загрузка...

    Реклама

Глава 18

Затаившись, они ждали, пока Малявко спустится вниз. Помощник депутата решительно сел в «Волгу», и машина стремительно выехала с больничного двора.

— Они поехали за нашим магнитофоном, — упавшим голосом сказала Света, — мы не успеем его перехватить.

— Мы можем позвонить, — резонно заметила Римма, бросаясь обратно в палату к Вадиму.

— Приемный час закончен, — попыталась преградить ей дорогу в палату долговязая санитарка с крупным, нависшим над верхней губой носом. Но Римма решительно оттолкнула ее и ворвалась в палату.

— Кривцова? — удивился Вадим. — А я думал, что ты уже уехала. Зачем ты вернулась?

— Как звонить Федору?

— Кому? — изумился Вадим. — Кому ты хочешь звонить?

— Федору Беззубику, фотокорреспонденту вашего журнала.

— Я только что дал его телефон одному человеку. Он тебе позвонит…

— Гражданка, выйдите из палаты, — потребовала занудным голосом санитарка, — выходите, иначе я…

— Ты дал телефон убийце и подлецу, — перебила их Римма. — Это он организовал нападение на тебя. Двое его сообщников, которые тебя били, находились сейчас в «Волге» во дворе больницы. Им разрешают даже заезжать в больничный двор, наверное, у них есть особые пропуска. Мне нужен телефон твоего друга. И как можно быстрее! Иначе его убьют. Да пойми же это!

— Не говори глупостей, — разозлился Кокшенов, — что ты себе позволяешь?

— Уходите, — взяла Римму за руку санитарка, но та вырвалась от нее и крикнула:

— Полтора часа назад убили Николая Николаевича Глебова, нашего главного редактора. Теперь ты понял — они преступники.

— Выходите, — санитарка тащила Римму из палаты.

— Запиши телефон! — крикнул Вадим. — Позвони ему и скажи, пусть спрячет магнитофон и убегает из дома. Я тебя понял. Его телефон…

— Уходите, — санитарка грубо тащила к двери тоненькую Римму.

— Я позвоню, — крикнула она, исчезая за дверью.

В коридоре ее ждала Света.

— Срочно бежим звонить, — Римма взглянула на часы. — Они будут на месте минут через десять. У нас еще есть время. Бежим!

Они поспешили к лифту. Кабина мучительно долго двигалась к ним сверху.

Потом так же медленно тащилась вниз. На первом этаже они побежали в приемный покой.

— Где у вас телефон? — кричала Римма. — Срочно нужен телефон!

Они влетели в приемную, напугав медперсонал. Не спрашивая разрешения, подлетели к телефону. Римма набрала номер.

— Ну, — шептала она, — ну, ну…

Никто не поднимал трубку. Очевидно, хозяина не было дома. Римма стала набирать номер мобильного телефона Вадима. Вдруг он. услышит. Снова никто не ответил.

— Что делать? — спросила Римма. — Господи, что же теперь делать?

— Вызывай милицию, — твердо сказала Света, — если он дома и спит, то они все равно войдут в его квартиру. А если его нет, сломают замок и войдут. В любом случае они смогут войти.

— Правильно. И если милиция застанет их там, то изымут твой магнитофон.

Светка, ты гений. Звони в милицию, я еду туда.

— Одна? — испугалась Света, — может, тебе не надо…

— Звони в милицию! — крикнула ей, выбегая из приемной Римма.

Она бросилась на улицу в надежде остановить любую машину. Она уже проигрывала несколько минут своим преследователям.

Света, приготовившаяся набрать цифры 02, так и не сумела этого сделать — врач, влетевшая в приемную, вырвала у нее трубку из рук и положила на рычаг.

— Перестаньте хулиганить, — громко сказала она, — наверху ваша подруга устроила скандал, внизу — вы. Если хотите говорить, идите на улицу и звоните по обычному телефону-автомату. Здесь вам не клуб.

— Я звоню в милицию, — с отчаянием в голосе сказала Света, — там преступники… они…

— Тогда тем более, — холодно отрезала врач, — можете позвонить с любого телефона. Ноль два бесплатно.

— Там бандиты… — попыталась объяснить Света. — У нас нет времени.

— Сейчас везде бандиты, — морщась, сказала врач, — идите на улицу и звоните. А отсюда — я не разрешаю. Может, кто-то сейчас умирает, а из-за ваших фокусов не может дозвониться. Уходите отсюда.

