загрузка...

    Реклама

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Немного успокоившись, я села за телефон. Конечно, придется заплатить за звонки, но это не очень дорого. Заодно позвонила в Москву и узнала, что у моих все нормально. Заверила их, что отдыхаю прекрасно. Но мама слишком хорошо меня знает и, кажется, не поверила. Тем не менее, я бодро попрощалась, а затем принялась звонить в больницы. Честное слово, легче было бы найти бандита, который подрался с Алессандро, чем его самого. Наконец мне удалось выяснись, что он лежит в больнице, находящейся в пригороде Ниццы, в Вильфранш-сюр-Мер. Туда его привезла «скорая помощь». Когда я узнала об этом, часы показывали уже семь. Ехать немедленно — таким было мое решение. Но я вспомнила, что с утра ничего не ела. И уже семь вечера.

Наверное, в больницу меня не пустят. Лучше поехать утром. Я приняла душ, вымыла голову, переоделась в свой светлый костюм и пошла в город.

Настроение было мерзкое, но я подумала, что лучше все же пройтись по городу, чем сидеть в номере.

На Английском бульваре по-прежнему было много людей. На набережной находился ресторан «Миссисипи», оттуда доносились музыка и громкие песни. Там было весело, и я, перейдя дорогу, направилась в этот ресторан. Цены, конечно, «кусались», но я с удовольствием заказала себе французский рыбный суп с тертым сыром и какое-то большое рыбное блюдо. Я решила, что мне не помешает выпить белого вина, и заказала небольшую бутылочку. Конечно, вино оказалось не таким, какое я попробовала на яхте Алессандро, но все равно было приятно.

После плотного ужина мир показался мне менее ужасным. Ничего страшного не произошло, успокаивала я себя. Алессандро мог просто исчезнуть из моей жизни. И тогда вряд ли стал бы присылать Цирила. Тем более, что я убедилась: Цирил говорил правду. Никто не собирался мне врать. Алессандро действительно находится в больнице. И если это так, то почему я должна волноваться? Человек проявил деликатность, прислав своего знакомого, чтобы предупредить меня. Он просил меня не появляться в больнице, чтобы не давать повод журналистам раздуть сенсацию. В общем, все шло нормально, но я почему-то волновалась.

Вокруг смеялись люди, громко играла музыка. Я начала улыбаться.

Жизнь уж не казалась мне такой несправедливой. Алессандро любит меня и доказал это, прислав Цирила. Наверное, он очень значительный человек, если даже в больнице журналисты и фотографы стремятся что-то узнать, чтобы сделать о нем репортаж.

Я вдруг подумала, что ничего не знаю о мужчине, с которым провела ночь на яхте. Такого со мной еще не случалось. Раньше я узнавала обо всем подробно, прежде чем согласиться на интимную близость. А сейчас я словно потеряла голову. Хотя, по большому счету, нужно поступать именно так. Есть что-то бухгалтерское в наших расчетах, когда мы взвешиваем, стоит или не стоит встречаться с тем или иным мужчиной. И мы еще мучаем представителей сильного пола, пытаясь доказать им, сколь недостижимым призом является каждая из нас. А может, мы все не правы? Может, влюбляться нужно именно так, как это делают мужчины? Увидев красивую женщину, они больше ни о чем не думают. Им важно добиться ее расположения, и их мало интересует ее социальное, финансовое положение, вообще все эти детали. Может, нам, женщинам, тоже стоит так себя вести? Уметь полностью отдаваться собственной страсти, не раздумывая. Увы, мы по-другому устроены. У нас так не получается. Нам нужен постоянный партнер. Мы хотим знать, кого впускаем в свой мир, в свое лоно. Нам нужны детали, подробности, частности. Мы должны все знать о своих избранниках. И, наверное, это тоже правильно. Просто мы совсем разные люди. Мужчины и женщины. И поэтому я, сидя за столиком, огорченно думаю, что ничего не знаю о жизни Алессандро, хотя он знает обо мне еще меньше.

Был одиннадцатый час, когда, выпив чашечку крепкого кофе, я пошла по направлению к своему отелю. Я так устала, что ни о чем другом уже не хотелось думать. Приму душ и лягу в постель. А завтра с утра поеду к Алессандро в больницу. Я не нарушу его покой. Просто мне нужно убедиться, что с ним все в порядке. Нужно узнать, как он себя чувствует.

