загрузка...

    Реклама

Глава 25

— Готов к подъему, — отрапортовал Юл.

Толстый, рассчитанный на многотонные нагрузки трос был теперь прикреплен к носовой лебедке вездехода. Второй его конец уходил наверх, в туман.

— Никаких вестей? — мрачно поинтересовался Юл.

— Ничего, — ответил ему Сим, единственный из членов экспедиции, кто обладал хоть какими-то телепатическими способностями. — Попробуйте еще раз радио.

— Третий час пробуем, — буркнул Майк, но послушно защелкал кнопками. — Хорошо, если просто электроника вся отрубилась, а то ведь…

— Я слышу зонд! — заявил внезапно кот.

— Зонд? Он же не телепатический…

— Я турбину слышу. Лови!

После пяти минут возни с рацией Майку удалось восстановить контроль над похороненным было ими зондом номер три.

— Теперь посылай его на корабль, так и узнаем, что там стряслось.

— Точно.

— Нам надо подниматься, — сказала Тина. — Мы отстанем от графика. Все равно же, откуда зондом управлять.

— А если им нужна наша помощь?

— Мы все равно не сможем вернуться, — резонно рассудила девушка. — Нам надо найти установку…

Майк поочередно оглядел Юла и Таму, затем кивнул. Иногда серебряная девчонка проявляла прямо-таки чудеса трезвости и расчета. Примерно один раз из ста.

— По местам.

Заработала лебедка, и вездеход, задрав нос и вращаясь, двинулся вверх.

Когда он скрылся, три монстра выбрались из тумана и внимательно обследовали место стоянки и свисающий из тумана канат.

Перед подъемом Тама догадался оклеить выступающие детали вездехода пористым пластиком, а где не хватило пластика, просто привязал толстые связки местного хвороста. Если бы не эта его идея, вездеход, безусловно, расколотило бы о стену. Стена была неровная, и далеко не всегда машина касалась ее колесами. Зато теперь из поднимающейся вверх вязанки дров решительно ничего не было видно.

Подъем должен был занять около часа. Первые десять минут они приспосабливались к постоянным толчкам и поворотам. Затем Тина попросила Сима рассказать ей о Кошачьем Мире.

Сим охотно выполнил ее просьбу, вот только рассказы его на сто процентов базировались на пересказанных ему ранее Пьером «Первопроходцах». Подумав, Тина сказала, что она лучше потом посмотрит оригинал.

Через час десять Тама, наблюдавший за подъемом в носовой люк, объявил, что вездеход достиг края плато. Совместными усилиями машину раскачали таким образом, чтобы колеса ее стали к стене. Затем вновь заработала лебедка, и под радостные возгласы вездеход выкатился на плоскогорье.

— Мы с Тиной отдираем хворост, — объявил Майк. — Остальные — охранять подходы. Твелов не забудьте!

Охранять вездеход, однако, оказалось не так уж и сложно. Машина стояла в двух десятках метров от маленького ручья. Достигая края обрыва, ручей скатывался вниз, образуя изумительной красоты водопад. Слева вдалеке темнела неровная кромка леса, а впереди возвышалась гора. В остальном же путешественников окружала плоская как стол равнина, заросшая невысоким кустарником.

— Похоже, потухший вулкан, — равнодушно заметил Юл.

Вообще-то для человека нет ничего опаснее, чем кусты. Недаром буш занимает такое важное место в воспоминаниях охотников на львов. Но имея двух твелов, экспедиция могла не особенно беспокоиться насчет обитающих в кустарнике животных, будь то львы, слоны или сколопендры.

У Сима, впрочем, и на этот счет имелось свое мнение. А что, говорил он, если твелы не распознают хищника? Будь то хищный камень, как на Гранаде, или хищное растение, как на Плато? А что, если эти кустики просто заминированы, как заминирован сейчас каждый куст на Веселео?

Наконец вездеход удалось привести в первоначальный вид. Вмятины и царапины, разумеется, не в счет. Легко сминая стоящие перед ним кусты, машина покатилась вперед.

Ориентировались они по фотографиям, переданным с зондов, тем из них, которые они успели загрузить в бортовой компьютер.