Света, придя в отчаяние, хотела оттолкнуть врача и прорваться к телефону, но, взглянув на фигуристую даму в белом халате, поняла, что она бессильна. Если еще учесть коллег, которые безусловно поддержат ее. В холодных, чуть раскосых глазах тяжеловеса от медицины читалась неумолимость. Каждая секунда решала их судьбу. Света повернулась и побежала на улицу.

Найти исправный телефон-автомат оказалось проблемой. Первый молчал, у второго отсутствовала трубка. Света бежала по улице, чувствуя, что начинает задыхаться. Наконец нашла исправный телефон. По привычке попыталась достать свой жетон, но с ужасом вспомнила, что отдала его Римме. Ее окатила горячая волна страха. Да нет же, вспомнила она, — в милицию можно звонить без жетона.

Света набрала номер.

— Помогите, — сказала она, — грабят квартиру, бандиты… Они могут убить…

— Какой адрес? — спросили ее, и она вдруг с ужасом поняла, что забыла спросить адрес у Риммы.

— Давайте адрес, девушка, — говорили ей из милиции.

— Я не знаю! — крикнула в отчаянии Света. — Мне позвонила знакомая. Ее убивают бандиты. Помогите ей.

— Откуда вы говорите?

— Из телефона-автомата…

— До свидания. И перестаньте заниматься телефонным хулиганством.

— Нет! — закричала Света. — Подождите, не кладите трубку. Это не хулиганство. Это не ложный вызов. Я дам вам свой домашний и рабочий телефон. Я редактор отдела культуры газеты «Новое время». Я знаю, там сейчас убивают людей. Я знаю их телефон, но не знаю адреса. Запишите телефон. Имя, фамилия. Вы сможете все быстро узнать. Только пошлите туда людей. Сейчас там будут убийцы.

— Говорите телефон, — сказал дежурный после недолгого колебания.

Она продиктовала телефон. К счастью. Света запомнила номер, когда его набирала Римма.

— Пошлите людей побыстрее, — умоляла она.

— Срочно давайте ваше имя, фамилию, место работы, все телефоны.

— Пошлите людей, — Света уже в голос плакала.

— Девушка, с вашим вызовом уже работают, — с раздражением заметил дежурный, — говорите ваши данные.

Света перечислила все, что от нее требовалось.

— Откуда вы знаете, что там убивают людей? — вдруг снова усомнился дежурный.

— Пошлите наряд и убедитесь сами. Только учтите, что их там трое и все они вооружены.

— Не волнуйтесь, девушка, — казенным голо сом успокоил дежурный. — Наряд уже выехал, а скажите, ваша подруга не могла сама нам позвонить?

— Не могла. Они ворвались к ней в квартиру.

— До свидания, — дежурный отключился. — Какая-то ненормальная. Плачит, кричит, что убивают кого-то, а адреса не знает. Говорит, найдите сами, по телефону, — пожал он плечами, обращаясь к напарнику.

— Шизофреничка, — кивнул тот. — У меня за смену несколько таких звонков бывает. Не бери в голову.

Света положила трубку, вытерла слезы. Только бы они успели вовремя. Она подумала о Римме. Она там одна. А если в милиции ей не поверили и никого не пошлют? Тогда они убьют Римму. Света шагнула на проезжую часть улицы и подняла руку. Рядом с ней затормозила машина.

— Куда едешь, красавица? — спросил водитель, блеснув золотыми зубами и нарочито утрируя свой кавказский акцент.

Света пугливо шарахнулась на тротуар. Сидевший в «Жигулях» кавказец дал сигнал, приглашая ее садиться. Света стояла в нерешительности. Надо было сесть, уехать. Нужно где-то переждать, когда закончится этот страшный день. Она вспомнила про погибшего Николая Николаевича. Надо ехать в редакцию, — решила Света и снова шагнула на проезжую часть. «Жигули» с кавказцем, еще не успевшие отъехать, замерли на месте, а затем, дав задний ход, остановились около нее.

— Передумала, красавица? — широко улыбнулся кавказец золотым ртом.

— Иди ты знаешь куда!.. — неожиданно для себя рявкнула Света.

Водитель испуганно замер и покорно произнес:

— Так бы сразу и сказала. Куда вас отвезти?

