загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 22

Убийство такого преступного авторитета, как Хлыщов, однозначно свидетельствовало, что в Москве начался новый этап войны мафий. Хоронить Хлыщова съехались лидеры всех подмосковных группировок, даже сам Михаил Никитин. Из Ниццы, где он отдыхал со своей семьей, прилетел Виталий Миронов. На похороны пришел и осторожный Мансуров, лидер смешанной русско-татарской группировки. На всякий случай приехал глава «Континенталь-банка» Артур Саркисян, не желавший портить отношения с другими преступными авторитетами. Его встретили достаточно сдержанно, ни для кого не было секретом имя заказчика и вдохновителя убийства Хлыщова. И прекрасные отношения Хотивари и Саркисяна.

На похороны не побоялся приехать Хаджи Асланбеков. Это изумило всех присутствующих, даже Никитина и Миронова. Все знали, что Асланбеков приговорен грузинскими авторитетами за нападение на дачу Гурама Хотивари. И вдруг Асланбеков, не побоявшийся даже столь опасных врагов, решился приехать в многолюдное место.

Старые слухи о том, что чеченцы Хаджи имеют поддержку достаточно авторитетных кругов, вспомнили все присутствующие. Ни для кого не было секретом, что во время чеченской войны люди Асланбекова поддерживали марионеточное правительство Чечни, оставленное российскими войсками, и воевали против отрядов генерала Джохара Дудаева. И это помнили многие.

Асланбеков приехал в окружении двух десятков людей, плотной стеной окруживших своего лидера. Он простоял у тела покойного не более трех минут и в сопровождении охраны покинул зал, где происходило прощание с погибшим. Кроме всего прочего, он демонстрировал всем соперникам свою неуязвимость и пренебрежение к их угрозам.

Через два дня после похорон Хлыщова два известных грузинских «вора в законе» были убиты, когда выходили из ресторана «Арагви». Убиты нагло и дерзко, прямо рядом с Моссоветом, во дворе которого всегда дежурили многочисленные вооруженные сотрудники городского УВД и ОМОНа. Убийцы, застрелив обоих компаньонов, выходивших из ресторана, на глазах многочисленных свидетелей, спокойно сели в свой автомобиль и уехали в сторону Белорусского вокзала.

На следующий день всю Москву потрясло известие. Совершено покушение на Зураба Ахвледиани, второго по значению человека в иерархической лестнице грузинских криминальных группировок. Ахвледиани выходил из своего дома в сопровождении охранников, когда раздался страшный взрыв стоявшей рядом машины, начиненной взрывчаткой.

Только чудо спасло Зураба. Впереди шел охранник, который и принял на себя первый, самый сильный удар взрывной волны. Охранник был убит, на его теле позже насчитали около тридцати ранений, а сам Зураб, отброшенный к стене своего дома, в тяжелом состоянии был доставлен в больницу, где ему была сделана срочная операция. Несмотря на то, что операция была проведена почти сразу после ранения и, по мнению врачей, достаточно успешно, боевики Ахвледиани сумели найти и срочно доставить из Тбилиси известного врача-хирурга Чхеидзе, который должен был наблюдать своего раненого земляка и следить за правильным ходом лечения.

Хотивари чувствовал, что ему наносят очень сильные ответные удары, и понимал, что требуется помощь других группировок. И снова в решающий момент к нему позвонил Филя Рубинчик. В отличие от всех остальных, Рубинчик помнил, кто виноват в смерти Якова Ароновича Гольдберга, пусть неумышленной, но смерти. И он не хотел этого прощать.

Информация, полученная от Рубинчика, просто потрясла Хотивари. Теперь он знал, что один из самых известных и модных ночных клубов Москвы контролировался людьми Асланбекова. Никто даже представить не мог, что за респектабельным Вячеславом Сапуновым, хозяином и владельцем этого клуба, стоит зловещая фигура Хаджи. Казалось, Сапунов гарантирован от подобного совладельца; в его заведении не любили приезжих гостей. Но это была лишь ширма. Финансами в хозяйстве Сапунова занимался Исаак Розенблюм, который и рассказал Рубинчику о реальном положении дел.

Теперь следовало нанести ответный удар и сделать это достаточно быстро и четко.

