загрузка...

    Реклама

Глава 29

Он обычно просыпался рано утром. Успевал даже сделать зарядку. Любил принимать холодный душ. В свое время бывший мэр города, впервые избранный, а не назначенный на эту должность, сделал его своим заместителем. Прежний был «моржом» и любил принимать «прохладные» ванны. Это сильно задело его честолюбивого заместителя, и тот решил, что тоже обязан прыгать в прорубь. А затем шеф вице-мэра добровольно оставил свой пост. Этот крупный ученый обогатил мировую экономическую мысль обоснованием «теории взяточничества». Бывший мэр считал, что чиновник не только имеет право, но даже обязан принимать участие в распределении всех материальных благ, находящихся в его распоряжении. Его даже не смущала фраза сатирика о том, что «каждый чиновник имеет то, что охраняет».

Новый мэр учел ошибки прежнего. В первые годы он вообще избегал политики, выставляя себя прирожденным хозяйственником, — брал верх градоначальник «от Бога», который день и ночь заботится о вверенном ему граде. Но политические амбиции иногда проскальзывали, и, несмотря на всю его сдержанность, слишком многие предрекали ему не только участие, но и победу на президентских выборах.

Однако при действующем Президенте, который мог одним взмахом лишить мэра всех московских привилегий, следовало вести себя очень осторожно и деликатно, дабы не раздражать Патриарха. Что, собственно, мэр все время и делал, клятвенно уверяя, что не хочет идти в Президенты.

Справедливости ради нужно отметить, что он был действительно рачительным хозяином, умел наладить жизнь многомиллионного города. Но если в роли мэра он был почти на высоте, то, заняв президентское кресло, мог стать непредсказуемым не только для врагов, но и для друзей. Именно этого опасались многие, в том числе и крупные финансисты.

Что касается врагов мэра, то они крепко его «доставали». Любое происшествие, любой сбой в городском хозяйстве — все подавалось и трактовалось как провал политики мэра. Любой факт раздувался до невозможного, а все успехи, наоборот, замалчивались.

После вчерашнего взрыва газа на Малой Бронной у мэра на душе кошки скребли. За последние полгода третий случай. Или газовщики совершенно разучились работать — или взрывы происходят неслучайно. Следовало тщательно во всем разобраться.

В восемь утра мэр уже объезжал город, замечая недоделки, на которые указывал сопровождающим его чиновникам. Он подумал, что нужно позвонить министру внутренних дел. Тот в последнее время склонялся к поддержке мэра столицы, часто выступал с ним в унисон по разным политическим проблемам.

Поддержкой такого союзника не стоило пренебрегать, и мэр нащупывал контакты с министром, понимая, что должен действовать осторожно, дабы не раздражать остальных власть имущих.

В половине девятого мэр уже сидел в своем кабинете, просматривая документы, подготовленные секретаршей. В девять он позвонил одному из подчиненных и устроил ему разнос. В половине десятого вызвал секретаршу и объявил, что совещание начнется ровно в одиннадцать. И тут раздался телефонный звонок. Взглянув на аппарат, мэр поднял трубку.

— Вы уже знаете, что случилось? — услышал он взволнованный голос министра внутренних дел.

Тот даже забыл поздороваться.

— Опять газ? — побледнел мэр, сжимая в руке трубку.

— Хуже, — выдохнул министр. — Гораздо хуже. В аэропорту Шереметьево террористы захватили автобус с детьми.

Мэр, как ни странно, отреагировал довольно спокойно.

— Нужно срочно спасать детей, — сказал он, подумав о том, что министр мог бы и сам заниматься этим вопросом. Такие проблемы не входили в компетенцию мэрии. У него и своих забот хватало.

— Конечно, нужно, — согласился министр. — Тем более что это ваши дети.

— Как это — мои? — не понял мэр. Он хотел сказать, что его дети находятся дома, с женой — и вдруг осознал весь ужас произошедшего.

— Вы хотите сказать, что это дети, прилетевшие на юношеские игры? — пробормотал мэр.

— Конечно, — ответил министр. — Участники юношеских игр стран СНГ. Мы предупреждали о неблагополучной криминогенной обстановке, но начальник УВД города и мэрия проигнорировали наши предостережения.

— Вы хотите сказать, что виноваты именно мы? — повысил голос мэр.

— Нет, конечно. Но я доложил обо всем Президенту. Он считает, что именно вы должны возглавить штаб по спасению детей. Вместе со мной, — поспешно добавил министр. — В конце концов, они были гостями города.

И вдруг мэр понял, что все время подсознательно боялся именно этого. Его подставили, самым откровенным образом подставили. Президент просто не мог принять подобное решение, ему явно «подсказали». Он не должен был перекладывать ответственность на мэрию. Но ему кто-то успел «нашептать», объяснив, как нейтрализовать основного кандидата в Президенты.

