загрузка...

    Реклама

Глава 8

Света замерла от ужаса, не зная, что сказать. А гость молча смотрел, как она беззвучно открывает рот, пытаясь что-то сказать. Очевидно, он вышел следом за ней из кабинета Николая Николаевича и слышал большую часть разговора. Теперь он сможет догадаться не только, где находится Римма, но и о том, что она передала что-то важное Вадиму. Светлана готова была разреветься от отчаяния.

— Так вы можете позвонить ей еще раз? — спросил помощник депутата. — Уверяю вас, мы не собираемся причинить ей никакого вреда. Мы даже попросим главного редактора не наказывать Кривцову. Нам нужно только поговорить. Вы можете ей позвонить?

Света, так и не решив, как ей выпутываться из этой ситуации, лишь отрицательно мотала головой. Бондаренко уже понял, что она в полной растерянности, и неожиданно улыбнулся.

— Зачем вы так нервничаете? Она вам что-то рассказала?

Сообразив наконец, что идиотским молчанием она вредит не только своей подруге, но и себе, Света наконец обрела дар речи.

— Нет, — сказала она, — она мне ничего не рассказывала. Она не успела мне ничего рассказать.

— Но вы с ней виделись? — не унимался гость.

Все присутствующие при этой сцене смотрели на Свету и незнакомца, не понимая ни слова из диалога, который происходил между ними.

— Не виделись. И вообще я ничего не знаю. Уходите! — вдруг порывисто бросила Света, отворачиваясь к окну. Она поняла, что здесь, в этой комнате, на глазах у коллег, незнакомец ничего не сможет с ней сделать. Очевидно, он тоже это понял. И оценил ее решимость. Продолжать разговор было глупо. Но у него созрело другое решение, и он сделал шаг по направлению к Свете. Та, решив, что он все-таки хочет применить к ней силу, испуганно вскрикнув, отпрянула от стола. Но она не поняла, что его цель — телефон. Не самая последняя модель «Панасоника», но и этот аппарат был достаточно совершенен. На его табло высвечивался номер, куда вы собирались звонить или хотели позвонить еще раз.

Бондаренко просчитал все гораздо быстрее, чем растерянная Света. Пока она пугливо смотрела на страшного гостя, он, резко оттолкнув ее от стола, нажал кнопку повторного вызова абонента. На экране высветился номер домашнего телефона Светы. Бондаренко посмотрел на номер, удовлетворенно кивнул головой и повернулся, чтобы выйти из комнаты.

— Стойте! — закричала Света. — Стойте! Задержите его! Он убийца! Они хотят убить Римму.

Все присутствующие в комнате с изумлением смотрели на Свету, а один из сотрудников, бывший боксер, бросился к выходу, преграждая путь незваному гостю.

— Погодите, — сказал он, вставая между дверью и незнакомцем. Тот вспылил, решив, очевидно, пробиваться силой, даже поднял руку. На помощь к журналисту уже спешило несколько товарищей. Поняв, что в одиночку ему не справиться и не желая устраивать драку в редакции, помощник депутата опустил руки и вполне миролюбиво спросил:

— В чем дело, ребята? Что происходит?

— Наш коллега утверждает, что вы кого-то убили или хотите расправиться с нашей сотрудницей. Покажите ваши документы, — потребовал Светин защитник.

— Извольте, — и он достал из кармана удостоверение. — И вы позовите сюда Николая Николаевича. Он может засвидетельствовать мою личность.

Кто-то побежал за Главным. Света, услышав голос Риммы после кнопки вызова, быстро отключила аппарат, чтобы не давать незваному гостю еще один шанс. Вокруг него толпилось человек десять сотрудников, когда появился Глебов.

— Что происходит? — строго спросил он. — По какому поводу сборище?

— Этот тип уверяет, что вы его знаете, — сказал кто-то из журналистов.

— Знаю, — кивнул Глебов, — это помощник депутата Тетеринцева господин Бондаренко. Почему вы его задержали? В чем дело?

— Извините, — сказал «боксер», возвращая удостоверение Бондаренко и бросая на Свету кровожадные взгляды.

