загрузка...

    Реклама

Глава 17. Испытание

Человек почти всё время сидел в выделенном для него доме, где тусклое освещение позволяло нам быть для него видимыми, и тосковал. Он без конца твердил имя той девушки, которую любил, и все наши попытки развеселить гостя пропадали втуне.

– Не надо плакать, добрый человек, - сказала я, навестив его как-то утром. - Пожалуйста, ты нас огорчаешь.

Колдун криво усмехнулся.

– Я не добрый человек, Лика. Я чёрный маг. Ты знаешь, что это такое?

Я смутилась. Эльфы и демоны рассказывали нам о мире людей, рассказывали они и о живущих там волшебниках. Чёрные маги не нравились ни тем, ни другим.

– Но ты добрый. Ты вернул меня домой.

– Я дурак. И всегда был дураком. Чёрному ордену всё дозволено - почему ты не остановила меня? Почему я не послушался тебя? Лика, я не могу без тебя жить!

– Р'ееефь, я не помню. Я действительно любила тебя? Разве это возможно?

Р'ееефь изменился в лице.

– Мы любили друг друга. И были бы счастливы, если бы не моя глупость.

Я коснулась его волос.

– Не грусти о прошлом, добрый человек. Мы все плачем вместе с тобой. Ты надрываешь наши сердца.

– Но ты не любишь меня.

– Я не могу тебя любить, Р'ееефь. Ты человек, я сильф. Ты очень хороший… наверное, - произнесла я с сомнением. Он был очень несчастен, а вот хороший человеческий колдун или плохой, я не знала. - Я верю, что та девушка, которую ты знал, тебя любила. Но ты же человек.

– Я хотел на тебе жениться, - не слушая, произнёс Р'ееефь. - Но всё никак не мог выбрать время.

– Не грусти, - в который раз повторила я. - Подумай: ты расстался с невестой - это не так страшно, как если бы с женой.

Р'ееефь, казалось, меня не слышал.

– Скажи, сильфы верны своему слову?

– Конечно. Мы самый правдивый народ в этом мире, это все знают. А почему ты спрашиваешь, добрый человек?

– Чёрному ордену всё дозволено, - невпопад повторил Р'ееефь и поднялся на ноги. - Я кое-что вспомнил.

Он широкими шагами вышел на улицу и пошёл на городскую площадь. Я незаметно последовала за ним. Что-то - может быть, интуиция, а, может, память из снов, - подсказывало мне, что ничего хорошего он не задумал.

Р'ееефь вышел на площадь и принялся громко кричать. Он кричал до тех пор, пока посмотреть на него не высыпали все жители города и эльфы, привезшие ему еду.

– Я требую справедливости!

– Но, юный человек, разве мы вас обидели?

– Да! Я жестоко обманут сильфами и требую немедленного восстановления справедливости!

– Юный человек, кто же вас обманул?

– Лика! Я хотел сказать Ль…ль… Л'ииикькая.

– В чём она могла вас обмануть, юный человек?

Мама попыталась увести меня с площади, но я осталась. О чём он говорит?

– Она клялась, что выйдет за меня замуж и всегда будет моей!

– Но, позвольте, она говорила это, пока была человеком.

– Но ведь говорила! - торжествующе закричал колдун. - Я требую, чтобы она выполнила обещание.

– Юный человек, вы не хуже нас понимаете, что это невозможно.

– Плевать! Я требую! У нас, если девушка даёт клятву выйти за кого-то замуж, она её выполняет!

– Это правда, - вмешался один из эльфов. - У людей даже такой закон есть. Когда мы пытались отправить пару девиц обратно, они вернулись в свой мир и подали на нас в человеческий суд.

Эльфы переглянулись и расхохотались.

– Да только нас тогда и след простыл!

Сильфы беспокойно загомонили. Мы не эльфы, не люди и не демоны. Мы не нарушаем данное слово…

– Юный человек, но когда Л'ииикькая давала вам клятву, она не была сильфом и не помнила, кто она такая. Вы не можете требовать, чтобы сильф отвечал за человека.

– Тогда верните мне Лику - которая клялась мне в любви и помнит это!

– Но Лики нет…

– Тогда пусть её клятву исполнит Л'ииикькая.

Я растолкала толпу и подошла к человеку. Было ещё светло, поэтому колдун нас не видел и только по слуху определял, кто где стоит.

– Зачем ты это делаешь? - тихо проговорила я. Он услышал и даже, кажется, узнал голос.

– Я люблю тебя. И хочу быть вместе с тобой.

– Я не люблю тебя и не знаю.

– Но ты вспомнишь. Я сделаю так, что ты вспомнишь меня.

– Р'ееефь, скажи, это правда, что ты только ученик? Кажется, ты говорил это, когда ворвался в дом танцев.

– Ученик, - подтвердил Р'ееефь.

– А это правда, что ты часто делал ошибки?

Р'ееефь кивнул.

– Скажи, добрый человек, ты уверен, что твоя магия для меня безопасна? Ведь я сильф, мы иначе реагируем на заклинания.

