загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 13

Раннее утро начиналось, как обычно, докладами начальников служб. Саркисян любил, чтобы во всем был идеальный порядок, и лично проводил селекторные совещания по утрам. Его «Континенталь-банк» вошел в десятку самых надежных банков России. По оценкам специалистов и экспертов это был один из самых надежных банков, и Артур Ашотович этим обстоятельством очень гордился. Но в этот день ему пришлось прервать совещание, что бывало лишь в исключительных случаях. К нему в банк заявился сам Гурам Хотивари, лидер грузинских группировок в Москве, один из самых страшных и безжалостных людей, которых Саркисян знал в своей жизни. Его предшественник Михо хотя бы обладал чувством юмора, а Хотивари, в отличие от него, вообще не любил шуток и не понимал их. Его приезд очень удивил и напугал Саркисяна. Хотивари, как обычно, явился с целой свитой охраны, правда, оставил своих ребят на улице и в приемной.

К его безусловным достоинствам относилась очень большая информация, которой он всегда владел. Конечно, у него не было того объема информации, который имели Рубинчик или Гольдберг, но зато он умел узнавать о чем говорят его конкретные противники в самый важный для себя момент. Многие утверждали, что для этих целей Хотивари выписал из Америки талантливого инженера, который при помощи новейших достижений технического прогресса умел подключаться к линиям и квартирам соперников грузинского лидера.

Саркисян распорядился подать бутылку коньяка и две чашечки кофе, после чего секретарь получила категорическое указание никого не пускать.

— Что-нибудь случилось? — любезно спросил Саркисян своего неприятного гостя.

— После ранения Багирова может случиться все, что угодно, — заявил Гурам. Саркисян помрачнел.

— Я послал в Лондон свои сожаления, — сразу сказал Артур Ашотович, — мы все очень уважаем Рафаэля Мамедовича, и нам его явно не хватает в Москве.

— Мы говорили по телефону. Он чувствует себя значительно лучше, — Хотивари не притронулся ни к кофе, ни к коньяку, и это очень не понравилось Саркисяну.

— Надеюсь, вы не думаете, что в этом инциденте замешаны мои люди? — сухо спросил он.

Хотивари молча поднял свою рюмку, выпил, поста — вил на стол, вытер губы.

— Не думаю. Я знаю.

— Что? Что вы знаете?

— Кто пытался убить Багирова.

— И кто же? — достаточно нервно спросил Саркисян. В условиях непрекращающейся карабахской войны, которая длилась вот уже столько лет, противостояние армянских и азербайджанских группировок в России стало бы настоящей бедой для обоих землячеств. Обе преступные группировки это хорошо понимали и сохраняли не просто нейтральные, а очень дружеские отношения друг с другом. В этом парадоксе не было ничего удивительного. В отличие от правителей обеих республик, мафия довольно быстро поняла, что война и раздоры приведут лишь к ослаблению обеих группировок, очень мощных и традиционно сильных по всей территории бывшего Союза. Поэтому Саркисян так нервно прореагировал на замечание Хотивари.

— По сведениям моей агентуры, в этом покушении замешаны люди Хаджи Асланбекова.

— Чеченцы? — удивился Саркисян. — Зачем им убирать Багирова? Они же мусульмане, единоверцы. Что они не поделили?

— Там был заказ, — выразительно произнес Гурам, — понимаете, Асланбекову заказали убийство Багирова.

— Караханов об этом знает? — спросил Саркисян. Исахан Караханов был лидером параллельной чеченской группировки. Если Караханов поддерживал с режимом Дудаева достаточно тесные связи, появляясь даже в прежние времена в Грозном, то Асланбеков, напротив, поддерживал противников Дудаева, а некоторая часть его людей даже принимала участие в войне отрядов чеченской оппозиции против официального Грозного. Люди Асланбекова пользовались и официальным покровительством российских властей, об этом в Чечне знали все и не очень любили грозного Хаджи.

Багиров, имевший достаточно тесные отношения с Карахановым, не любил Асланбекова, и об этом знали многие. Но что Хаджи посмеет напасть на такого человека, как Рафаэль Багиров… Об этом невозможно было даже подумать.

— Наверно, знает, — пожал плечами Хотивари, — но меня не интересует, знает он или нет. Меня интересует — это правда или нет?

— А почему вы спрашиваете у меня? При чем тут я? Надеюсь, вы не считаете, что этот заказ Асланбеков получил от меня?

