загрузка...

    Реклама

Глава 8. Догадки

– Так что будем делать? - повторила я свой вопрос.

– Раз пока ничего не приходит в голову, предлагаю отправиться спать, - предложил Реф, выразительно кивая на дверь спальни.

– У меня нет второй кровати. Постелить тебе на полу?

– Вообще-то на твоей кровати хватит места нам обоим, - более определённо высказался колдун.

– Исключено, - твёрдо ответила я.

– Лика!

– Нет.

– Не понимаю, что ты имеешь против. Я ведь сказал, что хочу на тебе жениться.

– Не шути так. А то ведь поверю, - пригрозила я.

– Верь, - спокойно посоветовал ученик чародея.

– Чепуха. Ты не можешь на мне жениться.

– Почему же?

– Да отец лишит тебя наследства и выкинет из дома! На что мы будем жить? Ты ещё не доучился, а я ничего полезного не умею, даже вышивать.

– Подамся в фокусники, - беззаботно махнул рукой колдун. - Кстати, как это - не умеешь? Я думал, этому учат всех девочек.

– Наверное, всех, - не стала спорить я. - Но меня вот не научили.

– А чему тебя научили? - заинтересовался Реф. - До того, как ты попала в гильдию?

– Ничему.

– Как, совсем ничему?! - Я кивнула. - Погоди, ваша гильдия, что, отбирает сразу младенцев?

– Почему? - возмутилась я. - Ученики гильдии - нормальные взрослые люди. В крайнем случае - подростки.

Колдун задумался.

– Скажи, - осторожно начал он, - а ты сильно отличаешься от других учеников гильдии?

Я пожала плечами.

– Да не особенно. То есть выгляжу я иначе, у меня другой голос, свой характер, но училась я примерно так же и тому же, если ты об этом.

– А они умеют вышивать?

– Нет.

– Никто?

– Никто.

– Так. Ты что-то скрываешь.

Я ненатурально возмутилась.

– Перестань. Мы уже решили, что будем защищаться ото всех вместе. Зачем эти тайны? - укорил меня Реф.

Я всё ещё колебалась.

– И ты обещала мне всё рассказать.

Я ничего не обещала, только не успела отказаться, но с тех пор случилось слишком многое (стук в дверь, ревность Рефа, секретарь гильдии, заказ и бешенство колдуна по его поводу) и отказ выглядел совсем уже глупо.

– Ладно. Что ты хочешь узнать?

– Всё. Не тяни время! Почему ты и другие ученики ночных призраков ничего не умеют, если вас растила не гильдии? В каком же питомнике вы должны были появляться на свет?

– Да ни в каком. Мы вообще не рождаемся на свет, как другие люди.

– То есть как?

– А так. Когда маг лишается волшебства, мы появляемся посреди улицы. Взрослые или почти взрослые - это зависит от силы чародея. Одетые по погоде. Точно знающие, на каком языке говорим, в какой стране находимся и где искать ближайшего "призрака". Ничего не умеющие и ничему не обученные.

– А дальше?

– Дальше мы начинаем учиться. Сначала узнаём дополнительные сведения о мире, учимся читать и писать. Потом обучаемся специальным обрядам, которые помогут разрушить чужие чары. После этого считаемся подмастерьями и можем понемногу работать самостоятельно. Через некоторое время получаем собственное оружие.

– А дальше?

– Потом нам дают серьёзное задание - не обязательно связанное с лишением волшебства - и, если выполним, присваивают звание мастера гильдии.

– А как вы сами себя называете?

– Что?

– Для нас вы ночные призраки - чудовища, которые принимают человеческий облик, чтобы спрятаться от наших поисков. Вы нападаете в темноте и уходите незамеченными… кстати, как вы это делаете?

Несмотря на серьёзность момента, я рассмеялась.

– Называем себя без затей - "гильдией". А уходим проще простого - пока поймёте, что на вас напали, мы уже далеко.

– А говорила, обычный человек, - упрекнул колдун. - Как будто обычные люди появляются ниоткуда уже взрослыми. Кстати, а вы уверены, что ниоткуда? Может, кто-то память потерял, а потом потерялся?

– Уверена. Мы искали, не пропадал ли где человек - и не раз. Но никогда никто не находился.

– Удивительно… Тогда давай рассказывай про кинжал.

– Нет, ты рассказывай.

– О чём? - не понял колдун.

– Ты упоминал, что кинжал как-то тебе помог меня узнать. Как?

– А-а, ты об этом! Ничего особенного. Ты заносила руку так, словно уверена в попадании, но кидала кинжал совершенно неграмотно.

– Как?

Вместо ответа Реф занёс кинжал и, в точности передав мой жест, кинул кинжал в мою сторону. Я даже не успела уклониться; оружие рассекло воздух и вонзилось в пол у моих ног.

– А вот так - правильно, - сообщил Реф, подбирая кинжал и кидая его в противоположную стену. Не знаю, во что он целился, но разница была заметна. Не будь это волшебный клинок, стена была бы безнадёжно испорчена. - А лучше было бы вообще взять метательный нож, твой кинжал неправильно сбалансировал.

