загрузка...

    Реклама

Глава 15

Убийца или убийцы стреляли примерно с того места, где сейчас был Дронго. Он сделал еще один шаг. На столе убитого лежали бумаги, документы. Это были финансовые отчеты клуба. Странно, что директор решил начать проверять свою финансовую отчетность в середине месяца и в такое позднее время, подумал Дронго. Или он готовился к встрече с ним? Может, поэтому он приготовил эти документы? Дронго обошел стол, посмотрел на правую руку убитого. В пальцах был виден клочок бумаги. Очевидно, убийца вырвал какую-то бумагу, перед тем как уйти из кабинета. Дронго посмотрел на стол. Здесь не было листов с порванным концом. Значит, один документ убийца унес с собой. Очень интересно, что именно его так интересовало? Хотя почему убийца? Их могло быть двое. Может, это как раз те, кто пытался влезть в квартиру Мурсаевой.

А если вчерашний визит был всего лишь уловкой, подумал Дронго. Если незнакомец пришел к нему специально, чтобы убедить в невиновности своих людей. А сам намеренно послал своих убийц сначала к Эльзе Мурсаевой, а потом к Мальгасарову. И если в первом случае у них ничего не получилось, то во втором план удался. Нет, возразил сам себе Дронго. Такого просто не может быть. Он же вчера разговаривал с этим человеком, видел его глаза, его манеру поведения. Нет, здесь что-то не сходится. Зачем ломиться в дверь, если можно спокойно дождаться женщину на лестничной клетке и войти в квартиру вместе с ней? Ведь это гораздо логичнее.

Он снова взглянул на убитого. Стреляли из одного пистолета, в этом нет сомнений. Первый выстрел — в сердце. Затем убийца сделал еще два выстрела. Наверно, видел, кто именно перед ним, и хотел подстраховаться.

Дронго посмотрел по сторонам. В углу стоял сейф. Конечно, нужно отсюда быстрее уходить. Но уходить без документов глупо. Интересно, куда пропала секретарь Мальгасарова. По идее, она должна была сидеть в приемной. Он подошел к убитому, достал носовой платок, чтобы не оставлять отпечатков пальцев. И потрогал карманы убитого. Ключей не было. Он осторожно открыл ящик стола. Здесь лежала связка ключей. Дронго достал ключи, подошел к сейфу и открыл его. На верхней полке лежало несколько пачек денег. В глубине находился небольшой дамский пистолет, очевидно, хранимый Мальгасаровым на особый случай. Внизу свалены какие-то папки.

Послышались голоса, и Дронго едва не закрыл дверцу сейфа. Если его найдут рядом с убитым, то даже Линовицкая не поверит в его невиновность. Хотя оружия рядом с ним все равно нет. Хорошо, что он оставил свой пистолет у Кружкова. Но неприятности все равно гарантированы, и тогда завтра он не улетит в Амстердам. Нужно отсюда уходить. А папки с документами?

Быстренько их просмотреть! Ничего особенного. Вторая папка. Опять выписки, отчеты, приказы. Третья папка. Как много уходит времени. Сейчас здесь могут появиться охранники Мальгасарова. Четвертая папка. Что это? Фотографии. Интересно, зачем он хранит в сейфе чужие фотографии? Нет, кажется, не совсем чужие. Вот эта фотография. Женщина в купальнике — Алла. А рядом с ней стоит Георгий Шенгелия. Интересно, видел ли эти фотографии погибший муж Аллы? А вот другая фотография. Очень молодые Алла и Георгий в каком-то ресторане. Значит, они были знакомы задолго до того, как Алла вышла замуж за Салима Мурсаева.

Он схватил папку. Эти фотографии могут ему пригодиться. Закрыл сейф. Подошел к столу и положил ключи на место. Осмотрел кабинет. Интересно, куда все-таки исчезла секретарь Мальгасарова. Такая красивая молодая женщина, похожая на модель.

