загрузка...

    Реклама

V. ЧАР

Его звали Скаркитах. С ударением на первый слог. Скаркитах. Курганцы перед ним трепетали. Он был выше многих из них по своему положению. Важная персона. Рабовладелец.

Он возник из дыма пожарища, который все не мог покинуть руины Ждевки. О его приближении возвестил сначала бой барабанов, потом цимбалы. С северным ветром появились тринадцать всадников в серебряных доспехах с розовыми пятнами и разводами на них. Всадники держали копья с длинными наконечниками вертикально, к седлам у них были подвешены арканы и кнуты.

Следом появились пляшущие и скачущие дети, каждый не старше десяти лет. С головы до ног они были выкрашены в синий цвет. Дети били в цимбалы.

А потом появились массивные крытые носилки темно-красного цвета. Столбы, поддерживающие тяжелый навес, были украшены золотыми листьями и жемчугом, черные шелковые занавеси колыхались вокруг каркаса. Носилки несли два десятка бритых потных мужчин в кольчугах и меховых юбках. По каждую сторону носилок на белом осле ехал барабанщик и в медленном ритме бил в привязанные к седлу литавры.

За носилками ехал Хинн.

Телохранитель и компаньон работорговца. Это был самый крупный воин из всех, кого приходилось видеть Карлу Воллену. Плечи его были широкими, как ствол дуба, а бицепсы в обхвате – как ляжка взрослого мужчины. На нем были штаны из серого волчьего меха, подпоясанные широким кожаным ремнем с внушительной золотой бляхой. Торс обнажен, горы мускулов смазаны жиром. На шее шарф из перьев бирюзового цвета с черным окончанием, каждое длиной с мужскую ладонь. На голове Хинна красовался золотой шлем, напоминающий своими очертаниями голову гигантского аиста или цапли. Заостренная макушка шлема была необычайно высокой. Огромные железные бараньи рога закручивались от шлема до самых плеч Хинна. У телохранителя было два палаша, по одному с каждой стороны седла.

Пленных вытолкали из загонов и сбили в беспорядочную толпу. Вдалеке они могли видеть пирамиды из черепов своих собратьев, в возведении которых они были вынуждены принять участие.

По команде Хинна рабы опустили носилки.

Скаркитах откинул черный шелковый полог и ступил на землю. Это был полный мужчина с водянистыми глазами и бородой цвета соломы. Голова его была гладко выбрита, и только за правым ухом оставлены волосы, заплетенные в белесую косу. На нем был простой, поразительно чистый халат из белого полотна и белоснежные шаровары. Единственным украшением его наряда служил тяжелый амулет из чистого золота, который болтался у него на шее на толстой цепи и с каждым движением хозяина бился о его грудь.

Карлу было тошно смотреть на все это. Многие пленные при виде Скаркитаха взвыли от ужаса.

Шел пятый день после резни при Ждевке, но дым, укрывший поле брани, был все таким же плотным, и дневной свет едва проникал сквозь него. Все эти дни пленников не кормили, единственным питьем для них была дождевая вода. Многие умерли, большинство в последние день-два. В воздухе витал запах разлагающихся трупов.

Скаркитах встал перед трясущейся массой измученных пленников и воздел к небу пухлые руки. Когда он разжал пальцы, на каждой его ладони можно было увидеть вытатуированный синий глаз.

– Чар! – выкрикнул он.

Карла передернуло от этого крика. По толпе пленных пробежала волна ужаса и отвращения. При звуке голоса Скаркитаха стоявшие вокруг курганцы одобрительно завыли и принялись стучать древками копий и мечами по своим щитам.

– Чар! – снова завопил Скаркитах, не опуская рук.

Грачи и гадальщики, кружившие над полем со дня окончания резни, перестали орать и каркать и начали стаями опускаться на покрытую лужами землю вокруг носилок и к самым ногам рабовладельца. От этой картины кровь леденела в жилах.

Один падальщик уселся на левый рог шлема Хинна. Еще полдюжины опустились на вытянутые в стороны руки Скаркитаха. Они хлопали крыльями и приседали на своих «насестах». Рабовладелец поглядывал то вправо, то влево, улыбался и ворковал с птицами на нечеловеческом языке.

– Сигмар, благослови нас, – шепнул Бреззин Карлу. – Перед нами демон.

Скаркитах опустил руки, птицы спрыгнули с них на землю, все, кроме одного старого ободранного ворона с бельмом на глазу, который остался сидеть на плече рабовладельца и щелкал острым клювом.

