загрузка...

    Реклама

2

Снег валил мокрыми крупными хлопьями. Оседал на доспехах. Таял, превращаясь в капли мутной воды. Зима – самое противное время года в Германии. Небо затянуто низкими вязкими тучами. То дождь пополам со снегом, то снег пополам с дождем. И холода нет особого, но сырость неимоверная. Хорошо тому, кто родился и вырос в этих краях. Но горе тому, кто прибыл сюда со знойного и сухого юга. Не раз вспомнит он прогретый солнцем ветер Средиземноморского побережья. Здесь даже самая пустяковая царапина заживает долгие месяцы.

Толстоногий фризский[80] жеребец тяжело ступал огромными с две ладони копытами. Потряхивал лохматой головой на короткой массивной шее. За гривой почти не было видно ремней узды и нагрудника. Траян сидел прямо, закутавшись в длинный кавалерийский плащ на лисьем меху. Батавы ехали сзади, приотстав на полкорпуса. Впереди и по бокам маячили группы охранения по два-три всадника. Везер остался далеко позади. Еще два дня пути, и Рейн. Консул придержал коня.

– Виллибальд!

– Да, вождь.

– Сколько до поста?

– К вечеру будет селение. За ним пост.

– Кто начальник?

– Хильперик.

– Старший или младший?

Батав изумился:

– Светлый конунг помнит всех германцев своей области?

Траян засмеялся. Сзади засмеялись конники, прислушивающиеся к разговору. Напряжение последних дней понемногу спадало. Инспекцию можно было считать успешной. Лагеря вспомогательных когорт и ал в зарейнской Германии находились в хорошем состоянии. Хуже обстояло дело в тех кастрах, где размещались отдельные италийские когорты рейнских легионов. «Варвары питают особую ненависть к нам, римлянам, потому охотнее нападают на наши гарнизоны, чем на своих соплеменников на имперской службе. Надо как можно скорее вывести легионеров и разместить вексиллатионы[81]. Заальбинские германцы презирают прирейнских. Считают предателями. Из этого тоже необходимо извлечь выгоду».

Легат прервал раздумья, посмотрел на небо. Огромная стая ворон проносилась над кавалькадой. «Что это? Предупреждение богов, или просто птицы чувствуют приближение весны?»

Батавы также суеверно смотрели вверх. На лицах варваров отражалось сильное волнение. Виллибальд снял с шеи амулет из высушенных лап волка и ворона и приложил ко лбу. Траян не вмешивался, ждал объяснений. Спрятав талисман, декурион хлестнул кобылу. Поравнялся с наместником.

– Не знаю, кто послал священных птиц, Вотан или Локи. Но появились они неспроста. Нас ждут важные перемены.

Будучи с 92-го года правителем Верхней Германии, Марк Ульпий Траян изучил нравы и обычаи зарейнских племен. По поверьям германцев волк и ворон – посланцы богов. Они сопровождают души погибших воинов в Валгаллу. И если батав говорит о каких-то больших событиях, то, пожалуй, ему стоило поверить.

– Хорошо, Виллибальд, я учту. А пока прикажи прибавить ходу. Кажется, тучи расходятся. Выглянет солнце, и путь раскиснет окончательно.

загрузка...