загрузка...

    Реклама

XIII. МАЖГОРОД

Кислевиты называли это место Мажгород, но курганцы, в память о великой для них битве, которая состоялась здесь в очень далекие времена, называли его Кхарпак Акшик. В летнее время, прогуливаясь по округе, здесь можно было найти старые наконечники стрел, шишки щитов, кольца от уздечек и прочие мелкие металлические предметы, оставшиеся после того сражения. Земли Мажгорода опускались к реке Урской там, где ее можно было перейти вброд. Низкие берега широкой реки в ее излучине были покрыты галькой. По обе стороны реки лежали поросшие степным чертополохом равнины с редкими перелесками. С запада равнины укрывала гряда молодых гор, на юго-востоке виднелась череда низких каменистых холмов.

Весна только-только наступила. Землю еще укрывал толстый слой снега, он не собирался таять еще месяца полтора, но оттепель уже наступила. Лед с Урской сошел, вода поднялась до высшей годовой отметки, бурные потоки несли редкие обломки льдин.

Год еще был совсем юным, но пора сражений уже началась.

Путь в Зойшенк, даже несмотря на чутье Максима, занял на три недели больше, чем рассчитывали воины роты. Ветер, гулявший в степи всю зиму, превратил ее в снежную пустыню с белыми дюнами. Многие мили всадники вынуждены были, утопая по колено в снегу, вести за собой лошадей.

Когда рота, наконец, добралась до Зойшенка, они обнаружили, что полк Санизы уже сформировался и покинул город. Федор Куркоск, Боярин, сумел с толком использовать зимние месяцы и собрал под своим командованием силы, в четыре раза превосходящие те, что собрались на берегах Тобола прошлым летом. Он объединился с полком Усковика, который также значительно вырос за зиму. Не желая терять время, Боярин воспользовался рано наступившей оттепелью и повел свою армию на юг.

В разграбленной норскийцами области, которая лежала в сотне лиг от Кислева, силы Боярина столкнулись с армией Оккодая Тарсуса. Холодные и голодные массы воинов Верховного Зара ползли на запад. Архаон призвал их присоединиться к силам Севера в решающей битве у далеких Срединных Гор.

Орда Верховного Зара почти в два раза превосходила объединенные полки Боярина. Они встретились в Красичине, на равнине возле хвойных лесов. Какое-то время казалось, что Оккодай Тарсус вот-вот уничтожит полк, который ушел от него годом раньше.

Но потом появилась еще одна армия. С юга в тыл Оккодаю зашла имперская армия из Стирланда.

После битвы, которая длилась два дня, окруженная с двух сторон орда Тарсуса. была повержена и обращена в бегство.

Две армии, торжествуя победу, объединились и повернули на запад. Это были первые силы с востока и из Кислева, которые возвращались на юг, чтобы помочь Империи в самые мрачные для нее времена.

Из Кислева, вслед за ними, вела союзные войска сама Царица.

Рота Билидни, с присоединившимися к ней в Зойшенке отрядами, нагнала армию Федора Куркоска в Мажгороде. Настроение у всех было приподнятое, воины верили в победу и рвались в бой.

Наконец-то… свершилось! Они возвращаются, чтобы нанести ответный удар и отомстить за поражение прошлого года. Сбывалось все, о чем мечтал Герлах. Но он не испытывал радостного возбуждения.

Теперь ему не давал покоя сон, который он увидел зимой. Герлах никак не мог понять значение этого сна, и это его раздражало.

– Ты будешь смотреть радостно, Вебла? – с укором спросил его ехавший рядом Витали.

– Яха, – закивал Вейжа. – Мы ехать на войну. Вебла это все время хотел. Рота, ехать на войну, говорил Вебла. Почему вы не ехать со мной на войну? Как эхо в пещере. Вот мы едем с тобой на войну, и… ничего! Вебла смотрит, как будто кто-то наделал ему в кубок.

– Я доволен, – отвечал Герлах друзьям на их языке. – Я доволен, мы едем на войну. Вебла просто…

– Что – просто? – спросил Вейжа.