Скаркитах отдал распоряжения стражникам. Закованные в доспехи воины спешились и тяжелым шагом направились в толпу пленных, щелкая кнутами и раздавая хлесткие удары. Это была система их работы. Стражники хватали каждого пленника за подбородок и разглядывали его лицо. Затем, в зависимости от того, что они увидели, стражники отталкивали пленного в правую или в левую сторону.

Большинство оказалось слева, где их ждали курганцы, чтобы снова загнать в клетки. Одного из десяти отталкивали направо, туда, где ждал пленных Скаркитах. Этих немногих пленников Хинн с помощью нескольких курганцев выстроил в шеренгу.

Барабанщики спешились с ослов. Они подошли к рабовладельцу, каждый нес завернутые в шкуры дощечки. Носильщики, опустив тяжелую ношу, установили на земле небольшую жаровню и наковальню, которые они извлекли из сундука, прикрепленного к передней части носилок. Еще они достали из сундука невероятно длинную цепь из черного железа и кандалы и свалили все это рядом с жаровней. Выкрашенные в синий цвет дети побросали цимбалы и стали играть вокруг носилок.

Барабанщики расстелили на земле шкуры и аккуратными рядами разложили на них дощечки. Каждая дощечка представляла собой брусок темного дерева длиной с ладонь, с одной плоской стороной. У каждой дощечки один конец был украшен характерными кисточками и перьями. Барабанщики достали кинжалы с широкими лезвиями и начали затачивать их об оселки.

К этому времени в жаровне вовсю пылал огонь.

Стражники решительно продвигались в толпе, осматривая каждого пленного и определяя его дальнейшую судьбу. Они приближались к тому месту, где стояли Карл, фон Маргур и Бреззин. Карл чуял запах варваров. Чеснок, жир и тухлятина. Розовые пятна на их доспехах были не чем иным, как человеческой кровью.

Щелкали хлысты. Скулили пленные.

Один из стражников подошел к фон Маргуру и так крепко ухватил слепого рыцаря за подбородок, что тот вскрикнул от неожиданности. Варвар резко повернул лицо рыцаря в одну сторону, затем в другую, а потом оттолкнул его к Скаркитаху.

Стражник осмотрел еще двух пленных и погнал их налево к курганцам. Он приблизился к Карлу.

Шея Карла хрустнула, когда стражник дернул его голову из стороны в сторону. Хватка у него была крепкой, железная перчатка твердой и холодной.

Стражник прорычал что-то под своим забралом и ударом кулака послал Карла к рабовладельцу.

Карл обернулся назад. Как раз пришла очередь Бреззина. Стражник отправил дюжего заряжающего налево. Бреззин пытался сопротивляться. Он совершенно растерялся и умоляюще смотрел на Карла.

– Парень! – звал он. – Парень!

Стражник, сыпля проклятиями, отбросил Бреззина назад.

– Бреззин! – позвал Карл.

– Сигмар позаботится о тебе, парень! – кричал Бреззин, пока его тащили к курганцам. – Помни! Сигмар позаботится о тебе!

Кнут стражника щелкнул как выстрел, Бреззин закричал. А потом он исчез в толпе пленных.

Карл почувствовал, что остался совсем один. Острые наконечники копий загнали его в шеренгу пленников.

Фон Маргур стоял через два человека от Карла. Воллен заметил, что у каждого стоящего в шеренге была метка на щеке. У кого-то три зеленые точки, как у фон Маргура. У кого-то две черные, или три красные в линию, или три синие треугольником. Все они были помечены зарами.

Скаркитах шел вдоль шеренги и изучал метку каждого пленника. Осмотрев метку, он кричал барабанщикам имя, и они делали кинжалами зарубки на одной из дощечек.

– Зар Блейда!

Зарубка.

– Зар Херфил!

Зарубка.

– Зар Сколт!

Зарубка.

– Зар Херфил!

Еще зарубка.

Временами тучный рабовладелец задерживался перед кем-нибудь из пленных и заговаривал с ним невыносимо мягким голосом. Когда он заканчивал осмотр, пленного отправляли к жаровне, возле которой хозяйничали носильщики. Карл слышал стук металла по наковальне, чуял запах горячего железа и пар от опускаемого в бадью с водой раскаленного металла.

Скаркитах подошел к фон Маргуру.

– Зар Блейда! – объявил он, его крик сопровождался барабанной дробью.

Скаркитах склонил голову набок и внимательно оглядел дрожащего рыцаря, который смотрел в никуда невидящими глазами.

– Великолепно, – сказал Скаркитах фон Маргуру. – Чар уже овладел тобой. Сделал с тобой все, что надо.

