загрузка...

    Реклама

Глава 10

Римма не переставая звонила, пытаясь выяснить, куда мог деться Вадим. Но его мобильный телефон по-прежнему не отвечал, а на все ее расспросы по другим адресам отвечали, что его на месте нет. Отчаявшись, она вышла на кухню, чтобы выпить воды, когда вдруг раздался телефонный звонок. Римма бросилась к телефону, все еще надеясь на спасительную весточку от Вадима Кокшенова. И услышала взволнованный голос Светы.

— Они уже здесь, Римма. Ищут тебя повсюду. Главный ругается, просит, чтобы ты написала объяснительную.

— Ты ему сказала, где я нахожусь? — спросила Римма, поправляя очки.

— Нет, конечно! — Света явно волновалась, нервничала. — Он распорядился отстранить тебя от работы в парламенте за твое поведение, — сообщила она. — Теперь уже говорят, что ты приставала к этому мужику. В общем, все валят на тебя.

— Ничего, разберемся, — рассудительно ответила Римма.

Квартира Светы казалась ей самым надежным убежищем. Попав сюда, она поверила в то, что все кончится благополучно. Поэтому и предложила подруге зайти к Ник-Нику и объяснить все случившееся.

— Обязательно. Он хочет объяснения от тебя лично. Но я постараюсь все объяснить.

Потом Свету позвали, и она посоветовала ей быстрее найти Вадима и перезвонить ей, как только появится пленка.

— Конечно, — согласилась Римма и положила трубку.

Она недоумевала, куда мог деться Вадим. Его мобильный телефон по-прежнему молчал. Не был отключен, а именно молчал, словно звонки не доходили до абонента. Римма разочарованно опустила трубку, и тут раздался еще один звонок.

Это снова была Света.

— Это я, Света. Они знают, где ты находишься. Уходи немедленно. Ключи оставь соседям. Уходи быстрее.

— Откуда они узнали? — крикнула в ответ Римма, не скрывая своего огорчения. Видимо, в ее голосе прозвучал и упрек.

— Я не виновата, — быстро сообщила Света. — Он подошел ко мне и прочел телефон, по которому я говорила. Нажал на «повтор» и прочел на экране номер телефона. Уходи немедленно. Ты меня слышишь, Римма?

— Все поняла. Я тебе позвоню, спасибо. — Она бросила трубку и огляделась по сторонам. Дверь, конечно, крепкая, но если за нее возьмутся дюжие дяди, могут вышибить. У бабушки дверь была куда лучше. Отец перед отъездом заказал настоящую сейфовую дверь, которую почти невозможно выломать. Кроме того, Рыженковы жили на втором этаже, и сюда мог влезть при желании почти любой, даже не особенно подготовленный человек. Второй этаж был расположен не очень высоко.

Римма начала искать ключи, чтобы закрыть дверь и отдать их соседям, когда раздался третий телефонный звонок. Она нашла наконец ключи и побежала к дверям, телефон продолжал настойчиво звонить. Уже у двери она вдруг подумала, что это может быть Вадим. Иногда в жизни так случается. Редкое везение. Она ведь оставила телефон Светы его коллегам с просьбой позвонить, как только приедет в редакцию. И Римма, не теряя драгоценных секунд, бросилась к телефону.

— Алло! Говорите, я вас слушаю.

— Извините, — услышала она незнакомый голос, — мне нужна Кривцова.

— Здесь такой нет, — быстро ответила она, — до свидания.

— Подождите, — крикнул ей незнакомец, — я звоню по поручению Вадима. Он узнал, что вы его ищете, и позвонил в вашу редакцию. Света Рыженкова дала свой домашний телефон и просила передать, чтобы вы не нервничали. Вадима она уже нашла.

— Нашла, — обрадовалась Римма, забыв об их договоре. — Пленка у него?

— Кажется, да. Он искал вас, чтобы вернуть пленку. Куда ее привезти?

— А кто это говорит? — она все-таки насторожилась. Ведь Света сказала ей, что преследователи узнали ее телефон. — У нас был другой договор.

— Правильно, — согласился голос. — Мы потом перезвонили ей. Она сейчас к вам позвонит, ждите ее звонка. — Эти слова ее немного успокоили. Но она на всякий случай спросила:

— А кто говорит?

— Это друг Вадима. Светлана сказала, что вы можете не поверить и поэтому дала свой домашний телефон и адрес. Мы сейчас заедем за Вадимом и привезем к вам пленку.