– Тебя беспокоит твой сон, верно? – спросил Витали на кислевском. – Мы все видим сны.

Герлах кивнул.

– Всему свое время, – мудро заметил Вейжа и махнул кистью, словно стряхивал пыль. – Это неважно.

– Мне кажется, – сказал Герлах, – это может быть важно.

В Мажгороде разведчики, посланные к броду через реку, вернулись и сообщили о большом скоплении врага в восточном направлении. Итак, они встретятся в Мажгороде, там состоится битва.

Боярин разбил лагерь на холмах к юго-востоку от брода через Урскую. С этого места были видны вся равнина и извивающаяся река. С наступлением темноты они могли видеть огни войска курганцев на противоположном берегу реки.

– Завтра мы будем драться, – объявил Билидни, когда рота собралась в круг у костра. Он вместе с другими командирами полка был на совете у Боярина и теперь сообщал своим людям о принятом их предводителем решении. – Они попробуют перейти реку, скорее всего на рассвете. Боярин приказал атаковать их после того, как они выйдут из реки. Река глубокая, они будут уязвимы.

Воины с радостью выслушали новости. По кругу передавали бурдюки с кумысом, провозглашались тосты за победу над врагом. Билидни приказал всем побриться.

Герлах отошел от круга на каменистый склон холма. Вокруг в снежных сумерках мерцали огни костров великого полка Боярина.

В нескольких лигах, на другом берегу, река в темноте была не видна, полыхали костры варваров.

Из темноты появился Билидни.

– Я приказал бриться. Ты не побрился, – сказал он.

– Я побреюсь, ротный. Побреюсь перед сном.

– Тебя что-то беспокоит.

Герлах посмотрел на пожилого, крепкого воина:

– Ты знаешь про сны?

– Я сам вижу сны.

– Я ничего не могу понять. – Герлах указал на огни войска курганцев. – Дазх сказал мне, что я буду драться с великим чудовищем Хаоса. Он сказал, что будущее нации в моих руках.

– Яха.

– Архаон, да будет проклято его имя, – великое чудовище, так?

– Ротный Билидни может согласиться.

– И… его ведь там нет, верно? Завтра мы деремся с норскийцами. И даже если мы победим…

– Мы победим, Вебла.

– Конечно. Но даже победа в великой битве – всего лишь один шаг на моем пути. Сколько еще армий мы должны победить, прежде чем я встречусь лицом к лицу с великим чудовищем? Каким сильным я должен быть?

– Достаточно сильным.

Герлах провел ладонью по обритой голове и поправил узел волос на макушке.

– Надеюсь, я буду сильным. Только мне кажется, что я должен быть не здесь, а где-то еще, где это важно.

– Здесь это важно, Вебла. Здесь – важно. Здесь и там, и потом еще дальше. Это – путь. А путь – это…

– Круг. Я знаю. Но когда мой путь, наконец, совершит круг и приведет меня туда, где я должен быть? Я никогда не встречу Архаона. Я никогда не встречу ни одного порождения Хаоса. Наверное, мой путь – прямая линия, что бы там ни говорила философия Кислева. И на моем пути битва, которая нам предстоит.

– Ты – Вебла, – сказал Билидни, переходя на свой ломаный рейкский. – Ты изводишь себя и других. Тебя все беспокоит. Ты всегда такой. Ты поймешь, когда твой круг завершился.

Герлах улыбнулся.

– Можно, я что-то тебя спрошу, ротный? – спросил он.

Билидни кивнул.

– Когда я еще был молодым… – начал Герлах. – Я хочу сказать, в прошлом году, – сказал он, и Билидни рассмеялся. – Я верил, что один смогу изменить весь мир. Когда я выезжал из Талабхейма, у меня пар валил из ушей от самомнения. Я верил, что смогу превратить ночь в день. Собирался стать героем Империи. Мне казалось, что я могу одним ударом меча разбить все орды норскийцев.

Герлах замолчал и взглянул на звезды.