– Я принадлежу к ордену рыцарей Карла-Франца, да воссияет его имя и слава в веках, – дрожащим голосом отвечал фон Маргур. – Тебе не овладеть мной, демон. Да, пусть на меня напали тени Хаоса, я не боюсь…

– Замолчи, – сказал рабовладелец. – Ты не понимаешь, где ты и кем тебе предстоит стать. Чар покажет тебе настоящее сияние. Чар раскроет твою суть и даст тебе увидеть. Ты избран, и ты пока ничего об этом не знаешь.

– Я принадлежу к ордену рыцарей Карла-Франца… – запинаясь, начал повторять фон Маргур.

– Нет, сир, – оборвал его Скаркитах, – ты собственность вождя Блейды и сосуд Циклопа – владыки змей. Тебя ждут чудеса, представить которые тебе не позволяет твое скудное воображение.

– Ты лжешь, – еле слышно сказал фон Маргур.

– Увы, – ответил рабовладелец, – это единственное, чего я никогда не делаю. Уведите его.

Один из курганцев подтолкнул рыцаря к жаровне.

– Зар Крейа! – объявил Скаркитах, осмотрев следующего в шеренге пленников. – Зар Логар!

Он подошел к Карлу.

Скаркитах ухватил Карла за лицо пухлыми пальцами и вдруг отдернул руку.

– О-о-ох! – протянул он, пристально вглядываясь в лицо пленного. Облезлый одноглазый ворон затанцевал у него на плече, щелкая клювом. – О-ох, ну не превосходно ли? – восхищался Скаркитах. – Я уже решил, что этот слепой рыцарь будет настоящей находкой в сегодняшней добыче, но ты… ты превосходишь даже его.

Карл молчал.

– Зар Улдин! – крикнул Скаркитах через плечо и снова посмотрел на Карла.

– Синие глаза. Признак совершенства. Чар течет в твоих жилах.

Карл упорно молчал, плотно сжав губы.

– Как тебя зовут, избранный?

Карл закрыл глаза. Скаркитах рассмеялся долгим гортанным смехом.

– Синие. Как небо. Синие, как текучая правда Чара.

Карл открыл глаза и увидел амулет Скаркитаха. Рабовладелец держал его прямо перед лицом Карла. Свет играл на сплетенных в кольцо золотых змеях и мерцал в центре синего камня, вставленного в глаз.

Камень был синий. Насыщенно-синий. Синий, как океан. Синий, как бездна.

Карл плюнул на амулет. Курганцы в страхе зашипели.

Скаркитах поднял тяжелый магический амулет и демонстративно слизал с него слюну Карла. После этого он опустил амулет на грудь.

Одноглазый ворон раскачивался на плече рабовладельца и не переставая щелкал клювом.

Скаркитах обхватил двумя руками голову Карла и медленно наклонил ее вперед. Рабовладелец поцеловал пленника в щеку. Соприкасаясь с Карлом лбами, Скаркитах прошептал:

– Чар отвел тебе особое место. Сначала ты будешь сопротивляться, но потом ты полюбишь это. Я завидую этой близости.

Скаркитах расцепил руки, Карл с отвращением отдернул голову назад. Работорговец улыбнулся.

– Уведите его! – крикнул он.

Курганец погнал Карла к жаровне. Один из носильщиков клещами доставал из огня раскаленные добела железные штыри. Ногу Карла поставили на наковальню и нацепили на нее кандалы.

Второй смуглый носильщик замкнул железный браслет раскаленным штырем. Теперь Карл был скован цепью длиной в две пяди с пленником, стоявшим впереди него, цепь такой же длины сковывала его со следующим за ним пленником.

– Зар Сколт! – выкрикивал Скаркитах.

Еще одна зарубка. И снова стук молотка по раскаленному железу.

Свора курганцев вывела отобранных пленников с метками на лице из Ждевки. Идти скованным цепью пленным приходилось в ногу, кто сбивался с шага – падал. Карл, еле волоча ноги в тяжелых оковах, изо всех сил старался приноровиться к подобному способу передвижения.

Небо было скрыто дымовой завесой, и Карл какое-то время считал, что курганцы ведут их на восток.

Но вскоре они подошли к реке и переброшенному через нее широкому деревянному мосту на пяти каменных опорах. Пленные побрели через мост. Кто-то суеверно сплевывал через плечо.

Это была переправа на Чойку. Карл узнал это место. Когда он в последний раз пересекал этот мост, Герлах Хейлеман плюнул на его кирасу.

Карл на секунду задумался: чем все закончилось для заносчивого знаменосца их отряда?.. Убит – никаких сомнений, его труп лежит где-нибудь на дымящихся вокруг Ждевки полях.

Пленные брели дальше. Временами им приходилось сходить с дороги, чтобы пропустить обгоняющие их отряды северян. Рогатые черные воины во весь опор мчались на юг.

