загрузка...

    Реклама

9

Дженнифер Кери снова смотрела на него в полумраке.

— Что? — спросил он.

— Что-что?

— Что ты на меня смотришь?

— Откуда ты знаешь, что я делаю? Ты ведь смотришь в другую сторону.

— Я это чувствую.

Лукас повернул голову. Она сидела в постели и смотрела на него. От света свечи ее кожа казалась розовой и теплой.

— Мне тридцать три года, — произнесла Дженнифер.

— О господи, — пробурчал он в подушку.

— Я хочу на время оставить репортерскую работу. Буду немного заниматься режиссурой, писать статьи на свободную тему.

— Ты помрешь с голоду.

— У меня есть сбережения. — Ее голос звучал ровно, даже несколько мрачно. — Я работаю с двадцати одного года. И у меня есть еще средства от родителей. А потом, я собираюсь подрабатывать на телестанции. Все будет в порядке.

— Зачем тебе это нужно?

— Это нужно моей женской природе, — проговорила она. — Я решила родить ребенка.

Лукас ничего не сказал и даже не пошевельнулся. Она усмехнулась.

— Ну что, холостяк, занервничал, подыскиваешь пути отступления?

Лукас продолжал молчать.

— Не в этом дело, — наконец проговорил он. — Просто все это слишком внезапно. Ты ведь мне нравишься. Должен ли я спросить, кто этот счастливчик?

— Нет. Видишь ли, я подумала, что тебе, может быть, не понравится мой маленький план. С другой стороны, с моей точки зрения, не часто можно встретить человека умного, физически привлекательного и здорового, нормального в сексуальном плане и свободного. Вот я и решила взять все в свои руки. Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю.

Лукас лежал на спине и смотрел в потолок. Она увидела, как напряглись у него мышцы живота. Он приподнял голову и посмотрел на нее широко открытыми глазами.

— Дженнифер...

— Да. Я беременна.

Он откинулся на подушку.

— Ой!

Она рассмеялась.

— Ты самый замечательный человек.

— Почему?

— Я пыталась представить себе, что ты скажешь, когда узнаешь. Я разное себе представляла, но только не «ой».

Он сел. Его лицо было серьезным.

— Мы должны пожениться. Завтра. Я сдам анализ крови...

Она снова засмеялась.

— Эй, Дэвенпорт. Проснись. Я не собираюсь замуж.

— Что?

— Несколько минут назад ты сказал, что я тебе нравлюсь, но ты не сказал, что любишь меня. Это во-первых. Кроме того, я не хочу выходить замуж за тебя.

— Дженнифер...

— Послушай, Лукас. Я тронута твоим предложением. Я не была уверена, что ты мне его сделаешь. Из тебя получился бы замечательный отец. Но ты был бы ужасным мужем, а я бы с этим не смирялась.

— Дженнифер...

— Я все обдумала.

— А как же я, черт побери?

Он откинул одеяло и склонился над ней, его кулаки были крепко сжаты. Ей впервые стало страшно с ним.

— Это ведь и мой ребенок. Правда? Это ведь точно мой ребенок?

— Да.

— И я не хочу, чтобы мой малыш остался без отца.

— И что ты собираешься делать? Поколотить меня, чтобы я вышла за тебя замуж?

Он посмотрел на свои сжатые кулаки и расслабился.

— Нет конечно, — мягко проговорил он и лег рядом с ней.

— Послушай. Я рожу ребенка, — сказала она. — Если ты не хочешь, чтобы кто-то узнал, что это твой ребенок, пусть будет так. Если это для тебя не имеет значения, то мне бы хотелось, чтобы ты мне помогал. Я останусь здесь в городе, предполагаю, что ты тоже.

— Да.

— Так что мы будем вместе.

— Нет. Мы же не будем спать в одной постели. Послушай, что я хочу тебе сказать. В оставшиеся девять месяцев...

— Семь.

— ...семь месяцев я постараюсь убедить тебя выйти за меня замуж. Даже если ты не согласишься, все равно переезжай ко мне.

— Лукас, этот дом похож на мужской клуб, здесь еще только плевательниц не хватает.

— Послушай, я же тебе говорю, что...

— Лукас, у нас еще несколько месяцев впереди, чтобы решить этот вопрос. А теперь я снова тебя хочу. Это все оттого, что ты так отреагировал. Твоя реакция оказалась намного лучше, чем я могла предположить.

Через несколько минут она проговорила:

— Лукас, твои мысли не тем заняты. Еще через несколько минут она сдалась:

— Это то же самое, что заниматься любовью с веревкой. С коротким обрывком веревки.

Лукас не засмеялся.

— Господи, у меня будет ребенок, — прошептал он, потом он повернулся и положил руку ей на живот. — Я всегда хотел иметь детей. Двоих или троих. — Он взглянул на нее. — Может быть, там двойня, а?

На следующее утро Дженнифер изучала себя в зеркале ванной, а Лукас стоял в дверях и смотрел на нее.

— Еще незаметно, — сказал он.

— Через месяц будет. — Она повернулась к нему лицом. — Мне нужно интервью с этой чиканос.

— Шеф...

— Мне наплевать на шефа. Я еще кое-что о ней разузнала, и, если ты мне не устроишь интервью, я выложу все, что у меня есть. Сегодня вечером или завтра.

— Подумаю, что можно сделать.

Она снова посмотрела на себя в зеркало и показала язык.

— Все предопределено.

загрузка...