– За то время, что я пробыл с тобой, с ротой… степь изменила меня. Огромная область показала мне, насколько я мал. Какой я ничтожный. Просто одинокий маленький человечек в огромном мире. Это… это смиряет.

– Степь всех смиряет, – согласился Билидни.

– Яха. Это был запоздалый урок для такого Веблы, как я. Надо знать свое место. Не быть таким самонадеянным.

– Значит, год не прошел даром, яха? – ухмыльнулся Билидни.

Герлах рассмеялся и продолжил:

– И вот теперь Дазх говорит мне, что я не такой уж и маленький человечек. Я как раз тот самый, кем себя когда-то возомнил. Так говорит Дазх.

– Дазх показывает нам важные знаки, – кивнул Билидни.

– Это слишком неожиданно для меня. Я отказался от предназначения, потому что оно показалось мне глупостью. Стать человеком, который спасет мир. Стать тем, кто сразится с порождением Хаоса. Сыграть важную, действительно важную роль в этом мире. Дазх открыл мне мое предназначение слишком поздно, как раз когда я понял, что я один ничего не значу.

Билидни присел на камень.

– Да, этот хитрец Дазх и правда может такое подстроить, – сказал ротный, и Рерлах снова рассмеялся.

– Каждый человек – это важно, – продолжил Билидни. – Важно, как он живет, как умирает, что делает. Важно, как устроена жизнь, как человек проходит свой путь. Круг поворачивается, и мы принимаем новый день. Если Дазх говорит, что ты встретишь свое чудовище, ты встретишь. Он повернет жизнь так, что вы встретитесь.

– А он повернет?

– Твой сон не пророчество, которое должно сбыться. Так Дазх предупредил тебя о том, что может случиться.

На рассвете отряды Сурсы Ленка спустились к западному берегу реки. За ночь шаманы своими воинственными воплями и пронзительными благословениями довели воинов до бешенства. При слабом свете зарождающегося дня река казалась невероятно широкой. Урская бурлила, на черной воде мелькали проплывающие обломки льдин. Лошади пятились и отказывались идти в воду.

Громко затрубил рог. Воины с беспокойством поглядывали на широкую, кипящую реку, но ни вожди, ни Хитвожди не испытывали никаких сомнений. Это был приказ Архаона. Властелин Конца Всех Времен дал знак Сурсе Ленку идти на восток и уничтожить степные армии. Восточный фланг Архаона оказался незащищенным, и орда Ленка должна была прикрыть его.

У брода собрались выбранные Сурсой Ленком отряды заров Херфила, Сколта, Балликуса, Наррхоса – всего около девятисот всадников. За ними шла пехота – две тысячи воинов. Варвары могли разглядеть на противоположном берегу приготовившихся к битве кислевитов и сигмаритов.

Зар Азитзин вел свой отряд сквозь плотные ряды всадников на западный берег Урской. Завидев скачущего во главе отряда Азитзина, варвары покорно расступались. Его боялись все. Не заметить его было невозможно. Руки Азитзина были унизаны трофейными кольцами, на голове у него был остроконечный золотой шлем, который, по слухам, был взят из сокровищницы Чамон Дарека. Еще говорили, что шлем этот специально для Азитзина выковали жрецы этого сакрального места. Правды не знал никто, но вид его вселял ужас. У выкованного из белого золота скифов шлема была только одна прорезь для правого глаза. С левой стороны вместо прорези располагался окруженный золотым клубком глаз с синим камнем вместо зрачка.

– Сегодня мы прольем море крови, зар Азитзин, сех, – сказал Ускел, подгоняя свою полосатую кобылу, в мощной руке он держал штандарт отряда Азитзина.

– Прольем, Ускел, сех, – ответил ему зар.

Затрубил рог. Войско Ленка двинулось через Урскую. Первыми, подняв над головой щиты и топоры с длинными рукоятками, шли пехотинцы. За ними в холодную воду въехали на испуганных лошадях всадники.

Великий полк ждал их на другом берегу.

Курганцев сбивало мощным потоком реки, вслед за пехотой течение уносило окоченевших лошадей и их всадников.