План был прост — пройти вдоль ручья до потухшего вулкана, откуда он, видимо, и брал начало, затем обойти гору с запада и двинуться на юго-запад, туда, где находилась загадочная установка. Майк расслабился под ровный рокот колес вездехода, свет солнышка и веселое журчание ручья. Передышка оказалась на удивление короткой.

— Зонд достиг корабля, — объявил Тама. — Корабля нет на месте, — добавил он после небольшого раздумья.

Корабля не было. А на зонде, разумеется, не было радиолокатора. Откуда ему взяться на самой дешевой из имеющихся на рынке моделей? Искать же «Викинга» в тумане на ощупь… Локаторы корабля молчали, радиосвязи не было, а запустить двигатель они, выходит, смогли?

— Если они не утонули.

— Если не утонули, — мрачно подтвердил Майк.

— Ну так проверьте воду на флуомаркер, — вмешалась в разговор Тина.

Майк удивленно посмотрел на нее. Девочка, созданная для развлечения богатых подонков… Что-то в последнее время этот образ не очень стыковался с ее необычайной собранностью и аналитическим складом ума. С другой стороны, достаточно посмотреть, как она двигается…

— Проверяю, — отозвался Тама. — Результаты отрицательные.

— Значит, он не тонул, — резюмировал Сим.

— Давай зонд на спиральный поиск, — сказал Майк. — И когда заряда останется только на обратную дорогу, гони его сюда, он нам еще послужит.

— Спиральный поиск, — подтвердил Тама. — Заряда хватит на шесть часов. Потом — только дорога обратно, с учетом перемещения вездехода.

— А никуда он не переместится, — возразил Юл. — Ночь же будет.

— Я считаю, что мы должны двигаться и ночью, — сказал Тама.

Наступило молчание, все посмотрели на Майка. «Странно, — подумал он, — я ведь гораздо моложе…»

— Сейчас утро, — нарушила молчание Тина. — До вечера мы что-нибудь новое можем узнать. Тогда и решим.

— Правильно, — кивнул Юл. — А зонду горючее как прикажете рассчитывать?

— Так, чтобы хватило при любом раскладе.

— Согласен. — Теперь Юл и Тина беседовали в основном друг с другом. — Тогда второй вопрос — о скорости.

— Мы не можем двигаться быстрее двадцати километров в час в этом кустарнике. Иначе первый же валун — и мы готовы. Или первая же яма.

— Зонд тоже не может. Возрастает расход горючего.

— Значит, далеко уходить нельзя, — резюмировал Майк. — Значит, ночью идти не будем.

— Пройдем вдоль леса, до этого вулкана… И там заночуем. А утром запустим зонд, на малой высоте… И пойдем за ним.

— Можно будет… — начала было Тина, но закончить ей не дали. Кусты расступились, и из них с хрустом и скрежетом вылетело нечто. Человеческий глаз не успел выделить составляющие и найти в памяти аналогию — все случилось слишком быстро. Успели только Тина и твелы.

Девушка-андроид рванула сидящего на борту вездехода Майка, так что тот вверх тормашками полетел в кабину, а сидевшие рядом с Майком твелы бросились в атаку. К тому моменту, как Юл и Тама были готовы поддержать своих защитников огнем, все было кончено.

Вездеход остановился, и люди осторожно приблизились к трофею. Твелы охотно отошли в сторону, покрутили носами и дружно скрылись в кустарнике.

— Зеленое, — вдумчиво заметил Сим. — Жидкое.

— Это после твелов, — поправил его Майк.

— Нет-нет. — Сим присел на корточки, изучая. — Вы были заняты акробатикой, а я-то видел… Твелы его не тронули.

— Как так — не тронули? — удивился Юл. — Они же прыгнули…

— А потом, в воздухе, очень красиво оттолкнулись друг от друга и пропустили эту гадость между собой.

— А почему?

— Поняли, что ее лучше не касаться. Видите, оболочка, в которую заключена эта слизь, осталась неповрежденной. Иначе бы она нам весь вездеход заляпала.

С этими словами Сим осторожно протянул лапу к лежащей на земле зеленой куче. Куча, словно почувствовав его движение, заколыхалась. Кот проворно отпрыгнул.

