загрузка...

    Реклама

Глава 18. Новые загадки

Кто-то почти неощутимо коснулся сзади моего плеча и я поспешно высвободилась из объятий Рефа. Довольно неудобно, что я не могу удержаться в одном и том же облике столько, сколько захочу.

За моей спиной стояла мама. В отличие от большинства на площади, она не плакала, только тревожно поджала губы. Ой. Когда у мамы такое лицо, значит, она очень взволнована.

А чего я ещё ожидала?

– Л'ииикькая, - осторожно начала мама. - Л'ииикькая, этот молодой человек… Р'ееефь… он действительно твой жених?

Я подтвердила это резким кивком. Мама расстроилась ещё больше.

– И ты… ты любишь его?

– Люблю, мама, - призналась я.

Мама тяжело вздохнула. Логика родительницы мне была не очень ясна. Почему-то, хотя она прекрасно знала, что Р'ееефь и я называли себя женихом и невестой с самого первого дня прибытия (хотя я и забыла об этом, когда снова стала сильфом), она всё-таки надеялась, что это не так. Ну ладно, но, получив подтверждения помолвки, она почему-то надеялась услышать (меня не обманешь!), что я его не люблю. Почему? Казалось бы, единственное, что может послужить оправданием предполагаемого брака, это взаимная любовь, но…

Может быть, мама надеялась брак расстроить?

Пока я размышляла, родители взяли себя в руки.

– В таком случае, юный человек, - произнёс папа, - мы должны вас поздравить.

Р'ееефь рассыпался в благодарностях. Благородное воспитание, время от времени сказывается.

К нам подошёл глава города.

– Если Л'ииикькая теперь помнит свою жизнь среди людей, может быть, она расскажет нам, как… - Он запнулся. - Как живут наши родные?

– Сейчас? - смутилась я.

– Лучшего времени не придумаешь, все в сборе.

Это предложение меня не обрадовало. Я беспомощно оглянулась на Р'ееефя, но он ещё мало разбирался в чувствах сильфов, поэтому меня не поддержал. А я не испытывала никакого желания огорчать своих соплеменников рассказом о пропавших родных… но что было делать?

– Да-да, рассказывайте, - поддержали эльфы. - А то у нас это плохо получается, а вы обижаетесь…

Делать было нечего.

Сильфы молча слушали о том, как каждый из пропавших считает себя человеком, разыскивает других членов гильдии, учится распознавать магию, пользоваться различными предметами для её разрушения, получает специальное "оружие" (не всегда это кинжалы) и всю жизнь скрывается от властей. Я рассказала о тех, кого знала, назвала их человеческие имена - как ни странно, они все легко переводились в наши. Госпожа Кель, например, оказалась К'ееельрой, сестрой самого главы, она исчезла, когда я была ещё была совсем маленькой. Были и другие. Кто-то погиб и мне пришлось, под градом вопросов, которые задавал глава, признаться, что я знаю об их судьбе. Вскоре площадь снова рыдала, на этот раз не от сочувствия, а от горя.

– Она всегда была очень умной девушкой, - вздохнул глава, когда я рассказала всё. - Ей среди нас было не место - мы-то простые существа, чуждые всякому коварству… Я рад, Л'ииикькая, что вы вернулись и всё вспомнили. Жаль только, мы не можем вернуть остальных…

– Почему вы так уверены в этом? - тут же вмешался Р'ееефь.

Лицо главы приняло загадочное выражение.

– У вас, наверное, много вопросов к нам, юный человек? Пройдёмте в ратушу и всё обсудим.

– А?…

– Разумеется, Л'ииикькая пойдёт с нами.

– А?…

– Нет, ваших родителей я не зову, мы все в кабинете не поместимся. Идёмте!

Приняв человеческий облик, я взяла Рефа под руку и мы последовали вслед за главой. Странно, почему он говорил, что мы не поместимся в его кабинете, там же на десятерых места хватит!

Но глава привёл нас в совершенно незнакомую комнату (я раньше бывала в ратуше, как и все мы), где действительно, и троим было тесно.