Я раздражённо передёрнула плечами. Вот только мне ещё не хватало возиться со всякими железками! Главное, что летит куда надо, а остальное не имеет значения.

– Ты же мог попасть в меня! - возмутилась я.

– Но ведь не попал? - мирно ответил Реф. - Кстати, а что бывает, если вас ранить вашим же клинком?

– Да ничего не бывает. Разве что если наложено какое-нибудь заклинание, тогда оно снимется, а так - это безвредно.

– Тогда зачем ты ругаешься? Лучше рассказывай. Вы получаете эти кинжалы на посвящении, так? А откуда они берутся в первый раз?

– Я не знаю.

– Это не ответ. Почему я должен из тебя каждое слово вытягивать?

– Ну ладно, ладно, рассказываю уже! Каждый мастер гильдии и подмастерье после посвящения имеет такой клинок. С его помощью мы разрушаем чужую магию. Не всегда это делается одним ударом. Иногда даже мастерам приходится проводить сложные обряды, тогда вместо оружия вызывается весь необходимый инвентарь. Он появляется сам собой, не заботясь о нашем желании - такой, какой надо в данной ситуации. Мы снимаем заклинание - всё равно, каким образом, а на клинке остаётся… память? Не знаю, как назвать. Что-то вроде волшебной силы, но не она. Пусть будет память. Если убить волшебство в человеке, то вся "сила" устремляется на то, чтобы породить нового человека гильдии. А если просто ранить или сломать заклинание - то она накапливается на клинке.

– И что вы с ней делаете, когда накопится много? - жадно спросил колдун. Было непонятно, что его заинтересовало - сами знания или возможность использовать "силу" клинка.

– Да ничего не делаем. Что с ней можно поделать? Когда приходит время посвящения, мастера делятся силой своих клинков, порождая новый. Кто больше вложил - тому и больше почёт. Иногда, когда у кого-то такой силы слишком много, мастер отдаёт её один.

– И вы никогда не пробовали её накопить?

– А зачем? Её ведь нельзя никак использовать, кроме как потратить на чужой клинок. А мастерство зависит только от опыта и умения концентрироваться на цели.

– А после посвящения какие-нибудь обряды над вами проводятся?

– Нет, никакие. Почему ты спрашиваешь?

– Есть у меня одна гипотеза. Только я чего-то не недопонимаю… Вот что - ты говорила про то, что магию можно "ранить". Что ты имела в виду?

– Если нанести удар так, как если бы ты хотел ранить обычным клинком, то маг на некоторое время лишится возможности колдовать, а клинок получит довольно много "силы".

– Ага! Этого мне и не хватало. И много "силы"?

– Не знаю. Но больше, чем от разрушения заклинаний. А зачем?…

– Последний вопрос - поражение как-то похоже на обычное ранение?

– Когда как. Если ударить в руку - ты не сможешь колдовать примерно столько времени, сколько бы лечилась раненая рука. И никакая магия не поможет излечиться раньше. Если уколоть палец - магия никуда не денется, но заклинания будут искажаться. Всё зависит от силы удара. А она - от намерения ударившего.

– Как именно исказится магия?

– Я не знаю. Мы вообще многого не знаем. Не было случая проверить на практике.

– Почему?

– Да потому что не имеет смысл ранить того, кого собираешься убить, - разъяснила я, уже порядком уставшая от этих расспросов.

– А! - только и ответил колдун, после чего достал из воздуха уже успевший исчезнуть кинжал и аккуратно ткнул себя в ладонь. Я вскрикнула от неожиданности, Реф чуть-чуть поморщился и вытер выступившую капельку крови.

– Зачем ты это сделал?! И как тебе удалось?…

– Удалось?

– Кинжал не наносит ран. Никому и никогда. А ты… он вообще не должен был даться тебе в руки!

Колдун развёл руками.

– Понятия не имею. А как реагируют на ваше оружие другие колдуны? Те, на которых вы не нападаете?

Теперь уже пришла моя очередь разводить руками.

– Откуда мне знать? Нам запрещено общаться с вами.

– Это почему ещё?

– Да потому, что так можно отказаться от задания. Личные чувства помешают.

– А не потому, что маг может подчинить ваше оружие?

– Это невозможно!

– Но случилось. Может быть, незнакомый не может, а знакомый… - Реф хитро на меня покосился. - Знакомый или любимый и не то может.

– Например, сам себя поранить, - подхватила я. - Зачем ты это сделал?

– Во-первых, в целях твоей безопасности.

– Как это?

– Если ты не знаешь, маг может обнаружить любого человека, если достаточно хорошо представляет его себе.

– Ну и?

– Не перебивай, пожалуйста. Обнаружить можно любого, кроме другого волшебника и того, кто находится рядом. Мы создаём рассеивающее поиск поле… тебе это будет непонятно.

– Нет, я всё понимаю, продолжай.

– Понимаешь? Откуда?

– Меня учили магии, - обиделась я.

– Тебя?!

– А что в этом такого? Учили - только не практике, конечно, а теории. Колдовать никто из нас не умеет.

– Вообще?