— Я видел такую штуку, — заявил он. — На Земле. Называется — бешеный огурец. Только там он просто так стреляет, а тут в людей целится.

Из кустов вынырнул твел, обнюхал кучу с безопасной дистанции, недоумевающе посмотрел на людей и тихонько фыркнул.

— Он прав, — сказал Майк. — Едем дальше. Люки придется закрыть.

Вездеход двигался вдоль ручья второй час. Усеченный конус потухшего вулкана за это время вырос, и стало ясно, что это не просто холм с кратером наверху, это гора.

Юл и Майк возились с бортовым компьютером, пытаясь заставить маломощную машину создать карту плато по переданным зондами фотографиям. Это должен был сделать компьютер «Викинга», но тогда как раз оборвалась связь. Затем к делу подключилась Тина, и работа пошла гораздо быстрее — девушка имела несомненный талант к естественным наукам.

Тама изучал лес. Если то, что громоздилось в паре километров от вездехода, можно было назвать лесом. В бортовой телескоп, защищенный от тряски следящей подвеской, видно было беспорядочное переплетение стволов, лиан всех цветов и оттенков, горами возвышалось нечто среднее между стометровой колонией опят и цветной капустой… Над лесом кружили птицы и огромные насекомые, и Тама мимоходом подумал, как им повезло, что они идут по саванне. Затем он увидел кое-что еще.

— Стоп!

Вездеход, взвизгнув тормозами, замер.

— Что это? — Тама ткнул пальцем в экран перископа.

— Просека… — предположила Тина.

— Сделанная кем?

— Она идет дальше по степи, — заметил Юл. — Поедем дальше, и нам придется ее пересекать.

— Кроме птиц и насекомых и вон той змеи, — сказала Тина, — там ничего не движется. Она, наверное, брошена…

— Едем, — резюмировал Майк. — Посмотрим на месте.

— Ручей пересекает просеку, — вдруг сказала Тина. — Если он достаточно глубок, то мы можем пройти туда под водой.

— Лучше сначала подойти поближе, — возразил Юл. — Но идея хороша. — Тина просияла.

Вездеход теперь двигался медленнее, с поднятым на десятиметровую высоту перископом. До просеки оставалось около восьмисот метров, когда они поняли, что кустарник вокруг изменился.

Кусты стали ниже и значительно реже, их словно что-то угнетало. Исчезли насекомые, птицы и мелкие, похожие на ящериц зверьки, что раньше разбегались из-под колес, исчезла также трава, сменившись ядовито-красным мхом.

— Может быть, — предположил Майк, — это просто геологический разлом и оттуда прет наверх что-то ядовитое?

— Слишком прямой, — возразил Сим. — Да и бортовой анализатор воздуха поднял бы тревогу.

— Перейдем-ка на замкнутый цикл. — Теперь вездеход использовал собственные резервы воздуха, не общаясь с окружающей средой. Твелов тоже загнали внутрь.

— Приехали.

Просека была шириной в добрую сотню метров. На востоке она уходила в лес, на западе скрывалась за горизонтом в степи. Растительности на просеке не было. Даже следов. Собственно, это не было просекой в обычном смысле слова, больше это походило…

— Контрольно-следовая полоса, — заявил Юл.

— А вон и китаец с автоматом…

Присутствующие дружно впились глазами в экраны, затем так же дружно посмотрели на Эй-Ай.

— Шутка! — поспешно объяснила Тина.

— Хороши шуточки.

— Давайте решать, что делать дальше, — вмешался Майк. — Мы на этой полосе пока еще не наследили. Можно отойти, переправиться по воде, не наследив.

— Или, — продолжал он, — пройти по просеке на запад, не доходя до горы. Нам все равно туда сворачивать, а тут такая дорога…

Все, что ему оставалось делать после этого неосмотрительного заявления, было слушать, как его товарищи дружно громят «план Б». Вездеходу все равно, дорога или буш. У подножия горы будет хороший ночлег. Что бы ни уничтожило растительность на просеке, от него лучше держаться подальше. И к тому же зонд сможет подняться вдоль склона горы до вершины и сделать несколько снимков, чтобы уточнить карту.

— Значит, идем по ручью, — резюмировал Майк. — Задраиваемся.

