загрузка...

    Реклама

Глава 13. Эксперимент

Реф приложил все усилия к тому, чтобы привести меня в чувство. Заботился, отпаивал успокаивающими, не отходил ни на шаг и всячески старался развеселить. То ли он тайком применил свою магию, то ли причиной было моё крепкое здоровье, но я быстро пришла в себя и снова научилась смеяться. Первое время мне казалось, что у меня это никогда больше не получится.

Учитель Рефа сначала предоставил ему долгожданные "каникулы" - если считать отдыхом выхаживание больной невесты. Потом, когда я перестала бояться одиночества, стал привлекать ученика к занятиям. На меня чародей смотрел без всякой злобы, словно и не я была членом самой ненавидимой магами гильдии.

Реф открыл мне, что именно его учитель пытался добиться у "белых" моей выдачи. Когда меня не сумели найти с помощью магии, они решили, что я могу спрятаться в ближайшем городе, тем более что Реф точно знал: денег на дальнюю дорогу у меня не было. Чёрному магу прочёсывать город белых немножко не с руки, поэтому волшебники просто ждали. И дождались. К сожалению, белые были слишком порядочны, чтобы отдать чёрным магам кого бы то ни было - а на деле боялись отдать враждебному Ордену преимущество в извечном соперничестве.

Моё предположение о корыстной выгоде прогнавшей меня госпожи Кель Реф полностью разделял с самого начала: узнав о моём отъезде, он немедленно покинул ставшее ненужным убежище и тем самым полностью избавил родственницу от риска. После того, как мы это обсудили, моя наставница больше в разговорах не упоминалась. Не хотелось её проклинать, а добрых слов мы бы для "тётушки" не нашли.

Когда учитель Рефа пришёл к выводу, что я окончательно поправилась, эксперименты Рефа были продолжены - несмотря на мои отчаянные протесты. А что, если я исчезну, как дым, а если я окажусь в чужом мире и там меня съедят демоны, а если я превращусь в кого-нибудь страшного…

Ещё я боялась, что Реф этими экспериментами повредит себе. У него на руках уже живого места не было от бесчисленных ран, которые он наносил себе. А если когда-нибудь случится так, что он уже не сможет колдовать? А если это не я изменюсь, а он? Я пыталась поговорить и с самим Рефом, и с его учителем, но они подняли меня на смех, а потом долго, нудно и непонятно объясняли мне беспочвенность моих опасений. Я ничего не поняла, поэтому продолжала пугать Рефа, что изменения случатся со мной. Он содрогался, но не отступал. Возможность открыть новое для него была важнее всего на свете, важнее сна, еды, питья и любви. Сам он уверял меня, что всё под его полным контролем и в любом случае волноваться пока рано, кинжал ещё далёк до "полной зарядки".

Как я уже говорила, учитель Рефа относился ко мне безо всякой злобы, недоброжелательства или презрения. Для него я была в первую очередь интересным объектом для экспериментов, во вторую - невестой ученика. Для всего остального не оставалось места. Чародей по-своему любил Рефа - если не как ученика, то хотя бы как лучшее своё творение, свою гордость и опору, свой козырь в извечных интригах Ордена. Будучи мудрым наставником, он предпочитал видеть своего ученика в полном телесном и душевном здравии. Если тому для счастья не хватает "ночного призрака" - ну и пускай его забавляется со своей игрушкой.

Я очень старалась усвоить урок и не заблуждаться насчёт чародея. Если женщина, которая в какой-то мере меня воспитала и долгое время была для меня всем, оказалась далеко не такой, какой мне казалась, доверие к чёрному магу могло стать смертельной ошибкой. Однако чародей, словно не желая облегчать мою задачу, оставался неизменно вежлив, приветлив и корректен.

Таким он оставался и тогда, когда в одно ненастное утро разыскал нас обоих в учебном зале.

– Мне очень жаль, - сказал маг, обращаясь в первую очередь к ученику.

– Учитель?

– Из-за твоей девушки у нас могут быть неприятности, - безо всякого выражения поведал чародей. - Каким-то образом Белые узнали о том, что мы причастны к её пропаже и теперь требуют вернуть преступницу.

Реф, совершенно не замечая того, что он делает, обнял меня, отгораживая от опасного мира и находящегося мира.

