загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 32

Самолет совершил посадку в аэропорту Шереметьево-1. Люди начали суетиться, вытаскивать свои вещи, одеваться. Дронго посмотрел на Зою.

— Вы поняли, как нужно себя вести?

— Кажется, да.

— Будьте очень осторожны, Зоя. Это важно, иначе они нам ничего не простят. Думаю, этот «лже-Феникс» обладает довольно солидными возможностями, если сумел вычислить Гасанова так быстро и через него выйти на вашего руководителя.

Он сознательно избегал слова «хозяин», и она это чувствовала. Подали трап. Она взяла свою небольшую сумку и, поднявшись, пошла к выходу. Он, любезно пропустив идущую по проходу старушку, пошел следом. Погода была слякотной, накрапывал дождик. Он почему-то протянул ладонь к небу и, когда на пальцы попало несколько капель дождя, улыбнулся. Он всегда любил дождливую погоду. Она словно обещала ему удачу.

— Вас встречают, — сказала стюардесса, обращаясь к Зое, — ваша фамилия Неверова?

— Да.

— С вами должен быть еще один человек.

— Он со мной, — оглянулась она на Дронго.

— Спускайтесь вон в тот автобус. Около него стоит пограничник.

У автобуса, поданного от зала для официальных делегаций, как теперь назывался бывший депутатский зал, стояли женщина-пограничник и приехавшая из депутатской комнаты для сопровождения миловидная девушка лет двадцати, ровесница Зои. Она улыбнулась Зое и её спутнику.

— Садитесь в автобус.

— Дайте ваши паспорта, — строго напомнила женщина-пограничник.

Дронго достал свой паспорт и, взяв паспорт у Зои, передал оба документа.

Автобус, развернувшись, повез их к самой большой депутатской комнате среди всех аэропортов страны. Площадь зала, откуда улетали и куда прилетали избранники народа, была невероятной, там вполне мог уместиться один аэробус.

В зал они поднялись по лестнице. К ним уже спешил невысокий пожилой человек с щеточкой серых усов. Он галантно поцеловал Зое руку и улыбнулся Дронго, пожимая его ладонь.

— Очень приятно. Мне звонил Рафаэль Мамедович, предупреждал о вашем прилете. Сейчас оформят паспорта и мы уедем. Машина уже ждет внизу.

— А где банкир? — спросил Дронго.

— Какой банкир? — не понял Керим Измаилович.

— Мурад Гасанов, — пояснил Дронго, — он тоже должен был быть в аэропорту.

— Он на улице ждет, — махнул рукой его собеседник, — боится сюда входить, может знакомых из Баку встретить. Он ведь у нас только что из тюрьмы сбежал. Прямо из тюрьмы КГБ. Представляете?

— Почему на улице? — не поняла и Зоя.

— Боится, что здесь документы начнут проверять и выяснят, кто он такой. В общем, после ареста совсем изменился. Другим человеком стал.

— Сколько у вас людей охраны?

— Много, — захохотал Керим Измаилович, — меня предупреждали. Ты не волнуйся. Очень много.

— Сколько конкретно? — настаивал Дронго. Они стояли в самом центре зала, там, где раньше был бюст Владимира Ильича Ленина, столь нелепый и ненужный в подобном помещении.

— Человек пятнадцать, — ответил с гордым видом Керим Измаилович, — я пять машин людей сюда вызвал. Они весь аэропорт оцепили. Никто пикнуть не посмеет. Охранять будем как нужно. Все понимаем.

— Напрасно так много, — чуть поморщился Дронго, — помочь они нам не смогут, а внимание к себе привлекут обязательно. Вы бы еще объявление дали в газету и по телевидению о нашем прибытии.

— Мне так приказали, — возразил Керим Измаилович, — Багиров сказал, если с головы Зои и приехавшего с ней человека хоть один волос упадет, я буду очень недоволен. Поэтому я и привез такую охрану. Разве это плохо?

— Неплохо. Но лучше пять хорошо подготовленных людей, чем двадцать простых амбалов с пистолетами. От них мало проку, — объяснил Дронго.

— У меня люди подготовленные, — обиделся его собеседник, — еще нужно поискать таких.

— Пусть мне принесут оружие.

— На улице дадим. Хоть автомат, — кивнул Керим Измаилович.

