загрузка...

    Реклама

2

Вся информация, касавшаяся событий в поезде, приходила к Бондареву. Поэтому Джуме повезло, и уже в час дня его вывели из камеры СИЗО и повели на собеседование с приезжим человеком.

Бондарев сверился с фотографией и остался удовлетворен сходством. Но любезности в его голосе не появилось.

— Ваши документы? — резко спросил он.

Джума развел руками и в десятый раз стал объяснять, что удостоверение у него забрали бандиты...

— Почему вы позволили им это сделать?

Джума опешил. Потом он хотел было сказать, что отчитываться о своих действиях и возможных ошибках будет своему начальству в Казахстане, но уж никак не наглым русским следователям... Однако, взглянув в глаза Бондарева, решил, что эти заявления стоит придержать при себе.

— Мне кажется, у меня был солнечный удар, — сказал он, помедлив. — Видимо, я потерял сознание. Меня отнесли в укрытие, и когда я очнулся, то с трудом ориентировался. Меня ударили, я снова потерял сознание. Когда очнулся — вокруг были вооруженные люди. И тогда уже я увидел, что русские, которых я привез в степь, убиты.

— Все русские были убиты?

— Сначала я не сообразил, но эти... бандиты сказали мне, чтобы я посмотрел на трупы и сказал, кого из русских здесь нет. Там не было парня, которого звали Миша. Мне сказали, что этот Миша забрал деньги, бывшие в одной из машин, и уехал. Я сказал, что могу его опознать. Они собирались меня убить, и поэтому я предложил свои услуги. Я надеялся при первой же возможности сбежать от бандитов, но получилось это только вчера...

Бондарев вроде бы сочувственно кивал, а потом спросил:

— В вагоне был Шустров? Это он устроил перестрелку?

— Миша там был. Я его увидел, и потом началась стрельба. Кто начал первым, не знаю, но у этих бандитов были с собой пистолеты. Они заранее готовились к чему-то такому...

— Как только началась стрельба, вы побежали. Так? И больше не видели ни Шустрова, ни этих бандитов.

— Да, — согласился Джума. — Я не оглядывался, когда уносил ноги.

— Знаете этого человека? — Бондарев протянул Джуме фотографию, сделанную в новоудельском морге с трупа человека, застреленного ночью в поезде.

— Знаю, — кивнул Джума и злорадно усмехнулся. — Это один из тех четверых. А остальные трое, значит, еще где-то здесь?

— Значит, так. У них красный джип, да? «Крайслер».

— Красный. А насчет марки не уверен.

— И у них много оружия.

— Вот это точно. — Джума широко развел руки в стороны. — Куча! Вот такие ружья! Пистолеты! Очень солидно ребята упакованы...

— Приятно слышать, — отозвался Бондарев. Он подумал, что начальнику местной милиции стоит побеспокоиться. Трое вооруженных убийц перетряхнут весь город, чтобы найти свои деньги.

— Извините. — Джума по тону беседы понял, что личность его установлена и в камеру его не вернут. — Вы кто по званию?

— Неважно.

— Ну да... А чем вчера дело кончилось в вагоне? Убили этого придурка, а еще?

— Больше никого не убили, — усмехнулся Бондарев. — Если вас интересуют трупы, это был единственный.

— А Шустров? Его нашли?

— Нет, — сказал Бондарев. — Пока не нашли.

— А он действительно украл деньги у бандитов?

— Джума Амантаевич, — сказал Бондарев. — Вы задаете вопросы, на которые я вам не ответил бы, даже если бы знал на них ответ. Когда я встречусь с Шустровым, я обязательно поинтересуюсь насчет денег. Вам нужно дать официальные показания по поводу перестрелки в поезде, после чего можете ехать домой. Ваше начальство извещено, где вы находитесь. Претензий к вам нет ни у нас, ни у них.

— Это просто здорово, — обрадовался Джума. — Я могу идти?

— В соседний кабинет. Давать показания. Есть у вас какие-то пожелания?

— А можно, прежде чем давать показания, сначала поесть? Я уже больше суток ничего не ел...

— Можно, — кивнул Бондарев.

— А можно сначала поесть, потом выспаться, а потом уже давать показания?

— Женщину не хотите? — с серьезным выражением лица осведомился Бондарев.

Джума, которому за последние сутки было не до шуток, напрягся:

— Что?

— Я пошутил, — признался Бондарев. — Наверное, слишком жестокая шутка. Вы так грустно на меня смотрите...

— Боюсь, с женщиной придется подождать, — сказал Джума. — Перенервничал.

Он встал из-за стола и пошел к двери, но остановился.

— Как вы думаете, Миша поехал дальше? Или остался здесь?

— Не знаю, — сказал Бондарев. — А вам-то что? Для вас все кончено. Езжайте домой.

— Если он поехал дальше, то и эти сволочи за ним дальше потащились, — рассудил Джума. — А вот если он остался, то и эти трое где-то поблизости крутятся... Ох. — Он тяжело вздохнул. — Хоть обратно в камеру залезай и на все замки закрывайся. Если в вы знали, что за сволочи разъезжают на красном джипе...

— Примерно представляю, — сказал Бондарев. Утром ему переслали по факсу из Алма-Аты краткое досье на убитого Шейбеналиева Р.У., который, по сведениям казахских правоохранительных органов, входил в банду Сарыбая и был причастен к нескольким убийствам и похищениям людей...

— Зато вы не представляете, что бы я сделал с каждым из этих ублюдков, встреться я с ними один на один, — мечтательно покачал головой Джума. — И чтобы у меня был автомат Калашникова...

— Будем надеяться, что вы с ними не встретитесь, — высказал пожелание Бондарев. — Так мне за вас будет спокойнее.

— За меня не беспокойтесь, — заметил Джума. — За них беспокойтесь. Я только сначала схожу пообедаю...

— Вот именно, — согласился Бондарев. — И после этого я начну беспокоиться за всех казахских бандитов сразу.

загрузка...