— Нет, конечно, не считаю. Мы знакомы уже много лет, Артур Ашотович. Я знаю, что вы можете сделать, а чего никогда не можете. Вы никогда не начнете войну с азербайджанцами здесь, в Москве. И Багиров тоже не начнет. Это я хорошо знаю. Но несколько месяцев назад, когда мы были в Америке, Рябой приготовил засаду, чтобы убрать меня и его. Тогда меня спас Рафаэль Багиров. Он вывез меня в Пекин, а оттуда через Тегеран в Баку. Я его должник, а долги я люблю возвращать. И поэтому пока его нет, я обязан найти и наказать убийцу. Это, если хотите, долг чести.

— Но при чем тут я?

— Мне нужно проверить все счета Асланбекова. Все его компании, все его счета, в том числе и в зарубежных банках. Только вы мне можете помочь, уважаемый Артур Ашотович. А Рафаэлю Мамедовичу я расскажу, как вы мне помогли.

Саркисян пожевал губами. Налил себе коньяк и выпил еще одну рюмку.

— Что это вам даст?

— За убийство такого человека, как Багиров, не платят тысячу долларов. Здесь должны быть огромные деньги. Если это сделали его люди, то такие деньги должны где-нибудь всплыть. Вы меня понимаете?

— Ему могли передать наличными, — пояснил Саркисян, — тогда невозможно проследить ход этих денег.

— Я же не идиот, — обиделся Хотивари, — все понимаю сам. Но если ему эти деньги передали, он должен их тратить, куда-нибудь вкладывать, что-нибудь с ними делать. Если он их, конечно, получил.

— Это не доказательство.

— У меня будут и другие доказательства, — пообещал Хотивари, — вы ведь знаете, кто погиб во время покушения.

— Конечно, знаю. Яков Аронович Гольдберг. Такой адвокат был!

— Вот-вот. Даже если я не найду, убийцу найдут люди Рубинчика. Они уже знают, что я обещал вмешаться в это дело, и с удовольствием передадут мне все свои данные. Понимаете?

— Конечно, понимаю.

Саркисян налил себе еще одну рюмку коньяка, но пить не стал. Вместо этого он встал со своего места и начал ходить по кабинету. Затем снял свой пиджак, бросив его на один из стульев. Расстегнул узел галстука.

— Опять начнется война, — развел короткими руками Саркисян, — мы только успокоились. Асланбекова поддержат сразу все подмосковные группировки. Они и так ждут только повода. Никитин, Хлыщов, Миронов — все эти московские и подмосковные группировки, как волки, бросятся на нас. И вы знаете, что власти нас защитить не смогут. Багиров лежит в Лондоне. Нам придется воевать вдвоем, и я не уверен, что мы сумеем выйти победителями в этой схватке.

— Вы предлагаете отступить? Завтра начнут убивать нас, — гневно прохрипел Хотивари, — вы мне это предлагаете?

— Нет, но я предлагаю действовать осторожно. Вы когда ненавидите кого-нибудь, об этом сразу узнает вся Москва. Немного умерьте свой пыл, уважаемый Гурам. Нам нужно действовать спокойно. Не стоит пороть горячку.

Саркисян говорил по-русски свободно и без акцента, как и многие другие московские армяне, постоянно проживающие в России. Хотивари, приехавший из Грузии, говорил по-русски с отчетливым, характерным грузинским акцентом.

— Вы не будете нам помогать? — спросил Хотивари, не любивший долгих разговоров. — Только учтите, что, если начнут громить и убивать грузинских и азербайджанских торговцев, достанется и армянам. Для них мы все — черножопые кавказцы.

— Буду, — вздохнул Артур Ашотович, — конечно, буду. Черт с вами, Хотивари, вечно вы меня втягиваете в неприятную историю.

«В конце концов, — подумал вдруг Артур Ашотович, — на нашей стороне будет и группа Рубинчика. Они не простят смерти Гольдберга. А это очень серьезная сила. Может, они не умеют стрелять, но у них есть мозги, И есть газеты. Если Рубинчик захочет кого-нибудь выжить из города, он сделает это за пару недель. Достаточно несколько статей в крупных газетах, и на любом банкире можно ставить крест. И на его банке тоже. Это будет посильнее автоматов. Хотивари прав, нужно уметь выбирать».

Гурам, выйдя из банка в сопровождении охранников, сел в свой мерседес и приказал водителю:

— На дачу, быстро.

Достав спутниковый телефон, он набрал номер.

— Да, — раздалось на другом конце.

— Зоя, это ты? — спросил Хотивари, знавший, что рядом с Багировым неотлучно находится его личный секретарь.

— Да, кто это говорит?

— Гурам Хотивари говорит. Может Рафаэль Мамедович взять трубку?

— Сейчас передам.

— Здравствуй, Гурам, — послышался голос Багирова. Он и раньше называл так Хотивари, хотя тот обращался к, знаменитому скульптору с мировым именем только на «вы». Лишь после их почти чудесного спасения в Америке и бегства через Пекин и Тегеран Хотивари стал обращаться к Багирову на «ты».