– Вообще. Мы абсолютно не способны ни к какому волшебству, хотя легче других поддаёмся чужой магии.

– Ага! Так я продолжу: рядом с магом тебе не страшен ничей поиск, но учитель найдёт ученика где угодно, по одному только рисунку ауры.

– Ну и?

– Говорил же - не перебивай! Я искривил свой рисунок, чтобы учитель не мог найти меня или тебя, если вдруг захочет искать.

– То есть пока ты не поправишься, я буду в безопасности?

– Не знаю, - лукаво прищурился Реф. - Смотря какое искажение. Но если ты будешь находиться совсем близко…

– А во-вторых? - поспешила поменять тему я.

– Во-вторых?

– Ты объяснял, зачем ты себя ранил. Объяснил только во-первых.

– Ах, во-вторых! Решил провести эксперимент. Проверить одну гипотезу.

Внезапно я поняла, это была не жестокость, тогда, с вызовом демона. Это было желание узнать больше, чем он знает, заглянуть за грань возможного - способность, присущая всем магам, иначе они оставались бы обычными людьми. Он с равным спокойствием подставил бы под удар и любимую девушку, и родителей, и самого себя - только ради того, чтобы узнать или сделать больше, чем он знает или умеет. Я невольно посочувствовала учителю Рефа.

– Какой эксперимент? - подозрительно спросила я.

– Ничего страшного, - поспешил меня уверить колдун, чем только усилил мои подозрения.

– Нет, ты расскажи. Что за эксперимент и какую гипотезу?

– Я предпочёл бы рассказать после первых результатов…

– Сейчас!

Маг вздохнул.

– Только ради тебя. Пока ты говорила, у меня возникла интересная мысль - не являетесь ли вы всё-таки демонами.

– И ты туда же!

– Нет, почему же? Вы приходите ниоткуда, у вас есть нечеловеческие способности, и вы больше поддаётесь магии, чем обычные люди. Если не уточнять, какие именно способности - получится точь-в-точь демон.

– Совпадение! - недоверчиво фыркнула я.

– Может быть. Ещё одно - тот демон тебя узнал.

– Узнал? Меня? Думаешь, мы когда-либо виделись?

– Может быть, виделись. А, может быть, он понял, кто ты такая. Кстати, нет ничего странного, что он выдернул твой дротик и держал его в руках? Демоны всегда так поступают?

– Насчёт демонов - понятия не имею. А маг вроде бы может. Оружие какое-то время просуществует в его руке, а потом медленно истает.

– Ага!

– Так зачем ты себя поранил?

– Сама не можешь догадаться? Вам не дают накапливать "силу" на оружии и не позволяют общаться с чародеями. Почему? Может быть, если накопить "силу", вы переходите на следующий уровень? И все эти запреты нужны только для того, чтобы удержать вас на этом?

– А чародеи?

– Вот в этом мы и будем разбираться. Завтра.

– А сегодня?

Вместо ответа Реф подтолкнул меня в сторону спальни.

Внутрь он вслед за мной почему-то не зашёл, поэтому я, порывшись в комоде, вынесла в коридор два одеяла и подушку.

– Это ещё зачем? - не понял колдун.

– Спать. Вот на этом, - я продемонстрировала толстое стёганное одеяло, - можно лежать, а вторым укроешься.

– Здесь?! - ужаснулся Реф. - Докатились! Младший сын лорда должен спать на коврике под дверью, как последняя собака!

– Последняя собака спит во дворе, - возразила я.

– Мне уйти во двор?

– Вообще-то я собиралась постелить тебе в другой комнате.

Реф посмотрел на меня с видом святого аскета.

– Давай, стели в комнате, если ты так.

Когда с этим было покончено и я собиралась уйти к себе, колдун схватил меня за руку.

– Куда-а? Ты будешь спать со мной.

– С ума сошёл, - разозлилась я, безуспешно выдирая руку.

– А если тебя обнаружат?

– Мне так всю жизнь ходить, к тебе приклеившись?

– Пока - да. А потом я что-нибудь придумаю.

– Когда?

– Завтра.

Колдун уселся на пол и увлёк меня за собой. Потеряв равновесие, я упала прямо на него. Реф с самым серьёзным видом уложил меня на разложенную для него постель, укрыл одеялом и устроился рядом. Я дёрнулась, но колдун крепко прижал меня к себе.

– Пусти!

– И не подумаю. Я поклялся тебя защищать, поэтому сделаю всё, чтобы ты была в безопасности.

– Предпочитаю в опасности лежать на удобной кровати, чем в безопасности на одеяле.

– И зря, - спокойно возразил колдун, продолжая сжимать меня в объятьях. - Хотя я согласен с тобой насчёт удобной кровати. Здесь слишком жёстко, да и по полу дует, ты простудишься.

– А ты?

– А о себе я не думаю.

– Пусти!

– Ни за что.

Я глубоко вздохнула.

– Твоя взяла. Отпусти меня.

Колдун кивнул, однако вместо того, чтобы послушаться, обнял меня ещё крепче и нежно поцеловал. Я ответила…

загрузка...