загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 31

После того как Пахомов и Комаров прочли удостоверение, нужно было уходить. Как англичане, не прощаясь. Но что-то мешало Пахомову положить книжечку на место и выйти из квартиры. Это что-то мешало и Комарову убрать свое оружие.

— Вы убедились? — спросил майор. — Теперь, надеюсь, поняли, что совершили ошибку, ворвавшись сюда без разрешения своего начальства. Верните мне документы.

Он протянул руку, вставая с дивана, но Комаров взмахнул пистолетом.

— Сядьте, — властно сказал он, — допрос еще не окончен.

— Вы с ума сошли, подполковник, — разозлился Климатов, — вы же видели удостоверение, говорили с генералом, что вам еще нужно?

— В интересах следствия нам нужно знать, куда делся свидетель Олег Пеньков, — невозмутимо спросил Комаров.

Пахомов положил удостоверение Климатова к себе в карман.

— Не нужно так себя вести, — сорвался на крик Климатов, — вы будете отвечать. Вас вышвырнут из органов. Речь идет о безопасности государства.

— Нам нужно знать, где находится Олег Пеньков, — терпеливо сказал Комаров, — и пока вы нам не ответите, мы отсюда не уедем. Вы меня поняли?

— Какой Олег Пеньков? Я не знаю никакого Пенькова, — разозлился Климатов.

— Серминов, повторите свои показания, — предложил Комаров, обращаясь к молодому следователю, — насчет Пенькова. Только очень коротко.

— Мы должны были выехать в Люберцы, — сказал срывающимся голосом Антон, — но я заранее позвонил и предупредил, что мы туда едем. Мы немного задержались и когда приехали, Пенькова уже не было дома. По словам родных, перед самым нашим приездом за ним приехали какие-то люди и увезли его.

Пахомов молча следил за разыгрывающейся в квартире трагикомической сценой. Комаров продолжал давить.

— Понимаете в чем дело, Климатов, — терпеливо сказал Комаров, — у нас есть все основания подозревать вас в похищении и гибели Олега Пенькова. А это уже серьезная уголовная статья. И если вы не хотите быть привлеченным к суду по этой статье, вы сейчас собственноручно дадите свои показания.

— Какие показания?

— Самые правдивые. Что вы сделали с несчастным Олегом Пеньковым? Кто установил микрофоны в кабинете старшего следователя по особо важным делам? И кто разрешил это сделать? Нас очень интересуют ответы на эти вопросы.

— Я ничего не знаю, — твердо сказал Климатов.

— Тогда собирайте свои вещи, майор, — очень спокойно произнес Комаров, — сейчас я выпишу ордер на ваше задержание на месте совершения преступления.

— Какого преступления? Где здесь место совершения преступления? Вы думаете, вашего Пенькова на кухне зарезали? Нет, мы его наверняка допросили и отпустили. Поэтому кончайте и вы ваш балаган, мне работать нужно.

— Телефонный аппарат, по которому вы принимали сообщение, и есть место совершения преступления. Даже если вы действительно только допросили и отпустили несчастного Пенькова, в чем лично я очень сомневаюсь, все равно вы не имели права этого делать, так как здесь вы несете ответственность по статье о разглашении тайны следствия. Это должностное преступление. Вам все равно придется проехать с нами.

— Вы понимаете, что говорите? Что вы хотите сделать? Хотите арестовать сотрудника Главного управления охраны президента, — со значением спросил Климатов, — это будет такой скандал, после которого вас не возьмут на работу даже подметать полы где-нибудь в Воркуте или Хабаровске. Неужели такое нужно объяснять вам, опытным, знающим следователям? Этот молодой человек, — презрительно показал он на Серминова, — просто нужен был нашей группе как информатор, но по другим вопросам. Попутно он информировал нас и о деятельности своей следственной группы. Ну и что? Подполковник, а вас зачем послали в прокуратуру? Ягоды там собирать? Или официально прикрепили от ФСБ? Так и нашу группу попросили подключиться к некоторым деталям некоторых ваших операций. Вот и все. Не вижу здесь ничего криминального. Думаю, если вы вернете мне удостоверение и немедленно покинете эту квартиру, мне будет легче оправдать ваши не совсем логичные действия.