Р'ееефь побледнел, но не отступился.

– Я готов рискнуть.

– Мной?

Я не понимала. Я действительно не понимала, как человек, не умея толком колдовать, берётся превращать во что-то сильфа.

– Чёрному Ордену всё дозволено, - угрожающе повторил человек.

Я отшатнулась. И это существу уверяло, что я любила его?

Тем временем сильфы совещались

– Юный человек, - снова заговорили в толпе, - мы приняли решение.

– Я вас слушаю.

– Если Л'ииикькая действительно давала тебе клятву, она должна быть исполнена. С другой стороны, нечестно требовать, чтобы сильф отвечал за поступки человека. Ведь Л'ииикькая не помнит ничего из человеческой жизни. Мы ещё раз предлагаем тебе отступиться.

– Ни за что!

Кто-то заплакал.

– Тогда, юный человек, вот наше последнее слово. Ты должен доказать нам, что сильф Л'ииикькая и человек Лика - одна и та же личность.

– Как?

– Узнай её. Если ты сможешь отличить Л'ииикькаю от других девушек, значит, ты видишь в сильфе что-то такое, что знал, когда она была человеком. Не сможешь - значит, это разные личности и ты ничего не можешь требовать.

– Но как же?…

– Это наше последнее слово. Как только наступит вечер, ты должен будешь узнать Л'ииикькаю хотя бы один раз из трёх. Никто не может заявить, что мы несправедливы к гостю, который столько для нас сделал. Но если ты не сможешь узнать Л'ииикькаю - ты покинешь наш мир в тот же вечер. Мы надеемся, что эльфы не откажутся вернуть тебя домой.

Эльфы снова переглянулись.

– Мы бы рады, - сказал один из них.

– Но как только увидели вашего колдуна, сразу поняли, что это невозможно.

– Невозможно?! - закричала я.

– Он должен вернуться домой тем же путём, каким попал - через портал. Открыть для него другую дорогу не в нашей власти.

Нет, демоны не зря честят эльфов на все лады. Столько дней они молчали, не желая рассказать самое главное!

– Тогда пусть покинет наш город, - нашёлся городской глава. - И никогда больше не приближается.

Колдун пришёл в замешательство.

– Но куда мог деться портал?

– Похоже, вы его потеряли ещё при перемещении, - весело ответили эльфы. Этих существ всё смешит. - Он где-то в нашем мире - это всё, что мы знаем. У сильфов его нет. У нас - тоже.

– Мы обратимся к демонам, пусть поищут, - пообещал городской глава. - Вы принимаете наши условия?

Колдун пожал плечами.

– Принимаю.

Вечером на площади собрались все - даже те, кто пропустил утреннее представление. У меня было достаточно подруг моего роста и возраста, и можно было не опасаться, что колдун отличит меня от остальных случайно. Городской глава отобрал десять девушек и велел выстроиться так, чтобы колдуну было удобно нас узнавать.

Чувствуя себя ужасно глупо, я встала в ряд с остальными. Кто-то из нас хихикал, кто-то, наоборот, рыдал. Кому-то было жалко влюблённого волшебника, кто-то боялся, что колдун узнает меня и принудит к браку, а кому-то вся ситуация казалась донельзя забавной.

Глава прикрикнул. Все сделали серьёзные лица и спрятали руки за спинами: чтобы колдун не мог узнать меня по синяку на руке.

Колдун прошёлся вдоль нашей шеренги. Он был печален, а в глазах не мелькало ни искорки узнавания. Я успокоилась: кого бы он ни любил, это была не я. Он никогда не докажет, что я давала столь безрассудные клятвы.

Р'ееефь покачал головой.

– Что я могу делать? - спросил он.

– Вы можете узнать или не узнать вашу невесту, - любезно откликнулся глава.

– Я понимаю, но что мне при этом разрешается делать?

– Только смотреть.

– А говорить я могу?

– Но вы же и так говорите.

– Нет, я имею в виду - говорить с Ликой?

– Вы с ней говорили и не раз.

– А я хочу сейчас.

– Но она не будет вам отвечать.

– Почему бы и нет?

– Разве вы не понимаете? Она же может выдать себя!

– Нет, это вы не понимаете. Я ни слова не скажу Л'ииикькае и она может молчать сколько угодно. Я хочу обратиться к Лике. Мне так легче будет узнать её среди других.

Глава пожал плечами.

– Даже если случится чудо и она вас вспомнит - условие остаётся в силе. Вы не получите прав на девушку, пока не узнаете её среди сильфов.

– Хорошо.

Мне стало страшно. Что он задумал?

Р'ееефь перемигнулся с кем-то из вернувшихся к вечеру эльфов и тот протянул ему… нечто. Кажется, это музыкальный инструмент. Он чем-то напоминал скрипку, но именно что напоминал - форма была совсем другая, никакого смычка и…

Р'ееефь заиграл. Не знаю, на что он рассчитывал, извлекая из своего инструмента кошмарно громкие звуки. А потом ещё и запел. К счастью, тут подействовало заклинание и звуки инструмента стали тише, такими, какие мы могли спокойно слушать.