Дронго, прижимая папку к груди, вышел из приемной. Он услышал женские голоса и быстро шагнул в туалет, толкнув первую дверь. Огляделся. На двери изображена женщина. Черт возьми, он попал в женский туалет. Только этого не хватало. Здесь всего две кабинки. Он прислушался. Кажется, женщины подходили к туалету. Вот так приключение! Интересно, что они подумают, найдя его в таком месте. Решат, что он либо ненормальный извращенец, либо прячется от охранников. В любом случае поднимут крик, обнаружится смерть Мальгасарова, и тогда не оберешься беды.

Прижимая к себе папку, он вбежал в первую кабинку, закрывая за собой дверь. Теперь нужно встать на унитаз, чтобы его ноги с обувью сорок шестого размера не были видны вошедшим. А если они попытаются спросить, кто именно здесь находится? Он же не сможет отвечать женским голосом.

В туалет вошли две женщины. Они о чем-то весело переговаривались. Толкнув дверь в первую кабинку, обнаружили, что она закрыта. Тогда одна вошла во вторую кабинку. Очевидно, это были официантки клуба. Они обсуждали какие-то свои новости и весело смеялись. Потом первая вышла из кабинки и вошла вторая. Дронго чувствовал, как капли пота капают на пол, но боялся пошевельнуться.

— А Света уходит, — неожиданно сказала одна из молодых женщин, — опять наш Мальгасарчик без секретаря останется.

— Куда уходит? — спросила другая. Они говорили негромко, чтобы не услышала незнакомка, сидящая в первой кабинке.

— Опять в офис к хозяину, — рассмеялась первая, — сейчас отправилась к нему в кабинет. Он приехал в клуб, и она сразу — к нему.

— Он всегда у Мальгасарчика баб уводит, — захихикала вторая, и обе вышли из туалета.

Дронго вытер пот, осторожно спустился на пол, прижимая папку к груди. Значит, вот куда делась секретарь Мальгасарова. Шенгелия ловко переманивал красивых секретарей директора клуба в свое агентство. Тем более что и агентство, и клуб принадлежали ему. Но это значит, что, во-первых, он находится в клубе, а во-вторых, он вызвал к себе секретаря Мальгасарова. И тогда нужно узнать, сделал ли это он намеренно, чтобы убрать лишнего свидетеля при убийстве собственного директора. Или сам вошел к нему в кабинет, уже зная, что Света находится в другой комнате. И может быть, невольно подтверждает его алиби. У Шенгелия могли быть основания для гнева. Ведь про акции Дронго мог узнать не только от следователя, но и от самого Мальгасарова.

Остаться здесь и попытаться выяснить, где именно находится Шенгелия, значит подвергнуть себя неслыханному риску. Если он убийца, то у Дронго нет ни одного шанса уйти отсюда живым. Если даже Шенгелия приказал убрать Мальгасарова, то и тогда очень опасно здесь оставаться. Убийцы наверняка еще находятся в здании клуба.

Дронго прошел по коридору, спустился по лестнице, миновал другой коридор и оказался в вестибюле перед выходом. Здесь появилось четверо новых гостей и охранники не обращали на Дронго никакого внимания. Он вышел из клуба и направился к своей машине.

— Что-нибудь случилось? — спросил Кружков.

— Убили Мальгасарова, — сообщил Дронго, усаживаясь на заднее сиденье.

— Уезжаем? — спросил Сергей, оборачиваясь к нему.

— Нет, — вдруг сказал Дронго, — подожди, не спеши.

Он положил папку на сиденье, достал носовой платок и вытер лицо.

— Вас кто-нибудь видел, — тревожно спросил Кружков, — или вы ушли незамеченным? Как его убили?

— Никто, — ответил Дронго, — меня никто не видел. А Мальгасарова застрелили. Кто-то вошел в его кабинет и трижды в него выстрелил. Очевидно, стреляли из оружия с глушителем, иначе грохот был бы слышен в коридоре.

— Нам нужно отсюда уезжать, — сказал Кружков.

— Да, — кивнул Дронго, — конечно, нужно. Но мы не уедем. Я вернусь в клуб, Леонид. Сейчас там находится Георгий Шенгелия, и я хочу узнать некоторые подробности его личной жизни.

