загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 9

Когда Будагов вернулся снова к столу, Дронго понял: что-то случилось. Банкир напряженно улыбался, но это была именно напряженная улыбка. Он изменился, и это очень не понравилось Дронго. «Что-то произошло, — подумал Дронго, — и, кажется, не в мою пользу».

— Значит, вас прислал Аркадий? — очень ласково спросил Будагов.

— Я не говорил, что он прислал. Я сказал, что приехал от него.

— Да, да, конечно, — сразу согласился банкир, — он просил что-нибудь передать?

— Он не мог ничего попросить, — терпеливо напомнил Дронго, — вы просто забыли. Я же сказал вам, что он погиб.

— Да, — как-то рассеянно согласился Будагов, — так зачем вы приехали в Ташкент?

«Он даже не хочет меня слушать. Определенно что-то произошло. Банкир не смотрит в глаза, словно перед ним пустое место. Или… Покойник. Кажется, банкир решил мою судьбу за меня. Нужно было взять с собой оружие. Поездка в Ташкент оказалась несколько более сложной, чем я её себе представлял. А Будагов — гораздо большим мерзавцем, чем мы могли себе представить в Москве. Но в любом случае нужно все доводить до конца».

— Мне хотелось бы поговорить о бумагах, которые вам передали, — сказал он.

Никакой реакции. Кажется, даже Будагов его не понял.

— Какие бумаги? — спросил банкир.

— Те, что вам передали.

— Говорите яснее, — нахмурился Будагов, — какие именно бумаги, я ничего не понимаю.

— Из-за которых убили Караухина.

Будагов нахмурился. Разговор вышел из-под его контроля, и он явно не понимал, о чем говорит приехавший гость.

— При чем тут бумаги? Он не передавал мне ничего, — раздраженно заявил банкир, — я не понимаю, о чем вы говорите.

«Наверное, он действительно не понимает, и это его неприятно волнует», — подумал Дронго и вслух произнес: — Аркадий говорил мне, что я могу положиться на вас.

— Не знаю, — банкир осторожно посмотрел на часы. — Как вы познакомились с ним? — равнодушно спросил он.

«Кажется, он тянет время, — подумал Дронго. — Но почему? Ему нужно выиграть время. Может, кто-то должен придти. Или он пытается что-то выяснить. Я же вижу, как ему не интересен его гость. Очень не интересен. Но он почему-то тянет время».

— Напрасно вы ему так доверяли, — банкир начал обретать свое привычное состояние духа, — вы же видите, чем он кончил.

— Похоже, я действительно напрасно приехал в Узбекистан.

Банкир сделал сочувственное лицо.

— Жаль, что ничем не могу вам помочь, — он взглянул на часы, — всего вам хорошего, — внезапно добавил он, вставая со своего кресла и протягивая руку. Теперь он явно торопился.

Придется немного пощекотать ему нервы, подумал Дронго и, протягивая в ответ руку, спросил:

— Вы не знаете, как проехать в прокуратуру города?

— Зачем вам прокуратура? — уже чисто машинально спросил Будагов.

— Мне нужно встретиться с прокурором города Камаловым. Некоторые документы касались и его.

Вот теперь Будагов испугался. Он явно смутился. Уже подготовленный сценарий теперь явно не годился. Дронго повернулся и, ни слова не говоря, пошел к дверям.

— Подождите, — несколько громко позвал Будагов. «Кажется, он знает, кто я такой. И вопрос насчет Камалова разрушил его идеальный план, — подумал Дронго, — я правильно нанес удар. Он явно нервничает».

— При чем тут Камалов? — спросил банкир.

— Некоторые документы позволяют говорить о причастности вашего прокурора к делам Караухина. Камалов ведь раньше был вашим юрисконсультом? — невинным голосом уточнил Дронго.

— Он ушел от нас в прокуратуру. Вы говорите какими-то намеками, — Будагов явно нервничал, — сядьте, пожалуйста, и объясните мне при чем тут Камалов?

— Это я могу сообщить только ему, — достаточно деликатно ответил Дронго.

Банкир неслышно вздохнул. Пробормотал какое-то проклятие. Вышел из-за стола. Кажется, он усиленно размышлял.