Подобные нападения Хотивари разрабатывал лично, и поэтому после долгих размышлений он послал одного из своих людей к общежитию иностранных студентов, где обычно собирались выходцы из африканских и латиноамериканских стран.

Никто и никогда не говорил об этом в Москве, но, кроме мощных преступных объединений, традиционно контролировавших в столице свои территории и свои объекты, существовали и большие группы людей, скользящих по грани закона и часто срывающихся за роковую черту. Это были вьетнамцы, арабы, выходцы из Африки, латиноамериканцы, даже китайцы, в последнее время уверенно контролирующие многие направления торговли наркотиками, переброску товаров, скупку и перепродажу краденого. Хотивари приказал своему человеку встретиться с лидером одной из подобных группировок — неким Раулем, гомосексуалистом и наркоманом, имеющим в составе своей банды около полусотни иностранных студентов.

Вечером этого дня в ночной бар «Жар-птица» приехало сразу несколько латиноамериканских студентов, получивших деньги на карманные расходы для посещения весьма дорогого клуба. Нужно было представить себе, как радовались эти ребята, впервые за время полунищенского существования в Москве получившие возможность побывать в столь престижном и дорогом месте. Они шумно заказывали выпивку, требовали к себе особого внимания, больно щипали официанток, задирали окружающих.

Сам Вячеслав Сапунов — красивый, холеный господин лет сорока пяти с хорошо уложенной шевелюрой, уже начинавшей седеть, в своем неизменном смокинге, появился в ночном клубе около полуночи. Ему сразу не понравилась эта шумная компания грязных посетителей, видимо, раздобывших где-то деньги и теперь веселящихся изо всех сил. Но выставлять загулявших гостей было нельзя. Это было не в традициях ночного клуба.

В первой части программы, когда на сцене выступали фокусники и жонглеры, эти ребята вели себя еще более-менее сносно, но во втором, когда на сцене появились почти раздетые танцовщицы, они повели себя так, словно поставили цель к утру оказаться в тюрьме. Оба охранника недовольно следили за слишком наглыми приставаниями иностранцев, но ничего не говорили. Сапунов все видел, но пока держался. И только когда один из них, особенно разгоряченный выпивкой, красномордый черноглазый тип с прыщавой физиономией полез обнимать лучшую артистку варьете — Аллу, Сапунов понял, что нужно действовать.

— Вызывайте наряд милиции, — приказал он своему помощнику, выполнявшему и роль телохранителя, — а потом уберите этих кретинов отсюда.

Помощник, кивнув, быстро поднял телефонную трубку и, сказав несколько слов, поспешил в зал, где охранники уже пытались успокоить забравшегося на сцену пьяного гостя. Но сегодня все было не так. Откуда-то появились очень высокие и крепкие ребята в костюмах, которые со смехом стали теснить самих охранников. Кто-то ударил в лицо нападавших, и началась общая свалка.

Визжали девицы, кричали женщины, дрались мужчины, трусливо жались к своим столикам некоторые робкие гости ночного клуба. Алла, наконец отбившаяся от назойливого «поклонника», убежала в свою уборную, но тот тип по-прежнему настойчиво преследовал её, разыскивая повсюду.

«Они все мне переломают», — гневно подумал Сапунов и снова набрал номер дежурного УВД района.

— Пришлите сюда срочно несколько нарядов милиции, это говорят из ночного клуба «Жар-птица», — попросил он.

— Наряд уже выехал, — равнодушно ответил дежурный.

— Когда выехал?

В зале по-прежнему шла драка. Причем били охранников клуба. И заодно крушили все вокруг.

— Пять минут назад, — прозвучал ответ.

— Скажите, чтобы они поторопились, — закричал Сапунов, — найдите майора Комкина. Пусть сам приедет.

«Зачем я им плачу столько денег, если в нужный , момент их не бывает рядом?» — со злостью подумал Сапунов.

Донесся испуганный женский крик — он узнал голос. Это была Алла.

Достав из кармана свою «беретту», он передернул затвор и, зло выругавшись, побежал по коридору. Дверь в комнату Аллы была открыта, стул опрокинут. Он быстро оценил обстановку. Кажется, Алла успела отсюда сбежать. Раздавшийся повторный крик заставил его поторопиться. Кричали из соседней комнаты.

Он подошел к двери, толкнул её. Дверь была заперта изнутри. Крик донесся в третий раз.