– Всё это так прискорбно, - в который раз вздохнул городской глава. - Все эти исчезновения, а теперь, оказывается, и превращения. Я мог себе представить, что нас не любят в мире людей, но что люди уничтожают тех, кто им во всём подобен!

– А вы не знаете, с чем это может быть связано? - азартно спросил Реф.

– Увы, молодой волшебник, я могу только догадываться. Между нашими мирами всегда была некая связь… собственно говоря, именно отсюда вы и черпаете всю свою магическую силу, в мире людей ничего такого нет. Если бы эльфы своими переходами границ не расшатывали барьер, вы бы - надеюсь, вы не обижаетесь! - ни на что не годились. Хотя… даже безо всякой магии кто-нибудь мог бы вызвать демона и всё началось бы снова.

– Барьер? Какой барьер?

– А, вы не знаете, - удовлетворённо кивнул глава. - Я так и думал, людям это знание недоступно, а эльфы не такие уж легкомысленные, какими кажутся. Они скорее скроют знание, чем расскажут его, особенно людям. Особенно волшебникам.

– Но я тоже не знаю, - вмешалась я.

Глава опять кивнул.

– Всё верно. После Первого Исчезновения, когда магия начала просачиваться туда-сюда между мирами, а потом начали пропадать новые сильфы, было решено ничего не рассказывать молодёжи. Не все родители сохраняли тайну, поэтому мы постепенно сделали её достоянием немногих.

– Но почему молодёжи? Какую тайну?

– Тайну о барьерах. А молодёжи… вы же замечали, Л'ииикькая, что сильфы постарше никогда не исчезают? Уж не знаю, с чем это связано, но основная опасность грозит именно молодым. Может быть, с возрастом мир ставит свой отпечаток на сильфа и тот попросту не способен пересечь границу миров? Но почему это не распространяется на демонов? Странно это всё, странно…

– Послушайте, но почему молодёжи нельзя открывать всего? Что с того, что они могут попасть в наш мир?

Глава строго взглянул на Рефа.

– Мы не знали, что они ничего не помнят. Первые всё прекрасно помнили, если учинили… учинили такое! Мы надеялись хоть так скрыть от людей правду!

– Какую правду?! - не выдержал Реф.

– А вот этого, - медленно и торжественно произнёс глава, - вот этого я вам не скажу.

Колдун с трудом сдержался от применения чего-нибудь магически-опасного. Наверное, вспомнил, что обещал не колдовать. Благородное воспитание, слово чести, всё такое…

– А скажите, почему вы обратились к Рефу, чтобы он вернул мне прежний облик? - поспешила разрядить обстановку я. - Неужели больше не к кому?

– Но, уважаемая Л'ииикькая, к кому ещё мы могли бы обратиться? Русалки владеют только магией воды, эльфы неплохи в природном волшебстве, но превратить могут только в эльфа и обратно. Демоны могут почти всё, кроме природы и превращений. Конечно, мы могли попросить эльфов привести к нам волшебника постарше, но если этот смог найти дорогу в наш мир, то смог бы и помочь вам. К тому же Женро сказал, что этот милый юноша - чёрный колдун, а, как говорят эльфы, превращения - их прямая специальность.

– А вы сами? - спросил Реф.

– Мы?

– Вы сами - почему не сделали Лику сильфом без моей помощи?

Мы с главой оцепенели от такого вопроса. Я нашлась первой.

– Но, Реф, неужели ты не знаешь? Сильфы не владеют никакой магией!

– Откуда я мог знать? Мне никто не говорил!

– Но ты же знаешь, что "ночные призраки" не умеют колдовать.

– Я думал, их магия может быть заблокирована во время перемещения, - не очень уверено объяснил Реф.

– Нет, конечно. Это наша природная особенность.

– Но как же так! Я долго наблюдал за вами - даже в эльфах нет столько волшебства! Вы невидимы днём, вы светитесь в темноте, вы кажитесь почти бесплотны - и вдруг не владеете магией!