— Сюда пусть принесут, — сдерживаясь, сказал Дронго, — на улице поздно будет.

— Акрам, — обратился Керим Измаилович к стоявшему рядом парню, очевидно, его помощнику, — спустись вниз и возьми у кого-нибудь из ребят оружие. А свой пистолет отдай нашему гостю.

— Прямо здесь? — уточнил туповатый парень.

— Не здесь, — вмешался Дронго, — идем в туалет там ты мне и отдашь.

Акрам покорно пошел за ним в расположенный с левой стороны зала мужской туалет. Войдя в помещение, они огляделись, все кабинки были открыты и пусты. Акрам вытащил свой пистолет. Это был ПМУ последней модели. Дронго проверил оружие, положил в карман.

— Откуда такой пистолет? — хмуро спросил он.

— Со склада покупаем, — весело ответил Акрам, — у военных. Что хочешь продадут. Хоть самолет или танк. Плати деньги и приезжай забирай. Недавно чеченцы в Москве сто штук гранатометов купили, спокойно с Центрального склада вывезли. У нас здесь порядок.

Он сказал не порядок, а «порадок», и Дронго это взбесило.

— У вас здесь полно сукиных детей, — зло сказал он, выходя из туалета.

Акрам, не понявший, почему так разозлился этот ненормальный приехавший, пожал плечами и вышел следом. Проходя мимо Керима Измаиловича, он кивнул головой и поспешил вниз, взять оружие у кого-нибудь из ребят.

Внизу щелкнула дверь. В депутатский зал с улицы можно было попасть, только пройдя мимо дежурного, сидевшего за столом, который после звонка сотрудницам смены, находящимся в депутатской, и уточнения фамилии прибывшего открывал закрытую на кодовый шифр замка дверь.

— Паспорта еще не готовы? — спросил Дронго.

— Сейчас должны принести, — успокоил его Керим Измаилович.

И в этот момент со стороны аэропортовского комплекса к их зданию подъехал микроавтобус и из него выскочило сразу несколько человек, бросившихся вверх по лестнице в депутатский зал. Зоя оглянулась. Щелкнула дверь со стороны улицы, и на другой лестнице появилось еще трое незнакомцев.

— Кажется, ваши люди уже не понадобятся, — сквозь зубы произнес Дронго.

Керим Измаилович только испуганно вертел головой. Незнакомцы, ворвавшиеся в депутатскую со стороны улицы, уже поднимались по лестнице, когда к ним подошла пограничник и, улыбаясь, протянула им паспорта.

— Возьмите, пожалуйста, — приветливо сказала она. Дронго схватил паспорта.

— Быстрее! — крикнул он Зое, больно хватая её за руку.

Подъехавшие со стороны аэропорта люди уже врывались в зал, отталкивая стоявшего у дверей сотрудника милиции. Один из них споткнулся о стул и чуть не упал на пол.

— Задержите их! — крикнул Кериму Измаиловичу Дронго и, продолжая тащить за собой Зою, бросился в буфет депутатского зала, на ходу доставая пистолет.

Ворвавшись в буфет, где никого не было, он закричал на перепуганную насмерть пожилую женщину, стоявшую за прилавком:

— Выход! Где у вас выход?

— Там, — показала женщина назад, за спину. Он, толкнув Зою первой, бросился за ней. На его счастье, она не задавала никаких вопросов, быстро понимая, что именно нужно делать.

К буфету бежало сразу несколько человек. Керим Измаилович, уже понявший, что произошло нечто исключительное, испуганно сжался в углу, не решаясь не только задержать нападающих, но и вообще что-либо сказать. Впрочем, он их явно не интересовал.

Пробежав по служебному входу, Дронго оглянулся. В буфете уже были их преследователи.

— Быстрее, Зоя, — торопил он спутницу, — не задерживайтесь, иначе они нас догонят.

Девушка бежала по коридору изо всех сил. На их счастье, преследователи не стреляли. Видимо, не хотели создавать лишнего шума. Или, что было еще более вероятней, хотели взять живой молодую женщину, знавшую, где находятся нужные им документы. По лестнице они бежали, прыгая через ступеньки.

— Куда теперь? — задыхаясь, спросила Зоя.

— На улицу, — крикнул в ответ Дронго.