— Откройте! — грозно приказал Сапунов.

— Вячеслав Андреевич, помогите, пожалуйста! — послышался испуганный визг Аллы. — Он сюда пробрался!

— Вот погань, — разъярился Сапунов. Он иногда сам позволял себе уединяться с Аллой. У девушки были удивительно длинные ноги и красивое, чуть вытянутое лицо.

«Застрелю мерзавца», — подумал он и. увидел, как по коридору идут двое мужчин в темных костюмах.

— Ребята, помогите, — быстро крикнул он, — здесь мерзавец, гаваец какой-то, залез в уборную к девушке и не выходит оттуда. А она его боится.

— Конечно, надо помочь, — сказал один с характерным кавказским акцентом. Кажется, грузин.

— Сейчас поможем, — пообещал другой.

— Вы сломайте дверь, а я его вытащу сам, — сказал Сапунов, не обращая внимания на поразительное спокойствие гостей.

Из комнаты снова донесся крик и шум падающего тела.

— Нет, — кричала Алла, — не надо! Сапунов понял, что еще мгновение, и будет поздно. Один из незнакомцев как-то странно на него посмотрел.

— Ломайте дверь, — крикнул Сапунов.

— Сейчас, дорогой, — сказал второй и вдруг, резко развернувшись, ударил Сапунова в живот чем-то острым. В первый момент он даже не почувствовал боли. Ему лишь показалось, что незнакомец ударил кулаком, видимо, обидевшись на его настойчивые просьбы. И только когда он непроизвольно схватился рукой за живот и увидел на пальцах кровь, он наконец все понял.

— Тебе привет от Гурама, — сказал один.

— Передай поклон Хаджи, — добавил другой, и оба быстро побежали по коридору в сторону его кабинета.

Теперь было больно по-настоящему. Кружилась голова. Из закрытой комнаты доносились крики несчастной женщины. И здесь Сапунов совершил первый и последний в своей грешной жизни почти героический поступок. Он направил «беретту» на замок и, зажимая левой рукой хлеставшую из раны кровь, выстрелил, едва не упав на пол. Выстрелом выбило замок, и дверь открылась.

На полу среди разбросанной одежды незнакомый «латинос», расстегнувший брюки, пытался изнасиловать так понравившуюся ему женщину. Несмотря на явное превосходство противника, Алла сопротивлялась довольно успешно, умудрившись сохранить на себе свои маленькие прочные бикини, так мешавшие насильнику действовать.

Услышав выстрел, тот испуганно замер, а когда обернулся, над ним весь в крови стоял Сапунов. Алла закричала. Насильник приподнялся и сел на пол с дрожащими губами.

— Отойди Алла, отойди, — попросил Сапунов, уже теряя сознание.

Девушка, сильно толкнув ногами своего насильника, перекатилась в сторону. И, не давая ему возможности подняться, Сапунов трижды выстрелил в противную, уже расплывающуюся прыщавую морду незнакомца. А потом упал на труп убитого им человека, совершив первый в своей жизни настоящий поступок. Пистолет отлетел в сторону. Женщина продолжала кричать.

Прибывшая милиция смогла арестовать лишь нескольких иностранных студентов, затеявших драку в ночном клубе. Весть о разгроме «Жар-птицы» и убийстве Сапунова Хаджи получил на следующий день. Ему не нужны были аналитики, чтобы понять, какой силы ответный удар нанесли люди Хотивари по его позициям в городе. Это была единственная незасвеченная его людьми территория. Он даже запрещал своим боевикам появляться в этом клубе. Разгром «Жар-птицы» был пощечиной самому Асланбекову.

Единственным ответом на этот вызов должно было стать убийство Гурама Хотивари. Теперь следовало прибегнуть к помощи Друга, чтобы выманить своего соперника из логова. Выманить и убить. Он понимал, как может отнестись к подобной просьбе его Друг, но он твердо знал и другое: двоим им нет места на этой земле. Или в живых должен остаться Гурам Хотивари, или он, Хаджи Асланбеков. И тогда впервые в жизни он сам решился позвонить Другу.

Тот поднял трубку.

— Слушаю вас, — сказал он своим уверенным голосом,

— Это я, — непослушными губами произнес Асланбеков. — Нам нужно встретиться.

загрузка...