загрузка...

    Реклама

ГЛАВА 37

— Кому ты звонил? — спросил Пахомов. — Опять ваши секреты?

— Какие секреты, — махнул рукой Комаров, — теперь уже не до секретов. Люди погибли, наши товарищи. Теперь нужно думать, как найти этих мерзавцев.

— Кому ты звонил?

— Проверенным людям, — твердо сказал Комаров, — скоро ты все узнаешь. Подождем немного.

Пахомов пожал плечами и, пройдя к своему столу, сел в кресло.

— Антон, — сказал он молодому следователю, — я хочу простить твою подлость, но пока не могу. Тебе нужно заменить выбывшего Женю Чижова. Надеюсь, временно. Поезжай на место происшествия и все сам выясни. Лично. Ты меня понял?

— Понял, Павел Алексеевич, — вскочил Серминов, — все сделаю.

Он выбежал из кабинета.

— Долго нам ждать? — поморщившись, спросил Пахомов. — Не люблю я ваше ведомство.

— Это не только наше ведомство, — кажется, Комаров даже чуть улыбнулся.

— Ты можешь объяснить конкретнее? — потребовал Пахомов.

— Сейчас объясню, — вздохнул Комаров. — Слышал что-нибудь о группе «Феникс»?

— Разные небылицы. Говорят, что в нее входят бывшие сотрудники КГБ, МВД, ГРУ и прокуратуры. Но мне кажется, все это глупые слухи. Никто и никогда не встречал людей из «Феникса».

— Сегодня ты с ними встретишься, — сказал вдруг Комаров.

— Ты тоже? — начала понимать Пахомов.

— Да.

— Давно?

— С тех пор, как вернулся из Прибалтики. Я ведь достаточно долго без работы сидел. Они ко мне и приглядывались. А когда все выяснили, рекомендовали меня снова на службу в ФСБ. Но об этом пока знаем лишь ты и я. Больше никто не должен знать. В группу «Феникс» принимают только единогласно. И после рекомендации двух сотрудников «Феникса». Одна, считай, у тебя есть. Вторую даст наш общий знакомый майор Соболев.

— Он тоже?

— Да. Как видишь, среди нас не только одни пенсионеры. Выводы, к которым ты только сейчас начал приходить, мы сделали уже давно. Понимаешь, мы единственная страна в мире, где стопроцентная нераскрываемость заказных убийств. Такого не может быть даже по статистике. И тогда мы создали группу «Феникс», решив вести самостоятельное расследование подобных дел. И самое известное из них дело Караухина.

— Значит, вы тоже поняли мои мотивы?

— Конечно. Кстати, ты действительно можешь говорить в своем кабинете спокойно. Аппаратуру устанавливали не техники ФСБ, а наши профессионалы. В основном специалисты из бывшего Двенадцатого отдела КГБ. А они свое дело знают неплохо.

— И к каким выводам вы пришли?

— Примерно к таким же, как и ты. Только, в отличие от тебя, мы точно знаем, что Караухина убили из-за списков высокопоставленных агентов КГБ, который был в двух экземплярах и хранился у покойного банкира. От него требовали сдать эти списки, а он шантажировал ими правительство, выбивая себе все новые кредиты и льготное финансирование. Его участь была предрешена.

— Поэтому была объявлена такая награда?

— Конечно. Все банкиры поняли, что Караухина убрали из-за очень важных документов. И, установив приз в миллион долларов, они не убийц искали, а объявили о награде за эти документы. Считалось, что они могут быть либо у Багирова, с которым Баранников был знаком по работе в Баку, либо у Караухина. Поэтому в день похорон Караухина совершается покушение на Багирова, чтобы исключить всякую вероятность появления этих документов. Но Багиров чудом остается жив и это ломает первоначальный сценарий по розыску документов. Для очень многих людей будет лучше, если все знающие о них отойдут в иной мир и документы просто пропадут, словно их и не существовало никогда. По нашим оперативным сведениям, документы были спрятаны в Ташкенте, и в день смерти банкира помощник Караухина Аркадий Чешихин летит туда за этими документами. Он их привозит из Узбекистана. И вскоре его убивают, а документы оказались липой. Никаких списков у Баранникова нет. Все документы фальшивые. Бывший министр безопасности обманул всех.

— Действительно нет таких документов?

— Они есть, — кивает Комаров, — и находятся именно у Багирова.

Тогда за ними начинается охота. Некоторые считают, что документы могут быть спрятаны на даче друга Багирова — лидера грузинской преступной группировки Гурама Хотивари. И тогда по заранее разработанному плану боевики Асланбекова и Хлыщова совершают нападение на дачу Хотивари. Но вместо документов получают только кладбище трупов.

— Я слышал о нападении на дачу Хотивари. Вся Москва об этом говорила, — задумчиво произнес Пахомов, — но не знал, что именно из-за этих документов.

