загрузка...

    Реклама

* * *

Прошло более трех часов. Когда приехала Дженнифер, в ее поведении не было заметно и тени раздражения.

— Привет, — сказала она открывшему дверь Лукасу.

Она прошла в дом, сняла пальто и бросила его на диван.

— Звонила Карла, сказала, что разговор прошел успешно.

— Мне очень неприятно... — начал было Лукас, но она не дала ему договорить.

— Оставь это. Между прочим, Макгаун переходит работать в центральную телекомпанию. Весь город об этом говорит.

— К черту Макгаун.

— Так что поспеши, — продолжала Дженнифер, — она уедет через месяц. Но я все равно продолжаю считать, что то, что ты сделал, просто ужасно. Макгаун слишком глупа, чтобы понять это.

— Черт побери, Дженнифер...

— Если ты собираешься орать, то мы можем поговорить как-нибудь в другой раз.

— Я не собираюсь орать, — пробурчал Лукас, а про себя подумал, что мог бы сейчас кого-нибудь задушить.

— Хорошо. Тогда, думаю, я могу объяснить свою позицию в этом вопросе. Конечно, если ты захочешь меня выслушать.

— Конечно. Почему бы и нет? Ведь ты же теперь будешь говорить мне, как жить.

— Так вот, моя позиция такова: я беременна, и отец моего ребенка не должен ни с кем путаться до того времени, как родится ребенок, и, возможно, — она остановилась, обдумывая справедливость и приемлемость своих требований, — пока он не достигнет одного года. А может быть, и двух лет. Таким образом, я смогу ощущать себя замужней женщиной и говорить с тобой о ребенке, о том, что мы делали в течение дня, о его первых словах, о том, как он начал ходить, и мне не надо будет беспокоиться, что ты с кем-то связался. А потом, когда тебе все это надоест и ты с кем-нибудь спутаешься, то я смогу думать, что мы с тобой развелись.

Она улыбнулась. Лукас чувствовал себя раздавленным.

— Я никогда не слышал более холодного и расчетливого предложения.

— Это не экспромт, я писала и переписывала эту речь раз десять. Мне кажется, что все изложено довольно убедительно и в то же время эмоционально.

Лукас засмеялся, потом перестал смеяться и сел. «У него измученный вид, — подумала она. — Или загнанный».

— Хорошо. Сдаюсь, — проговорил он.

— И на все согласен?

— Да, на все.

— Честное слово бойскаута?

— Да. Честное слово скаута.

загрузка...