Когда пленные приблизились к выжженному дотла селению, над обугленными, дымящимися руинами которого моросил мелкий дождик, и Карл увидел каменный бассейн, он сразу понял, куда они пришли. Это была Чойка, вернее, то, что осталось от Чойки.

Курганцы погнали их дальше, к дороге, ведущей на юг.

Тростник по сторонам дороги сгибался под дующим с равнин ветром.

Вдоль всей дороги стояли кресты с распятыми на них жителями Чойки. Войско курганцев, не зная жалости, двигалось вперед.

Карл опустил голову и смотрел себе под ноги. Грязь и цепь. Чавк-чавк. Чавк-чавк.

Они шли не останавливаясь три дня, лишь по ночам делая привал на несколько часов. Их путь лежал через сырые лиственные леса, где единственным признаком жизни были продвигающиеся на юг северяне. Пленников обгоняли беспорядочные соединения варваров-копьеносцев, которые не соблюдали никаких принципов построения. Они шагали под барабанный бой, под омерзительными и зачастую непристойными знаменами. С некоторыми отрядами бежали своры боевых и охотничьих псов. Другие передвигались в крытых телегах и фургонах на тяжелых колесах из сплошного дерева, которые волокли упряжки быков или мулов.

Временами мимо скакали всадники. Всегда на юг. Иногда и в лесной чаще можно было видеть всадников, пренебрегающих дорогой. Однажды пленных обогнал эскадрон двухколесных колесниц, запряженных четверками невысоких лошадок. Рядом с каждым возницей находился бородатый лучник с изогнутым луком.

Дни стояли сырые и унылые, часто шли сильные дожди. Ночи были тихие и безлунные.

Пленных было около шести десятков – все с меткой на лице. Их сковали по десять человек. Конвойных было двадцать пеших солдат плюс три всадника. Командовал конвоем четвертый всадник в серебряных латах – один из стражников Скаркитаха.

Когда наступала темнота, курганцы сгоняли пленных с дороги на какую-нибудь лесную поляну и железными копьями прибивали цепи к земле. Северяне разводили для себя костер и ели и пили ночь напролет. На каждую из шести цепей выдавалось только по две миски – в одной дождевая вода, в другой – остатки мясной похлебки из котелков варваров. Пленные быстро усвоили, как важно делиться.

Кто-то пополнял свой рацион тем, что можно было отыскать на земле, – жуками, земляными червями, даже листьями и стеблями. Кое-кто жевал кору и веточки или кусочки кожи, оторванные от уцелевших сапог или ремней. Голод был лютый. Карл никогда не испытывал и даже представить себе не мог ничего подобного. Голод превосходил все остальные лишения – холод, усталость, незаживающие раны, сбитые кандалами ноги, даже положение побежденных и взятых в плен рабов, с которыми обращаются, как с животными.

Карла бил озноб, кишки сводило так, словно его пырнули ножом в живот. Он сознавал, что все они дошли до странного состояния. Чистое отчаяние. Состояние это усугублялось. Сначала все было расплывчато. До этой фазы пленные сносили все ужасы и лишения в надежде, что, если они проявят терпение, всему этому придет конец или наступит избавление.

И вот стало абсолютно ясно, что ничего этого не будет. Раньше или позже кто-нибудь из пленных решит, что жуткий голод страшнее опасности сопротивления или попытки бежать.

На третью ночь, когда их цепи вколотили в землю на окруженной тополями поляне, произошло две вещи, которые приблизили пленных к критическому состоянию. Ночь была непроглядно-черной. Курганцы пили и хохотали у своих костров. Они припозднились со скудной едой для пленников, и один из пленных потерял сознание. Карл, стараясь сохранить тепло, сидел, поджав ноги и обхватив колени руками.

Всю вторую половину того дня их обгоняли бесконечные массы северян. Ходили разговоры о скорой битве, и пленные гадали, в каком месте и при каком городе она состоится. Выдвигалось множество предположений, но никто из них не был знаком с географией этого региона, не говоря уже о том, что они не знали, где находятся в данный момент.

С наступлением темноты красное зарево окрасило небосклон на юге. Хоть и смутно, но оно было видно сквозь деревья. Конвойные заметно возбудились. Обещанная битва. Город в огне.

Одному из пленных в центре цепи, рядом с Карлом, стало плохо. Он корчился, выл, его выворачивало наизнанку. Видимо, по глупости от голода он съел какие-то ягоды или грибы.

Несколько курганцев подошли посмотреть, в чем дело, но ничего не предпринимали. Пленнику грозила мучительная смерть, но конвойным было плевать. Они не предложили ему никакой помощи и даже не попытались избавить от страданий.

Примерно через час пленный затих. Карл не мог понять, заснул он или умер.