Еще через полминуты они уже были на улице, жадно хватая воздух ртами и оглядываясь вокруг. Ни Акрама, вышедшего несколько раньше, ни людей Керима Измаиловича не было видно. Преследователи, уже спустившиеся по лестнице, пробивались через зал.

Придется захватывать какую-нибудь машину, с отчаянием подумал Дронго, и снова, довольно бесцеремонно толкнув Зою, крикнул:

— К машинам! Вон там.

Там стояло несколько автомобилей с сидевшими в них водителями. Можно выбросить кого-нибудь из них, угрожая оружием, и сесть в автомобиль. Но на это уйдут драгоценные секунды.

Прогуливавшиеся перед зданием аэропортовского комплекса в той стороне, где находился вход в зал официальных делегаций, Гасанов и Ионидис терпеливо ждали, но, заметив, что начинается дождь, решили скоротать время в своем автомобиле. Усевшись в БМВ, попросили водителя включить какую-нибудь мелодию, что он охотно и сделал. Неожиданно Ионидис заметил непонятное оживление в зале. Сначала из здания выбежал парень, которого они видели вместе с Керимом Измаиловичем. К нему подбежало несколько человек-кавказцев, и он им что-то оживленно начал говорить. Затем из автомобиля, стоявшего почти рядом с ними, выбежало сразу трое людей и бросились к депутатской.

— Заводи мотор, — приказал Ионидис водителю. Он сидел впереди, рядом с шофером, и, резко нажав кнопку, отключил магнитофон.

— Что случилось? — не понял Гасанов.

— Там что-то произошло, — показал на здание грек, — эти ребята стояли здесь уже минут двадцать. По-моему, они вообще приехали вместе с нами. Но только теперь почему-то забегали.

— Может, это люди Керима Измаиловича? — предположил Гасанов.

— Нет. Их машины в другой стороне. Вон там суетится его помощник. Нет, это другие люди. Заводи мотор, — снова приказал он водителю.

Тот, ничего не понимая, включил зажигание. Они заметили, как к выходу бегут молодая женщина и высокий мужчина, все время оглядываясь на ходу.

— Ты их знаешь? — тревожно спросил Ионидис, обращаясь к сидевшему на заднем сиденье Мураду Гасанову.

— Нет, — всмотрелся в них банкир.

— Поехали, — приказал Ионидис.

— Кажется, знаю, — неожиданно сказал Гасанов, — эта девушка — секретарь Багирова. Я её видел у него в офисе. Красивая.

Машина уже тронулась с места, когда Ионидис, мгновенно оценив обстановку, закричал:

— Стой! К ним, быстро! Подъезжай прямо к ним.

Дронго и Зоя бежали к автомобилям. Дронго уже наметил себе жертву — беспечно сидевшего за рулем молодого парня лет двадцати пяти, довольно тщедушного на вид. Такого легко будет выбросить из автомобиля одним движением руки. Их преследователи уже выскочили из здания. И в этот момент рядом с ними затормозил автомобиль.

— Садитесь в машину, — приказал сидевший рядом с водителем незнакомец. Незнакомец? Он всмотрелся в его лицо. Он определенно видел где-то это лицо, но где именно? На размышление были даже не секунды, а миллисекунды.

— Садись быстрее, 3оя, — крикнул с заднего, сиденья другой.

— Это Гасанов, — задыхаясь, сказала Зоя. Реакция у неё была отменная. Она сразу узнала банкира.

Преследователи были в десяти шагах от них. До автомобиля с тщедушным водителем они просто не успеют добежать.

Дронго мгновенно оценил обстановку:

— В машину, — сказал он Зое, — быстрее в машину.

Она прыгнула на заднее сиденье. Но, видимо, чуть замешкалась, зацепившись колготками за ручку дверцы автомобиля. Двое преследователей были уже совсем рядом. Дронго, развернувшись, нанес одному из них удар в челюсть, второго отбросил дверцей автомобиля. Еще двое столкнулись с каким-то пожилым слепым человеком, и, пока они его обходили, время было потеряно. Дронго был уже в машине. Попытавшегося подняться нападавшего, которому достался удар дверцей, он пихнул еще раз ногой, и машина стремительно понеслась вперед. Причем так быстро, что он чуть не вывалился из автомобиля. Его придержала Зоя.

— Спасибо, — выдохнул Дронго.

БМВ, набирая скорость, уносил, их все дальше от аэропорта.

загрузка...