загрузка...

    Реклама

Парамоныч: лажа

Он открыл дверь своим ключом и предупредительно крикнул в дверной проем:

— Олеся, это я...

Парамоныч закрыл за собой дверь, разулся и потащил было пакет с продуктами на кухню, но тут навстречу ему вышел коротко стриженный парень в кожаной куртке. «Не местный», — автоматически отметил Парамоныч.

— А это мы, — сказал парень, возникший за спиной Парамоныча. — Проходи, не стесняйся. Чувствуй себя как дома.

— Без проблем, — сказал Парамоныч, отчаянно сожалея об оставленном в машине ружье. — Знаете, ребята, это вообще-то не моя квартира, я ее продаю...

— Мы знаем.

— Так что если есть интерес...

— У нас тут совсем другой интерес, — сказал один из парней. — Ты проходи в комнату, садись...

Парамоныч вздохнул и потащился в комнату, сел на кровать, обняв свой продуктовый набор и настроившись на неприятное развитие событий.

— Где Романов? — спросили его.

— Какой Романов? — прикинулся дурачком Парамоныч. — У меня тут девчонка знакомая жила, это да, а вот Романовых никаких здесь не было...

Парни переглянулись, один из них достал мобильник, набрал номер и пожаловался кому-то далекому:

— Мы тут уже дождались одного... Дурака валяет. Что? А, ну как скажете... А потом? Понятно.

Парамоныч с интересом ждал завершения этого разговора, и парень не замедлил с объявлением результатов:

— Знаешь что? Мне велели из тебя вышибить информацию про Романова...

— Какие вы тут серьезные, — покачал головой Парамоныч. — Чего вышибать-то? Я и так все скажу. Был у меня Романов, просился на квартиру, да только я его не пустил. И он ушел. Куда — не знаю.

После этих слов Парамоныч слетел с кровати, сброшенный ударом ноги в лицо. Лежа на полу, среди высыпавшихся из пакета продуктов, Парамоныч понял, сплевывая кровь из разбитого рта, что эти парни нравятся ему даже меньше, чем он думал вначале.

— Не надо нам мозги трахать, — посоветовал кто-то сверху. — Или скажешь, где сейчас Романов, или будешь летать по квартире как футбольный мячик...

Летать — это была хорошая идея. Парамоныч схватил вылетевшую из пакета консервную банку — «Скумбрия в томатном соусе», — и та полетела в голову одному из парней. На второго Парамоныч полетел сам, сопровождая внезапную атаку диким ревом, похожим как на звук летящей ракеты, так и на боевой клич сарацин.

Примерно через минуту сотруднику рославской СБ удалось скинуть с себя озверевшего Парамоныча, двинув ему ногой в живот. К этому же моменту пострадавший от рыбных консервов пришел наконец в себя, вытер кровь с глаз и схватился за пистолет. Увидев это, Парамоныч окончательно потерял над собой контроль, поскольку ненавидел, когда на него направляли огнестрельное оружие. Последнего человека, который угрожал ему пистолетом, Парамоныч задушил, а потом закатал в асфальт. Борис Романов даже не мог представить себе, насколько изменился в Балашихе его бывший однокурсник.

Парамоныч с блеском использовал знание местности, то есть данной квартиры. Он протянул правую руку, ухватился за дверцу стенного шкафа и с силой дернул ее — дверца оказалась в руках у Парамоныча, а затем она оказалась уже на голове у парня, схватившегося за пистолет. Потом вместе с самим парнем и его пистолетом дверца оказалась на полу, причем она накрывала сверху и парня, и его оружие.

Второй рославец встал напротив Парамоныча в какой-то особо эффектной стойке из восточных единоборств, но этой изощренной технике была противопоставлена гениальная простота — Парамоныч отступил на кухню, где схватил с плиты чайник с водой и запустил им в своего противника. Промахнуться в узком коридоре между кухней и прихожей было невозможно, вот Парамоныч и не промахнулся. Парень с воплем отскочил назад, но вслед за чайником подоспел и Парамоныч со своими кулаками. Пару минут спустя Парамоныч, испытывая легкое головокружение от пропущенного удара в лоб, тем не менее сидел верхом на противнике и ритмично колотил того затылком об пол.

Через какое-то время уши врага выскользнули из пальцев Парамоныча, с глухим стуком голова обидчика упокоилась на паркете. Парамоныч слез с неподвижного тела, кое-как встал на ноги и обхватил неоднократно ушибленную голову руками, чтобы собраться с мыслями...

Мысли все-таки пришли, хотя и не так быстро, как хотелось. И главная была о том, что Парамонычу надо не столько мутузить двоих заезжих козлов, сколько выяснить, куда делась из квартиры Олеся Романова, порученная заботам Парамоныча.

— Ох ты, — сказал себе Парамоныч, анализируя эту мысль. Потом он пнул пару раз того парня, которого недавно бил головой об пол — теперь Парамоныч пинал его не затем, чтобы доставить боль, а затем, чтобы поговорить. Но лежащий на полу на предложение поговорить не отреагировал. Тогда Парамоныч вытащил из-под двери второго непрошеного гостя, предварительно забрав его пистолет себе. Этот парень вроде был покрепче, и на вопросы Парамоныча, подкрепленные тонизирующими пощечинами, он промычал нечто вроде:

— На базу... На базу ее отвезли...

— Да кто ж вас просил ее на базу везти, а? — сокрушенно заметил Парамоныч и хотел было вломить парню промеж глаз, но вовремя спохватился, выспросил у бедняги, где именно находится база, а уж после этого вломил...

Затем Парамоныч подобрал с пола мобильник и позвонил в риелторскую контору, чтобы сообщить — в ближайшие пару дней его в городе не будет, у него возникли срочные дела в Москве. В агентстве выразили неземное сожаление по этому поводу, поскольку именно сегодня заходила группа очень солидного вида клиентов, интересовавшихся всеми парамонычевскими квартирами.

— Неужели? — Парамоныч посмотрел на два тела, валявшихся в квартире. — Ну, кажется, эти клиенты меня уже нашли. Теперь у нас будут долгие и упорные переговоры по поводу цены...

Потом Парамоныч позвонил по другому номеру — на мобильный своему другу Васе. Судя по звону железа, Вася упорно качал мышцы. Это было одно из двух занятий, в которых Вася достиг значительных успехов.

— Вася? — сказал Парамоныч, держа в руках трофейный мобильник. — Вася, ты не прокатишься со мной до Москвы? Да мне тут поручили одно дело, а я лажанулся... Крупно, Вася, крупно. Ну тогда давай часа через три. Я за тобой заеду... Как раз я к этому времени закончу свои дела, — покосился Парамоныч на два тела.

Он отключил мобильник и задумался о том, где ему взять упаковочного материала для двух продолговатых предметов примерно ста восьмидесяти сантиметров в длину... Впрочем, это не было большой проблемой. В компании с Васей вообще больших проблем быть не могло, потому что вторым занятием, в котором Вася сильно преуспел, было делать людей поразительно сговорчивыми.

Или мертвыми.

загрузка...