Мимо меня прошли два молодых человека, и один из них, повернувшись в мою сторону, весело подмигнул. Я улыбнулась ему в ответ. Такие мальчики для меня слишком молоды. Ему не больше двадцати. Или я уже чувствую свои годы?

Конечно, нет. Какая глупость. Не хочется об этом думать, но мне уже за тридцать. Говорят, что женщина после тридцати становится более раскованной и острее чувствует. Конечно, становится. При одной мысли, что через несколько лет ты уже не будешь никому нужна, можно сойти с ума. Если вас будут успокаивать и рассказывать сказки про Софи Лорен и Элизабет Тейлор, которые и в пожилом возрасте смотрелись очень неплохо, вы им не очень верьте. Софи Лорен — единственная в своем роде, которая сумела сохраниться в старости. А насчет второй я не очень уверена. Моя бабушка выглядела в свои годы гораздо лучше, чем распухшая от безделья и алкоголя бывшая красавица Элизабет Тейлор с непонятной мальчишеской прической и бесформенной фигурой.

Хочется любви и тепла. Хочется одного мужчину на всю жизнь. Хочется любить и быть любимой. Возможно, что Алессандро Куацца как раз тот самый идеал, к которому я пытаюсь приблизиться всю свою жизнь. Даже если он не захочет связать со мной свою судьбу — а было бы слишком дерзко даже мечтать о подобном, — то и тогда он останется лучшим воспоминанием в моей жизни. Праздником, который всегда будет со мной.

Подходя к отелю, я вспоминаю, как заснула вчера в Сен-Тропе, и улыбаюсь. Сегодня я буду спать в своей постели. Вернее, на чужой кровати в отеле «Сплендид», но на эту неделю она стала моей. Я вхожу в лифт и поднимаюсь на свой этаж. Выхожу в коридор. У меня хорошее настроение: завтра я поеду к Алессандро. Но чем дальше я иду по коридору, тем труднее мне дается каждый шаг.

Внезапно я останавливаюсь. Меня что-то беспокоит. Что именно? Или я выпила слишком много вина? Нет. Я делаю еще два шага по направлению к моему номеру. Я уже совсем близко. И вдруг начинаю понимать, что меня беспокоит. Запах.

Знакомый запах немытого тела, смешанный с запахами морской соли, йода, лука.

Это запах Джефа, который я уловила сегодня днем. Это его запах. Но что делает Джеф в моем отеле? Может, он принес цветы от Алессандро? Я не удивлюсь, если увижу еще один букет в своем номере. Улыбаясь, я подхожу к двери и достаю карточку.

В этот момент у меня за спиной кто-то открывает дверь, и я слышу, как с громким смехом из номера выходит немолодая парочка. Им лет по пятьдесят.

Оба загорелые, счастливые, довольные. Кажется, немцы.

— Пардон, фрау, — говорит мне мужчина, увлекая свою спутницу.

Я улыбаюсь ему в ответ и вдруг слышу, что в моем номере кто-то делает шаг в сторону от двери. Здесь нет глазков, но за дверью явно кто-то стоит и подслушивает. Может, Алессандро выпустили из больницы? Я хочу открыть дверь, но в последнюю секунду замираю. Если бы Алессандро приехал из больницы, он не стал бы ждать меня в номере. И как бы он туда попал? Никто не даст ему ключи от моего номера. Он вполне мог дождаться меня в холле. Тогда кто же там?

И почему я чувствую этот острый запах? Нет, мне не нравится, что кто-то мог открыть мою дверь и спрятаться в номере, дожидаясь меня. Нет-нет. Мне это решительно не нравится. Рядом с моим номером находится дверь, ведущая к запасному выходу, на аварийную лестницу. Я решительно стучу в свою дверь и, сделав шаг, оказываюсь на аварийной лестнице. Теперь нужно подождать. Я слышу, как медленно открывается дверь моего номера. Я чуть приоткрываю дверь в коридор. Тот же отвратительный запах. Наверное, так пахнут гнилые зубы Джефа. Я быстро бегу по лестнице. Нужно предупредить портье, что в моем номере посторонний. Добежав до первого этажа, я выхожу в холл и пытаюсь отдышаться. До стойки портье несколько шагов. Я делаю первый…

— Сеньора Ксения! — слышу я за своей спиной знакомый голос.

