загрузка...

    Реклама

Раздел 6. О ключе к Откровению.

«Многие мысли апостола Иоанна имеют для нас необычайную туманность»,

 (Фаррар об Откровении Иоанна, стр.470).

«Мы должны довольствоваться тем таинственным полумраком, в котором эти вопросы (Откровения, - И.Н.) оставались в течение 19 столетий христианства. Во всяком случае, КЛЮЧ* к значению и определению буквального исполнения таких предсказаний безвозвратно потерян для нас, да в действительности смысл их и никогда не был известен, неизвестен даже ранней церкви, даже св. Иринею слушателю св. Поликарпа или св. Поликарпу, слушателю св. апостола Иоанна», (Фаррар, стр.501 и 503).

Как мы уже убедились из содержания раздела «Ссылка Иоанна на о. Патмос» - Фаррар не понимал книги Откровения. Во взятой из его книги вышеприведенной цитате Фаррар предлагает нам «довольствоваться таинственным полумраком». Другими словами, Фаррар считал невозможным проникнуть в тайны Откровения. Он так и пишет: «Никто не может дать…ответа на эти и другие возникающие вопросы (Откровения)», стр.501. Это потому, считает он, что «КЛЮЧ к значению предсказаний Откровения безвозвратно потерян». Но почему безвозвратно? – спросим мы. Вот как отвечает на этот вопрос Фаррар: «Единственный КЛЮЧ к объяснению Апокалипсиса, как и ко всякой книге…находится в сердце писателя», стр.449. А поскольку писатель (то есть апостол Иоанн) давно умер, то и КЛЮЧ, находящийся в его сердце, безвозвратно потерян. Такова мрачная логика Фаррара. Конечно, мы не станем довольствоваться тем «таинственным полумраком», в котором находился Фаррар, но в его высказывании есть и доля правды. Правдивыми являются его слова, что смысл книги Откровения «никогда не был известен, неизвестен даже ранней церкви». Интересно, в связи с этим, привести один пример толкования. Так, под звездой, падшей с неба, различные толкователи понимали: злого духа, христианского еретика, императора Валента, Магомета и, между прочим, Наполеона. Имея в виду подобное разногласие, один из толкователей (Фабер) сказал: «столь странное обстоятельство может служить лишь укором такому толкованию Апокалипсиса и, естественно, приводит к подозрению, что истинный КЛЮЧ к истинному объяснению…еще не был найден». Как видим, некоторые толкователи все же допускали, что КЛЮЧ может быть найден, в противоположность Фаррару, который считал его безвозвратно утерянным. Среди исследователей книги Откровения мы находим и таких, которые, не сумев разобраться в пророчествах Откровения, перестали принимать их подлинность и авторитет. Нежелание признавать подлинность и авторитет книги Откровения выражали: Еразм, Кальвин, Цвингли, Лютер, Буцер, Карлштадт, Гете и другие. Это недоверие возникло вследствие того извращения, которому эта книга подверглась в руках поспешных и полуобразованных толкователей, - пишет Фаррар. Ряд других толкователей просто и честно говорят о занятой ими позиции: «Я не могу претендовать на объяснение этой книги, я не понимаю ее» (Адам Кларк). «Никто еще не дал решения для этой части пророчества» (Альфред). Отдельно следует сказать о Каргеле, который среди перечисленных толкователей выделяется тем, что претендовал на объяснение книги Откровения. Правда, он также не имел КЛЮЧА к Откровению. Вопрос о КЛЮЧЕ так и остался для него глубокой тайной. Рассуждая об этой тайне, он пишет: «дело обстоит так, как с тайнами родителей, желающими сделать детям сюрприз… Дети интересуются, любопытствуют, но когда наступит назначенный день, родители сами открывают дверь … и тайна перестает быть тайной. Все дотоле тайные слова, речи, бывшие непонятными, начинают проясняться, ибо к ним дан КЛЮЧ!». Здесь Каргель описывает свое понимание Откровения. Как видно из его слов, - любопытствующие дети – это все те, кто желает постичь тайну книги Откровения. Эта тайна будет оставаться тайной до тех пор, пока наступит назначенный день (то есть придет время сбыться этой тайне). Тайна сбывается и … тогда все «бывшее непонятным, начинает проясняться». Вот к чему приводит нас Каргель. Выходит, что хоть интересуйся, хоть любопытствуй, но ничего не узнаешь, пока не придет назначенный день. И только, когда тайна уже сбудется – тогда только все начнет проясняться. Но для чего тогда пророчества книги Откровения? Какая от них польза, если они «начнут проясняться» только после того, как сбудутся? И можно ли такое запоздалое «прояснение» назвать КЛЮЧОМ к Откровению? В примере, описанном Каргелем, КЛЮЧ вообще оказывается ненужным, да и зачем он – ведь дверь «открывают сами родители», нужно только дождаться назначенного дня (!). Здесь мы опять встретились с неудачным толкованием Каргеля. Под конец данного раздела хочется остановиться еще хотя бы на одном, но более удачном примере Каргеля, пусть даже небольшом: комментируя слова из Отк.5: 13, Каргель говорит, что «начинает исполняться то, к чему некогда призывал Давид в Псалме 150: 6, где сказано: все дышащее да хвалит Господа».

Здесь мы отметим, что не только призывал, но Давид об этом пророчествовал, так как он пророк (см. Деян.2: 29,30). Более того, не одной только этой строчке из Псалтиря надлежит сбыться, но «надлежит исполниться ВСЕМУ, написанному о Мне в … Псалмах», Лук.24: 44. В своем толковании Каргель (да и другие толкователи) даже не упоминает об истинном ключе, КЛЮЧЕ ДАВИДОВОМ, очевидно и не подозревая, что этим КЛЮЧОМ, который имеет Сам Господь (см. Отк.3:7) открывается то многое, записанное в Откровении. При этом отворяет этим КЛЮЧОМ (или затворяет) Сам Господь.

Перед нами только что прошел ряд толкователей. Всех их можно разделить на три группы:

 1. Толкователи, которые не понимают пророчеств книги Откровения, но пытающиеся объяснить его собственными сочинениями.

2. Толкователи, которые, не понимая книги Откровения, отказываются признавать его подлинность.

3. Толкователи, непонимающие книгу Откровения, но честно в этом признающиеся. Наши симпатии на стороне последних.

Примечание: *здесь и далее выделено автором.

загрузка...