загрузка...

    Реклама

* * *

Сумевший в августе девяносто первого года прождать немного в тени, Примаков останется незапятнанным политиком и для Бориса Ельцина, с чьей подачи он останется на своем месте и в новой России. Осторожный, хитрый, старающийся держаться вне политических интриг и склок, Директор службы внешней разведки благополучно пересидит всех. Уйдут Бакатин и Моисеев, посадят Баранникова и Дунаева, снимут Голушко и Скокова, а Примаков, демонстрирующий полнейшую невозмутимость, будет по-прежнему сидеть в своем кресле. Впрочем, надо отдать ему должное. Он сумеет сделать из российской разведки достойного продолжателя дела ГПУ – НКВД – КГБ, внедрив своих резидентов и раскинув свою агентурную сеть по всем республикам бывшего Советского Союза. Более того, несмотря на окончание «холодной войны», Примаков уверенно будет наращивать количественные и качественные показатели, доказывая, что геополитические интересы не подвержены никаким колебаниям.

Выходили с разных сторон, чтобы не привлекать ненужного любопытства. Подшивалов сел в троллейбус. Сулакаури и Суслова поехали на метро. Меджидов и Ковальчук поймали попутные автомобили. В точно назначенное время Ковальчук, позвонив, попросил позвать к телефону старуху-лифтершу. Меджидов подошел к автомобилю и несколькими точными движениями открыл машину. Сел внутрь и почти неслышно отъехал.

Подшивалов был уже на месте. Он завернул за угол, пройдя мимо Сулакаури, спорившему о чем-то с пожилой женщиной, настаивающей на замене бутерброда с сосиской. Сулакаури, едва успевший встать на углу и скупивший, все сосиски за два квартала отсюда, уже продал три четверти своей продукции и с ужасом наблюдал, как остается вообще без товара. Столик и халат ему привез Ковальчук, заехавший по дороге в одно из московских кафе. За очень большие деньги ему дали на время этот халат и этот небольшой столик, с трудом поместившийся в машине. Для Лены собачку так и не успели найти и вместо нее Ковальчук предложил купить огромную, почти в натуральный детский рост куклу, с которой Суслова должна была появиться под аркой.

Теймураз продолжал спорить с нахальной старушкой, Подшивалов стоял под аркой. Наконец мимо спорящих прошел какой-то тип – безликий, с размытыми чертами лица, без определенных примет. Он подошел к Подшивалову. Лена достала платок. Сулакаури вытер лоб, подавая условный знак Ковальчуку. Тот осмотрелся. На улице по-прежнему все было спокойно. Из соседнего переулка выглядывал нос автомобиля Меджидова, готового выехать в любое мгновенье. Все оставалось по-прежнему Подошедший к Подшивалову человек остановился и попросил закурить. Затем негромко спросил:

– Вы искали связи?

– Канал «Беркута», – сразу ответил Подшивалов.

– Ваше сообщение принято. Зачем вы просили о личной встрече?

– В прошлый раз мы передали сообщение о сотрудничестве. Дали информацию о группе. Но информация не дошла до вашего Центра. Кто-то ее перехватил.

– Мы знаем, – сразу сказал связной. В кармане Подшивалова был микрофон и его могли одновременно слышать и Меджидов, и Ковальчук. Оба насторожились.

– Кто-то убирает наших людей, – Подшивалов старался говорить четко, но негромко.

– Мы это знаем тоже. Коршунов, Билюнас, Корин.. Хотя последний, кажется, не был членом вашей группы.

«Неужели Примаков», – подумал Меджидов.

– Мы трижды пытались связаться, – продолжал Подшивалов, – каждый раз безрезультатно.

– Мы знаем про группу "О". Нам рассказал про вас Шебаршин, давший вам приказ вывезти «особые папки» из страны. Сейчас он сотрудничает с нами. Вы могли бы вернуть эти документы в страну?

– Думаю, да, – словно раздумывая, сказал Подшивалов, сознавая, что сейчас его слышат.

– Что касается ваших преследователей, – пришелец говорил очень тихо и только высококачественная японская техника выручала слушающих этот разговор людей, – мы ими занимаемся. Но. пока выйти на них не можем.

– Вы не можете установить, откуда произошла утечка информации? – спросил ошеломленный Подшивалов.

– Мы установили это давно, – терпеливо объяснил пришелец, – просто день в день с Коршуновым был убит и наш офицер, попавший под автомобиль.

Меджидов вздохнул, обрывалась и эта цепочка. Сулакаури продолжал что-то доказывать бесцеремонной старушке, пытаясь продлить их разговор. Суслова повернулась в сторону говоривших, продолжая свое наблюдение.

– Ваша задача вернуть документы в страну, а мы сами выйдем на ваших преследователей, – предложил пришелец, – если хотите, мы можем вывезти всех ваших людей в безопасное место.

– Как мне связаться с вами? – спросил Подшивалов.

– Вот мой телефон, – протянул карточку сотрудник внешней разведки, – он не прослушивается. Можете спокойно позвонить. Любую помощь мы готовы оказать. Но для нас главное – эти документы. Они все-таки принадлежат России, согласитесь, они и так слишком долго были вне ее. Генерал Шебаршин, давший вам приказ на их изъятие, дал согласие на их возвращение. Он просил вам передать, что операция «Ребус» завершается.

Меджидов удовлетворенно хмыкнул. Кроме него, членов его группы и Шебаршина о названии операции никто не мог знать. Пришелец говорил правду. Это понял и Подшивалов.

– Мы с вами обязательно свяжемся, – сказал он на прощанье. Пришелец кивнул головой, выходя на улицу. Меджидов вышел из автомобиля, закрыл дверцу. Ковальчук продолжал внимательно следить за всеми перемещениями. По-прежнему все было спокойно. Они кивнули друг другу и отправились ловить такси. Через минуту ушла Суслова, еще через некоторое время Подшивалов и, наконец, последним удалился Сулакаури, проклиная все на свете, в том числе и бутерброды с сосисками. Ему еще предстояло везти столик в кафе.

Нахальная старушка, получившая новый бутерброд, заковыляла к соседнему зданию, где стояла машина «скорой помощи», не видимая с противоположной стороны, закрытая рекламными щитами. Она села в машину.

– Кажется, они встретились, – сказала она, – нужно будет посмотреть, куда они поедут.

загрузка...