— Здравствуй, Рафаэль. Как ты себя чувствуешь?

— Не очень. Но врачи говорят, дело идет на поправку.

— Это самое главное. Поправляйся скорее.

— Постараюсь, мне еще нужно будет долги вернуть. И за Гольдберга тоже вернуть все долги, с процентами.

Хотивари понял без лишних слов, что имел в виду его собеседник.

— Я тут встречался с Артуром Саркисяном. Сегодня утром.

— Это не он.

— Я знаю. Но он обещает помочь.

— Спасибо. Передай ему привет.

— Ты знаешь, кому надо отдавать долги?

— Хаджи?

— Так говорят, Рафаэль, так все говорят.

— Нужно узнать точнее. Мои люди пытаются выяснить.

— Мои тоже.

— Спасибо тебе, Гурам, ты настоящий друг.

— Да нет, я ведь твой должник. Слышал, в Баку, говорят, посольство Грузии открылось.

Послышался смех Багирова.

— С ума сошел. Какое посольство?

— Настоящее посольство. Дипломаты приехали. Теперь в Баку будет грузинский посол.

— Издеваешься, да, — довольным голосом спросил Багиров, — я считал всегда тебя лучшим послом Грузии.

— Правду говорю. Приехал настоящий посол, его Шеварднадзе послал в Баку. Он теперь там будет работать.

— Как его зовут? "

— Георгий Чантурия. Последовал новый взрыв смеха.

— Я же понимал, что ты шутишь, Гурам. Георгия Чантурия убили еще год назад. Тогда, помню, все газеты писали, и я тебя еще спрашивал, не было ли там твоих ребят. Молодец, повеселил меня.

— Честное слово, посла зовут Георгий Чантурия. Это другой человек, молодой парень. Это не тот Чантурия, это другой. Настоящий посол, правда.

— Когда посольство открылось?

— Уже две недели.

— Так, — сказал Багиров, он, очевидно, что-то обдумывал, — а наше, азербайджанское посольство есть в Грузии?

— Пока нет.

— Хорошо, что сказал. Я поговорю с кем нужно в Баку, чтобы туда послали умного человека. Слава нашим богам, у нас еще сохраняются хорошие отношения. Я всегда из-за этого переживаю. Если бы не Карабах, какой рай был бы на наших землях. Три республики — Азербайджан, Армения, Грузия — могли бы объединиться в одну конфедерацию, как в Швейцарии. Тогда бы и абхазскую проблему решили. Спасибо, что сказал, Гурам, это очень здорово.

— Поправляйся быстрее, Рафаэль. Мы здесь постараемся твои долги вернуть кому нужно.

— Только не увлекайтесь. Вместо меня там сидит Рауф Сеидов. Ты его должен знать. Если нужно, он может тебе помочь.

— Договорились.

— Гурам, — позвал его снова Багиров, — только все выясни точно.

— Конечно.

— Я с похорон ехал, Гурам. Это может быть связано с убитым Сергеем. Понимаешь? — он имел в — виду Сергея Караухина.

Хотивари понял и этот намек.

— Все понял, дорогой.

Положив трубку, он откинулся на сиденье. Конечно, Багиров, как всегда, прав. Нужно очень осторожно выяснить, кто именно и почему покушался на Багирова. Хотя его люди уверяют, что это были киллеры Асланбекова. Но зачем чеченскому лидеру нужно было убивать Багирова? И выбирать для этого день похорон Караухина. Нет, нужно все более тщательно проверить.

На дачу, куда он направлялся, уже должен был приехать человек, к мнению которого Гурам мог прислушаться. Это был Исахан Караханов — лидер другой преступной чеченской группировки, враждовавший с Асланбековым. От его мнения зависело и решение самого Хотивари.

На даче его действительно ждал Караханов, приехавший туда в сопровождении целого отряда охранников. Караханов воевал в Чечне на стороне дудаевских войск, и он был объявлен в розыске как командир одного из наиболее крупных соединений. Правда, Караханов воевал не очень много. Поняв, что война затягивается, он не стал дожидаться мирных переговоров, а снова переехал в Центральную часть России, где были сосредоточены группы, подконтрольные ему лично. Теперь на дачу его привез Сеидов, заменивший Багирова на время его отсутствия.

Рауф Сеидов был владельцем целой сети ресторанов и баров. Он был очень маленького роста, но из-за этого страдал «комплексом Наполеона», пытаясь доказать всем свою значимость. Ставший одним из самых доверенных лиц Рафаэля Багирова, он отличался вместе с тем умением ладить с лидерами различных группировок, которые не трогали его заведения.