— Подождите меня, я сейчас вернусь, — сказал он и быстро вышел в заднюю дверь.

«Кажется, там сидит его советчик. Или стоит телефон, по которому он советуется с кем-то, — понял Дронго. — Сначала он решил не иметь со мной никаких дел и более того, даже хотел избавиться от меня как можно быстрее. А как только услышал фамилию Камалова, сразу изменил свое мнение. Он достаточно серьезно опасается за кресло своего крестника. Почему? Ведь прокурор города ведет бескомпромиссную борьбу со всякими нарушителями. Почему он боится? Или прокурор ведет борьбу не вообще, а за интересы какой-то определенной группы? Это больше похоже на истину. То, что документов здесь нет, — это очевидно. Достаточно посмотреть на кислую физиономию Будагова, чтобы понять, что ему нельзя доверять даже ста рублей. Этот человек способен продать родную мать, если это принесет ему прибыль. Караухин не мог доверить ему документов, это совершенно определенно. Но зачем тогда Чешихин приезжал сюда именно в день похорон? Что ему было нужно здесь? К чему такая спешка?»

И наконец самое главное — что делать самому Дронго? Непонятно, каким образом, но банкиру стало известно, кто именно приехал к нему. Он вообще ничем не интересовался, кроме Камалова, а это очень плохой знак. На улице Дронго вполне могут ждать очень любезные господа, готовые отправить незваного гостя следом за Караухиным.

В соседней комнате Будагов нервно говорил блондину:

— Он знает про Камалова. Нужно выяснить, что именно знает. И что знают люди, пославшие его сюда.

— Он блефует, — возразил блондин, — он явно блефует. Просто по вашему напряженному виду понял, что вы знаете о нем больше, чем ему хотелось бы, И он начал блефовать. Пусть он уходит. На улице его уже ждут. Я уже вызвал наших людей.

— А если после него сюда приедет другой? — нервно спросил Будагов. — Вы знаете, сколько сил и денег мы потратили, чтобы посадить в это кресло Камалова. Будет грандиозный скандал, и мне придется вообще уехать из страны. Вы этого хотите?

— Хорошо, — нервно сказал блондин, — звоните вашему прокурору, пусть срочно приедет сюда. И побыстрее. Этот Дронго может выкинуть, что угодно. Он самый опасный человек, которого я когда-либо встречал в своей жизни. Если он сегодня уйдет живым, можете считать всю операцию проваленной.

Вместо ответа банкир набрал номер.

— Его прямой телефон не отвечает, — нервно сказал Будагов.

— Позвоните его секретарю, — предложил блондин, — и быстрее. Нельзя давать столько времени на размышление вашему гостю. Он может все понять и придумать какой-нибудь дьявольский ответный удар.

Банкир набрал другой номер.

— Соедините с Камаловым. Это говорит Иса Будагов. На каком совещании? Спасибо.

— Камалов поехал на коллегию Министерства внутренних дел. Они проводят свою коллегию в связи со смертью Рахимова. Вы подняли такой скандал в Ташкенте, — проворчал Будагов. — Ну кому нужно было убивать этого мерзавца Рахимова?

— Он держал под своим контролем Алайский рынок. Да и вообще весь центр города, — напомнил блондин, — нам нужно было что-то сделать.

— В любом случае надо было искать более цивилизованные нормы решения наших проблем, — зло ответил Будагов, — иногда я так жалею, что связался с вами.

— Может, вы еще и. хотите выйти из игры? — спросил блондин.

— Не говорите глупостей. Что мне делать с нашим гостем?

— Отпустить его, чтобы он ушел. Иначе мы ничего не добьемся. Мои люди ждут его прямо на улице.

— Хорошо, — принял решение банкир, — видимо, у нас просто нет другого выхода. Только это в последний раз. Мне не нравятся ваши методы решения проблем. Да и нашим друзьям они тоже очень не нравятся. Мне было поручено официально передать вам наши большие претензии. Вы привлекаете к себе слишком много внимания.

— И приносим много денег, — напомнил блондин. Банкир ничего не сказал, открыл дверь, входя в свой кабинет. И вдруг громко закричал:

— Его здесь нет! Он ушел, он сбежал!

загрузка...