загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 19

Два дня потратил Чижов, чтобы составить список жильцов дома, куда приезжал автомобиль Анисова. За эти два дня исчезнувший Олег Пеньков так и не был найден, и каждое подобное сообщение из милиции подстегивало следователя, заставляя его спешить.

В прежние, доперестроечные, советские времена на составление подобного списка ушло бы полчаса. Все было строго расписано, в жэке знали кто и где живет и если не живет, то почему. Сейчас, после того как была разрешена купля-продажа квартир, аренда помещений, в том числе и личной жилплощади, передача этой площади другим лицам, — ничего нельзя было конкретно узнать. Даже всемогущие когда-то начальники жэков уже не знали точно, живет ли прописанный человек в квартире, проживают ли там арендовавшие у него квартиру жильцы, открыла ли в этой квартире какая-нибудь компания свой филиал или квартира просто пустует.

Приходилось собирать все эти факты по квартирам, и на это ушло довольно много времени. Но каждая квартира была проверена, прежде чем Чижов положил наконец список на стол своего руководителя.

Пахомов, надев очки, довольно долго и внимательно изучал список, после чего посмотрел на Чижова.

— Точный список? — спросил Павел Алексеевич.

— Два дня проверяли.

— Это хорошо. Значит, здесь двадцать две квартиры?

— Да, двенадцатиэтажный дом. На первом этаже квартир нет.

— Следственный эксперимент с этим охранником провел? Как его — Тимуром, кажется, звали?

— Провели. Если ему верить, Пеньков вышел вообще минут через десять. За это время можно было два раза подняться на последний этаж и спуститься. Даже пешком.

— Значит, ничего не получилось?

— Нет.

— Что думаешь делать?

— Начну проверять каждую квартиру.

— И сколько еще времени потеряешь?

— Неделю.

— Вот, вот. А.. если там живет просто знакомая Анисова, к которой он поехал отдохнуть от надоевшей Казанцевой?

— Не похоже, Павел Алексеевич, — сразу ответил Чижов.

— Почему не похоже?

— По показаниям Тимура, он был там около получаса. Вряд ли он ездил туда, чтобы встречаться с женщиной. Тем более с тремя охранниками. Тимур сидел в машине, а двое остальных поднялись вместе с Анисовым. Потом они спустились и стали ждать в машине.

— Может, ты и прав, — задумчиво произнес Пахомов, — но ты подумай — почему он отпустил всех охранников? Значит, там либо были люди, которым он безусловно доверял, либо все-таки женщина, и тогда они ему просто мешали.

— Помешают ему, как же, — не выдержал Чижов, — да они уже стесняться перестали. Прямо при своих охранниках с женщинами целуются. Нет, из-за женщины он бы их не отпускал. Да и потом не может он так доверять еще одной женщине. Он и так доверял Казанцевой, оставаясь на даче, записанной на её имя.

В дверь постучали.

— Да, — удивился Пахомов. В прокуратуре обычно не стучали в дверь. Либо это были свои и тогда они просто заходили, либо это были гости, вызванные самим следователем, и тогда они должны были проходить через бюро пропусков внизу.

Дверь отворилась, и в кабинет вошел Комаров. Только он мог со своим удостоверением подполковника федеральной службы безопасности пройти не остановленным внизу.

— Каждый раз я удивляюсь, кто ко мне стучится, — проворчал Пахомов, протягивая руку, — мог бы просто зайти. Садись, Валя, кажется, Чижов нам наконец список принес.

— Вчерашние новости слышали? — спросил Комаров. — О нападении на дачу Хотивари?

— Да слышал я, — брезгливо поморщился Пахомов, — убивают друг друга, сволочи.

— На чью дачу? — переспросил Чижов.

— На дачу Гурама Хотивари, есть такой грузинский бизнесмен, может, слышал? — спросил Комаров.

— Не только слышал, даже лично знаю. Пахомов снял очки, глянул в сторону Чижова:

— Тот самый?

— Нет, тот был другой. Просто мне удалось узнать господина Хотивари во время расследования дела об убийстве гражданина Мосешвили, знаменитого Михо, может, слышали?

— Так это ты вел его дело? — оживился Комаров. — Конечно, слышал. Вы были вместе с Михеевым?

— А вы его знаете?

— Знал немного, — почему-то уклонился от ответа Комаров, — так, значит, ты тогда вел это дело.

— До сих пор не раскрытое, — кивнул Чижов, — после которого мне дали выговор.

— А Михеева выгнали на пенсию, — добавил Комаров.

— Вот именно. Поэтому у меня с этим Хотивари свои счеты. Хотя тогда он был другом погибшего и даже горевал по поводу его смерти.

— Что не помешало ему занять место убитого, — быстро добавил Комаров.