— Как красиво говорит, — восхитился Комаров, показывая на сидевшего на диване майора, — просто соловьем поет. А мы тебя не отпустим, Климатов. Во-первых, ты не ФСБ. При чем тут служба охраны президента и наш следователь? Во-вторых, ты не ответил на наш вопрос насчет Пенькова. А значит, мы тебя забираем. Пиджак тебе принести или в рубашке хочешь поехать с нами?

— Можно, я позвоню еще в одно место? — попросил Климатов.

— Нельзя, — жестко ответил Комаров, — твое время истекло, майор. Пусть теперь твои начальники приезжают к нам и вытаскивают тебя из внутренней тюрьмы ФСБ. Я тебя туда лично отвезу, а потом подам рапорт заместителю Директора ФСБ, который вас так любит и покрывает. Он наверняка захочет потом с тобой встретиться.

— Вы ошибаетесь, — уже немного растерянно проговорил Климатов, впервые понявший, что ворвавшиеся к нему в квартиру люди не шутят.

— Давай, давай, — махнул рукой с пистолетом Комаров, — вставай и одевайся. Антон, будь добр, принеси его пиджак.

Серминов поплелся в другую комнату и вскоре появился с пиджаком майора. Бросив его на диван, он снова сел за стол в углу комнаты. Климатов торопливо натянул пиджак. Поднялся, готовый идти с этими непонятливыми людьми.

— Напрасно… — снова попытался сказать он, и Комаров толкнул его в спину рукояткой пистолета:

— Иди.

Они вышли на лестничную площадку. Пахомов, долгое время хранивший молчание, так и не стал вмешиваться. В конце концов. Комаров был прав, они просто обязаны вычислить, к кому именно заезжал Анисов перед своей смертью. И почему всех убрали так быстро.

Пахомов нажал кнопку вызова кабины лифта. Комаров встал позади майора. Когда створки кабины лифта открылись, первым в кабину шагнул Пахомов. За ним прошли Климатов и Комаров. Последним вошел Антон Серминов, захлопнувший за собой дверь квартиры.

На улице снова начинался дождь, и Пахомов, выглянув из подъезда, увидел стоявших у дома Перцова и Чижова. Решив, что из машины плохой обзор, они вышли и рстали рядом с домом.

— Ребята, — хотел позвать Пахомов, но в этот момент заметил, как к дому спешат двое людей.

— Один из них — Ларионов, — быстро сказал испуганный Серминов.

Комаров снова достал свое оружие и убрал его за спину.

Оба незнакомца, увидев скопление людей в подъезде, решительно вошли в дом.

— В чем дело, товарищи, — строго сказал Ларионов, — на каком основании вы задерживаете нашего работника?

— Во-первых, представьтесь, — хмуро предложил Пахомов, — во-вторых, с чего вы взяли, что мы его задерживаем? Мы его арестовали за совершенное преступление.

— Как интересно, — улыбнулся Ларионов. Он был среднего роста, худощавый, подтянутый. Второй более походил на обыкновенного громилу — высокого роста, с резкими чертами лица, угрюмый, мрачный. — Вы хотите сказать, что мой сотрудник совершил преступление? Павел Алексеевич, но это же невозможно.

— Я с вами не знаком, — сухо ответил Пахомов, не имел чести.

Ларионов полез во внутренний карман. Комаров напрягся, но подполковник достал свою красную книжечку.

— Пожалуйста. Я подполковник Федеральной службы безопасности. Коллега, так сказать, вашего университетского товарища подполковника Комарова.