– Разумеется, я заверил их, что это какая-то ошибка, - сухо сообщил маг. - Не думаю, что они мне поверили, но на какое-то время отстанут. Но ты должен понимать, что передышка будет недолгой.

– Вы хотите выдать Лику? - то ли в панике, то ли с угрозой спросил Реф.

– Я лично нет. Но есть люди, которые хотят, чтобы я это сделал. На твоём месте, - подумав, сказал чародей, - я бы поторопился закончить эксперимент. Его результаты, если они будут достаточно интересны, могут послужить достаточным аргументом.

– Аргументом - чего? - спросил Реф, но его учитель не ответил, исчезнув, по своему обыкновению, не прощаясь.

– Что будем делать? - задала я уже набивший оскомину вопрос. Думать о том, что нам всё-таки придётся бежать отсюда и прятаться от учителя Рефа, мне даже не хотелось.

– Продолжать эксперимент, - невозмутимо ответил Реф и подтвердил свои слова действием. - Странно, я думал, осталось ещё несколько раз.

– О чём ты?

– Мне кажется, что кинжал уже "зарядился".

– Что?! Уже?

– Ну да.

– Но почему ничего не происходит?

Реф пожал плечами.

– Мы не знаем, что должно произойти. Может, это уже… - В этот момент кинжал тихо звякнул и пропал.

– Ой.

Я немедленно попыталась вызвать кинжал обратно. Безрезультатно. Тогда попробовал Реф, тем более что его оружие давно уже слушалось больше, чем меня. То же самое. Мы попробовали вместе.

Ничего.

– Доигрался? - расстроилась я.

– Удивительно! - не слушал меня колдун. - Я был уверен, что с чем-чем, а с кинжалом ничего случиться не должно… С тобой, в крайнем случае со мной, но кинжал…

Мне вдруг стало не по себе.

– Обними меня, - попросила я. Реф послушался, но взгляд у него был отстранённый, мысленно он всё пытался решить проблему пропавшего оружия. - Я люблю тебя.

– Да? - растерянно отозвался колдун. - Конечно.

По-моему, он и не слышал. А мне вдруг стало… страшно, жутко, невыносимо жутко. Я чувствовала, что сейчас что-то случится, произойдёт что-то, может, не страшное для меня, но совершенно ужасное для нас двоих.

– Реф! Реф, послушай меня! Это важно!

Он, наконец, встревожился и заглянул мне в глаза.

– Лика, что с тобой?

– Слушай, я всегда хотела казать - я люблю тебя.

– Да-да, не волнуй…

– Только тебя, Реф. Слушай, я клянусь тебе, что люблю тебя.

– Лика? Да что с тобой?!

Он обнял меня так крепко, что я чуть не задохнулась.

– И ещё - я всегда буду твоей, Реф. Слышишь меня? Я клянусь тебе в этом! Запомни, пожалуйста, запомни. Я клянусь, что люблю тебя и буду твоей. Обещаю. Ты веришь мне?

Колдун не на шутку испугался. Ему наверняка показалось, что я схожу с ума. Может быть, так и было, но я чувствовала, что мой рассудок ясен, как никогда. Даже больше: мне казалось, вот-вот я узнаю и пойму что-то… что-то такое, что нас разлучит. Навсегда разлучит, и изменить это нельзя ни магией, ни любовью - вообще ничем. Поэтому я крепче прижималась к любимому и, плача, клялась, что буду всегда верна ему.

– Прощай, - шепнула я, чувствуя, что мой голос стал еле слышным, а какая-то, как сказал бы Реф, фундаментальная связь меня и окружающей реальности неумолимо рвётся. Ещё немного и я буду… свободной? И никакие объятья меня не удержат.

Ученик понял. Не знаю, что именно, но понял. Иначе зачем ему было разрывать объятья и, крепко держа меня за руку, свободной рукой приняться колдовать?

Я уже не слышала слов, но заклинание узнала. Это те самые поисковые чары, с помощью которых он всегда мог оказаться там же, где и я. Я разорвала их в городе белых, но потом Реф снова восстановил связь.

Пф-ф-ф-ф! - и мир исчез. Мы остались вдвоём.

загрузка...