— Кончайте посторонние разговоры, — прервал их воспоминания Пахомов, — при чем тут нападение на дачу Хотивари?

— Очень даже при том, — возразил Комаров. — Ты помнишь о нападении на Рафаэля Багирова в день похорон Караухина?

— Разумеется. Я ведь просил передать мне и это дело. Но его тогда поручили Варнакову, сказав, что не усматривают никакой связи в случайном совпадении.

— Вот видишь. А вчера на дачу Хотивари напала чеченская группа Асланбекова. Там было очень много погибших. Среди них и Исахан Караханов. Сейчас везде слышны глупые домыслы о нападении, в котором участвовал и Караханов. На самом деле это не так. На даче они собирались встретиться и договориться о совместных действиях. Там были Хотивари и Караханов. И еще представитель Багирова. Их всех хотели убить, как Багирова в тот день. Ты меня понимаешь?

— Откуда ты это знаешь? — спросил ошеломленный Пахомов.

— Знаю, — повысил голос Комаров, — знаю, поэтому говорю. Эти все преступления связаны. Связаны между собой. И они будут продолжаться до тех пор, пока мы не найдем списков. Понимаешь, списков, из-за которых всех убивают.

— Каких списков? — не понял Чижов. Комаров, поняв, что несколько увлекся, с досады прикусил губу. Затем все-таки сказал:

— У Караухина были важные документы. И все ищут эти документы.

Пахомов еще раз взял список.

— И все вы знаете, — пробормотал он, — поэтому я всегда так не люблю контрразведку. Когда нужно, вы не помогаете, предпочитая оставаться в стороне.

— Ко мне это тоже относится? — уточнил Комаров.

— К тебе тоже, — подтвердил Пахомов, — если у тебя было столько информации по этому делу, чего ты все время молчал?

— Во-первых, я не молчал, — обиделся Комаров, — я тебе обо всем говорил. Просто есть оперативная информация, которую я не всегда вправе разглашать.

— Теперь вправе?

— О вчерашнем нападении на дачу Хотивари написали все газеты. Знаешь, сколько там убитых? Было целое побоище. Молчать не имеет никакого смысла.

— Ты думаешь, Караухина убили люди Асланбекова? — тихо спросил Пахомов.

— Думаю, да.

— Доказательства? У тебя есть доказательства?

— Пока нет. Это наша оперативная информация, которую, конечно, нельзя будет предъявить в суде. Но очень много данных, что в нападении на Караухина участвовали именно люди Асланбекова.

— Почему тогда у Соболева нет таких данных? — все-таки не сдавался Пахомов. — Мы задействовали всю милицейскую агентуру, но она не дает нам подобной информации.

— Этого я не знаю. В последнее время вообще много непонятного в нашей работе, — пожал плечами Комаров, — не меня об этом нужно спрашивать.

— Учту, — не выдержал Пахомов, — заявляешься сюда и с гордым видом говоришь о своих данных, которые нельзя ни проверить, ни доказать. Какой ты к чертовой матери следователь? Ведь должен понимать, что я не могу твои слова к делу подшить.

— А ты должен понимать и мое положение, — разозлился в свою очередь Комаров, — я ведь работаю не в прокуратуре, где можно говорить все, что угодно, и не отвечать за свои слова. Мы сто раз проверяем каждое сообщение.

— А мы не проверяем?

— Поэтому у вас такая херовая раскрываемость, — Уже не сдерживаясь, заорал Комаров.

— Потому, что вы, сукины дети, нам мешаете, — тоже закричал Пахомов, — потому, что не даете работать. В спину дышите. Везде свои микрофоны понаставили. Думаешь, я совсем дурачок, да? Не сумел обнаружить ваш микрофон под моим столом? Да я сразу все понял после исчезновения Пенькова.

— Какой микрофон? — спросил свистящим шепотом Комаров.

Чижов испуганно глядел на обоих. Пахомов вдруг осознал, какую оплошность он допустил. Отступать было уже нельзя.

— Ваш микрофон, — сказал он и, нагнувшись под столом, достал небольшой «жучок», швырнув его в своего старого товарища.

Тот ошеломленно молчал. Потом встал и подошел к окну, собираясь с мыслями. В кабинете наступило молчание.

— Давай выйдем, — предложил наконец Комаров. Пахомов, подобрав микрофон, аккуратно положил его на свой стол и вышел первым. Следом за ним вышли Комаров и Чижов. Проходя по коридорам прокуратуры, они молчали, обдумывая случившееся. У одного из кабинетов Пахомов остановился.

— Надеюсь, они установили свои микрофоны не во всех кабинетах. Давайте зайдем сюда. Думаю, в нашем зале нам будет более уютно, чем у меня в кабинете.

Они вошли в небольшой зал и устроились на задних сиденьях.

— Может, я уйду? — предложил Женя Чижов.