Но войско Сурсы Ленка форсировало широкую реку за счет собственной массы. Первые варвары выбрались на берег и побежали на спокойно ожидающего их противника. Вслед за ними выезжали всадники. Отряд зара Херфила, отряд зара Сколта.

Полк выждал, пока большая часть северян перейдет реку. Теперь Урская отрезала им путь к отступлению.

Загудели рога, затрубили горны. Полк двинулся вперед. Стирландцы выстроили стену копий, лучники Империи с флангов обрушили на выбравшегося на берег противника шквал стрел. Справа и слева северяне падали на землю десятками.

В это же время вдоль берега с юга выехал отряд конных лучников и накрыл перебирающихся через реку курганцев волной стрел. Эффект был потрясающим. Сотни варваров гибли в бурных потоках Урской от бесчисленных стрел кислевитов. Череп вождя Херфила пробила крепкая стрела, две стрелы пронзили вождя Сколта, и он рухнул в воду со своей дико заржавшей лошади. Воины великого полка Боярина торжествующе кричали, вызывая на бой курганцев. Полк и река, объединившись, атаковали противника, орда несла чудовищные потери.

На западном берегу зар Азитзин во весь голос проклинал богов противника, он поносил и своих богов за то, что они оставили его. Даже преданные Азитзину курганцы бледнели от страха, слыша такое богохульство.

– Чар! Измени это! За что ты оставил нас? – кричал Азитзин, глядя в утреннее небо, которое было таким же синим, как его единственный глаз.

Он сорвал с головы шлем, его искусственный глаз смотрел вверх на его бога.

Видимо, Чар услышал своего любимого сына, а может, это мольбы Сурсы Ленка и его колдунов достигли цели, но вдруг стало темно. Грозовые облака, пожирая свет, поползли по небосклону. Сначала пошел снег, потом и град застучал по доспехам воинов-противников. Воздух в одно мгновение стал ледяным.

Урскую затянуло толстым слоем льда.

Пораженные курганцы, которые еще оставались на западном берегу, не знали, что делать. Вода так внезапно превратилась в лед, что многих всадников в середине реки раздавило насмерть, остальные вопили, пойманные в ледяную ловушку. Это жуткое зрелище охладило боевой пыл воинов великого полка.

– Вперед! Вперед! – взревел зар Азитзин и надел шлем на голову. – Вперед, во имя Архаона! Во имя Чара!

Хзаер затрубил в рог, со всех сторон ему отвечали горнисты других отрядов. Конная громада орды поскакала через реку. Острые осколки твердого льда, как сверкающие драгоценные камни, фонтанами взлетали из-под копыт. Вслед за всадниками хлынули толпы вооруженных копьями и топорами пехотинцев.

Отряд Азитзина первым вырвался на восточный берег Урской. Он пробивался через первую волну форсировавших реку варваров. Увидев Азитзина, копьеносцы из выстроенной стирландцами стены дрогнули. Ближе всех к отряду Азитзина оказался отряд лучников под предводительством Дмирова, сына Гаспара и брата Антала. Кислевиты гнали пеших норскийцев, но, завидев отряд Азитзина, Дмиров повернул своих всадников на конного врага.

Стрелы с шипением рассекали воздух, разрывали доспехи северян и выбивали их из седел. Варвары падали на землю вместе с ранеными лошадьми.

Курганцы выхватили свои луки. Барлас, Лир, Диормак… все курганцы, включая вождя, стреляли из луков. Варвары не стреляли залпом, они посылали и посылали свои стрелы, которые удерживали наготове в одной руке вместе с луком. Туча черных стрел накрыла отряд Дмирова.

В считанные секунды погибли дюжины кислевитов. К тому моменту, когда два отряда встретились, большая часть лучников Дмирова погибла.

Расстреляв почти все стрелы, курганцы достали мечи и столкнулись с лучниками-кислевитами. Хорошо экипированные всадники-северяне были гораздо опытнее кислевитов. Эфгул снес голову Дмирову, даже не наклонившись для удара. Сакондор зарубил знаменосца кислевитов.

