загрузка...

    Реклама

Челюсть: номер не отвечает

Он не поверил своим ушам:

— Что значит — ФСБ? Ты имеешь в виду — Федеральная служба безопасности?

— Она самая.

— И что они тут делают?

— Они проверяют подвалы на предмет наличия оружия и взрывчатых веществ.

— Другого подвала они найти не могли?

— Кхм... Они там собираются дверь ломать, если мы сами не откроем.

— Даже так?

— Их там человек тридцать.

— А запасной выход есть?

— Нету запасного выхода.

— Значит, так. — Челюсть оглядел подвал и своих людей. — Оружие пусть останется только у тех, у кого есть лицензии... У остальных собрать... И выбросите его куда-нибудь на хер!!! Дарчиева... Отвяжите его, быстрее, быстрее!

И того, второго — тоже отвяжите! Позвоните в главный офис, расскажите про ситуацию, пусть нам сюда вышлют адвокатов, кого-нибудь из руководства... Нам надо отмазаться, надо что-то придумать... Так! — Его взгляд снова упал на Романова. — Ты! Иди сюда!

Романова подтащили к нему.

— Ты не вздумай что-нибудь вякнуть, — сказал Челюсть, борясь с желанием выдавить эти наглые смеющиеся глаза, что сейчас в упор смотрели на него. — Ты молчи про все, что было... Ты приехал сюда... Ты приехал сюда, чтобы опознать тело Дарчиева. Мы узнали, что здесь лежит тело нашего работника. Ты приехал его опознать. Все. Слово сверх этого — твоей девчонке не жить. Или жить под капельницей. Въехал?!

— Я хочу с ней поговорить, — нагло сказал Романов.

— Некогда... — отвернулся от него Челюсть. — Так, что еще?! Вытащи кассету из камеры!

— Значит, ее у вас нет, — тихо прозвучал голос Романова, словно выстрел в спину из пистолета с глушителем. Челюсть резко обернулся на этот мерзкий голос.

— Она у нас есть, — отчеканил он. — Я в игрушки с тобой не играю...

— Дайте мне с ней поговорить. Позвоните.

— Шеф, там они двери начинают ломать, — подошли к Челюсти, и он раздраженно махнул рукой. — Открывай, открывай! И никакого сопротивления! Полежите немного на полу, если придется! Сейчас наше начальство примчится, мы эту ФСБ сами поимеем...

— Позвонить, — упрямо повторил Романов. — Или убейте меня. Прямо сейчас.

— Я тебя убью, только попозже, — пообещал Челюсть. — Не можешь подождать пару часов?

— Позвонить.

— Да на, на, успокойся! — Челюсть, слыша краем уха какие-то вопли в дальнем конце подвала, набрал номер и сунул телефон Романову. — Разговаривай...

Судя по приближающимся звукам, люди из ФСБ особенно не церемонились.

— Там никто не отвечает, — сказал Романов.

— Ты не вовремя... Как это не отвечает?! — Челюсть нажат кнопку автодозвона. — Сейчас ответят...

— Там молчат... Там не отвечают... — Романов вдруг начал истерически смеяться. — Там никого нет... Там никого нет...

Черные куртки с желтыми буквами ФСБ появились совсем близко, и Романов вдруг рванулся к ним, поднимая руки вверх и вопя что было сил:

— Заложник — здесь! Я — заложник! Вот он — я! Наконец-то...

Прежде чем лечь лицом на холодный пол подвала, Челюсть проворчал:

— Вот ведь скотина... Вот скотина...

И подумал, что непременно уволит того козла на базе, который поленился снять телефонную трубку.

загрузка...