— Не нужно демонстрировать мне вашу осведомленность, — ответил Пахомов, — я и без того знаю, что вам многое известно. Это ведь ваши люди устанавливали у меня в кабинете микрофоны.

— На них были отпечатки пальцев моих людей? — весело спросил Ларионов. — Или это только ваше предположение?

— Возьмите ваше удостоверение, — сухо сказал Пахомов, — и разрешите нам пройти. Мы должны допросить майора Климатова.

— Поздравляю, — несколько раздраженно сказал подполковник, — вы даже учинили обыск в служебной квартире, не имея соответствующей санкции. Это пахнет трибуналом, товарищ Комаров, для вас и очень большими неприятностями для нашего уважаемого коллеги из прокуратуры.

— Посмотрим, — достаточно спокойно ответил Павел Алексеевич.

Ларионов, улыбнувшись, оглянулся на своего напарника. Потом очень спокойно и оттого еще более мрачно сказал:

— Товарищ Комаров, выходя сегодня на службу, не взял своего табельного оружия. У работников прокуратуры его обычно не бывает. Серминов не в счет. Может, вы все-таки уступите нам на этот раз.

— У них есть пистолет, — вмешался Климатов.

— Поздравляю, значит, вы угрожали оружием модему сотруднику. Это очень плохо. Кажется, теперь у меня появились основания для вашего задержания.

Он не договорил. В проходе появились фигуры Чижова и Перцова. Капитан держал в руках оружие.

— Руки вверх, — громко приказал он, — и никаких глупостей.

Ларионов несколько растерянно оглянулся. Ситуация начинала выходить, из-под его контроля. Теперь перед ним были две группы вооруженных людей, блокировавших его со всех сторон. Его напарник резким движением достал свое оружие, оглядываясь по сторонам. Они занимали очень невыгодную позицию. Перцову достаточно было сделать два выстрела, и они не смогут никуда бежать. Ларионов это понял. Перед ним было пятеро хорошо подготовленных профессионалов, и он не знал, сколько именно у них стволов оружия. Но он видел пистолет Перцова и видел его напарника. У стоявших перед ним тоже имеется оружие. В этих условиях принимать какое-либо решение, надеясь на силовой вариант, было чистым безумием. Он еще раз оглянулся.

— Хорошо продумано, — сказал он с мрачным одобрением, — и что будем делать?

— Зависит от вас, — спокойно ответил Пахомов.

— Убери пистолет, — тихо сказал своему подчиненному Ларионов и, посмотрев на Пахомова, добавил: — Думаете, все закончится так просто?

— Ничего не думаю, — ответил Пахомов, — просто выполняю свой долг.

— А чем занимаемся, по-вашему, мы?

— Это мне неизвестно.

— Чувствуете себя победителем? Это иллюзорная победа, Павел Алексеевич. Нельзя было вам приезжать сюда.

— Вы разрешите нам пройти?

— Конечно, — Ларионов снова оглянулся на своего сотрудника и на стоявших у дома Перцова и Чижова, — но я бы на вашем месте не действовал столь опрометчиво.

— Мы учтем ваши пожелания, — Пахомову приходилось прилагать максимум усилий, чтобы оставаться бесстрастным и спокойным. Видимо, таких же усилий это стоило и Ларионову.

— Подполковник Комаров, — обратился он к своему коллеге, — вы понимаете, в каком мероприятии участвуете?

— Это я арестовал майора Климатова, — сказал Комаров и вдруг улыбнулся, — лично. И надеюсь арестовать еще кого-нибудь из своих бывших коллег. Думаю, у меня будут все основания.

У Ларионова дернулось лицо, и он посторонился. Его напарник отвернулся, когда мимо прошли Пахомов, Климатов, Комаров, Серминов. Они направились к автомобилю Чижова, стоявшему у дома.

— Быстро наверх, — сквозь зубы выдавил Ларионов, — звони в управление. Их нужно остановить.

загрузка...