загрузка...

    Реклама

XVII

Пашкова увезли в Лефортово. Сулакаури и Суслова отправились отдыхать. Подшивалов впервые после начала всей операции направился к себе домой. Ковальчук наконец пришел в себя, попросил супа.

Меджидов сидел у генерала.

– Я здесь последний день, – сказал Вадим Георгиевич, глядя в глаза своему собеседнику, – больше не могу здесь находиться. Вы сделали большое нужное дело. Пока все следили за вами, люди Примакова привезли документы в Москву. Они действительно представляют большую ценность. Евгений Максимович звонил, благодарил. Кстати, он тоже просил вас зайти к нему, догадываюсь, будет уговаривать остаться.

– Этот вопрос уже закрыт.

– Может вы и правы. Думаете вернуться в Баку?

– Конечно. У меня там семья, любимая работа.

– Значит, группа "О" прекращает свое существование?

– После того, что случилось. Я так перепугался в Брюсселе за Лену Суслову, а она доказала, что настоящий профессионал. Одна, без оружия, уложила двоих вооруженных бандитов. И этим ударом выиграла наш спор с Пашковым.

– Мужественная женщина. По-моему, она в вас влюблена, – заметил Вадим Георгиевич, – вчера она так смотрела на вас.

– Я уже слишком стар для таких забав, – махнул рукой Меджидов. – А она еще молодая, красивая женщина. У нее вся жизнь впереди.

– Что это вы так заговорили? А я ведь старше вас и ничего – держусь.

– Это только кажется, что мы держимся. Мы реликты ушедшей эпохи, товарищ генерал. Мы обломки рухнувшей империи. Теперь время других людей. Никифорова из проститутки превратилась в даму света, бывший стукач Меликянц стал главой акционерного общества, бывший шулер и карточный вор Моторин – владельцем ресторана, а убийца Никитинский вышел на свободу

– Говорят, он может почувствовать себя плохо, – возразил Вадим Георгиевич. – После рукопожатия с Игорем Арсеньевичем.

– Это единственно положительный момент в пашей операции, – усмехнулся Меджидов, – давайте прощаться, генерал.

Вадим Георгиевич встал, протянул небольшую бумажку

– Это мой адрес. Приезжайте ко мне будущим летом вместе с семьей.

– Спасибо. Обязательно приеду, –он взял бумагу. Они обменялись крепкими рукопожатиями, затем вдруг обнялись.

– Я еще не успел поблагодарить вас за Кульмана, – вдруг вспомнил Вадим Георгиевич.

– Это было в другую эпоху, – возразил Меджидов, – до нашей эры.

Он вышел из здания, сдав свой пропуск. Через дорогу был книжный магазин и он вспомнил, что за столько дней в Москве так ни разу и не вошел в него. За последние три года Баку не получил ни одной книги из России. Меджидов вдруг вспомнил, как однажды торжествующий министр печати, националист по убеждениям, стукач по призванию и дурак от рождения, радостно заметил, что в Баку стало меньше русских книг. Меджидов тогда не стал спорить, грустно посмотрев на этого чиновника.

Переход был довольно далеко и пришлось обходить построенные специально для нерадивых пешеходов металлические ограждения. Он улыбнулся, вспомнив лицо Пашкова, когда тот узнал о победе Сусловой. И заторопился в магазин. Из-за поворота показался грузовик. Меджидов спешил в книжный, предвкушая радость встречи с неизвестными книгами. Грузовик набрал скорость. Он был уже почти рядом, когда генерал обернулся. Последняя мысль была о семье. Потом была темнота.

загрузка...