Круша противника, они атаковали противника с фланга.

Азитзин не был один. Вслед за его отрядом другие вожди орды вели своих людей на кислевитов.

Едва всадники врезались в правый фланг противника, подоспела пехота курганцев.

Исход битвы, которая обещала быть короткой и победоносной для кислевитов, вдруг стал неясен.

Ход истории изменился, на радость Чару.

Всадники роты Йетчитч, которая занимала позицию на правом фланге полка, совершали очередную вылазку за стену копьеносцев Стирланда, когда река вдруг встала и начались перемены.

Билидни встал в седле и обратился к своим людям:

– Помните, это – последняя битва! Единственная в вашей жизни! Деритесь, как в последний раз, и эта битва не будет последней!

Ротный отдал отрывистый приказ, и Иевни протрубил сигнал к атаке. Рота развернулась, всадники взяли наизготовку копья и помчались вперед. К ним присоединились еще две роты. Это было великолепное зрелище. Всадники в серебряных и золотых доспехах с высокими трепещущими на ветру крыльями за спиной неслись на врага, разрывая снежную пелену украшенными конскими хвостами копьями.

Отряды кислевских партизан, добровольцев из области, только что раскидал в стороны отряд вождя Крейи, и теперь их атаковала пехота курганца. Лансеры золотой волной хлынули на врага.

Топоры с длинными рукоятками и палаши варваров проигрывали длинным копьям кислевитов. Древки копий в руках лансеров содрогались от ударов по доспехам, копья пронзали курганцев насквозь. Трещали и ломались копья. Ни один удар не пришелся мимо цели.

В первые же секунды жестокой схватки пятеро новобранцев из роты Всадников смерти получили боевое крещение и оправдали звание воина, убив своего первого врага.

Варвары попытались отступить, но теперь их окружали бегущие в панике пехотинцы. Курганцы начали убивать курганцев, сначала невольно – обезумевшие лошади всадников топтали пехоту. Люди Крейи пытались вырваться на свободное пространство и насмерть давили своих пеших собратьев. Цепляясь за жизнь, пехотинцы в отчаянии бросались с топорами на всадников.

Почти все копья роты Билидни были сломаны или оставлены в телах убитых варваров. Немногие сохранили оружие и теперь пробивали копьями дорогу к полку. Митри распростился со своим копьем, воткнув его в грудь горнисту Крейи. Всадники смерти достали свои дротики и метнули их во врага. Вейжа, который бился с врагом прямо перед Герлахом, с такой силой швырнул свой дротик, что он пробил насквозь плечевой щиток убегающего вождя. Крейа завопил, попытался удержаться в седле и сумел обернуться, как раз для того, чтобы получить между глаз второй дротик Вейжи.

Рота уничтожила всадников Крейи и пехоту варваров. Иевни протрубил в рог, и Билидни развернул круг. К ним приближался еще один отряд курганцев.

В этот момент и произошла роковая перемена.

Ускел заметил, где располагается ставка Боярина, и, завопив во всю глотку, доложил об этом зару. Азитзин взревел, как дикий зверь, и повел своих людей вперед. Череп Боярина с выжженными глазницами украсит его первую пирамиду, когда Чегрум нанесет ему на скулу первый победный шрам. А потом череп Боярина позолотят и укрепят на штандарте отряда.

И, кроме того, обезглавив предводителя врага, он заслужит милость Верховного Зара. Не останется никаких сомнений в том, кто будет новым фаворитом Сурсы Ленка. Он станет Хитвождем. Хитвождь Азитзин – вождь вождей.

Между ним и ставкой Боярина всего одна линия лансеров-кислевитов. Крылатые всадники только вышли из схватки с отрядом Крейи, у них практически не осталось ни копий, ни дротиков. Он уничтожит их, заберет их головы, переломает крылья и пустит перья по ветру.

Не ведая сомнений, на полном скаку всадники вождя Азитзина и рота круга Йетчитч сошлись друг с другом на заснеженном поле.

Герлах увидел тварь, скачущую во главе отряда варваров.

