загрузка...

    Реклама

25

Музыкант держал левую ногу на педали газа, а сам высунулся в открытую дверцу, держа «ремингтон» наготове.

Малыш жестами поторапливал Странноглазого, потом открыл заднюю дверцу и сказал Наташе:

— Поставь сумку туда.

Наташа приподняла сумку обеими руками, поставила ее на пол джиповского салона и стала толкать вглубь.

— Хорошо ставь, хорошо, — командовал Малыш. — Подальше задвинь. Так. Теперь садись в машину.

— Я с вами никуда не поеду. — Наташа сразу дернулась назад, но Малыш слегка хлопнул ее прикладом по спине.

— Садись, — повторил он. — Проедем с полкилометра и высадим тебя. Подстрахуемся, чтобы не стреляли по машине.

— Что у вас там происходит? — крикнул Бондарев и шагнул вперед. — Мы не договаривались, что девушка поедет с вами. Оставьте ее!

— Мы отъедем на безопасное расстояние и высадим ее, — ответил Малыш. — Она нам не нужна, не беспокойтесь... Мы все — женатые солидные мужчины.

— Сволочь узкоглазая! — прошипел мэр, вспомнив, что сделали с его женой эти солидные мужчины. — И что, они вот так запросто уедут?!

— Не знаю, — ответил Бондарев. — Вертолет с моими ребятами на подлете. Казахи тоже в курсе, постараются встретить их на границе. У этих ребят будет интересное путешествие...

— Хорошо бы с вертолета по ним ракетой! — мстительно сказал мэр. — Чтобы только воронка осталась!

— Хорошо бы, — согласился майор и повернулся к своим. — Пригото...

Он даже не понял, что произошло. Кто-то закричал, заревел мотор, и бело-синие «Жигули» пронеслись мимо, сбив одного из милиционеров и едва не переехав мэра. Круто вильнув возле детей — девочка испуганно завизжала, — «Жигули» врезались в бок джипа. В воздухе повис долгий пронзительный крик, потом грохнул выстрел, еще один, потом джип дернулся с места, ударил задом «Жигули» и стал разгоняться, все быстрее и быстрее уходя в степь.

Бондарев среагировал первым. Он выхватил пистолет из кобуры и кинулся к детям. Те были целы. Бондарев схватил ручку канистры зубами, взял детей под мышки и оттащил их к милицейским машинам.

Майор, опередив остальных, уже бежал впереди, к покореженным «Жигулям». В машине никого не было. Майор обошел машину и увидел лежащего на асфальте человека. Это был Странноглазый. Правое стекло в его очках было разбито пулей, из глазницы вытекала кровь.

— В сторону, — вдруг услышал майор. В бок ему уперлось дуло автомата. Малыш с окровавленной головой отпихнул майора, запрыгнул в «Жигули» и, яростно матерясь, нажал на газ.

Машина медленно тронулась с места и поехала в степь. Почему-то майор не стал стрелять ей вслед. Это сделали другие. Милиционеры часто и много палили из пистолетов, и майор видел, как разбилось заднее стекло в «Жигулях». Но не больше. Малыш упрямо гнал машину вслед джипу.

Сзади подошел Бондарев, посмотрел на мертвого бандита. На уходящую вдаль пару машин.

— Если в «Жигулях» этот, маленький, то кто в джипе? — спросил майор. — Тот, с ружьем? Они что, переругались? Или девчонка? А кто тогда вылетел на «Жигулях» оттуда? — Майор показал пальцем назад. — Что вообще происходит?

— Кто вылетел на «Жигулях»? — Бондарев покачал головой. Он не привык оставаться в дураках, но сейчас происходило нечто подобное. — Есть такой человек. Подсказать фамилию?

— Шустров?!

— Я все думал, когда же он объявится и наложит свою руку на сумочку... Дождался.

— Так надо организовать погоню! Там голая степь впереди, они будут как на ладони... Где ваш чертов вертолет?!

— По-моему, — Бондарев прислушался, — это именно он.

Десять минут спустя майор Казаков, взобравшись на крышу заброшенного поста ГАИ, смотрел, как по желто-серой равнине, оставляя за собой шлейфы пыли, мчатся две машины — «Крайслер» впереди, «Жигули» сзади, а в акварельно-голубом небе, наполняя воздух ровным могучим гулом, за ними следует вертолет.

Майору пришла в голову глупая мысль, что все это очень красиво смотрится. Со стороны. С крыши старого поста ГАИ.

Шум моторов удалялся и стихал, и после того, как этот звук окончательно затерялся вдали, в Новоудельск снова пришли покой и тишина.

загрузка...