Воллен начал задумываться о побеге. Возможно, те пленные, что еще не заснули, были заняты тем же. Карл все еще прятал в затвердевших от грязи складках одежды кинжал Дрого Хенса. Конечно, он не мог разжать кандалы и тем более отрезать себе ногу. Но если бы ему удалось уговорить всех пленников из своей связки действовать сообща, они могли бы вытащить из земли колья и напасть на спящих курганцев. Кинжал давал ему шанс. Они могли бы завладеть оружием. Могли бы…

Карл отбросил эту идею. Их всех изрубят на куски. Он прикинул, что как минимум двое в его связке слишком слабы, чтобы драться, и трое слишком напуганы. И потом, еще был фон Маргур.

Даже если бы он согласился, его слепота – слишком серьезная помеха для побега.

В конце концов, Карл решил отрезать себе ступню. Смешно, но удерживала его от этого шага ни грозящая боль, ни даже сложность бегства на костылях. Нет, ему казалось, что лезвие кинжала недостаточно велико, чтобы перерезать ногу.

Послышался топот копыт. По дороге на всем скаку промчались колесницы и всадники с факелами. Они явно спешили принять участие в битве.

А затем последовал другой звук. Карлу показалось, что это шумят на ветру верхушки деревьев. Еще не уснувшие пленные с любопытством посмотрели в небо.

Свистящий звук рассекаемого воздуха. Как-то Карлу пришлось побывать в порту Мариенбурга, и он слышал похожий звук, когда ветер трепал широкие паруса торговых и частных судов, стоящих в русле реки.

Курганцы тоже услышали этот звук. Они повскакивали со своих мест и спешно затушили костры и затоптали угли. Варвары были напуганы. Говорили они только шепотом и приказали пленным сидеть молча и не двигаться. Приказания сопровождались шипением, угрозами и демонстрацией обнаженных клинков.

Хлопающие, свистящие звуки неслись над их головами с севера на юг. И варвары, и пленные оцепенели и в гробовой тишине смотрели в небо.

Карл возносил мольбы Сигмару и надеялся, что эти звуки исходят не от того, что рисовало ему его воображение.

Крылья. Огромные кожаные крылья неведомого существа неслись над лесом. Черные на черном фоне беззвездного неба. Дикая, смертоносная мерзость самого дальнего Севера спешила принять участие в сражении по зову колдунов Кургана.

Пленный, который отравился ягодами или грибами, очнулся и завопил.

Он успел крикнуть дважды, прежде чем курганцы вышли из ступора и смогли среагировать.

Они навалились на орущего пленника и копьем пригвоздили его к земле.

Снова воцарилась тишина, которую нарушали, только звуки хлопающих крыльев гигантских летучих мышей.

С первыми лучами солнца курганцы подняли пленных и погнали их на дорогу. Было холодно и серо, снова пошел дождь. Останки отравившегося пленника, которого убили ради тишины, бросили гнить под вздыхающими тополями.

Карл поклялся себе, что не примет такую смерть. Он не позволит варварам с позором отобрать у него жизнь только потому, что они решили, будто она принадлежит им.

Бежать он не может. Во всяком случае, пока не случится нечто похожее на чудо. Но у него есть «настоящий убийца». Небольшой клинок, которого хватит на то, чтобы прикончить одного врага. Когда представится такая возможность, он вступит в драку и заберет с собой на тот свет хотя бы одну мерзкую душонку северянина.

Волоча ноги в кандалах, Карл рассеянно почесал ранку на правой щеке. Метка вождя Улдина. Карл с радостью содрал бы кожу, лишь бы не быть помеченной собственностью.

Дождь усилился. Потоки воды размывали дорогу. Лес по обе стороны дороги был едва виден за завесой дождя. Все пленники, включая и Карла, шли, задрав голову, и, открыв рты, ловили живительную влагу. Карл благодарил Таала, седого бога стихий, который восседал на небесах, за то, что он подарил своим детям эту маленькую радость.

Доспехи всадника, ехавшего вдоль колонны пленных, теперь действительно стали серебряными. Струи дождя смыли ритуальные кровавые разводы, которые делали доспехи варвара розовыми. «Дождь отобрал кровавую защиту магии, – подумал Карл, – и сделал меня слабее».

Он остановил свой выбор на стражнике Скаркитаха. Если удастся, он заберет с собой на тот свет душу варвара в серебряных доспехах. Эти узорчатые, обитые заклепками доспехи снова станут красными.

Красными от крови курганца.

Поздним утром четвертого дня они добрались до города. Дождь поутих, и солнце пыталось осветить землю.

Город стоял на широкой равнине, раскинувшейся между лесами. Горстка изб за стеной из камней и бревен жалась к прекрасному, но обветшавшему храму.