– Позвольте я объясню, молодой человек, - кашлянул глава. - Вы совершенно правы, сильфы - волшебные существа. Но при этом мы не волшебники, если вы понимаете, что я хочу сказать.

Реф задумался.

– Но как тогда вы - то есть ночные призраки, то есть я хочу сказать, исчезнувшие сильфы, - лишали волшебников магии и развеивали заклинания?

– Они их не развеивали, юный волшебник. Они просто отправляли магию через барьер в наш мир.

– Но как?

– Создавали порталы.

– Порталы, - задумчиво произнёс Реф. - Это то оружие, которое переместило нас сюда?

Мне показалось, что глава заколебался, прежде чем ответить на этот вопрос утвердительно.

– Но почему тогда мы оказались с нашим порталом в разных местах?

– Вот уж чего не знаю. Возможно, вы сбились с пути.

– Сбился?

– А ведь это правда! Вспомни, Реф, ты же порезал руку кинжалом, это искажает твою магию! И тут же произнёс заклинание перемещения! Вот мы и выпали не туда, куда надо!

На лице колдуна явственно отразилось недоверие.

– Может быть…

– А что не так?

– Я думаю, что искажение должно было подействовать и на кинжал.

– Не обязательно, - внезапно возразил глава, однако объяснять ничего не стал. По его виду я поняла, что аудиенция закончена, однако Реф не спешил уходить.

– Почему вы не доверяете людям? Магам? - прямо спросил он. - Что мы вам сделали?

– Прежде всего, юный волшебник, именно люди и именно вашей профессии были причиной исчезновений. Но, кроме того, мы испытываем естественно недоверие к тем, кто может… - он осёкся.

– Я просто вспомнил. - Реф сделал вид, что ничего про естественное недоверие не услышал. - Вспомнил, что Лика говорила, в их гильдии существует строгий запрет на общение с колдунами. Она объясняла это нашей неприязнью и нежеланием заводить близкое знакомство с потенциальной жертвой, но мне кажется, этого недостаточно. Вы ничего не хотите добавить?

Глава приобрёл довольный вид.

– Я почти уверен, - с уважением произнёс он, - что Сто Первых Исчезнувших чтили обычаи своих предков и передали запрет последующим поколениям. Кто знает, может быть, не сумев вернуться и поняв, что молодёжь будет прибывать и прибывать, они намеренно сделали так, чтобы сильфы при перемещении теряли память? Кто знает! Я буду верить в это!

– Но почему? - вскричал Реф. - И как они могли это сделать, если не умели колдовать?!

– Они могли повлиять на вызвавшего их волшебника, - предположил глава. - Подсказать изменения заклинания, которое исказило бы действие барьера.

Я уже стояла в дверях и тянула Рефа за собой. Мне не нравился этот полный недомолвок разговор и я хотела уйти. Однако колдун словно прирос к полу.

– Послушайте. Я вернул одну из вас домой. Я сделал так, что она помнит всю свою жизнь. Я, в конце концов, собираюсь с вами породниться через брак с ней! Почему вы не расскажите мне всё? Ведь тогда я мог бы попытаться привести сюда остальных Исчезнувших.

– Боюсь, юный человек, ваш брак в этом мире невозможен, - виновато произнёс глава, как всегда из всего сказанного выбирая только то, на что хотел отвечать.

– То есть как?!

– Видите ли, - ещё больше смешался глава, - в нашем мире для вашей невесты неудобно пребывать в человеческом облике. Она может сделаться сильфом в любую минуту, если вы понимаете, о чём я.

Реф застыл.

– Вы хотите сказать… вы хотите сказать, мы не сможем быть вместе?

– В нашем мире, - любезно откликнулся глава. - Но в мире людей, думаю, ей будет проще оставаться человеком, нежели сильфом.

Реф молчал. Молчала и я, не зная, что сказать и как утешить любимого. Глава был совершенно прав: мне было ужасно неуютно в образе человека и всё время хотелось стать легче и прозрачней.