— Они ищут Римму, — подбежала к Главному Света, — хотят ее убить. Они хотят заставить ее замолчать. Я вам все расскажу, я все знаю.

— У вас тут, очевидно, массовое помешательство, — взбесился Бондаренко. — Простите, я могу уйти или вы самоуправно арестовываете меня?

— Конечно, идите, — кивнул Глебов. — И извините нас за такой прием.

— Ничего, — улыбнулся Бондаренко, — мы люди привыкшие.

Он не успел дойти до лифта, как Света снова бросилась к телефону и, не обращая внимания на посыпавшиеся на нее со всех сторон вопросы, закричала в трубку:

— Это я, Света! Слышишь меня? Они знают, где ты находишься. Уходи немедленно. Ключи оставь соседям. Уходи быстрее.

— Откуда они узнали? — огорченно спросила Римма.

— Я не виновата. Он подлетел ко мне и прочел телефон на табло. Нажал на «повтор» и прочел на экране номер телефона. Уходи немедленно. Ты меня слышишь, Римма?

— Все поняла, я тебе позвоню, спасибо, — Римма бросила трубку.

Света опустилась на стул и тихо заплакала. Глебов смотрел на нее, не понимая, что происходит.

— Ты можешь объяснить, что случилось? — спросил он.

— Все было не так, как вам рассказали, — всхлипывая, начала Света. — Все было совсем не так. Вокруг толпились сотрудники.

— Успокойся, — Глебов протянул носовой Платок. — Возьми, вытрись и идем со мной, расскажешь все по порядку. А вы, товарищи, работайте. Здесь не спектакль, не цирковое представление. У нас еще номер не готов. Разойдитесь по рабочим местам.

Ворча, люди начали расходиться. Света вытерла слезы и поплелась за Глебовым в кабинет. Николай Николаевич сразу же запер дверь на замок и сказал, обращаясь к молодой женщине:

— Теперь сядь рядом, успокойся и расскажи все по порядку. Только медленно и без слез, чтобы я все понял. Запомнила — медленно и спокойно.

Света кивнула, вытирая слезы, и начала рассказ.

Спустившись вниз и усевшись в машину, Бондаренко велел водителю уточнить, кому принадлежит номер 926-17-95. А сам тем временем привычно набрал номер по мобильному телефону.

— Она успела все рассказать своей подруге, — с досадой сказал он. — Но я узнал телефон квартиры, где она прячется. Сейчас мы уточняем адрес.

— Кому она успела все рассказать?

— Своей подруге. Сотруднице редакции. Та очень напугана, плачет, нервничает.

— Только этого не хватало, — разозлился абонент. — Узнайте срочно, где прячется Кривцова. И решите наконец все проблемы без моего участия.

— Решим, — пообещал Бондаренко, — но у нас, кажется, возникла еще одна проблема.

— Какая еще? И так проблем выше головы.

— Подруга говорила про какую-то пленку. Я думаю, что она специально спряталась, чтобы записать разговор, а потом шантажировать нас. Пленка спрятана у какого-то Вадима.

— Значит, нужно найти и пленку, и этого Вадима! И вообще постараться решить все это до вечера. Понял — до вечера. Не мне тебя учить, как это делается. Узнай, кто такой этот Вадим, что у него за пленка, как попала к нему.

Короче, подумай головой, прежде чем нас схватят за задницу.

— Понятно, — Бондаренко отключился и взглянул на водителя. — Узнал адрес?

— Узнал. Там проживает семья Рыженковых. Наверное, знакомые этой ненормальной.

— Какие к черту знакомые! — разозлился Бондаренко. — Это та самая дрянь, с которой я только что разговаривал. Наверное, дала ключи от своего дома подруге, чтобы та от нас спряталась. И предупредила, чтобы та не появлялась на работе.

Не иначе, как засекла нас, дрянь. Адрес тебе дали?

— Да.

— Быстрее жми туда. Возможно, успеем перехватить. Рыженкова… Ну да, эта рева именно Рыженкова. Она и предупредила Кривцову.

— Нет, тут что-то не так. Откуда ей знать, что мы приехали за ее подругой?