Это Цирил, который читает газету, сидя в кресле. Он мне и нужен. Я поворачиваюсь к нему. Позже я думала, какой дурой нужно быть, чтобы сразу не понять, что делал Цирил в холле моего отеля.

— Что с Алессандро? — спрашиваю я его.

Это главное, что меня волнует.

— Все в порядке, — он убирает газету и делает усилие, чтобы улыбнуться. — Он просил передать вам привет.

— И больше ничего?

— Нет, — кажется, он удивлен. — Почему вы спрашиваете?

— В моем номере кто-то прячется. Кажется, ваш Джеф, — объясняю я ему.

— С чего вы взяли? — хмурится Цирил.

Он задает мне этот вопрос очень тихо.

— Я почувствовала чужой запах, — пытаюсь объяснить я ему, — а когда постучала в свою дверь, то поняла, что в номере кто-то есть.

— С чего вы взяли, что это Джеф? — спрашивает Цирил.

— Не знаю. Но мне показалось, что это был его запах.

— У вас такое хорошее обоняние? — улыбается Цирил. — Пойдемте проверим, есть ли кто в вашем номере.

— Может, лучше предупредить портье? — делаю я шаг в сторону стойки портье.

— Не нужно! — он цепко хватает меня за руку, и я удивленно оборачиваюсь, глядя на него.

— Не забывайте, что вы подруга Алессандро Куацца, — напоминает мне Цирил. — Если о таком скандале узнают журналисты, ему будет неприятно. Лучше мы сами поднимемся наверх и проверим, кто прячется в вашем номере.

— Идемте, — соглашаюсь я. Мы идем по направлению к лифту. Мы стоим в холле и ждем, пока кабина спустится на первый этаж. Я стою рядом и терпеливо жду. Краем глаза замечаю, как над губой Цирила выступают капельки пота. Он быстро вытирает их ладонью. И нетерпеливо смотрит на табло, показывающее движение кабины. Я смотрю на него и неожиданно начинаю волноваться.

У меня в комнате есть кто-то посторонний. И я почти убеждена, что это Джеф. Я почувствовала его запах. Я слышала, как открывалась моя дверь.

Спустившись вниз, я нашла в холле Цирила. Что он делает в моем отеле? Неужели пришел только для того, чтобы передать мне привет? Мог бы позвонить и передать.

Значит так: пока неизвестный находится в моем номере, Цирил сидел в холле.

Дверцы кабины открываются, и Цирил пропускает меня вперед. Я вхожу в кабину, он идет следом. За нами успевает вбежать высокий мужчина, который явно торопится и все время смотрит на часы. Уже полночь, интересно куда торопится этот незнакомец? Цирил недовольно смотрит на него, но молчит. Пока мы поднимаемся, у меня есть несколько секунд на размышление. Значит, Цирил находится в отеле, а в моем номере прячется Джеф. И теперь мы вместе с Цирилом идем проверять мой номер.

Господи! Как я раньше не догадалась? Конечно, Цирил и Джеф не хотят, чтобы я встречалась с Алессандро. Они решили меня убрать. Не знаю, почему, но они хотят от меня избавиться. Может, им заплатила бывшая невеста Алессандро, чтобы меня убрали с ее пути? Как же я сразу не поняла, почему здесь появился Цирил. Как все это глупо…

Кабина лифта останавливается на четвертом этаже, и незнакомец выходит. Мы остаемся с Цирилом вдвоем. Он нажимает кнопку пятого этажа. Я замечаю, что он волнуется. На пятом этаже кабина останавливается. Цирил выходит первым и ждет, когда выйду я. Сделав шаг по направлению к нему, я неожиданно нажимаю кнопку первого этажа. Он не сразу понимает, что произошло. Я делаю шаг назад, и дверцы лифта закрываются. Цирил слишком долго ждал.

— Стой! — кричит он, бросаясь ко мне. Но поздно. Створки кабины закрылись, и я чувствую, как лифт движется вниз. И еще слышу крики Цирила. И его ругательства. У меня исчезают последние сомнения. Они хотят от меня избавиться! Им наверняка заплатили, чтобы не допустить моих встреч с Алессандро. Мне всегда не нравился Цирил, я чувствовала, что он может предать своего друга.