— Вот-вот. Все считают, что это обычная разборка бандитов между собой. И тогда группа «Феникс» решает ввести в игру свой главный козырь — одного из лучших экспертов ООН, бывшего советника «Интерпола», человека, ставшего легендой уже в тридцать лет. Даже ему мы не говорим, что он действует по поручению «Феникса». Даже ему, хотя он самый лучший профессионал на территории бывшей страны. Можешь мне поверить. Он летит в Ташкент, и его там узнают прибывшие туда сотрудники литовской безопасности. По договоренности с узбекской мафией, они собираются переправлять через Литву в Узбекистан отходы некоторых химических концернов, захоронение которых в Европе невозможно. Но в Узбекистане это возможно, и стороны договариваются о начале поставок в далекую солнечную страну этих отходов через Литву. Но тут появляется наш герой — Дронго. Ты наверно о нем слышал.

— Покушение на президентов СССР и США. Я о нем слышал, все газеты о нем писали, — вставляет Пахомов.

— Правильно. В Ташкенте его узнают и решают убрать. Начинается настоящая охота. Ему удается уйти живым буквально чудом, благодаря этому мы точно знаем, во-первых, что документов в Ташкенте нет, иначе они не пытались бы его сразу убить, а попытались бы проследить, где именно хранятся документы. А во-вторых, что задуманная совместно литовской и узбекской мафиями поставка отходов на самом деле идет под контролем правительственных чиновников. Более того, в Ташкенте просто убирают контрабандистов и их пособников, если они оказываются на пути новой мафии.

— Как и у нас, — напомнил Пахомов.

— У нас это сделать несколько тяжелее. Окопавшиеся в Москве закавказские кланы и подмосковные группировки не хотят сдавать своих позиций новой мафии. Вернее, никакой новой мафии не существует. Это сами сотрудники президентского аппарата, его охраны, Кабинета министров, контрразведки, армии, которые хотят контролировать все доходные сферы государства от наркотиков до продажи оружия. Вот они так беспощадно и вытесняют старую мафию. Поэтому за последние пять лет в Москве не раскрыто ни одно заказное убийство. Ни одно.

— Господи, — вздохнул Пахомов, — тебе не бывает иногда страшно, Валя? В каком государстве мы живем!

— Я уже переболел своим страхом, — признался Комаров, — когда оказался вдруг в чужом государстве после августа девяносто первого. И когда меня в тюрьму сажали как предателя интересов своего народа. И когда жена с сыном от меня уходили. И когда я здесь оказался, а не там, в чужом государстве. И мне никогда не дадут визы, чтобы увидеть собственного сына, так как я нежелательный элемент в Прибалтийских республиках. Страшнее этого ничего не бывает, Павел. Когда меня арестовывают только за то, что я честно служил своей Родине и своему народу, а маленький сын стоит среди своих школьных друзей и смотрит на тебя глазами полными слез. Я свое отбоялся и теперь уже ничего не боюсь.

— Но кто стоит за этими убийствами? Кому именно нужны эти списки? — спросил Пахомов. — Должен быть конкретный человек.

— Мы тоже пытаемся его вычислить. Списки нужны и президенту, и премьеру, и лидерам оппозиционных партий, и вице-премьерам для утверждения собственных амбиций. Списки нужны многим. Но кто конкретно, мы пока не знаем. Раньше думали, что это тот генерал — мой начальник, заместитель директора ФСБ по оперативной работе. Но оказалось, что и он получает приказы от кого-то. И мы не знаем, от кого. Именно этот неизвестный приказал убрать Анисова, который встречался с Министром экономики и попытался его шантажировать документами, якобы спрятанными у него. Анисова быстро убрали, дачу обыскали, но документов, конечно, не нашли.

— Значит, Ларионов и компания просто пешки в чьих-то руках? — понял Пахомов.

— Точно. Но завтра мы надеемся, наконец, получить эти документы. И тогда мы будем действовать без пощады. Как и они.

Раздался звонок. Пахомов поднял трубку. Говорил дежурный из проходной.

— К вам посетитель, Павел Алексеевич. Это член коллегии адвокатов Родионов. Пропустить его к вам?

— Да, конечно, — растерянно ответил Пахомов, заметив утвердительный кивок Комарова.

— Он из ваших? — спросил Пахомов, положив трубку.

— Полковник Родионов, бывший сотрудник Первого и Второго главных управлений КГБ. В разведке он работал в отделе контрразведывательных операций по поддержке нелегалов, а в контрразведке занимался вопросами терроризма. Он крупнейший аналитик и специалист в области международного терроризма. Кстати, наши оппоненты могли в этом убедиться лично. Они послали за Дронго и Родионовым несколько наблюдателей, а потом решили, что Родионова вообще следует убрать. И просчитались. Он оказался проворнее и быстрее нанятого боевика. Тот не успел даже нажать на курок, как получил два выстрела в голову. Как видишь, старики еще многое могут. Я бы не советовал с ним связываться кому бы то ни было. Только из-за крайней необходимости он приехал сюда лично.

В кабинет постучали.

— Войдите, — крикнул Пахомов.

Дверь открылась, и вошел высокий седой мужчина в крупных роговых очках. Он близоруко прищурился, глядя на Пахомова.