Ручей оказался мелковат, он едва покрыл половину высоты колес вездехода. Главная задача, однако, была выполнена — следов на просеке они не оставили. Глядя на мелькающих в прибрежном тростнике животных, твелы поскуливали и рвались наружу. Еще бы, вода и грязь. Родная стихия.

Из ручья вездеход вылез, только отойдя от просеки на пару километров. Пока Майк с твелами стоял на часах, Тина шлангом тщательно смыла с машины пыль — мало ли что уничтожило растения на просеке. Затем они поехали дальше, к вулкану, до которого оставалось около двух (Тама) — пяти (Сим) часов езды.

— Зонд закончил поиск, — объявил Тама. — Корабля нет, следов крушения нет. Зонд идет сюда. Ориентировочное время — шесть часов. До предсказанного профессором ментального удара — час. Предлагаю посадить за рычаги Тину, а Сим, если сможет справиться, пусть следит, чтобы мы друг друга не перекалечили.

— Не знаю, — неуверенно пробормотал кот. — В тот раз мне Пьер помогал… Может, вас связать?

— А твелов?

— Оставим снаружи и задраим люки.

— И все-таки, — вдруг подал голос Юл, — меня не оставляет ощущение, что за нами кто-то наблюдает. Кто-то большой…

— Слон? — поинтересовалась Тина.

— Слона наши твелы сделают за полминуты.

— У меня тоже, — медленно произнес Майк, только сейчас понимая, что беспокоило его последнее время. — У меня тоже такое ощущение.

Кот недоумевающе переводил взгляд с одного из них на другого.

— За нами может наблюдать Пьер, — предположил он.

— Я тоже чувствую, — подтвердил Юл. — После просеки.

— И что же ты чувствуешь? — Сим перегнулся через Тинино плечо и нажал кнопку остановки двигателя. Он стоял теперь на полусогнутых лапах, распушив хвост, — поза, знакомая каждому, кто видел хронику московских событий.

— Сим, ты что?! Мы свои!

— Не говори ерунды, — раздраженно отмахнулся кот. — Надо же посмотреть…

С усов его вдруг посыпались искры, затем он спокойно уселся на пол и принялся по-кошачьи умываться.

— Ну не тяни, — не выдержал Майк.

— Следят, — подтвердил Сим. — И еще как следят! Магия это или нет, не знаю, только мне с ними не тягаться. Поехали, тут ничего не поделаешь. И вообще, мне почему-то кажется, что они, ну кто следит, не очень нас понимают. Авось обойдется.

Тина вздохнула и повернулась к пульту управления вездеходом. Она не чувствовала ровным счетом ничего, кроме радости, что за ее спиной сидит Майк, и гордости, что ей доверили вести машину.

Глядя на мохнатую спину кота, который по причине жары остался в одних шортах, со смешной третьей штаниной для хвоста, Майк думал, насколько все-таки отличаются друг от друга люди и кошки. Сим был настолько беззаботен… Строго говоря, так и надо себя вести, если не можешь ничего сделать с грозящей опасностью, но люди обычно так не умеют. Вот он, Майк. Вопрос о том, откуда оно взялось, это таинственное чувство взгляда в спину…

— Слушайте, — сказал он вслух, — а ощущение-то пропало.

— Обед у него, — объяснил Сим. — Вон, смотрите — поляна на берегу ручья. Давайте там остановимся.

— А вылезет из этого ручья ночью…

— Твелы предупредят.

После недолгих споров предложение кота было принято. Вездеход выкатился на середину полянки и замер. Твелы деловито обследовали окружающие кусты, но ничего там не нашли.

Местность здесь начинала повышаться. Ручей был уже не столько ручьем, сколько небольшой горной речкой. Он весело журчал на порогах, и твелы, открывшие для себя такое чудо, как быстро текущая вода, носились по скользким камням как две серебряные молнии. Прежде чем Майк успел опомниться, молний стало три. Юл выразительно посмотрел на несчастную физиономию своего спутника, похлопал его по плечу и отвернулся от необычайного зрелища. Тама поднял бровь и последовал его примеру.

Майк посмотрел было на Сима, но тот уже спал. Дисциплина в экспедиции не просто хромала…

загрузка...