Кабина лифта останавливается на первом этаже, и я бегу к стойке портье.

— Мосье, у меня в номере кто-то чужой! — кричу я ему. — Срочно вызовите полицию! Ко мне залез вор.

Портье растерянно смотрит на меня. Его стойка находится рядом с входной дверью, и никаких незнакомых лиц он не видел. Тем не менее он поднимает трубку и что-то говорит. Я нетерпеливо смотрю по сторонам. Когда же наконец появятся полицейские? Но вместо них я вижу двоих мужчин, один из которых, очевидно, сотрудник охраны, а другой менеджер отеля.

— Пойдемте посмотрим, — предлагает один из них.

Он явно пытается меня успокоить. От волнения я не могу произнести ни слова, а лишь судорожно киваю. Мы направляемся к лифту, поднимаемся на пятый этаж. Я иду между мужчинами, словно опасаясь, что на меня может наброситься неведомый зверь. Мы подходим к входной двери. Менеджер громко стучит. Никакого ответа. Он стучит еще раз. Опять нет ответа. Он достает свой ключ и открывает дверь. Мы входим в номер. Менеджер включает свет. Здесь никого нет. Постель чисто убрана, все мои вещи на месте. Чемодан стоит рядом со столиком — там, где я его оставила.

Охранник поднимает жалюзи и выходит на балкон. Опять никого. Он осматривает шкафы. В них висит моя одежда. Менеджер проверят ванную комнату.

— Проверьте свои вещи, мадам, — просит он меня.

Я уже и без проверки вижу, что все на месте. Собственно, красть у меня нечего. Если не считать моего дорогого платья, которое я вчера купила и которое висит в шкафу. Все мое имущество со мной, кроме документов, которые я оставила у портье.

— Все в порядке, — говорю я им смущенно.

— Наверное, вы ошиблись, — снисходительно улыбается менеджер отеля.

— У нас иногда случаются подобные инциденты. Гости путают свой этаж, и им кажется, что в их номер кто-то забрался. Не волнуйтесь мадам, у нас собственная охрана, и не было ни одного случая воровства за последние десять лет.

— С чем вас и поздравляю, — говорю я этому самодовольному типу.

Что еще я могу сказать? Рассказать ему о моих отношениях с Алессандро? Или упорно доказывать, что я слышала, как кто-то открывал мою дверь? Ничего не докажешь. Все равно он решит, что я сумасшедшая.

— Извините, — говорю я ему, — кажется, я действительно ошиблась.

— Ничего страшного, мадам. Мы всегда рады вам помочь.

Менеджер снисходительно улыбается мне. Я кажусь ему экзальтированной дамочкой, каких немало на Лазурном берегу в летний сезон. Он выходит вместе с охранником. И я слышу, как он негромко говорит своему напарнику:

— У них так всегда. Все время им мерещатся посторонние мужчины.

Они приглушенно смеются и уходят. Я закрываю дверь на все замки.

Приставив стул к двери, я кладу на него чемодан. Если кто-нибудь попытается сюда войти, нужно будет выломать дверь и опрокинуть стул с чемоданом. За это время я успею выскочить на балкон и закричать. Я вхожу в ванную комнату. Мою лицо и руки. Достаю полотенце, чтобы вытереться, и чувствую отвратительный запах Джефа. От неожиданности я чуть не плачу. Мне еще смеют говорить, что здесь никого не было! Он явно вытирал руки или лицо моим полотенцем! Видимо, сидел и ждал, когда я приду. Было жарко, а кондиционер он включить не решился, чтобы не выдать своего присутствия. Поэтому так остро пахнет его потом: он все время вытирал лицо моим полотенцем. Бросив полотенце на пол, я беру другое.

Выхожу из ванной и без сил опускаюсь на постель. Если Цирил и Джеф хотели меня убить, то они могут повторить свою попытку. И этот индюк менеджер об этом даже не узнает. Мне нельзя здесь оставаться. Мне ни в коем случае нельзя здесь оставаться. Нужно снять номер в другом отеле. Если, конечно, получится. Сейчас август, и все отели переполнены. Но все равно я должна отсюда уйти. В любом случае я должна покинуть этот номер.

загрузка...