— Павел Алексеевич, — сказал он, протягивая руку, — очень рад с вами познакомиться. Я о вас много слышал хорошего от нашего друга подполковника Комарова.

— Спасибо. Я тоже о вас наслышан, — Пахомов пожал еще крепкую руку полковника.

Родионов опустился на стул. Пахомов, обойдя свой стол, сел рядом.

— Слышал и о вашем несчастье, — спокойно заметил Родионов, — они, конечно, поработали здорово. И, главное, оперативно. Но на этот раз немного увлеклись. Перцов-то сразу не умер. Они его добивали. Воспользовавшись общей сутолокой, один из них сделал два выстрела в Перцова. Стреляли из пистолета с надетым на ствол глушителем, видимо, оттащив тело раненого капитана в машину «скорой помощи». А вот Чижова они считали мертвым, поэтому и не тронули. Но на теле Перцова все равно останутся огнестрельные ранения. Теперь им так просто не выкрутиться.

Пахомов закрыл глаза. У Перцова были двое маленьких детей, вспомнил он с ужасом.

— Как дела у Дронго? — спросил Комаров.

— Как всегда, — ответил Родионов, — видимо, его любят боги. Он сумел встретиться в Лондоне с Багировым и убедить того сдать документы. Правда, помогло и то, что наши соперники, решив воспользоваться нашим именем, припугнули Багирова, пообещав конфисковать все его деньги. Тот и решил сдать документы. В аэропорт мы опоздали. Они хотели взять Дронго прямо в депутатской комнате. Но он сумел вырваться. А потом позвонил Иваницкому и сейчас спит на нашей квартире. Завтра утром они поедут за документами.

— Мне иногда кажется, что он не совсем обычный человек, — с восхищением сказал Комаров, — ему всегда удается остаться в живых.

— И не только остаться в живых, — немного ворчливо напомнил Родионов, — но и выполнить порученное ему дело. А это всегда сложнее, чем просто остаться в живых.

— Наверное, вы правы, — подумав, ответил Комаров.

— Получив документы, мы должны сразу дать приять нашим оппонентам, у кого находятся эти списки, — продолжал Родионов, — судя по всему, там могут быть списки не только нашей, но и зарубежной агентуры. Вы понимаете, о чем я говорю?

— Наши разведчики? — понял Комаров.

— И осведомители, — кивнул Родионов, — списки не должны не только читать, но даже видеть посторонние люди. Иначе могут пострадать интересы нашей страны.

— А сам Дронго, — вдруг вспомнил Комаров, — он ведь, кажется, теперь гражданин другой страны?

— Только не говори этого при нем, — поднял указательный палец Родионов, — он может страшно обидеться. Для него по-прежнему существует только его страна — та, в которой он родился. Мне иногда кажется, что он последний романтик уходящей империи. Но я пришел не только из-за этого. Завтра утром в вашем здании, Павел Алексеевич, должно состояться убийство.

— Что должно состояться? — ошеломленно спросил, казалось, ко всему привыкший Пахомов.

— Завтра днем ваш коллега, вернувшийся из отпуска Шестаков вызывает Гурама Хотивари для дачи показаний по бандитскому нападению на его дачу. Вызывает якобы в качестве свидетеля. Шестакова специально отозвали из отпуска, чтобы он завтра ждал Хотивари. Но его завтра не будет. Вместо Шестакова Хотивари будут ждать двое киллеров, готовых покончить наконец с лидером грузинской преступной группировки, так мешающим новой мафии. Его пристрелят люди Хаджи Асланбекова. Эта операция согласована с полковником ФСБ Вениамином Самсоновым. Он тоже завтра будет здесь.

— Неужели такое тоже возможно? — Пахомов, узнавший в этот вечер много нового и неожиданного, тем не менее продолжал удивляться.

— Еще как возможно, — Родионов нахмурился, — конечно, Гурам Хотивари убийца, садист и вообще сукин сын. Но те, кто будут его расстреливать, тоже не ангелы. И в тысячу раз более опасны, чем Хотивари. Поэтому мы приняли решение завтра вытащить этого бандита отсюда, помогая ему избежать казни. Правда, очень заслуженной, но все-таки незаконной казни.

— Вы хотите его спасти? — понял Пахомов.

— Честно говоря, да, но это не главное. Мы хотим прежде всего немного испортить настроение другой стороне. Чтобы завтра с утра у них у всех было плохое настроение. Чтобы завтра с утра они больше думали о Гураме Хотивари и как можно меньше о нашем Дронго. Надеюсь, вы не считаете, что я слишком пристрастен к своему любимцу? Кроме того, мы сможем наконец воочию увидеть киллеров Асланбекова, тех самых, которые, возможно, стреляли и в самого Караухина.

— Но как они войдут в здание прокуратуры? — У них будут пропуска, — мрачно ответил Родионов, — а в коридоре Самсонов передаст им оружие. Принесет его в своем «дипломате». Сотрудников ФСБ обычно не проверяют.

загрузка...