— Сиди, — махнул Комаров, — все равно всё уже знаешь.

Пахомов молчал. Он смотрел почему-то на свои руки, но молчал.

— Ты ничего не знал про микрофон? — спросил он наконец.

— Ничего, — нахмурился Комаров. — Значит, кто-то слушал все наши разговоры. И теперь этот кто-то знает, что мы его раскрыли.

— Да, вляпались мы с тобой в историю, — засмеялся вдруг Пахомов, — я-то считал, что это твоих рук дело.

— Когда заметил?

— Только два дня назад. До этого микрофона не было — это точно. Я после исчезновения Пенькова обыскал весь кабинет, думал, что-нибудь похожее найду. Ничего не было. А теперь появилось. Вот я и начал все свои важные разговоры вести в столовой или в коридоре. Очень забавно, да?

— Думаешь, Пенькова нарочно забрали перед приездом твоих ребят? — понял Комаров.

— Я думал, это твоя работа. Забрали его в ФСБ, чтобы быстрее всё выяснить и лавры победителей себе присвоить. Раскрыть нашумевшее дело. Поэтому я так спокойно относился к исчезновению Пенькова. Думал, вернется. Но когда через два дня он не вернулся, я начал беспокоиться. Теперь я понимал, как важно его найти. Но милиция его до сих пор не нашла. Тогда я снова осмотрел свой кабинет и обнаружил этот микрофон.

— Ясно, — вздохнул Комаров, — а я думал, вы меня нарочно за нос водите, не говорите, где находится Пеньков.

— Его взяли за несколько минут до приезда Чижова, — напомнил Пахомов, — если это не твоя работа, то кто тогда мог сообщить о поездке Чижова в Люберцы?

— Кроме нас троих, кто-нибудь еще знал об этом? — спросил Комаров у самого Чижова.

— Капитан Перцов и Антон Серминов. Мы вместе с ним поехали за Пеньковым. Но он был все время со мной.

— Перцов, Перцов, — задумчиво произнес Пахомов, — нужно будет проверить и эту возможность.

— В любом случае нужно проверить и список Чижова, — напомнил Комаров, — иначе мы ничего не сумеем узнать. Если Пенькова так быстро убрали — значит, боялись за эту квартиру. Значит, мы должны её вычислить. Это не так много — всего двадцать две квартиры. Мы должны проверить каждого, кто там появлялся, каждого, кто мог там появиться, каждого, с кем мог встретиться погибший Алисов. И только тогда мы узнаем, почему убрали Пенькова. Сейчас уже нет сомнений в его смерти. Его, конечно, убили, опасаясь разоблачений, с кем именно Анисов встречался в том доме.

Чижов помрачнел. Он вспомнил мать и сестру погибшего. Её рассказ о трудной жизни, о погибшем муже, о нашедшем, наконец, работу её старшем сыне. И все это так глупо оборвалось.

— Нам нужно все выяснить как можно быстрее, — решительно заявил Комаров, — иначе мы ничего не сможем доказать.

— А как быть с микрофоном? — спросил Пахомов.

— Не знаю, — честно ответил Комаров, — это действительно важная проблема. Как ты думаешь — кто это может быть?

— Кто угодно, — сразу ответил Пахомов, — я грешил на вашу службу. Но если не вы, то вполне могли и наши специалисты. Наш и. о. как только про миллион долларов слышит, сразу начинает нервничать. За такую сумму не микрофон, а радио принесут и установят.

— А милиция? — вдруг решил вмешаться в разговор Чижов. — Могли их специалисты подложить этот микрофон?

Пахомов и Комаров переглянулись.

— Почему милиция? — спросил Пахомов.

— Перцов, — напомнил Комаров. Чижов явно смутился.

— Он мог не знать, — горячо произнес молодой человек, — я с ним работаю уже два года. Он настоящий профессионал. Просто в милиции бывают разные люди. Они и могли поставить этот микрофон.

— В принципе это самая коррумпированная, организация, — согласился Комаров, — у нас тоже не без урода, но там, — он махнул рукой, — лучше не вспоминать.

— Нужно работать над списком, — вспомнил Пахомов, — перейдем в кабинет к Шестакову. Он сейчас в отпуске, и займемся списком.

— Ты взял с собой микрофон? — спросил Комаров.

— Нет, конечно. Оставил его на столе. Они посмотрели друг другу в глаза.

— Кажется, я абсолютный болван, — прошептал Пахомов, бросаясь обратно. Чижов побежал следом. Оставшийся один Комаров вытащил платок, вытер лоб и, поднявшись, не спеша вышел из зала. Когда он вошел в кабинет Пахомова, оба следователя прокуратуры смотрели на стол, как на нечто невероятное.

Микрофона на столе уже не было.

загрузка...