загрузка...

    Реклама

* * *

Лукас сдал обратный билет на самолет.

— Вы получите не полную стоимость, — предупредил его служащий.

— Это не самое страшное, — ответил Лукас.

Он взял напрокат машину, чтобы на ней вернуться в Миннеаполис, и поехал в сторону полицейского участка, который находился в старом доме, похожем на четырехугольную бетонную коробку. Полицейский по имени Макэлрени уже ждал его.

— Кэрол Макэлрени, — представился он. У него были крупные зубы и пышные усы. Одет он был в спортивную куртку в клетку, коричневые брюки и коричневые с белым ботинки.

— Лукас Дэвенпорт. — Они пожали друг другу руки. — Мы вам признательны за все. Мы завязли.

— Я слышал об этом. Сержант Андерсон сказал, что вы не подозреваете в этом Спаркса, но, возможно, он что-то знает. Это так?

— Да. Возможно.

— Пойдемте посмотрим.

Макэлрени провел его в комнату для допросов.

— Мистеру Спарксу у нас не нравится. Он считает, что с ним поступили несправедливо.

— Он просто сукин сын, — сказал Лукас. — Вы нашли его девчонку?

— Да. Уж очень молоденькая.

— А разве они не все молоденькие?

Когда Лукас вслед за полицейским из Сидар-Рапидс вошел в комнату, Спаркс сидел на одном из трех металлических стульев. «А он стареет», — подумал Лукас, глядя на него. В первый раз он увидел Спаркса на улице в начале семидесятых годов. Тогда у него были длинные курчавые черные волосы. Теперь он был весь седой, а его лоб прорезали глубокие морщины. Нос был сплющен в лепешку, кривые зубы пожелтели от никотина. Он явно нервничал.

— Дэвенпорт, — сказал Спаркс, не выказывая никаких эмоций. Глаза у него были такие же желтые, как и зубы.

— Спарки! Сожалею, что у тебя опять неприятности.

— Перестань молоть чепуху и говори прямо, что тебе от меня нужно.

— Я хочу знать, почему ты удрал из города через пятнадцать минут после того, как одной из твоих девчонок всадили нож в сердце?

Спаркс вздрогнул.

— Так вот...

— И не ври мне, Спарки. Мы только хотим узнать, куда ты выбросил нож. — Лукас внезапно замолчал и посмотрел на Макэлрени. — Вы объявили ему его права?

— Только по обвинению, связанному с проституцией.

— Господи, надо сделать это еще раз, где моя карточка...

Лукас потянулся за своим бумажником, но тут заговорил Спаркс.

— Эй, Дэвенпорт, подожди, — сказал он еще более озабоченно. — У меня есть свидетели, которые подтвердят, что я ничего такого не делал. Мне эта девчонка нравилась.

Лукас засунул бумажник обратно в карман.

— Ты видел, кто это сделал?

— Ну, я не знаю...

Дэвенпорт наклонился вперед.

— Лично я не думаю, что это сделал ты, Спарки. Но ты должен дать мне нечто такое, над чем я мог бы работать дальше. С чем я мог бы вернуться. Ребята из отдела по борьбе с проституцией имеют на тебя зуб. Ты знаешь, что они говорят? Так вот, они говорят: «Конечно же, он не виновен в этом. Но он виноват во многом другом, и за это его можно брать. Засадим старика Спарки в Стилуотер, это решит множество проблем». Вот что они говорят. Еще они обнаружили у твоей дамочки в сумке кокаин, это тоже не пойдет тебе на пользу...

Спаркс облизнул губы.

— Я так и знал, что эта сука не все отдает.

— Мне нет до этого дела, Спарки. Что ты там видел?

— Я видел этого парня...

— Дай я включу запись.

Спаркс употреблял крэк, и порой ему трудно было терпеть. В ночь, когда была убита Хизер Браун, он сидел на скамейке возле автобусной остановки на противоположной стороне улицы и ждал, когда она принесет деньги. Он видел, как к ней подошел клиент.

— Было темно?

— Да, но горели большие уличные фонари.

— Ладно.

Ничего примечательного в Бешеном он не заметил. Среднего роста. Белый. Правильные черты, округлое лицо. Да, он немного толстоват. Подошел прямо к ней, они не долго договаривались.

— Думаешь, она его знала?

— Да. Может быть. Но я не уверен. Я никогда не видел его раньше, а она уже довольно давно работала на улице. Он не постоянный клиент.

— Она продолжала обслуживать клиентов с садистскими наклонностями?

— Да, есть такие любители. — Тут он поднял обе руки вверх. — Я ее не заставлял. Ей самой это нравилось. Ну, чтобы ее побили немного. И деньги за это хорошие платят...

— Ладно, вернемся к этому парню. Как он был одет? Модно?

— Нет, — ответил Спарки. — Он скорее походил на фермера.

— На фермера?

— Да. На нем была такая кепочка с козырьком, ну, знаешь, с надписью спереди. Одет он был в дешевую куртку, такие продают на автозаправочных станциях. Бейсбольная куртка.

— Ты уверен, что это был ее последний клиент?

— Да. Должно быть, так. Они пошли в мотель, а я отправился выпить пива. А потом на улице завыли сирены.

— Фермер не очень-то вписывается в картину, — сказал Лукас.

— Ну... — Спаркс почесал голову. — Мне он тоже показался не настоящим. Что-то в нем было такое...

— Что?

— Не знаю. Но что-то было.

Он снова почесал голову.

— Ты видел его машину?

— Нет.

Дэвенпорт продолжал расспрашивать, но ничего нового не узнал.

— Как ты думаешь, ты его узнаешь?

— Гм... — Спаркс задумался, глядя в пол. — Не знаю. Может быть. Я хочу сказать, может быть, если бы я увидел, как он идет по улице ночью в той же одежде, тогда бы я сразу сказал, что это тот самый ублюдок. Но если вы поставите его в ряд с другими, то я не уверен. Я ведь был далеко, на другой стороне улицы. И горели только уличные фонари.

— Хорошо.

Лукас выключил магнитофон.

— Нам нужно, чтобы ты вернулся в Миннеаполис, Спарки. Можешь заниматься своими девочками. Никто не будет тебя трогать, пока мы не найдем этого индюка. Когда же мы его обнаружим, тебе нужно будет на него посмотреть. Так, на всякий случай.

— А вы меня дергать не будете?

— Нет, если будешь сидеть тихо.

— Хорошо. А как насчет здешнего обвинения?

Макэлрени покачал головой.

— Если миннеаполисской полиции ты не нужен, мы можем выпустить тебя через десять минут.

— Нам он не нужен, — сказал Лукас. Он снова повернулся к Спарксу. — Но ты должен вернуться в Миннеаполис. Если же ты будешь по пути заезжать в каждый айовский город, то тебе придется отдуваться за каждую остановку. Так что возвращайся в Миннеаполис.

— Конечно. Будь спокоен. На мой вкус, здесь слишком часто кормят кукурузой. — Спаркс взглянул на Макэлрени. — Я никого не хотел обидеть.

Но Макэлрени обиделся.

загрузка...