— В редакцию, — приказала Света, дивясь собственной наглости. И села на переднее сиденье рядом с водителем. Ехали молча. Света пока не знала, что делать дальше. Но одно знала твердо: она должна помочь Римме.

… Римме повезло. Она сразу же остановила машину и назвала адрес фотокорреспондента «Коммерц-журнала». Конечно, «Волга» уехала значительно раньше. Она потратила целую минуту на разговор с Вадимом, потом еще минуту или полторы спускаясь вниз в кабине лифта. Звонила, снова звонила. Искала машину.

По ее расчетам выходило, что она потеряла добрых пять минут. Если Федор Беззубик дома и откроет им дверь, они не станут убивать его сразу. Какое-то время будут искать магнитофон, начнут проверять пленку. Они наверняка не уйдут, пока не опробуют пленку, чтобы снова не было прокола.

Малявко и Бондаренко… Она теперь запомнит эти фамилии. Водитель такси, который вез ее к дому Беззубика, искоса поглядывал на странную пассажирку.

Молчит, уставясь в одну точку, и беззвучно шевелит губами. То ли стихи учит, то ли бормочет заклятия. Когда машина затормозила у дома Беззубика, она, оглядев двор, сразу увидела знакомую белую «Волгу». Они, конечно, успели раньше ее!

Римма подошла к машине. В салоне никого не было. Все трое, конечно, поднялись наверх, в квартиру Беззубика. Втроем навалятся на Федора. Если он, конечно, не отправился по делам. Еще раз взглянула на машину. Может быть, в квартире только двое убийц. Хотя какая разница. Ей не справиться и с двумя. Но узнать, сколько человек вошло в дом, обязательно нужно. Хотя бы для того, чтобы предупредить милицию, которая должна приехать с минуты на минуту. Если Света дозвонилась, а не дозвониться на «ноль два» практически невозможно, то милицейская машина будет здесь буквально через несколько минут.

Она увидела сидевшую рядом, метрах в пяти, девочку, возившую у подъезда коляску с куклой. Римма подошла к ней.

— Здравствуй, девочка, — поздоровалась она как можно приветливее и улыбнулась малышке.

Ребенку было лет пять, не больше. Но девочка, очевидно, получила строгие указания — ни с кем не здороваться. Именно поэтому она хмуро взглянула на незнакомую тетю и опустила голову, продолжая играть с куклой.

— Ты меня извини… — Римма присела на корточки рядом с ней. — Видишь ли, я хочу узнать, кто приехал на этой машине. Сколько дядей там было. Двое или трое?

Девочка взглянула на нее и снова ничего не ответила. Римма от волнения сняла очки. Близоруко прищурившись, взглянула на девочку и спросила:

— Ты не хочешь мне помочь?

— Мне не разрешают разговаривать с незнакомыми людьми, — рассудительно ответила девочка.

— Не нужно разговаривать, — согласилась Римма. — Только скажи. Двое там было мужчин или трое?

— Не знаю. Много, — ответила девочка.

— Столько? — показала ей два пальца Римма.

— Нет, — покачала головой девочка.

— Столько? — Римма показала три пальца.

— Да, — кивнула девочка, — их было три. Я видела.

— Нужно говорить трое мужчин, — улыбнулась Римма, поднимаясь с корточек и надевая очки. — Спасибо тебе. Как тебя зовут?

— Люся.

— Спасибо тебе, Люся. — Римма вернулась к машине. Значит, все трое гадов приехали вместе. Скоро здесь должна появиться милиция. Нужно что-то придумать.

Если они успеют найти магнитофон с пленкой до того, как приедет милиция, и сотрут запись, — то ей никто не поверит.

Римма обернулась и увидела, что девочка внимательно за ней наблюдает. Она снова подошла к малышке.

— Люся, я войду сейчас в дом. А ты оставайся здесь. Если приедет милиция, скажи, что я в доме. Пусть сразу бегут на третий этаж. Все поняла?

— Поняла, — улыбнулась девочка.

— Ты знаешь, как выглядят дяди милиционеры?

— Знаю. У меня папа милиционер, — ответила девочка.

— Да?.. — изумилась Римма. — Что ж, тем лучше, — улыбнулась Римма на прощание и поспешила к подъезду.

Двери были открыты. Здесь, в старом трехэтажном доме, не было замков с кодом. Римма помедлила и вошла в подъезд. В конце концов она просто обязана что-то предпринять. Хотя бы ради Николая Николаевича.

загрузка...