Они так и не узнали название города.

Войско курганцев, как стая волков, напало на город. Они порубили местных жителей и спалили почти все избы. Варвары использовали городские колодцы и провиант из разграбленных амбаров и подвалов. Они превратили этот город в перевалочную базу для своих отрядов, идущих по окраинам Кислева на родину Карла.

Пахло гарью и навозом. Место кишело курганцами. Варвары расставили войлочные шатры и полотняные палатки на пастбищах вокруг города, некоторые установили их прямо на улицах города. На окраине в загоне из цепей стояло большое стадо лошадей, неподалеку вырос лес из воткнутых в землю копий.

Курганцы кнутами гнали пленных через пастбища, мимо шатров и палаток к городским воротам. Лучники расположились на валу, их луки были туго натянуты. На посту у ворот стояли часовые с длинными трубами, вырезанными из бычьих рогов.

За стеной лежал разрушенный город. На грязных улицах стояли лужи. Тела мертвых кислевитов были грудами свалены вдоль городской стены. Над трупами роились бесчисленные мухи.

Пленные прошли по главной улице, через мощеную рыночную площадь с кучами пепла от ритуальных костров и вышли к храму.

Большое гранитное строение, возведенное в честь какого-то божества кислевитов, было разграблено, алтарь осквернен. Широкие окна и двери, за исключением главного входа, были заколочены. Лучшего здания под тюрьму в этом городе было не найти.

Внутри было сухо и сумрачно. Мерцали лампады. Широкий и длинный внутренний зал был расчищен, на пол набросаны одеяла. В храме пахло сухим деревом, пылью и скисшим вином.

Стражники приказали пленным сесть на кишащие вшами одеяла. Разожгли жаровню. Вскоре зал наполнил запах готовящейся пищи, желудки пленных болезненно сжались.

Карл закутался в одеяло. При свете разведенного костра он разглядел алтарь. Утварь и, возможно, святые предметы были сброшены на пол и разбиты. На широком базальтовом цоколе стоял железный гроб. У гроба было четыре ноги в форме птичьих лап, по бокам были приварены рукояти, чтобы тяжелую ношу могли поднять на плечи могучие носильщики. С той стороны фоба, что смотрела в глубь храма, был выкован глаз, веками которому служили сплетенные между собой змеи. Внутри гроба горел огонь, его янтарный свет мерцал в зрачке глаза. Казалось, глаз мигает.

На час или два пленных оставили в покое. А потом раздался грохот тяжелых шагов по каменным плитам и в храм вошел Хинн. Его сопровождали девять крепких носильщиков. Они принесли наковальню.

Хинн склонился перед гробом и снял с головы украшенный птичьим клювом шлем.

Голова его представляла собой отвратительное зрелище.

Лицо Хинна было маленькое и пухлое, как у ребенка. У него не было бороды, но он и не брился. Щетина не пробивалась на его нежной коже. Смазанный жиром гладкий череп был ненормально, гротескно вытянут кверху. Для того чтобы упрятать такое уродство, и потребовался высокий золотой шлем.

Хинну с раннего детства заматывали бинтами череп. Карл как-то слышал о том, что такой обычай существует у самых диких племен Севера. Тугие бинты принуждали мягкий детский череп вытягиваться по мере роста. Голова Хинна от подбородка до макушки была в два раза длиннее, чем у нормального человека, а, когда он поворачивался в профиль, от лба до затылка она была вполовину уже. Лысый череп варвара напоминал повернутое острым концом кверху яйцо с детским личиком в нижней части.

Хинн повернулся от гроба к пленным. Выражение его лица было бессмысленным, почти идиотическим.

– Чар благословляет вас, – произнес он голосом, который был слишком высоким и ломким для такого массивного тела.

По хлопку Хинна вооруженные копьями стражники стали по одному подгонять пленных к наковальне. Носильщики с помощью зубил и молотков избавляли их от оков. В процессе работы они пробили нескольким пленникам икры и по крайней мере одному сломали стопу.

Это была малая плата за избавление от цепей.

Потом курганцы принесли еду.

Еду принесли в нескольких медных котлах. Котлы были наполнены до краев, каждый с усилием несли два курганца, шесты, продетые сквозь ручки, прогибались под их тяжестью. Дымящаяся жирная рыба, тушенная в жире и конском молоке. Горячий коричневый суп с крупно порубленными овощами и жирными кусками баранины. Зерно и чечевица, сваренные в густом мясном бульоне. Вдобавок ко всему этому деревянные подносы с горами теплых овсяных лепешек.