— Хозяин клуба, — ужаснулся Кружков, — у него только охранников человек пять. Они вас убьют, вы не выйдете оттуда живым. Зачем вам это нужно? Вы сами говорили, что хуже всего, когда человек изображает ненужный героизм.

— Говорил, — кивнул Дронго, — и еще раз скажу. Не люблю людей, которые теряют чувство реальности. Но это не героизм, Леонид. Это моя работа. Я ее не очень люблю и знаю, что не имею права рисковать. Но мне все время приходится это делать. И поэтому я сейчас выйду и пойду в клуб. Иначе мы не сможем раскрыть эти убийства никогда. У меня появился реальный шанс, чтобы раскрыть эти преступления. Поэтому вы будете ждать меня в машине. И если я не выйду через час, вы позвоните сначала Владимиру Владимировичу и расскажете ему обо всем. А потом позвоните следователю Линовицкой и тоже расскажете обо всем, показав ей фотографии, которые я оставляю в машине. Вы поняли?

— Лучше вам не ходить, — обреченно пробормотал Кружков.

Дронго вышел из машины, мягко закрыв дверь. И снова вошел в клуб. Увидев его, один из охранников кивнул, ничего больше не спрашивая. Дронго прошел в коридор, снова проделал прежний путь. Теперь нужно определить, в каком кабинете находится хозяин клуба. Он спустился на кухню и остановил первую попавшуюся официантку.

— Мне нужен господин Шенгелия, где он сидит?

— Мы не имеем права говорить, — испуганно сказала молодая женщина.

Дронго достал стодолларовую купюру. Она покачала головой.

— Мы не должны говорить, — сказала она, — у нас строгие правила безопасности. Извините меня.

Конечно, хозяин клуба не мог сидеть в кабинетах на втором этаже, выходивших в длинный коридор. Иначе там бы находилась его охрана. Он ведь понимает, что в клубе ему тоже может угрожать опасность. Значит, нужно найти два небольших зала, предназначенных для небольших приемов. И где будут охранники, там и будет сам хозяин клуба.

Он прошел мимо большого зала, за которым находилось два небольших помещения. Рядом с одним из них сидели на стульях трое охранников. Это оказалось проще, чем он думал. Подойдя к охраннику, он остановился. Сидевший на стуле парень был явно грузином, земляком Шенгелия. В этом не было ничего удивительного, все известные бизнесмены в Москве старались набирать телохранителей из своих земляков.

— Что вам нужно? — спросил молодой человек, поднимаясь со стула. Он был достаточно вежливым, чтобы обратиться на «вы» и даже подняться перед гостем. Парень был такого же роста, как Дронго. И такой же широкоплечий. Двое других были не менее крепкими, хотя и поменьше ростом. Дронго внимательно посмотрел на всех троих. Нет, с тремя он явно не справится. Эти ребята, очевидно, неплохо подготовлены, и каждый из них лет на десять-пятнадцать моложе его.

— Я бы хотел поговорить с Георгием Александровичем, — ответил Дронго, — у меня к нему важное дело.

— Он сейчас занят, — улыбнулся молодой человек.

— Скажите ему, что в клубе произошло убийство и мне нужно ему срочно об этом сообщить.

Улыбка сползла с лица молодого человека, и он, повернувшись, постучал в дверь. Не услышав ответа, постучал еще сильнее. Когда он снова не получил ответа, молодой человек достал из кармана мобильный телефон и набрал номер Шенгелия. Очевидно, тот ответил сразу, увидев, кто именно ему позвонил.

— Что случилось? — спросил по-грузински Шенгелия.

— К вам пришел человек, говорит, что в клубе произошло убийство, — также по-грузински ответил телохранитель. Дронго чуть улыбнулся. Он знал немного грузинский язык. Его бабушка была мингрелкой.

— Сейчас выйду, — сказал Шенгелия.