Сама встреча на даче получилась достаточно сдержанной. Чеченские отряды воевали на стороне абхазов в воине против Грузии, и Гурам Хотивари знал, что в числе воевавших были и люди Караханова. Правда, и его люди были в Грузии и Абхазии, когда, пользуясь моментом, они переправляли наркотики и торговали оружием, но это было не самое важное в сегодняшней встрече.

— Вы можете узнать через ваших людей, кто именно стрелял в машины Багирова? — спросил сразу Хотивари, не страдавший особой дипломатичностью.

— Мы узнаем все, — пообещал Караханов, — но с условием. Если это Хаджи, вы его оставляете мне. Я сам с ним должен разделаться. Договорились?

Ему нужно укрепиться и быть единственным лидером в России среди всех преступных чеченских группировок, понял Хотивари, пусть делает все, что хочет. Это даже хорошо. Пусть они сами воюют друг с другом.

На даче находилось около десяти человек чеченцев, человек пять грузинских охранников и столько же азербайджанцев, когда вдруг начались выстрелы. Хотивари даже сначала не поверил, решив, что охрана просто балуется. Кто мог решиться на такое, но через секунду, когда раздался взрыв гранаты, он понял, что такой смельчак нашелся. И не один.

Сеидов, испугавшийся больше всех, озирался по сторонам. В комнату ворвались одновременно помощники Караханова и Хотивари. Чеченец что-то крикнул своему лидеру. Тот, вытащив свой пистолет, бросился на улицу.

— Что случилось? — зло крикнул уже ему вслед Гурам.

— Батоно Гурам, — сказал его помощник, — давайте быстрее, мы можем не успеть. Быстрее уходить. Их очень много.

— Кого? Кого их? — заорал Хотивари, но в этот момент ударившая в окно автоматная очередь уложила их всех на пол. Когда Гурам поднялся, его помощник уже не дышал. Везде шла стрельба.

— Господи, — прошептал Сеидов, — что это такое? Здесь настоящая война.

Он никогда не займет место Багирова, с сожалением подумал Хотивари, вспоминая, как решительно и четко действует Рафаэль Мамедович в сложных ситуациях. Гурам, наклонившись, поднял автомат своего помощника.

— Будем прорываться, — сказал он, — иначе нас здесь зажарят. Быстрее на улицу.

Слышались взрывы гранат. В окно снова ударила автоматная очередь. Хотивари выбежал первым, за ним бросился Сеидов.

Нападавших действительно было больше. Неизвестно откуда появившиеся, они успели расстрелять большую часть охранников Хотивари и Сеидова. Но имевшие боевой опыт чеченцы Караханова сумели залечь и организовать нечто вроде круговой обороны, спасая жизни руководителям преступных кланов. У людей Караханова, привыкших к любым неожиданностям, был «джип». Там уже сидел сам Исахан и его водитель.

— Сюда, — закричал он. увидев выбежавших Хотивари и Сеидова, — быстрее сюда.

Они бросились к его автомобилю. Залезли в машину. Чеченцы продолжали отстреливаться, но нападавшие снова пошли в атаку.

— Быстрее, — приказал Караханов.

Водитель, заведя машину, рванул автомобиль. На том месте, где они только что были, разорвалась еще одна граната.

— Уходим через лес, — приказал Караханов, и в этот момент впереди раздался взрыв. Кто-то выстрелил из гранатомета. Водитель резко свернул направо и перевернул автомобиль.

Хотивари, морщась от боли, вылез из машины. Рядом стонал Сеидов. Его просто выбросило в момент взрыва из машины, и он остался жив. У Хотивари была ранена нога. Когда он заглянул в автомобиль, то понял, что все кончено. Караханов был мертв.

— Быстрее, — сказал он устало, — иначе мы сейчас будем покойниками.

Пригибаясь и уходя в лес, они еще слышали, как нападавшие ворвались в дом и начали все крушить.

Только через одиннадцать часов, голодные и уставшие, они выбрели на трассу и нашли попутную машину. Перед этим Гурам наконец выбросил автомат своего помощника. Уже сидя в машине, он думал, что это рой раз чудом избежал смерти. Но мысли его были далеки от Бога. Он был обращен к Дьяволу. Хотивари поклялся начать войну против тех, кто посмел напасть на его дачу. Теперь это была его кровная месть. Сеидов молчал, потирая уставшие ноги. Он впервые с ужасом понял, что положение лидера мафии имеет целый ряд неприятных моментов. И осознал, что никогда не сможет стать Рафаэлем Багировым. Для этого он должен был научиться убивать и не бояться собственной смерти.

загрузка...
http://kopr-el.ru/ стоимость забивной сваи: монтаж забора на забивных сваях.