Носильщики поставили котлы в центре зала. Пленные не отрывали глаз от этого изобилия. Кто-то заплакал, кто-то заскулил по-собачьи. Никто не смел шевельнуться.

Хинн улыбнулся. Улыбка у него была омерзительная.

– Ешьте, – сказал он.

Это… это был самый добрый жест со стороны северян за все время, что Карл был в плену.

Пленные как обезумевшие кинулись к котлам. Они жадно проглатывали пищу, давились, рвали на куски лепешки и запускали руки в горячую еду, не обращая внимания на ожоги и волдыри. Они набросились на еду, как стая изголодавшихся волков на добычу, и рвали ее зубами, обжигая губы, языки, пальцы. Они поглотили так много и так быстро, что большинство пленных повалились на пол без чувств или впали в ступор. Кто-то рыгал, кто-то задыхался от кашля.

Это была самая вкусная еда в жизни Карла Воллена.

Снова появились носильщики. На этот раз они бросили в толпу насытившихся тел кожаные бурдюки с питьем. В бурдюках была жидкость, напоминавшая по вкусу молодое вино. Пленные осушали бурдюки, поддерживая их на высоте и вливая сладкую, крепкую выпивку друг другу в глотку.

Они хохотали, их лица лоснились от жира, в бородах блестели капли бульона. Карл отыскал фон Маргура и помог ему подобраться к одному из котлов.

Пока меченые пленники поглощали еду и питье, Хинн с подручными обошел храм, швыряя на жаровни коробочки с какими-то семенами. Вскоре сухой ароматный дым заполнил зал. Вдыхая его, осчастливленные едой пленники начинали выть и смеяться до слез. Они плясали с разинутыми в восторге ртами, из глаз у них струились слезы. Один пленник досмеялся до того, что у него начался приступ удушья.

Горячий сухой дым заполнил весь зал. Хинн с подручными покинули храм. Кашляя и спотыкаясь на каждом шагу, одуревшие от опия пленные бродили по залу. Кто-то продолжал корчиться от смеха. Остальные растянулись на полу и громко храпели, желудки их были переполнены. Двоих пленных вывернуло наизнанку, и они в изнеможении упали на пол. Вылизанные медные котлы катались на боку по разбросанным вокруг одеялам. Фон Маргур рухнул на груду одеял и принялся стенать и плакать. Карл, вращая головой, уселся рядом. Глаза его были полны слез, но он продолжал истерично хихикать. Один из меченых, копьеносец из Карроберга, добрел до алтаря и нацепил на голову оставленный Хинном золотой шлем с птичьим клювом. Он начал отплясывать перед алтарем. А те, кто еще был в сознании, так дико хохотали, что казалось, их вот-вот разорвет на части.

Карл, смеясь, поднялся на ноги. Его качало из стороны в сторону. В руке он сжимал спрятанного в складках одежды «настоящего убийцу».

Карл двинулся к дверям, но идти было не так просто.

Ему было очень хорошо.

– Нет! – зарычал фон Маргур и протянул руку, пытаясь ухватить Карла за ногу.

– Уйди! Отстань от меня, сир! – хихикал Карл.

– Нет! – повторил фон Маргур и фыркнул, рассмеявшись над своим многозначительным тоном.

– Пустите, сир…

– Нет… Нет, Карл, – проговорил фон Маргур, не переставая смеяться. Он вцепился в щиколотку Воллена. – Пожалуйста, не надо. Что я буду без тебя делать?

Карл остановился. У него не было ответа на вопрос слепого рыцаря. Он опустился на колени.

– Сир? Сир? Возьмите кинжал и держите его так, чтобы я мог упасть на него и уйти от всего этого. Пожалуйста, сир. Пожалуйста…

Фон Маргур уснул, из его полуоткрытого рта вытекала слюна с непережеванной едой.

Карл поднялся с пола. Это было тяжело и заняло некоторое время. Как только он выпрямился, его зазнобило. Он держал перед собой «настоящего убийцу», как лопатку.

Вдруг что-то очень холодное и очень твердое коснулось его левого плеча. Карл посмотрел вниз, пытаясь сфокусировать зрение. Твердый предмет блестел. Что-то стальное.

Лезвие палаша.

Перед ним стоял Хинн, один из мечей он держал горизонтально, поперек туловища Воллена.

Карл вздрогнул, он покрылся испариной, ему стало не по себе.

– Не знаю, где ты раздобыл эту булавку, – сказал Хинн своим идиотским высоким голоском, – но у тебя есть выбор. Отдаешь ее мне – остаешься жить. Оставляешь себе – умираешь.

Непростой выбор. Карлу хотелось броситься на Хинна, но он был абсолютно уверен, что стоит ему шевельнуться – и он труп.

Хинн, не меняя положения меча, протянул Карлу свободную руку.