– Великий Дазх и Сигмар защитят нас… – прошептал он.

Золотой «одноглазый» шлем вызывал омерзение, но исходящий из него в том месте, где не было прорези для глаз, синий свет вселял ужас. Порождение демонов. Вырвавшаяся на волю тварь потусторонних миров. Герлах и представить не мог, из какой преисподней появился этот воин.

Но синий свет и золото показал ему во снах Дазх, и Герлах не сомневался – пришло его время.

Мир содрогнулся, словно от удара молота. Конные курганцы и Всадники смерти врезались друг в друга. Все смешалось, кругом царил хаос.

…Хаос и смерть.

Барлас расстрелял свои последние стрелы. Черное копье проломило грудную клетку Митри, и он, раскинув руки, повалился на снег. Билидни взмахнул мечом и оставил за спиной труп Диормака с пробитым шлемом. Максим получил удар топором по бедру от Эфгула и сразу встретился лицом к лицу с Сакондором. Палаш Сакондора срубил перья с крыльев Максима, меч Максима отсек Сакондору голову.

Геннеди, самый молодой из новобранцев роты, метнул последний дротик и промахнулся. В следующее мгновение юноша пронзительно вскрикнул – Лир одним ударом меча поразил и его, и его лошадь.

Фагул Однорукий сошелся с Ифаном. Их лошади кружились впритирку. Воины обменивались тяжелыми ударами. Северная мощь пробила оборону кислевита – палаш Эфгула вошел в грудь Ифана. Курганец торжествующе завопил, и в этот момент Кветлай, ослепленный слезами ярости, своей шашкой заставил его замолчать навсегда.

Вейжа и Витали, как всегда, сражались по бокам от Герлаха в самой гуще схватки. Их мечи без устали рубили северян. Они пробивались к знаменосцу варваров. Воин на злобной полосатой лошади держал в руках паскудный штандарт. Вплотную за ними дрались с курганцами Иевни и Кубех.

Ускел заметил их приближение и еще выше поднял штандарт. Хзаер и Лир бросились на защиту своего знаменосца. Хзаер ринулся к знамени кислевитов, но Витали преградил ему путь, и теперь они дрались в ближнем бою.

– Скачи! – кричал Вейжа. – Вебла, скачи!

Он отбивал удары кривого палаша Лира, из ран его кобылки струилась кровь. Герлах пытался пробиться на своем Саксене сквозь кружащих вокруг него дерущихся воинов к знаменосцу варваров. Кубех, прорвавшись вместе с Иевни мимо Герлаха, с ходу разрубил шею Ускела. Полосатая кобыла курганца дико заржала, сбросила со спины хозяина и умчалась прочь.

Иевни обернулся, копыта его лошади скользили по кровавому снегу. Он попытался ухватить штандарт курганцев, чтобы сломить боевой дух врага.

Хзаер ранил Витали и как одержимый ринулся к упавшему штандарту. Первым же ударом он выбил Иевни из седла и еще два удара обрушил на плечи и голову пытавшегося встать на ноги кислевита. Тут подоспел Эфгул, он и подхватил упавший штандарт курганцев.

Вейжа видел все это, пронзая мечом сердце Лира.

Зар Азитзин увидел хлопающее на ветру знамя и знаменосца на красно-белой лошади. В бока Лошади-Карла-Азитзина вонзились шпоры, она вздрогнула и рванулась вперед. Азитзин знал – это тот, кто ему нужен. Даже если бы у этого воина не было знамени, все равно это был он. Азитзина вело подаренное Чаром внутреннее зрение.

Герлах заметил вспышку золота и услышал, как кто-то – возможно, это был Витали, а может, Вейжа – предостерегающе выкрикнул его имя. Жуткая тварь, порождение Хаоса, которую он потерял в водовороте рубящихся воинов, появилась снова и скакала прямо на него.

Синий огонь. Только от одного вида этого существа кровь стыла в жилах. Такой же синий, как синий глаз, который он видел в горячечном сне. Никаких пророчеств. Дазх просто предупредил его о том, что его ждет.

