загрузка...

    Реклама

Дровосек: все под контролем

Вообще-то Монстр всегда подозревал, что нечто подобное должно с ним обязательно случиться. Не может так быть — ходишь мимо нашпигованных микрофонами и видеокамерами стен, ходишь, ходишь... И ничего. Нет, что-то обязательно случится. Во что-нибудь, связанное с такими микрофонами и видеокамерами, ты обязательно вляпаешься. Вот и вляпался.

— Тебя как зовут-то? — спросил Дровосек напряженно посматривающего по сторонам Монстра. Тот подумал, повспоминал и негромко ответил:

— Антон...

— Понятно. Слушай, Антон... Мне Борька тебе чего передать-то велел... Тебе деньги нужны?

Монстр заинтересованно посмотрел на Дровосека. Цифра «триста тысяч долларов США» немедленно засияла неоновыми огнями в голове Монстра, освещая приятные душе и телу перспективы...

— Вообще-то... — начал Монстр, но сразу спохватился. — А что?

— А то, что Борька хотел тебе подсказать, как ты можешь кучу бабок срубить.

— Подсказать, — разочарованно вздохнул Монстр. — Ну что он там может подсказать? Стащить деньги так, как он стащил? Так все, лавочка закрылась. Я на этой неделе ни единого дня не работал, просто прихожу, сажусь и сижу. Не допускают меня теперь до работы.

— Тём более, — воодушевленно подхватил Дровосек. — Чуешь — на работе больше ловить нечего...

— Это, наверное, временно...

— А если нет? А если тебя бортанули навсегда? Ты вот о чем подумай — это же все очень ценно, то, что ты знаешь по работе...

— Что там ценного?

— Ну, у вас же с Борькой особенный отдел, засекреченный.

— Да, ну и что?

— А секреты всегда стоят дорого. Просто нужно найти того, кто сможет за них заплатить...

— Борька, наверное, нашел такого человека...

— Ты думай не про Борьку, думай про себя. Борька сейчас вообще далеко, и у него уже есть бабки. А у тебя? Это тебе нужно подсуетиться и продать ту информацию, которая пока у тебя еще есть. Ну там номера счетов, названия банков, кто, когда, куда переводил — ты же в курсе?

— Ну... — неопределенно протянул Монстр.

— Вот и хорошо, — по-своему истолковал эти звуки Дровосек. — Ты вот сегодня придешь домой — подумай, повспоминай, запиши на листочек, чего вспомнишь. Может, на дискетках у тебя чего-нибудь завалялось... Все это собери и принеси на нашу следующую встречу. А я постараюсь тебе покупателя найти, щедрого такого покупателя...

— Хорошо бы, — неуверенно улыбнулся Монстр, оглядываясь кругом.

— Да и не вертись ты, я же контролирую ситуацию, — похлопал его по плечу Дровосек. — Все в ажуре, Антоха... В следующий раз другое место выберем для встречи. Нужно же будет не просто потрепаться, нужно будет посмотреть твои материалы, чтобы точно их оценить. Какое-нибудь укромное место есть у тебя на примете? Сам назови, чтобы тебе спокойнее было.

— Я подумаю, — сказал Монстр.

— Отлично, — кивнул Дровосек. — Теперь все, можешь идти. Ты вставай, иди к машине, а я посижу тут и проверю, чтоб за тобой «хвоста» не было. Видишь — я все держу под контролем...

Монстр медленно приподнялся со стула и направился из кафе на первом этаже ЦУМа к выходу. Дровосек с ухмылкой смотрел ему вслед — надо же, такой вот мелкий клоп, а как много всего зависит от этого клопа...

Сам «клоп» своего значения, похоже, не осознавал, он ни разу не сказал «нет» на предложения Дровосека, он молча кивал, будто находился под гипнозом. Что ж, Дровосека все это весьма и весьма устраивало. «Клоп» будет его козырем, его суперпризом, который Дровосек вытащит из мешка к всеобщему изумлению... Они все будут ему обязаны. Начиная с Морозовой и заканчивая Шефом. Все. Да что там Шеф, ведь и Лавровский будет ему обязан по гроб жизни, если из «клопа» удастся надоить действительно ценную информацию. Дровосек представил ситуацию, когда все снизу доверху ему лично обязаны, и от такой дивной картины на сердце у него стало тепло...

И как ледяной душ после милых посиделок в ЦУМе с Антоном, который «клоп», — озверевшая Морозова. Она вытянула Дровосека в офис по пейджеру.

— Где ты был?!

— Ну... У меня же свободное время до десяти. В десять я бы сменил Карабаса.

— Только вот Карабас почему-то уже здесь. И Монгол здесь. А кто же тогда сидит в машине и слушает закладку в романовской квартире?

— А кто в машине-то?

— Хороший вопрос, — жестко улыбнулась Морозова. — Ты, наверное, удивишься, но там никто не сидит. Ты, наверное, удивишься, но кто-то настучал «Рославу», что у Романова в квартире наша закладка. Они ее не искали, они просто узнали, что она там есть! Ты удивлен?!

— Конечно...

Только почему-то Карабас отводит глаза, а Монгол смотрит как-то странно...

— Вы это чего тут? Вы опять мне кости перемывали? Делать вам больше нечего...

— Нам есть что делать, — возразила свирепеющая Морозова. — Но кто-то мешает нам это делать. Кто-то закладывает нас «Рославу», раз за разом...

— А я тут при чем?

— Ах ни при чем?! Ах ты тут вообще случайно проходил?! Ах, значит...

Тут внезапно зазвонил мобильник в кармане Монгола. Он поспешно схватился за трубку, пытаясь абстрагироваться от сердитых воплей Морозовой и Дровосека, а потом Монгол повел себя совсем уж загадочно и нехарактерно для себя самого. Он с размаху треснул кулаком по столу.

— Ну-ка помолчите, — сказал он обычным своим голосом замолкшим от удивления Морозовой и Дровосеку. — Карабас, иди готовь машину... И бегом, если здоровье позволяет.

Озадаченный Карабас вышел, а Морозова, поначалу хотевшая язвительно спросить что-нибудь в духе «А кто это у нас такой командир выискался?», спросила совсем другое:

— Мы что, куда-то едем?

— В Балашиху, — ответил Монгол, убирая мобильник.

загрузка...