загрузка...

    Реклама

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Мы приехали в Сен-Тропе на автомобиле Симоны. Я была просто поражена этим небольшим поселком. Яхты стояли в ряд и оранжевое солнце освещало прибрежные рестораны. Симона была права: яхта Арчи была последним достижением дизайнерской мысли в яхтостроении. Невозможно рассказать об огромном судне, на котором можно совершать даже океанские переходы. К тому же мне понравился Арчи.

Признаюсь, что я настороженно отношусь к миллионерам. Обычно это черствые эгоисты, которые думают лишь о прибыли. К тому же после общения с Алессандро у меня пропал всякий интерес к богатым проходимцам. Но Арчи оказался совсем не таким. Он наполовину англичанин, наполовину француз. Очевидно, это лучшее соотношение среди европейцев.

Арчи, руководитель крупнейшего концерна, оказался и весьма начитанным человеком. Сколько раз я общалась с иностранцами и поражалась узости их мышления. Многие англичане никогда не читали Диккенса, Бернарда Шоу, Теккерея, Голсуорси, Шекспира, Байрона. А многие французы не читали Дюма, Бальзака, Золя, Мопассана. В общем, об этом можно много говорить. Но эти в конце концов личное дело каждого. Думаете, так много людей в нашей стране читают Достоевского, Толстого или Чехова? Хотя это я перегнула. У нас все равно читают больше, гораздо больше.

Мы обсуждали проблему весь вечер. И сумели выработать единую стратегию. Для начала Арчи послал одного из своих телохранителей в отель «Сплендид» за моими вещами. Телохранитель приехал в отель, вошел ко мне в номер, собрал вещи и ушел, даже не поставив в известность администрацию «Сплендида». Хорошо, конечно, что он такой профессионал. Но плохо, что из отеля можно вынести целый чемодан и никто вас при этом не остановит. Даже Джеф, который дежурил там в машине Цирила.

Чемодан привезли на яхту, и мы получили, наконец, оружие против Алессандро. Теперь следовало претворить в жизнь наш план, и многое зависело именно от меня. На следующий день Симона повезла меня в Монако на своей машине.

Я была в том самом купальном костюме, который дал мне Алессандро. И в шортах, в которые я с трудом влезала. И в просторной, светлой, почти прозрачной рубашке.

Еще я собрала волосы назад и надела темные очки.

Яхта «Глория» стояла у причала. Джеф и Цирил дежурили у моего отеля. На яхте никого не было. Пройдя мимо яхты, я подошла к уже знакомому киоску с журналами.

— Добрый день, — поздоровалась я с киоскером.

Он улыбнулся мне в ответ.

— Как ваши дела, мадам? — спросил меня этот учтивый француз в берете.

— Все прекрасно. Я приехала со своей сестрой, — мне оставалось только показать на Симону.

Киоскер кивнул в знак приветствия. Мы купили у него журналов почти на тысячу франков, поэтому он должен был нас запомнить.

После этого мы вернулись в Сен-Тропе. Узнать, какая группа крови была у Сибиллы, оказалось совсем нетрудно. Такая же, как у Симоны. Третья группа, отрицательный резус-фактор. Симоне нужно было только порезать палец и оставить на одежде кровавые пятна. После чего один из телохранителей Арчи повез вещи на яхту и оставил в моей каюте. Оставил под матрасом с таким расчетом, чтобы их можно было найти.

Теперь предстоял самый важный шаг. Симона заказала мне такое же платье, в каком ходила ее кузина. Нужно сказать, что вкус у Сибиллы был не лучший. Цветастая рубашка и темные джинсы. Мне сделали такую же прическу, какая была у Сибиллы. Надев очки, я снова появилась в больнице, уже зная, что Алессандро собирается выписываться этим вечером. Меня наверняка искали по всему побережью. Но как можно было меня найти, если я жила на яхте Арчи и никуда не выходила без Симоны.

Мы приехали в больницу, и я нашла уже знакомую мне мадам Дюруфле.

Конечно, она меня сразу узнала. Я попросила ее позвонить в палату Алессандро и сообщить ему, что приехала его невеста Сибилла Скарнелли. Я даже вручила ей визитную карточку Сибиллы, которую дала мне Симона. Все, кто меня там видел, смогут подтвердить, что я очень нервничала. Как только визитку унесли, я сразу уехала. Представляю, что было с Алессандро, когда ему сообщили о визите погибшей невесты и передали ее визитную карточку. Наверное, он решил, что мертвая явилась с того света. Или все понял и теперь проклинает меня. Не знаю, что там с ним было, но уже через тридцать минут он выписался из больницы и, вызвав такси, уехал к себе в Монако, на свою яхту. Получалось, что все его труды были напрасны. Ведь он создал фантом невесты, чтобы доказать, что она уехала в Париж. И даже согласился получить ушибы и синяки, чтобы гарантировать себе алиби. А оказалось, что все это зря. Ведь мадам Дюруфле отметила в своем журнале, что через несколько дней после инцидента на вокзале к мсье Куацца приезжала его невеста, которая была на него обижена и не стала его ждать. К тому же многие меня видели. Значит, его невеста была жива и после того, как он попал в больницу. Представляю, в какое бешенство он впал! Поэтому он и уехал сразу на свою яхту.

Мы вернулись вместе с Симоной в Сен-Тропе и выпили шампанского за наш будущий успех. Увы, мы не догадывались, что за нами уже следил один из тех частных детективов, которых нанял Цирил. Вообще никогда не следует считать себя умнее других. И никогда не нужно думать, что вы предусмотрели абсолютно все.

Так просто не бывает. Вот и мы допустили небольшую ошибку. Я слишком часто стала появляться на палубе яхты, когда она находилась в порту. И, разумеется, привлекла внимание одного из частных детективов, оказавшихся на побережье. Уже через несколько минут Цирил знал, где меня искать…

загрузка...