– Отдай его мне, имперец.

Карл заморгал и услышал собственный голос:

– Ты смешно говоришь.

– Смешно?

– Да, смешно. Как будто пищишь.

Задетый за живое, Хинн отвел меч от плеча Карла и размахнулся.

– Есть еще вариант, – послышался чей-то голос.

За спиной телохранителя возник Скаркитах. Он улыбнулся Карлу.

– То, что ты прятал кинжал, было разумно с твоей стороны. А сейчас убери его, и я позволю тебе оставить кинжал у себя.

Это казалось справедливым решением.

– Хорошо, – сказал Карл и сунул кинжал под грязную рубаху.

А потом опустился на пол и заснул.

Проснулся Карл рано. Жаровни погасли, и в храме снова стало холодно. В зале еще можно было уловить запахи опия и пищи. Все пленные спали.

«Настоящего убийцу» у него забрали.

Карл выругался, но он был слишком измотан, чтобы долго об этом думать.

Пленные проспали почти весь следующий день. К вечеру, на закате, носильщики принесли еще еды и бурдюки с вином.

На этот раз пленники ели медленнее. Они расслабились и плохо соображали.

За пределами храма было шумно: били барабаны, пылали костры.

Хинн вошел в храм, в каждой руке он держал по широкому мечу. Ночью он отыскал свой шлем, и теперь тот снова сверкал на голове телохранителя Скаркитаха. С птичьим клювом. С рогами барана.

Некоторое время Хинн молча оглядывал зал, а потом ткнул острием правого меча в сторону крепкого копьеносца из Стирланда, у которого на щеке были три зеленые точки – метка зара Блейды.

– Чар выбирает тебя, – пропищал Хинн.

Он поднял левую руку и указал мечом на Карла:

– И тебя.

Стирландца звали Вернофф. Карл успел познакомиться с ним, когда их подгоняли к выходу из храма.

– Что ради святого Сигмара, они хотят с нами сделать? – спросил испуганный Вернофф.

– Не знаю.

– Нас принесут в жертву, Воллен? Это будет кровавое жертвоприношение? – не унимался стирландец.

– Сигмар, велика его милость, защитит нас, – успокаивал Верноффа Карл.

Выйдя из храма, они сразу оказались в толпе пьяных, горланящих песни курганцев. Подручные Хинна оттащили Верноффа в сторону, и Карл потерял его из виду.

Хинн повел Карла через орущую и пляшущую толпу на рыночную площадь.

Добрый акр мощеной земли был совершенно пуст, а со всех сторон неслись крики тысяч северян. По периметру площади полыхали костры, отбрасывая желтые отсветы на каменные плиты.

Хинн подтолкнул Карла к краю лающей своры курганцев.

С противоположной стороны площади от толпы варваров отделилась фигура зара Блейды в измазанных дегтем доспехах. Он вышел в центр освященной кострами площади. Блейда остановился, обнажил свой меч и поднял его над головой. Зар потрясал оружием, варвары радостно голосили.

Затем навстречу Блейде вышел зар Улдин в волчьих шкурах и шлеме с волчьим забралом. Улдин взмахнул над головой своим палашом, и варвары взвыли еще громче.

Варвары встали друг против друга в центре площади. Блейда держал меч по диагонали поперек корпуса, Улдин свой – вертикально.

До Карла постепенно начала доходить суть происходящего. Один на один, бой чести. Зар против зара. Карл ждал, что будет дальше.

Блейда размахнулся тяжелым мечом. Улдин блокировал удар. Посыпались искры. Толпа взвыла.

На этом бой прекратился. Вожди поклонились друг другу и вернулись к толпящимся по разные стороны площади варварам.

Хинн насильно сунул свой палаш в руки Карлу. Карл растерялся. Телохранитель Скаркитаха протянул ему «настоящего убийцу» Дрого Хенса.

– Он может тебе пригодиться, – сказал Хинн своим писклявым голосом из-под «птичьего» шлема.

Карл ничего не мог понять. Вопли толпы грозили разорвать небеса. Карл заткнул кинжал за пояс и взвесил в руке массивный палаш.

Хинн без предупреждения вытолкнул его на открытое пространство. Спотыкаясь, Карл с мечом в руке вышел на площадь. Вокруг полыхали костры. Завидев Карла, варвары заорали еще громче.

С противоположной стороны площади из толпы курганцев, споткнувшись, словно его толкнули в спину, вышел Вернофф. В руках у него был широкий меч курганцев.

У Карла похолодело внутри. Все правильно – бой один на один. Зар Блейда против зара Улдина. Но это – бой-развлечение, драться за них будут другие – меченные ими пленники.

загрузка...