Герлах сжимал в руке саблю, старую добрую саблю демилансера Империи. Такое оружие вряд ли могло поразить чудовище.

Внезапно всадники в сверкающих доспехах заняли позицию между знаменосцем роты и порождением Хаоса. Билидни и Бородин преградили дорогу вождю варваров. Казалось, ни тот ни другой не испытывают ни малейшего страха перед этим чудовищем.

Возможно, им следовало испугаться.

Меч зара Азитзина поразил кобылку Бородина, она шарахнулась в сторону и замертво рухнула на снег. Падение было таким тяжелым, что Бородин не смог подняться на ноги.

Шашка Билидни встретила палаш вождя. Оба воина мастерски владели искусством боя на тяжелых мечах. Каждый выжидал, когда ошибется противник.

Билидни заметил брешь в обороне врага и нанес удар. Шашка рубанула по трофейным кольцам на правой руке вождя.

Азитзин взмахнул мечом.

– Билидни! – крикнул Герлах.

Ротный качнулся в седле и медленно повалился на землю.

Герлах, не переставая выкрикивать имя ротного, послал Саксена вперед. В одной руке он держал саблю, но, чтобы скакать галопом, ему надо было править второй рукой. Не раздумывая Герлах отбросил знамя роты в снег и поскакал прямо на вождя варваров.

Азитзин смотрел на него с закрытыми глазами. Что он видел? Воина, вооруженного жалкой кавалерийской саблей, воина, который ослеплен болью потери и настолько разъярен, что не способен мыслить здраво. Убить его не составит особого труда. Эта дурацкая маленькая сабля…

Сабля демилансера.

Карл-Азитзин наблюдал за приближающимся всадником. Он оценивал его внутренним зрением, подаренным Чаром.

Он видел его, он его знал.

Герлах Хейлеман. Почему Чар, открывший ему так много, это показал ему так поздно?

Обагренный кровью палаш готов был нанести смертельный удар. Но Карл-Азитзин заколебался. Всего на секунду.

Герлах держал саблю наизготовку поперек лица, потом нанес удар по диагонали. Клинок так глубоко вошел в тело вождя, что саблю вырвало из руки Герлаха.

Герлах развернул Саксена и выхватил кинжал, на случай если порождение Хаоса предпримет попытку напасть на него.

Зар лежал на спине, утопая в собственной крови.

Синий свет угас навсегда.

Он был мертв.

Герлах остановил коня и посмотрел на распростертое на снегу тело. Изувеченное, изборожденное шрамами лицо вождя показалось ему знакомым.

Герлах думал, что такое может приводиться только в бреду, – перед ним был Карл Райнер Воллен. И все же это не был Воллен. Он смотрел на существо, которое когда-то звалось этим именем. Во что он превратился? Чем бы он стал, если бы Герлах не остановил его?

Герлах содрогнулся. Если бы он узнал своего врага, возможно, хоть на мгновение, но решимость покинула бы его и тогда…

Небо очистилось так же внезапно, как совсем недавно стало черным. На широкой равнине великий полк с новыми силами обрушился на орду Сурсы Ленка и погнал варваров за Урскую, с которой за считаные секунды сошел лед.

Герлах не обращал внимания на то, что происходит вокруг. Его не волновало, кто побеждает, а кто проигрывает. Он подобрал брошенное им знамя роты и побрел к тому месту, где лежал Билидни. Над ротным склонился на коленях израненный Бородин.

Герлах опустился на снег рядом со старым мастером лошадей. В глазах у него стояли слезы.

– Вебла не плакать. Не время горевать, – вздохнул Билидни. – Ротный Билидни умирал уже много лет.

Герлах хотел сдержать слезы, но у него ничего не получилось.

– Ты убил его, Вебла, – сказал Билидни. – Как тебе показывал Дазх.

– Это все-таки был круг, – сказал Герлах.

– Яха. Ротный Билидни тебе говорил. Но Вебла уронил знамя.

Герлах тряхнул головой и пожал плечами.

– Это неважно, – сказал он.

загрузка...