— не унимался водитель. — У нас ведь на мордах не написано, что мы приехали именно за ней.

— На твоей морде еще не то написано, — буркнул Бондаренко. — Не останавливай на светофоре. Жми на полную катушку. Тут и другое могло быть.

Подруга увидела тебя, когда выходила из здания Думы и успела передать номер твоей машины. Эти журналисты народ ушлый. Такое придумают, почище всяких детективов.

— За десять минут домчим, — сквозь зубы процедил водитель.

— Долго, — взглянул на часы Бондаренко, — нужно за пять. Чтобы не успела далеко уйти от дома. Черт возьми, не догадался позвонить ей. Погоди, сейчас попробую задержать, если еще не вышла из квартиры.

На пятом звонке разочарованно цокнул языком.

— Упорхнула пташка.

После восьмого уже собирался отключиться, и вдруг услышал голос:

— Алло? Говорите, я вас слушаю.

— Извините, — подмигнул водителю Бондаренко, — мне нужна Римма Кривцова.

— Здесь такой нет, — ответила Римма. — До свидания.

— Подождите! — крикнул Бондаренко. — Я звоню по поручению Вадима. Он узнал, что вы его ищете и позвонил к вам в редакцию. А ваша подруга Света Рыженкова дала свой телефон и сказала, чтобы вы не нервничали, Вадима она уже нашла.

— Нашла! — забыв об осторожности, обрадовалась Римма. — Очень хорошо!

Пленка у него?

— Кажется, да. Он как раз вас искал, чтобы вернуть вам пленку. Куда ее привезти?

— А кто говорит? — насторожилась Римма. — Она говорила мне совсем другое.

— Правильно. И после этого мы созвонились. Она сейчас даст новую информацию. Ждите ее звонка.

— А кто говорит?

— Это друг Вадима. Светлана сказала, что вы можете не поверить и поэтому дала свой телефон и адрес. Мы сейчас заедем за Вадимом и привезем вам пленку.

— Когда вы приедете?

— Через пятнадцать минут. Вадим ждет нас на улице.

— А почему не работает его мобильный телефон?

— Он забыл его взять, — нашелся Бондаренко. — Вы подождите нас, мы сейчас подъедем.

— Какой адрес дала вам Света?

— Какой адрес? — прикрыл трубку рукой Бондаренко.

— На улице Бахрушина, — повторил за водителем Бондаренко. — Вы не беспокойтесь, мы быстро приедем.

— Спасибо, — взволнованно сказала Римма. — Я буду ждать. Только побыстрее.

И обязательно с Вадимом, иначе я не открою вам дверь.

— Обязательно, — улыбнулся Бондаренко.

Через несколько минут они будут на месте.

— Если она не дура, то обязательно позвонит своей подруге и все узнает.

Что будете делать?

— Хорошо бы для начала знать, что за пленка у этого Вадима, — вслух размышлял Бондаренко. — Нужно позвонить в наш пресс-центр, может, там знают журналиста по имени Вадим. — И он вновь открыл крышечку своего мобильного телефона.

Машина неслась на красный свет. Прохожие удивленно оборачивались на мчавшуюся «Волгу». Двое сотрудников ГАИ, стоявшие у своей машины, пропустили автомобиль, даже не сделав попытки его остановить. Номера были им знакомы, и они не хотели связываться с представителями власти.

— Сергей, — наконец дозвонился Бондаренко кому-то в пресс-центре, — срочно проверь, нет ли среди аккредитованных у нас журналистов парня по имени Вадим.

— А как фамилия-то?

— В том-то и дело. Если бы знал, не стал бы у тебя спрашивать. Проверь всех Вадимов и позвони ко мне. Срочно! Очень нужно.

— Проверю, — услышал он в ответ.

— Подъезжаем, — сообщил водитель.

— У тебя есть оружие? — спросил Бондаренко.

— Есть.

— Тогда приготовься. Сам понимаешь: такую птичку в живых оставлять нельзя.

Только аккуратно. Оружие использовать для устрашения. Лучше веревочкой или леской. У тебя есть?..

Водитель ничего не ответил.

загрузка...