Он появился через минуту, одетый в брюки и расстегнутую белую рубашку. Увидев Дронго, он смутился, нахмурился. Потом недовольно взглянул на своих телохранителей, вскочивших при его появлении.

— Он вас обманул, — гневно сказал Шенгелия, — я не хочу разговаривать с этим человеком. До свидания.

— Подождите, — крикнул Дронго, видя, что он повернулся к нему спиной, — у вас в клубе действительно произошло убийство. Я вас не обманываю.

Шенгелия обернулся к Дронго. И мрачно поинтересовался:

— А кого убили?

— Директора клуба Мальгасарова.

— Что? — Шенгелия был явно смущен. Он взглянул на молодого человека, говорившего с Дронго, и тот побежал по коридору, чтобы подняться на второй этаж и проверить сообщение Дронго. Шенгелия был в шоке. Либо он гениальный актер и негодяй, либо действительно случай помог убийцам, подумал Дронго.

— Подождите меня, — недовольно сказал Шенгелия, входя обратно в комнату.

Через минуту он снова появился уже в костюме и в завязанном галстуке. Очевидно, он лично «проверял» девушек, перед тем как взять их в свое агентство. В этот момент к нему подбежал телохранитель. Он кивнул, ничего не сказав. Шенгелия открыл дверь и громко крикнул:

— Света, давай быстрее.

И затем поспешил в кабинет Мальгасарова. Дронго шел за ним в окружении трех телохранителей. Оставив людей в приемной, Шенгелия вошел в кабинет. Он был сильным человеком, и поэтому вид убитого не заставил его вздрогнуть. Но он все-таки поморщился и отвернулся. Дронго вошел следом, стараясь не смотреть на убитого.

— Кто его убил? — спросил Шенгелия, взглянув на Дронго ненавидящими глазами. — Зачем вы это сделали?

— Я думал, вы умнее, — ответил Дронго, — неужели вы не понимаете, что если бы я был убийцей, то по меньшей мере не стал бы искать вас по всему клубу, чтобы сообщить об этом?

— А зачем вы меня искали? — повернулся к нему Шенгелия.

— Чтобы узнать, куда вы дели секретаря Мальгасарова. Но теперь я знаю, где она была, и поэтому вас ни о чем не спрашиваю. Только хочу обратить ваше внимание, что, если бы вы не вызвали ее к себе в кабинет, он был бы еще жив.

— Вы думаете, это я подстроил убийство, — возмутился Шенгелия, — специально позвал Свету, чтобы убийца мог войти и застрелить Мальгасарова?

— Так получилось, — ответил Дронго.

— Вы же все видели, — Шенгелия задыхался от гнева, — или вам нужно предъявить доказательства того, чем именно мы занимались в другом кабинете?

— Я не собираюсь выслушивать ваши пошлости, — гневно заметил Дронго, — почему вы мне соврали сегодня днем? Говорили, что не очень близко знали семью Мурсаевых. Вернее, говорили, что знали больше мужа. А сегодня мне стало известно, что вы были близким другом и жены.

Он специально выбрал именно такой момент для допроса. Присутствие трупа действовало на психику Шенгелия, даже если он действительно не был виноват в убийстве.

— Я не считал нужным об этом говорить, — покраснел Шенгелия. — Неужели вы не поняли? Оба супруга погибли, были убиты. И я не собираюсь рассказывать о своих отношениях с ними.

В этот момент в приемной послышался шум борьбы. Очевидно, подошедшая Света хотела войти в кабинет, а телохранители ее не пускали.

— Вы были близки с убитой? — тихо спросил Дронго.

— Да, — недовольно процедил Шенгелия, — что еще вам нужно узнать?

— Про акции, — напомнил Дронго, — почему вы получили акции?

— Она попросила, чтобы я их купил. Чтобы участвовать в компании ее мужа. Она хотела ему показать, что может быть достаточно влиятельным человеком в его делах. Она убедила мужа продать мне пять процентов акций нефтяной компании.

— И за это вы передали ей пять процентов акций вашего клуба в качестве вознаграждения?

— Да, — кивнул Шенгелия.