Он пел. У человека оказался очень приятный голос, но слова какие-то дикие. Было совершенно непонятно, к чему он поёт эти песни, не о любви, не о магии, не о людях. То есть они были, конечно, о людях, но я ждала, что Р'ееефь будет петь о том, как хорошо быть человеком… а он этого не делал.

Песни были грустные, красивые и, послушав немного, я поняла, что с трудом могу удержаться от слёз.

Не я одна - очень скоро на площади рыдали все. Даже эльфы украдкой смахивали слёзы.

Р'ееефь последний раз провёл по струнам и умолк.

– Лика, - прочувственно проговорил он. - Я знаю, ты меня не помнишь и не помнишь, что совсем недавно любила. Я ничего не могу с этим поделать. Я даже не могу отличить тебя от других сильфов: для меня вы все на одно лицо. Ты не помнишь меня, не помнишь, как мы были вместе, как мы познакомились, как я пел тебе песни, как я спас твою жизнь, как заботился о тебе в замке своего учителя… Я любил тебя и делал всё, чтобы ты была счастлива.

– Зачем тогда, - прозвучал неестественно громкий голос, - зачем тогда ты проводил свои эксперименты и привёл меня в другой мир? Зачем превратил в сильфа?

Все отпрянули и только в глазах колдуна загорелась безумная радость. Это говорила я, но что со мной?

Неестественно тяжёлое тело, грубая ткань одежды, яркие краски… миг - и я снова стала сама собой, то есть сильфом.

– Я узнал её! - закричал Р'ееефь, указывая на меня пальцем.

– Вы нарушили условия! - закричал городской глава. - Она выдала себя, а должна была стоять спокойно!

– Это она нарушила!

– Всё равно! Если Л'ииикькая вспомнила вас, это не считается за выигрыш.

– Но я ничего не вспомнила, - удивлённо произнесла я. Колдун растерялся, но тут же воспрял духом:

– Значит, я победил!

– Вы не можете победить, вы её спровоцировали!

– Это не имеет значения!

– Имеет!

Тут вмешались эльфы и предложил Р'ееефю попробовать ещё раз. Даже если я выдам себя снова, он будет считаться выигравшим, а нет - так нет.

С эльфами все считались и их совет признали справедливым.

Мы с девушками сгрудились, а потом выстроились в другом порядке.

Р'ееефь прошёлся вдоль нас, пытливо вглядываясь каждой в лицо. Его губы дрожали, в глазах сверкали слёзы. Я смутно вспомнила, что человеческие мужчины считают зазорным плакать. Как же он печален, если даёт мне это увидеть…

Одна за другой девушки зарыдали.

Я молчала, вглядываясь в яркие малиновые глаза колдуна.

Внезапно что-то прояснилось. Я словно очнулась ото сна. Рядом стоял Реф и чуть не плакал, вокруг… но я не стала оглядываться вокруг. Я шагнула вперёд, торопясь обнять любимого человека.

Он вздрогнул и прижал меня к сердцу.

– Лика, - прошептал он. - Лика, это ты! Ты помнишь меня?

– Конечно, я тебя помню, - удивилась я. - А в чём дело?

– Ни в чём, хорошая моя девочка, ни в чём. Теперь всё будет хорошо. Мы вместе и всё будет хорошо.

Я стояла, прижавшись к Рефу и позволяла себя целовать под тихий, беззвучный плач. Потом отстранилась.

– Где мы?

– Это не важно, любимая, не важно. Мы вместе, вот что главное…

– Отпусти меня.

– Что?

– Пожалуйста, отпусти. Не трогай!

Реф поспешно разжал объятья, а я вернула себе облик сильфа.

Но на этот раз ничего не забыла.

Итак, я принадлежу к народу сильфов и нахожусь в родном городе. Рядом плачут мои родные и друзья: мама, папа, братья, сёстры и подруги. Даже городской глава всхлипывает.

Пять циклов назад - примерно пять лет человеческого времени - я оказалась в мире людей, в человеческом теле, не помнящая даже своего имени. Недавно познакомилась с учеником Чёрного Ордена, который назвал меня своей невестой, а теперь перенёс домой и вернул мне прежний облик.

– Бедный, - шепнула я и погладила любимого по щеке. - Как ты страдал без меня.

– Лика?

– Я тебя помню. Если хочешь, я снова стану человеком.

– Пожалуйста, - попросил он прерывающимся голосом.

– Мне это сложно, - призналась я, выполняя его желание. - Тяжело.

– Что тяжело, родная моя?

– Тело тяжёлое, одежда тяжёлая. Дышать сложно. Я сильф, а не человек.

Родные рыдали уже от умиления.

– Но как ты это делаешь?

– Я не знаю. Но если ты хочешь, чтобы я была человеком, я буду им - ради тебя. Я ведь обещала.

– Ты обещала быть моей, - напомнил Реф.

– Но разве это не одно и то же?

Реф не ответил. Он всё-таки разрыдался и прижал меня покрепче к себе, чтобы это скрыть.

загрузка...