– Портал…

– Да, портал. Вы не сможете вернуться домой, пока не найдёте портал, юный человек. Но мы послали за помощью к демонам, и вскоре они займутся его поисками.

– А они согласятся вам помогать?

– Конечно. А почему вы сомневаетесь?

– Но почему?!

Глава снова смутился.

– Считайте, что по добрососедству.

– Опять! Опять тайны! Отчего вы не хотите быть со мной откровенным? Я ведь не враг, не чужой вам!

Какое-то время глава размышлял.

– Вы правы, - признал он. - Не чужой. Чувствуется, знаете ли. Но я пока не решил, как это должно повлиять на моё отношение к вам.

– Повлиять?!

– В вас содержится жизненная сила сильфа.

– Что?! - Это мы выкрикнули одновременно.

– Жизненная сила сильфа, - повторил глава. - Не могу говорить со всей определённостью, но, похоже, что ваши магические способности увеличены оттого, что к вам при рождении перешла сила сильфа. Боюсь, сам он при этом погиб.

– Это может быть правдой! Помнишь, Реф, госпожа Кель рассказывала, что ты у тебя большие способности от того, что она подставила какого-то предателя Серым? Ой, извините…

– Ничего, Л'ииикькая, не волнуйтесь. - Глава страдальчески прикрыл глаза, но голос его звучал по-прежнему ровно. - Бедная К'ееельра не ведала, что творила, она думала, что перед ней человек, а не другой сильф.

– Я не хотела вас расстроить…

– Ничего. А вы, юный человек, должны понимать, что ваше присутствие среди нас порождает смешенные чувства. Теперь, когда вы больше не страдаете и не нуждаетесь в жалости, а ваши добрые дела уравновешиваются тем, что вы предъявили свои права на только что возвращённую Л'ииикькаю, теперь вас на вас будут смотреть как… не знаю пока. Я скажу всем, что ваше волшебное могущество - это как цветок, выросший на могиле. Никто не ненавидит цветы только потому, что они обязаны своему рождению чьей-то смерти… Вас не смущает, что ради вашей власти кто-то умер?

– Нет, - решительно ответил Реф. - Я не просил его об этом.

Глава какое-то время непонимающе смотрел на него, а после расхохотался.

– Да. Да, конечно, вы здесь не при чём. Я так всем и передам.

– Забавно, - проговорила я. - Вы говорите почти как тот волшебник.

– Какой волшебник? - насторожился Реф.

– Ну, он не был волшебником, его когда-то лишили магии. Которого вы с учителем подослали ко мне.

– Но мы никого не подсылали!

Глава кашлянул.

– Прошу прощения, - вспомнил Реф о хороших манерах. - Мы заняли слишком много вашего времени. Если позволите, мы пойдём.

Естественно, глава позволил. Занятый новыми мыслями, Реф так и не сообразил, что хитрец снова ушёл от ответа насчёт недоверия к магам. Я, к сожалению, ничем не могла бы помочь Рефу: мне действительно ничего не рассказывали. Помню только, что от волшебников лучше держаться подальше. Вроде бы они могут… могут… не знаю, то ли влиять на нас как-то (но не в смысле заколдовывать), то ли с нашей помощью что-то делать… не знаю.

– Какой волшебник? - раздражённо спросил колдун, едва мы выбрались на улицу. Глава не встал, чтобы проводить нас и обратную дорогу по коридорам и переходам пришлось искать довольно долго.

– Я ведь сказала - он не был волшебником.

– Лика!

– Перестань, Реф. Мне надоела твоя ревность.

– Ревность! - обиделся ученик чародея. - Мне кажется, я имею право знать, с кем моя невеста разговаривала, пока…

– Пока скрывалась от тебя, - закончила я. - Я в этом далеко не уверена.

– Лика, я тебя очень прошу. Это может оказаться важным.

– Почему?

– Потому что мы никого к тебе не подсылали! Честью клянусь!

– Разве ты можешь говорить за своего учителя?

– В этом деле - да! - с жаром произнёс колдун. Мне надоело спорить…

загрузка...