Из приемной донесся сдавленный крик, очевидно, телохранители все-таки сообщили Свете об убийстве ее директора. Дронго невольно посмотрел на убитого, потом на Шенгелия.

— Если бы вы мне все рассказали днем, возможно, его бы не убили сегодня вечером, — в сердцах сказал он, обращаясь к своему собеседнику.

— Не понимаю, какая тут связь? — холодно поинтересовался Шенгелия. Он уже начал приходить в себя.

— Очевидно, вы спрашивали его, откуда я знаю про акции. А он позвонил мне вечером и предложил встретиться. Мы должны были сегодня вечером увидеться, — сообщил Дронго, с удовольствием наблюдая, как меняется выражение лица Шенгелия.

— Он был подлецом и сутенером, — гневно сказал Шенгелия, бросив уничижительный взгляд на убитого, — и ничего нового не мог бы вам сообщить. Он всегда думал только о своей выгоде. Даже когда сидел в тюрьме за контрабанду. Хвастался тем, что работал в лавке, выдавал всем сигареты и хлеб, зарабатывая на этом. Видимо, его остановил кто-то из обиженных им людей.

— Надеюсь, что это были не вы, — ядовито заметил Дронго.

— Конечно, не я. И вообще… нам нужно встретиться завтра и поговорить. Сейчас мы позовем милицию и прокуратуру, нам будет не до этого. Надеюсь, вы не собираетесь здесь оставаться, чтобы встречаться с их сотрудниками? Мы сами уладим все наши проблемы.

— Как вам угодно. Только завтра я не смогу с вами встретиться. Меня не будет в городе. Лучше я вам позвоню. До свидания.

Дронго направился к выходу.

— Подождите, — крикнул Шенгелия, — я прикажу вас обыскать. Может, это вы его убили?

— Давайте, — кивнул Дронго, — можете позвать своих церберов. Или вы действительно считаете, что я такой идиот? Даже если бы я его убил, то давно бы избавился от оружия. Времени у меня было много, пока вы забавлялись с его секретаршей.

Он стоял и смотрел в глаза своему собеседнику. Первым не выдержал Шенгелия. Он опустил глаза и пробормотал ругательство. Дронго повернулся и вышел из кабинета. В приемной беззвучно плакала Света. Дронго прошел по длинному коридору в ожидании, когда кто-нибудь крикнет ему в спину, попытавшись остановить. Но все было спокойно. Он дошел до лестницы и спустился на первый этаж. Прошел к вестибюлю. Здесь по-прежнему сидели регистратор и двое охранников.

— Скажите, пожалуйста, — обратился Дронго к регистратору, сидевшему у своего журнала, — к вам за последние два часа приходило много гостей?

— Мы не даем сведений о наших клиентах, — отозвался регистратор. У него была большая голова, прикрытая редкими жидкими волосами. И длинные тонкие бесцветные губы.

— Конечно, не даете, — согласился Дронго, незаметно доставая стодолларовую купюру. Регистратор увидел деньги и облизнул губы.

— Мы регистрируем всех наших гостей, — тихо произнес он. Дронго положил купюру перед своим собеседником. И спросил:

— Мне нужно знать, кто именно был за последние два часа.

Регистратор положил руку на деньги и ловким движением фокусника убрал купюру. Потом открыл журнал. Он был абсолютно чист.

— Никого, — сказал он, радостно улыбаясь, — за последние два часа к нам пришел только один гость. Вы. Все остальные — члены клуба.

Ему было особенно приятно, что он заработал деньги и не выдал ничьей тайны.

— До свидания, — сказал Дронго, выходя из вестибюля. Если следователи не будут кретинами, то первое, что они сделают, это просмотрят журнал. И не найдя ни одной записи, начнут выяснять, кем именно был незваный гость Мальгасарова. Хотя директора клуба убили больше часа назад, а Дронго появился только к девяти. Но следователи все равно захотят с ним встретиться. Остается надеяться, что они не успеют его вычислить до завтра и он сможет спокойно улететь в Амстердам.

загрузка...