— Когда вы приедете? — Римма взглянула на часы. Если это убийцы, то они могут назвать срок полчаса или час. А если действительно друзья Вадима, то должны приехать быстро. Если им дали адрес…

— Через пятнадцать минут, — услышала она, — Вадим ждет нас на улице.

— А почему не работает его мобильный телефон?

— Он забыл его взять с собой. Вы нас подождите, мы сейчас подъедем.

— Какой адрес дала вам Света? — Она хотела еще раз убедиться, ей так хотелось верить этому голосу.

— Улица Бахрушина, — услышала она. — Вы не беспокойтесь, мы быстро приедем.

— Спасибо, — взволнованно сказала Римма, уже окончательно поверив. — Я буду ждать. Только давайте быстрее. И обязательно с Вадимом, иначе я не открою дверь.

— Обязательно, — услышала она в ответ.

Положив трубку, она облегченно вздохнула. Если сейчас приедут друзья Вадима, все будет в порядке. Наверное, он прослушал пленку и решил без звонка прислать своих друзей, чтобы всем вместе ехать в ФСБ. Она села на диван, взглянула на телефон. Все-таки нужно проверить. Набрала номер редакции. Кто-то ответил ей, что Света у Главного. Римма положила трубку. Потом вспомнила, что Света говорила, как нервничает Глебов. Может, позвонить ему и попытаться все объяснить. Поколебавшись, она все же взяла трубку и набрала прямой телефон Главного.

Николай Николаевич своим хорошо поставленным голосом, сохранившим интонации руководящего работника горкома партии, произнес:

— Глебов у аппарата.

— Извините, Николай Николаевич, это говорит Кривцова. Простите, что я вам не смогла ничего объяснить и не смогла лично приехать. Но я вам завтра все объясню. Не сердитесь, пожалуйста. Я на самом деле ничего страшного не сделала.

— Кривцова, — воскликнул Николай Николаевич, — где вы находитесь?

— Дома у Рыженковой, — она не успела договорить, как Света, бесцеремонно выхватив у него трубку, закричала:

— Убегай скорее! Что ты там копаешься, они сейчас будут у тебя!

— Ты же послала ко мне друзей Вадима, даже дала им свой адрес, — упавшим голосом произнесла Римма.

— Нет! — заорала Света. — Никаких друзей! Они тебя обманули. Я не давала никому свой адрес. Беги.

Света еще не договорила, как Римма, бросив трубку, помчалась к дверям.

Прислушавшись, рывком открыла ее. В подъезд кто-то вошел. Очевидно, кодовый замок на входной двери не очень серьезное препятствие. Плотно прикрыла дверь.

Соседям ключи оставить уже не успеет. Надо что-то придумать потом. Успела только взять свою сумочку, в которой были деньги и документы.

По лестнице уже поднимались двое мужчин. Поднимались очень тихо, почти неслышно. Самые страшные убийцы — это молчаливые убийцы.

Римма бросилась наверх. В пятиэтажном доме должно быть чердачное помещение. Если, конечно, оно не закрыто. Но другого выхода нет. Она поднималась осторожно, стараясь не шуметь. Мужчины замерли у ее двери. С третьего этажа она осторожно выглянула вниз. Это было самое ужасное, что может увидеть в своей жизни человек: как убийцы готовятся его убивать. Один достал из сумки какую-то веревку или провод. Неужели они хотели ее связать. Или повесить?

Она замерла, чувствуя, как удары сердца отдаются в голову. Второй достал оружие, потом почему-то убрал его и извлек связку ключей. Очевидно — отмычки.

Он вставил отмычку и начал осторожно открывать дверь. Второй замер на месте. Еще мгновение, и дверь открылась. Они ворвались в квартиру Светы. У нее было несколько секунд на размышление. Либо остаться здесь, на третьем этаже, рискуя быть обнаруженной, либо броситься вниз по лестнице, — мимо квартиры, на улицу. И она бросилась вниз по лестнице. Их было двое, это она точно помнила.

Пока они в квартире, значит, на улице никто ее не ждет. С замиранием сердца бежала она вниз по лестнице, каждую секунду ожидая, что из квартиры выскочат убийцы. Но их не было. Они искали ее у Светы. Обшарить двухкомнатную квартиру с кухней и плюс службы — это не меньше минуты.

Она заставила себя пронестись мимо двери не оглядываясь. На первом этаже почувствовала, как дрожат и подгибаются ноги. Выбегая из дома, услышала, как хлопнула дверь на втором этаже. Они уж поняли — в квартире никого нет. Римма выскочила на улицу. Но этого мало. Нужно поскорее уйти от этого дома. Но бежать нельзя. На нее могут обратить внимание. Сдерживая себя, она быстрым шагом дошла до угла, завернула за него и устремилась к ближайшей остановке автобуса.