— Когда это случилось? — выдохнул мэр.

— Полчаса назад, — ответил министр. — Я с вами говорю из машины.

— Так вы говорили с Президентом? — спросил на всякий случай мэр. — Вернее, только с ним? — уточнил он свой вопрос.

Министр знал, что у мэра неплохие шансы на избрание. И понимал, что не стоит портить отношения с таким кандидатом. Поэтому он признался:

— Не только. Я говорил и с заместителем главы его администрации. Вы знаете, кого я имею в виду.

— И он посоветовал Президенту поручить мне это дело? — спросил мэр.

— Да, очевидно. Президенту доложили, что дети были гостями мэрии.

Остальное вы знаете.

— Черт возьми, — пробормотал мэр. — Именно этого я и боялся. — Что бы вы мне посоветовали? — напрямик спросил он.

— Для начала приезжайте в Шереметьево. И постарайтесь направить основной поток выезжающих из города машин по другим направлениям. Нам придется подтянуть спецназ, пожарные машины и машины «Скорой помощи».

— Нет! — выпалил мэр.

— Почему? — удивился министр.

— Ни в коем случае, — упорствовал мэр — ни в коем случае. Нельзя допустить, чтобы пострадали дети.

— Это мы понимаем, — согласился министр. — Но нам пока неизвестны условия террористов. Нам пока ничего неизвестно. Кроме того, что автобус с детьми захвачен террористами.

— Сейчас приеду, — мэр положил трубку.

Он уже собирался выйти из кабинета, когда подал голос «тот самый» телефон, звонивший очень редко. То был телефон Президента.

— Слушаю вас… — Мэр тотчас же поднял трубку.

Он назвал Президента по имени-отчеству, потому что прекрасно знал, что только он мог позвонить по этому телефону.

Президент немного помолчал. Потом спросил:

— Вы уже знаете, что произошло?

— Да, да, конечно, — ответил мэр.

— Только что звонил Президент Азербайджана, — с расстановкой говорил властный голос. — Он сейчас находится во Франции, с официальным визитом. И он сказал мне, что поручил своему министру иностранных дел срочно вылететь в Москву. Из Баку уже вылетел их министр внутренних дел. Я дал указание нашим людям. Главное — обойтись без жертв. — Президент несколько секунд помолчал, потом добавил:

— Обязательно без жертв. Пойдем на любые уступки террористам, но сделаем все, чтобы не пострадали дети. Тем более что они — ваши гости.

Мэр стиснул зубы. Но что он мог сказать?

— Помогите министру внутренних дел, — с тяжким вздохом проговорил Президент. — У вас и опыта побольше, и всех людей вы знаете. Я распорядился, чтобы ФСБ подключилось.

— Спасибо за поддержку, — пробормотал мэр.

— И вообще… — продолжал Президент. — Советую проявлять инициативу, побольше самостоятельности. Может быть, когда-нибудь, со временем… вам придется принимать очень ответственные решения.

— До свидания… — Мэр был ошеломлен — ведь последнюю фразу собеседника можно было понимать как намек на возможность занять президентское кресло. Или это угроза? Что он имел в виду?

И тут снова зазвонил телефон. Мэр схватил трубку, уже не ожидая ничего хорошего. И с облегчением вздохнул, услышав знакомый голос.

Звонил министр МЧС[1]. В стране, где каждый день — катастрофа, согласиться на подобный пост может либо идиот, либо герой. Министр МЧС, однако, не был ни тем, ни другим. Он просто добросовестно работал. Но в условиях всеобщего хаоса такая работа — героизм.

— Вы знаете, что произошло? — спросил министр МЧС.

— Уже выезжаю, — мэр вздохнул.

— Мы выслали в район аэропорта мобильный отряд. Мой заместитель уже там. Я подъеду через полчаса.

— Увидимся на месте. — Мэр положил трубку и обернулся, услышав, как скрипнула дверь.

— Машина вас ждет, — сообщила секретарша, входя в кабинет.

Мэр уперся ладонями в столешницу и пристально посмотрел на нее.

— Да, конечно, — кивнул он. — Нужно ехать.

— Звонил начальник гормилиции, просил с вами соединить, но я сказала, что вы уже выехали.

— Правильно сказала. Я ему с дороги позвоню. Если будут важные звонки, переводи на меня в машину. И отмени совещание. Перенеси на завтра.

Мэр направился к двери.

— Ты почему такая грустная? — спросил он неожиданно.

— Скажите… это правда?..

— Ты о чем?

— Автобус с детьми. Говорят, их захватили террористы.

Мэр хотел что-то сказать. Хотел подтвердить, или опровергнуть. Но в конце концов промолчал. И вышел из кабинета.

загрузка...