, что ему уже можно не приезжать. Отец и мать успели получить письмо, где он писал, что стал консулом, и очень гордились его успехом. Но теперь они оба умерли. Когда скончалась мать, отец как будто утратил внутреннюю сопротивляемость. Он последовал за ней на той же неделе. Ингела же вышла замуж за молодого крестьянина из той же деревни, и теперь дом их детства опустел. Зачем он ей был нужен? Она навсегда поселилась в Вингокере и работала старшей хозяйкой у Акселя Фредрика Оксенштерн, брата Юхана Габриэля. Эту работу она намеревалась сохранить и после замужества.

Гростенсхольм доставался, таким образом, Сёльве. Но и бабушка Ингрид тоже была старой и одинокой, почему он не приехал домой вовремя?

Умерли отец и мать? И он больше никогда их не увидит? Для Сёльве порвалась еще одна нить, связывавшая его с людьми. В тот вечер он в последний раз был уязвим. В тот вечер его сердце в последний раз наполнилось острой и тягучей печалью.

На следующее утро он стал тверд, как камень. От Сёльве-человека почти ничего не осталось.

У Сёльве оставалось все меньше времени. Он должен был попасть в дом Ренаты до приезда нового консула.

Никогда раньше он не усердствовал так над своим платьем. Он отряхивал, чистил и гладил одежду, купил себе новые парики и предметы гардероба, которые должны были произвести неотразимое впечатление на кого угодно!

Ему надо было также подумать о приданом. Он должен был что-то дать ей, кроме титула консульши. Поэтому Сёльве сделал новый для себя шаг — он отправился в банк!

Никогда раньше не бывал он в подобном заведении. Для начала он сделал маленький вклад, столь ничтожный, что служащий банка даже привстал со стула от удивления. А потом он выкинул необычную для себя штуку. Служащий банка все время видел Сёльве сидящим перед собой на стуле — но это был обман зрения. Когда все отвлеклись, настоящий Сёльве юркнул за спину банкира и стянул с его стола в свой карман кожаный мешочек с деньгами.

Заподозрить его никто не мог, ведь он все время сидел на стуле далеко от стола, где хранились деньги.

Служащий банка ничего не заметил, он вежливо поклонился Сёльве и пригласил его заходить к ним еще, так и не обнаружив, что его клиент с трудом стоял прямо — какая-то тяжесть стала клонить его в сторону.

Единственной сложностью было выйти из банка, но и это Сёльве удалось.

Дома Сёльве обследовал свою добычу.

Денег оказалось гораздо больше, чем он мог ожидать. Какую-то минуту он сидел неподвижно, парализованный небывалым для него зрелищем такого их количества. Ему пришлось дать себе обещание никогда более не поддаваться соблазну. На этот раз удача была на его стороне, но снова повториться она не могла. Они ведь знали, что Сёльве был в банке, когда пропали деньги — там наверняка поднялся большой переполох и кого-то наказали. Кого — Сёльве было совершенно безразлично. Главное — если он вновь появится там с той же целью, это всех обязательно насторожит. «Человек с желтыми глазами…» Его было слишком легко узнать, это было самое плохое в проклятых.

Потом до него дошло, что теперь он богат. Теперь он мог переехать в другую квартиру, он мог купить себе карету с лошадью, да были ли вообще границы того, что он мог себе позволить?

Да, такие границы были!

Но ведь он мог позволить себе хотя бы произвести впечатление на родителей своей будущей жены?

На следующий день Сёльве был готов. Он собирался отправиться в дом Ренаты.

Как же она должна обрадоваться!

загрузка...