Она не успела еще достичь остановки, как мимо нее с ревом пронеслась та самая «Волга». На остановке было много людей, но они видели ее. Римма села в автобус, ее била крупная дрожь. Сидевшая рядом женщина с недоумением уставилась на нее. Римма закрыла глаза. Господи, где Вадим? Нужно найти Вадима. Но еще важнее не попасть в руки преследователей. Куда ей теперь податься? Выйдя на следующей же остановке, она снова позвонила Николаю Николаевичу.

— Слушаю, — сразу же ответил Глебов.

— Это я, — сообщила Римма.

— Ты успела уйти? — выдохнул Николай Николаевич.

— Успела, — прошептала она.

— Я пришлю своего водителя к тебе домой и отвезу тебя на свою дачу, — предложил Глебов, — мне Света все рассказала. А я попытаюсь найти Вадима Кокшенова.

Ник-Ник опровергал мнение, что в приснопамятные времена на партийной работе оказывались сплошь дураки и карьеристы. Случалось среди низшего звена и немало талантливых порядочных людей. Николай Николаевич, принадлежавший к их числу, оказался весьма полезен своей газете в сложнейший период ломки общественного сознания. Когда его издание и его люди оказывались втянутыми в разного рода неприятности, он всегда находил самый рациональный и удивительно мудрый выход из любого положения.

Выслушав рассказ Рыженковой, он понял, что Римме, да и газете грозит опасность, и решил взять на себя поиски исчезнувшей пленки. Сенсационный материал мог в их газете стать самой большой политической сенсацией года. Но перед тем, как нести пленку в ФСБ, нужно сделать с нее копию и положить в редакционный сейф.

— Я не хочу вас подводить, — призналась Римма, — вдруг они узнают, что вы мне помогаете. Лучше спрячьте нас со Светой где-то в другом месте. Они ведь знают, что она мне помогает, и за ней тоже начнется охота.

— Верно, — согласился Глебов, — так будет лучше. И одна скучать не будешь.

Сделаем так. Света приедет к тебе куда-то на условное место в моей машине, а уж потом водитель отвезет вас на дачу. Там поставим охрану. А я постараюсь разыскать Кокшенова. Позвоню его редактору. Не унывай. Все сделаем правильно.

— Спасибо, Николай Николаевич, — растроганно сказала Римма. — Только пока ничего не рассказывайте вашему водителю.

— Ты могла бы мне этого не говорить, — хмыкнул Глебов. — Скажи, куда подъехать за тобой. Только с дачи — никуда. Иначе мне трудно будет одновременно искать Кокшенова и держать под контролем таких непоседливых девиц, как вы.

— Договорились, — засмеялась Римма, чувствуя, как спадает нервное напряжение. — Николай Николаевич, а вы не можете узнать что-то о тех, кто приходил к вам в редакцию? Было бы интересно получить их фотографии. Вдруг я узнаю их…

— Уже проверяем. Я отправлю наших ребят в пресс-центр. Действительно надо проверить этого Бондаренко. Почему именно он приехал за тобой.

— Спасибо. Я буду ждать вашу машину. Лучше всего на этой же остановке.

Здесь всегда многолюдно. — И Римма назвала место.

Глебов положил трубку и многозначительно взглянул на сидевшую перед ним Рыженкову.

— Вы теперь подруги по несчастью, — вздохнул он. — Так-то, героиня сериала «Журналисты тоже плачут», — сказал он, намекая на Светину слезливую реакцию.

Пока не найдем Кокшенова, посидите у меня на даче. А уже потом решим, как нам действовать дальше. Сейчас я вызову водителя.

Через полчаса «Ниссан» Главного редактора подъехал к остановке, на которой машину ждала Римма. Увидев подругу, она разрыдалась. Не сдержала слез и Света.

Удивленный водитель с недоумением поглядывал на сотрудниц, которые ехали, всю дорогу не произнося ни слова.

Они уже подъезжали к месту, когда раздался звонок мобильного телефона.

Водитель передал телефон Римме.

— Кривцова, — услышала она приглушенный голос Николая Николаевича, — уговор остается в силе — с дачи никуда. Дело гораздо серьезнее, чем я думал.

— Что случилось? — у Риммы сжалось и куда-то покатилось сердце.

— Виктор Бондаренко дважды судимый рецидивист. Никто не знает, каким образом он попал к Тетеринцеву, который согласился взять уголовника своим помощником. Будьте очень осторожны, Римма. Я постараюсь подослать к вам надежных людей.

загрузка...